Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Тайны пыльных страниц


Тайны пыльных страниц

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Действующие лица: Улисс, Ричард Марлоу.
Время: после обеда, 28 июня 1714 года, четверг
Место: книжная лавка Марлоу, Нассау
Спойлер: в лавочку Ричарда Марлоу, где можно и купить книжку, и продать книжку, и обзавестись картой, забредает кок "Странника", Улисс...

Источник творческого вдохновения

https://oliaklodvenitiens.files.wordpress.com/2013/12/libreria-acqua-alta12.jpg

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-03-28 19:29:46)

0

2

- Левее! Левее, я сказал! Кристоф, левее, а не правее!
Пыхтение слуги свидетельствовало о старательности, с которой он пытался исполнить указания хозяина, и о кротком нраве, не позволявшем высказать упомянутому хозяину все, что Кристоф высказал бы кому другому. Наконец, вывеска встала на свое место, указывая всем, кто еще не знал, что здесь прячется книжная лавочка - не совсем то, что вы могли бы ожидать встретить в Нассау, но ведь разные люди бегут на благодатные острова Карибского моря и окрестностей, в том числе, и те, кто почтет за счастье посетить книжную лавку. Кроме большой вывески над входом, так и гласившей: "Книжная лавка", существовала еще и табличка в окне, сообщавшая, что в продаже имеются книги и карты, а также здесь за вас могут написать прошение, письмо или иную бумагу, недорого, быстро и красивым почерком. Оглядев вывеску и свежеокрашенную в густой синий цвет дверь, Ричард Марлоу удовлетворенно кивнул и зашел в приятный после слепящего солнца полумрак лавки.
Книги стояли на грубоватых полках, лежали на двух столах. Всевозможные карты заполняли две огромные корзины, в левой были те, что относились к Старому свету, ну а справа, соответственно, к Новому. Так и не став знатоком карт, Марлоу не стал утруждать себя разбором и свалил вместе и прекраснейшие образцы, в мельчайших подробностях повествующие о рифах и опасных течениях, и грубые наброски, способные принести пользу разве что неучу, решившему узнать, где вообще находится тот или иной остров.
Сам владелец лавки уселся за стол, вытянул ноги и прикрыл глаза. Послеобеденный зной утомлял его, не столько собственно жарой, сколько душными запахами, знакомыми и мучающими невозможностью снова стоять на выскобленной палубе, щуриться, глядя куда-то далеко...
Вздохнув, Марлоу взял недочитанную книгу и углубился в повествование о некоем авантюристе, что желал славы и отправился добывать ее под знаменами графа Арнульфа I.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-03-28 19:29:21)

+1

3

А на улице, напротив синей двери, замер потрясенный Улисс.
Два слова сорвались с новенькой вывески - и, словно две птицы, реяли сейчас перед глазами парня.
Книжная лавка.
Здесь. В Нассау. Среди кабаков и борделей.
Этого не может быть.
Но это есть.
Накатили воспоминания. Отцовский кабинет, вдоль стен которого стояли книжные шкафы красного дерева. Какие сокровища они хранили! Книги были переплетены в кожу, названия и фамилии авторов были вытеснены на них серебром. И маленькому Улиссу разрешалось их листать - но очень аккуратно, перед этим обязательно вымыв руки. Особенно запомнился "Гаргантюа и Пантагрюэль" - какие там были картинки! Мальчик, который еще не научился читать, придумывал для себя приключения смешных великанов с иллюстраций. Но эти детские выдумки померкли по сравнению со счастьем  читать книгу - хотя отец и считал, что Рабле для мальчишки неподходящее чтение. Но Улисс тайком, тайком...
И еще одна библиотека вспомнилась Улиссу. Три книги, стоявшие на одной из полок камбуза судна "Нож на Испанию". В самом дальнем углу, подальше от насмешливых глаз моряков, от шуточек, иногда жестоких. Одна английская книга и две испанские. "Отелло" Шекспира, сборник новелл Сервантеса и "Овечий источник" - автора Улисс не знал, обложка и титульный лист обгорели. И беглый раб с испанского рудника не понимал, как народ, который создал таких замечательных писателей, породил и сволочей-надсмотрщиков...
Как же клял себя Улисс за то, что не спас свою маленькую библиотеку, когда испанский фрегат разносил в обломки "Нож на Испанию"! Уж Шекспира-то мог сунуть за пазуху, прежде чем спрыгнуть в шлюпку!..
Тряхнув головой, чтобы отогнать воспоминания, Улисс решительно взялся за дверную ручку.
Когда дверь отворилась, над головой парня нежно прозвенел колокольчик. Улисс перешагнул порог, огляделся - и застыл.
Примерно так он и представлял себе рай.

Отредактировано Улисс (2016-04-05 19:55:51)

+1

4

Едва прозвенел колокольчик, Марлоу отложил приключения хитрого авантюриста и поднялся из-за стола. Оценив явившегося в его царство пыли и бумаги, Ричард склонил голову набок, пытаясь угадать: принес ли этот детина что-нибудь на продажу или же хочет купить что-то из книг. Даже такие головорезы иной раз приносили прибыль. Например, одно прекрасное издание о любви девицы к моряку, снабженное множеством откровенных иллюстраций, Марлоу продал за сумму, сравнимую со стоимостью двух десятков экземпляров Писания, что ознаменовало победу животных инстинктов над душой на отдельно взятом острове.
- Добрый день, - Марлоу выжидающе посмотрел на посетителя. - Чем могу быть полезен?
Вежливость, вежливость и еще раз вежливость! Вежливость может быть щитом, а может быть мечом. Может лечить и может ранить. Вежливость въелась в кожу, влилась в кровь, ледяная вежливость английских джентльменов. И что с того, что посетитель вряд ли знает разницу между Платоном и Плутоном? Ричарда охватило уныние. Одна надежда была на миссис Барлоу, но та редко появлялась в лавке англичанина, что делало ее визиты истинным праздником души.
Что же до грабителей - то их Ричард отчего-то не боялся, напротив - сама мысль об ограблении вызывала у него смех. Жители Нассау могли бы ограбить таверну или склад, или ворваться в бордель, но книги, казалось, вызывали у них суеверный ужас и тоску, такие сильные, что колокольчик над дверью редко когда звонил чаще пары раз в день.
Впрочем, Марлоу не жаловался. Так у него оставалось достаточно времени, чтобы наслаждаться каждым из своих переплетенных в кожу сокровищ.
[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

0

5

В ответ на приветствие Улисс выдохнул что-то невнятное. Он был все еще заворожен открывшейся перед ним дивной картиной.
Пират шагнул к прилавку, протянул руку к верхней книге в стопке. Осторожно тронул ее кончиками пальцев.
- Джон До-о-онн, - протянул он. - Стихотворения...
В негромком голосе было радостное изумление - словно парень встретил знакомого, которого считал погибшим, и теперь не знает, верить ли своим глазам.
Он взял томик в руки, но не открыл его. Устремив взгляд мимо книги - в прошлое - начал негромко, хрипловато, выразительно читать по памяти:

... Когда вернусь, от солнца черным став
И веслами ладони ободрав,
Заволосатев грудью и щеками,
Обветренный, обвеянный штормами,
Мешок костей - скуластый и худой,
Весь в пятнах копоти пороховой,
И упрекнут тебя, что ты любила
Бродягу грубого (ведь это было!), -
Мой прежний облик воскресит портрет,
И ты поймешь: сравненье не во вред
Тому, кто сердцем не переменился ...

Он оборвал цитату. Вспомнил, где находится, и виновато взглянул на хозяина лавки:
- Простите, сэр. Когда я был подростком, я считал, что это высшее счастье - вот так вернуться домой... чтобы - овеянный штормами и в пятнах копоти пороховой. Вот таким дураком я был когда-то...
От волнения он забыл, что при незнакомых людях обычно изображает из себя "бедного Самбо"...

Отредактировано Улисс (2016-03-29 01:53:44)

+1

6

- Мы все когда-то были дураками, - Марлоу пожал плечами, с любопытством взирая на небывалое зрелище: образованную черную физиономию, цитирующую Донна. - Кто в молодости не был романтиком, тот не жил в полной мере, однако ж кто к зрелости не отбросил излишнюю романтичность, тот... - Ричард вздохнул. "Тот - я". - Разочаровались в штормах и следах от пороха на лице?
...Что ждет нас в море? Радости Мидаса:
Златые сны - и впроголодь припаса,
Под жгучим солнцем в гибельных краях
До срока можно обратиться в прах.
Корабль - тюрьма, причем сия темница
В любой момент готова развалиться,
Иль монастырь, но торжествует в нем
Не кроткий мир, а дьявольский содом;
Короче, то возок для осужденных
Или больница для умалишенных:
Кто в Новом Свете приключений ждет,
Стремится в Новый, попадет на Тот...

Нет, посетитель решительно не тянул физиономией на приличного человека, и все же демонстрировал знакомство с прекрасными образцами лирики, не столь возвышенной, как творения Шекспира, и все же пронизанной стремлением жить и любить. Явление это требовало более внимательного изучения, и то ли из любопытства, которое, как известно, сгубило не одну кошку, то ли от изумления, но Марлоу сделал то, чего не делал обычно для своих покупателей, а именно тронул колокольчик на столе и приказал появившемуся на пороге Кристофу:
- Чай на двоих, сюда. И... рому? - Ричард вопросительно посмотрел на гостя, пребывая в некоторой растерянности и не зная, стоит ли оскорблять того предложением самого распространенного напитка в Нассау, или же следует ограничиться чаем.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-03-29 12:03:17)

+1

7

Улисс с наслаждением впитывал строки, которые декламировал этот смуглый, покрытый шрамами незнакомец.
Как же, оказывается, все эти годы не хватало бродяге-пирату возможности поговорить с кем-то о книгах!
- Да, сэр, - учтиво откликнулся он. - Донн знал, о чем пишет. Он же с лордом Эссексом ходил бить испанца, и у него это получалось... Что? Ром? Ну, по такой жаре, пожалуй, не стоит...
С запозданием парень сообразил, что этот белый человек оказывает ему честь.
- А за чай благодарю, - быстро добавил он. - Сэр, а Шекспир у вас есть? "Макбет", "Отелло"... И вот еще, я давно хочу спросить знающего человека... Вы в испанских книгах разбираетесь? Не слышали, кто написал такую пьесу - "Овечий источник"? По испански - "Фуэнте Овехуна"... Там про деревню, которая подняла мятеж, а потом даже дети на пытках молчали, не выдали, кто хозяина убил... Сильно написано!

+1

8

Марлоу поправил ворот рубашки, прикрывая шрамы на груди от взгляда гостя - здесь, конечно, шрамы не считались чем-то особенным, но все-таки сам Ричард не любил их демонстрировать лишний раз, благо что физиономию удалось сохранить в целости. Шекспир у него, разумеется, был, как был и де Вега.
- Мне по душе ваше благоразумие, оно в выгодную сторону отличается от пристрастий большинства местных жителей, - Марлоу подошел к полкам и извлек два томика: почти нового "Макбета" и изрядно потрепанного "Отелло". - К сожалению, "Овечьего источника" у меня нет, но я могу предложить вам "Звезду Севильи" того же автора, Лопе де Вега.
С нежностью погладив корешок, Марлоу вытянул "Звезду Севильи" и вместе с остальными отнес к столу, где мрачно зыркающий на гостя Кристоф уже расставлял чашки, чайник и корзинки с выпечкой.
- Почитайте сперва, я не тороплю вас. Книги стоит выбирать без спешки, тщательней, чем иные выбирают супругу.
Усевшись за стол, Марлоу указал посетителю на стул напротив, предвкушая беседу, которых так не хватало ему после того, как он покинул "Альбатроса".

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

+1

9

- Быстро почитать не получится, - хмыкнул Улисс. - Я по-испански со скрипом читаю. Язык, можно сказать, в руднике от надсмотрщиков учил. А потом, когда уже пиратом стал, взяли мы на абордаж купчишку. Так я из горящей каюты книжку вытащил, меня чуть потолочной балкой, дурака, не пришибло! Книга тоже уже занялась, я ее прямо ладонями потушил - и в драку, испанцы еще трепыхались. А когда корабль ко дну ушел, вернулся я к себе на камбуз... да, сэр, я кок, просто посудина у нас была невелика, абордажной команды не было, кто на парусах не занят, тот в атаку и шел. Приходилось и солонину крошить, и испанцев... Так вернулся я к себе на борт, книгу раскрыл, даже руки дрожали от нетерпения... и чуть не завыл с горя - испанская! Но читать было больше нечего, а я истосковался, третий год на буквы не глядел. И начал разбирать. Мучил тех парней, которые знали испанский, читал им кусочки, чтобы переводили. Все команда надо мной смеялась. Однако разобрал книгу - и дело того стоило. Вторая уже легче пошла...
Улисс осекся.
Обилие книг, любимый запах пыльных страниц заставили парня размякнуть и разговориться - а обычно при незнакомых людях он держался сдержаннее. Да и что этому хозяину лавки до тех давних переживаний юнца-мулата, потерявшего дом, отца и книги - и мечтавшего вернуть хотя бы книги, раз уж остальное невозможно...
- Так что я лучше английские книги посмотрю, - закончил он неловко.

Отредактировано Улисс (2016-03-31 01:54:46)

+1

10

- Мы все учимся чему-либо по необходимости, не так ли? - Марлоу разлил чай по чашкам, поднял свою, полюбовался цветом напитка и отставил чашку. - Да вы и сами говорите, что дело того стоило. Так стоит ли останавливаться? Разбирайте следующую, де Вега стоит того, чтобы избрать его творения проводником в испанский язык. Впрочем, если вас интересуют книги на английском - отчего бы и нет? Выбор велик. Как вы оцениваете любовную лирику Шекспира? Без сомнения, местами он повторяет сам себя, а местами сравнения можно назвать чересчур избитыми, но все же я считаю его непревзойденным мастером сонета.
Поднявшись из-за стола, Марлоу провел пальцами по слегка запылившимся корешкам, отыскивая нужную книгу - и, сняв с полки, протянул ее посетителю.
- Вот, возьмите эту. Прекрасная подборка сонетов, собраны едва ли не все. Любой найдет среди сонетов тот, что станет для него особым, глубоко личным. Как стал для меня этот:
Как тот актер, который, оробев,
Теряет нить давно знакомой роли,
Как тот безумец, что, впадая в гнев,
В избытке сил теряет силу воли, -
Так я молчу, не зная, что сказать,
Не оттого, что сердце охладело.
Нет, на мои уста кладет печать
Моя любовь, которой нет предела.
Так пусть же книга говорит с тобой.
Пускай она, безмолвный мой ходатай,
Идет к тебе с признаньем и мольбой
И справедливой требует расплаты.
Прочтешь ли ты слова любви немой?
Услышишь ли глазами голос мой?

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-03-31 01:04:22)

+1

11

С искренним почтением выслушав бессмертные строки, Улисс откликнулся:
- Я и не знал, что у него есть сонеты. Я думал, только пьесы... А, да, еще поэма "Венера и Адонис", очень красивая. Но сонеты... А как замечательно написано! "Как тот безумец, что, впадая в гнев, в избытке сил теряет силу воли.." Ведь правильно пишет, я сам такое видел!
Парень хотел сказать, что он берет и эти чудесные сонеты, и пьесы, и эту "Звезду Севильи", хоть она и испанская, и еще себе сейчас что-нибудь присмотрит...
Но тут беднягу оглушила страшная мысль. Он поспешно склонился над томами, чтобы скрыть смятение.
Господь и все святые! Улисс же не знает, сколько стоят книги! Он ни разу в жизни не купил ни одной!
Да, у отца была большая библиотека, но отец был богат. Другим плантаторам из Европы привозили хрусталь, фарфор, дорогие ткани, роскошные наряды. Отцу привозили еще и книги. Юный Улисс принимал это как должное, ни разу не поинтересовавшись, сколько денег уходит на отцовское благородное пристрастие.
А его собственная крохотная библиотека! Две испанские книги достались как добыча с захваченных кораблей (никто из команды на книги не претендовал), а "Отелло" он выиграл в кости у пьяненького матроса - и сейчас даже не может вспомнить, во сколько тот идиот оценил свою ставку.
А ведь наверняка каждая из книг стоит бешеных денег! Не могут эти сокровища мудрости и красоты стоить дешевле каких-то побрякушек!
Так, что у него есть ценного? Деньги... не бог весть сколько. Что еще? Серьга в ухе. Сколько за нее дадут? Вряд ли много. Еще можно занять у Рэкхема под будущую долю в добыче...
Решено, с сегодняшнего дня Улисс начинает новую жизнь. Жизнь скупца и скряги. Он будет трястись над каждым пенсом. И все, что удастся наскрести, принесет сюда!

Отредактировано Улисс (2016-04-01 02:04:37)

+1

12

Замешательство посетителя не укрылось от Марлоу. Вопрос презренного металла был тому замешательству причиной, или что-то еще?
- Вы хотели бы найти еще какую-то книгу? Или обдумываете свой выбор? "Звезду Севильи", обе пьесы и сборник сонетов я вам отдам за... - Марлоу посмотрел на совершенно разбойничью рожу перед собой. За цитирование Джона Донна он отдал бы эти книги и бесплатно, ради удовольствия бесед о книгах - сколь редко выпадало ему такое удовольствие! Миссис Барлоу, казалось, избегала слишком часто заглядывать сюда, хоть ни разу ни один из них не заговорил о Лондоне и прошлой жизни: оба знали, оба молчали. Только безопасные беседы о книгах. Истинным удовольствием были беседы с Монтагю - но когда еще "Альбатрос" войдет в порт Нассау, и войдет ли вообще?
- Два шиллинга не станет чересчур высокой ценой? И доплата в виде еще одной беседы, когда вы прочтете сонеты.
Марлоу подлил еще чая, выбрал из корзинки сухое печенье с орехами, критически осмотрел со всех сторон, оценивая опасность сломать зуб, и добавил:
- Я слышал, капитан Вейн говорит по-испански. К сожалению, не знаю, читает ли он... и по-испански, и вообще.
Представив себе Вейна - Марлоу имел удовольствие видеть его - за книжкой, Ричард развеселился и, желая скрыть свое веселье от гостя, который мог расценить его неверно и счесть оскорблением, обратил свое внимание на вытянутую из корзины сладость.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-01 18:15:18)

+1

13

Какая тяжесть свалилась с души бедняги кока!
Два шиллинга! Всего два шиллинга - за эти сокровища!
Парень залпом, точно ром, опрокинул чай себе в рот и с благодарностью взглянул на сидящего напротив благодетеля человечества.
- Да, сэр. Спасибо, сэр. Это я вот прямо сейчас заплачу, сэр, у меня с собой есть...
Он с нежностью коснулся сборника сонетов. И от избытка чувств поделился еще одним всплывшим воспоминанием:
- Знаете, я в детстве был потрясен, когда узнал что Шекспир и сэр Уолтер Рэли... ну, вы, конечно, знаете - тот, что искал Эльдорадо, ему потом еще голову отрубили... ну, что они оба написали почти одно и то же. Я негодовал, пытался дознаться, кто у кого украл мысль... У Шекспира в "Как вам это понравится" есть такое:

Весь мир - театр.
В нем женщины, мужчины - все актеры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль...

Улисс счастливо улыбнулся: стихотворные строчки вспоминались словно сами собой, как старые друзья, которые только и ожидали, когда он их пригласит.
- А у Рэли так сказано:

Что наша жизнь? Комедия страстей,
А радости - всего антракты в ней.
Во чреве матери мы, как в гримерной,
Готовимся для сцены смехотворной.
Но небо - строгий зритель. С вышины
Ему все наши промахи видны...

Улисс запнулся.
- Ох, дальше не вспомню, но он там с театром сравнивает человеческую жизнь до самой могилы... Отец посмеялся над моей злостью и сказал, что многие писатели и поэты высказывают сходные мысли, и тут уж важно, как именно оно сказано. А про жизнь-театр, мол, еще какой-то римлянин говорил, но отец не вспомнил - кто...

Отредактировано Улисс (2016-04-03 13:38:30)

+1

14

- По старой памяти я предпочитаю английские деньги, но охотно приму и любые другие. На этом вопрос оплаты закроем: постоянным покупателям я готов предоставить кредит, а вы, как я вижу, не откажетесь стать моим постоянным покупателем.
Окинув взглядом забитые книгами полки, Марлоу усмехнулся. Удачливого торговца из него не выйдет, это точно. Да и нужно ли? Куда интересней покупать за книги наслаждение от беседы, нежели получать за них некоторое количество денег, в которых, сказать по правде, Марлоу не нуждался благодаря постоянному ручейку средств из Англии: пусть не полноводная река, но для существования в Нассау с избытком хватало и этого.
- Мысль о жизни как о сцене не нова: если мой учитель не врал, конечно же. Однако именно Шекспиру и Рэли повезло сделать высказывание известным, что после них никто уже не осмеливался его повторять, опасаясь прослыть вором, укравшим чужую мысль - что куда страшнее кражи золота или даже убийства.
Пройдясь вдоль полок, Марлоу вытянул еще одну книгу, поколебался, но все же принес ее и положил перед Улиссом.
- Раз уж вы вспомнили сэра Уолтера Рэли, столь несправедливо казненного... осмелюсь предложить вам и его стихи. Хоть вы наверняка знакомы с ними, не так ли? Они служили мне поддержкой в тяжелые часы осуждения и одиночества. Помните?
Нет в мире соуса на всякий вкус,
Что мудрым мед, то дураку — отрава;
Испорченным желудкам (вот конфуз!)
Не по нутру и добрая приправа.
Что из того? На всех не угодишь,
Дрянной язык ничем не усладишь.
Высокие умы всегда почтят
Достойный труд достойными хвалами;
Зато все благородное чернят
Завистники с иссохшими мозгами.
Попробуй над безумством века встань —
Тотчас пожнешь и ненависть, и брань...

Вернувшись за стол, Марлоу с сомнением покосился на оставшиеся на столе лакомства, и спохватился:
- Мы так и не представились друг другу, хотя беседуем с обоюдным удовольствием уже немало времени. Пусть для меня время мало значит, я никуда не спешу, но даже если бы спешил, отложил бы дела ради беседы. Но все же. Ричард Марлоу, к вашим услугам.
[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-01 18:06:43)

+1

15

- Улисс, - почтительно отозвался мулат. - Улисс, кок с бригантины "Странник". Хожу в море вот именно с тем капитаном Вейном, о котором вы изволили вспомнить, мистер Марлоу. Да, он по-испански говорит, а читает ли - не знаю, я к капитану стараюсь лишний раз не соваться...
Тут парень заухмылялся:
- Хотя помощь знатока мне очень даже была нужна, когда я разбирался со второй испанской книгой. Там автор... у этих испанцев имена длинные - Мигель, да еще и Сервантес, да еще и Сааведра. И зацепил меня забавный рассказ - "Ринконете и Кортадильо". Странный такой, вроде без начала и конца. Ничего в нем толком не происходит. Ну встретились на проезжей дороге двое мальчишек. Ну подружились, вместе пришли в Севилью, прибились к тамошним ворам. Да и сами мальчишки - те еще проходимцы. Мне парни, знающие испанский, разъяснили, что "ринкон" и "кортадо" означает "шулерский закуток" и "кошелькорез"... Так я к тому, что как раз наши ребята, которые с трудом помогали мне перевести "Овечий источник", наперебой сыпали словечками из испанского воровского говора. Они же, как и я, испанский не в университете учили! И все эти речи грабителей и шлюх мне помогли разобрать до последнего словечка...
Тут Улисс спохватился, глянул виновато:
- Простите, мистер Марлоу! Понимаю, что после Шекспира - про всякое ворьё... оно, конечно, не к месту. Но уж очень занятно написано. Там эти юные прохвосты меж собой беседуют, как два кабальеро. Один, например, рассказывает, как за воровство под кнут угодил, а другой ему сочувствует: "Ах, сеньор, еще и не такие беды случаются с хорошими людьми!"

Отредактировано Улисс (2016-04-02 14:40:40)

+1

16

Марлоу засмеялся.
- Воистину, еще и не такие беды случаются с хорошими людьми... - он вытянул ногу, вновь начавшую ныть и причинять всяческие неудобства. - Вот, например, меня некогда подвел длинный язык. Так что я очень даже понимаю беды двух почтенных воришек. Но вот, боюсь, Сервантеса у меня не найдется, хоть я с удовольствием бы перечитал его творения. Люблю, знаете ли, перечитывать - это как встреча с давними друзьями, которые совершенно бескорыстны и щедро дарят тепло и любовь, не требуя взамен ничего. Разве что сухой полки, да чтоб не грызли мыши. Что же до ваших друзей, то их перевод ценней, чем тот, что смог бы сделать человек образованный, в силу образованности своей незнакомый с языком улиц. Жаль, что у вас не сохранилась эта книга... она ведь не сохранилась, я правильно понял?
Искушение пригласить этого Улисса на ужин становилось с трудом преодолимым, и то единственным, что удерживало Марлоу, были некоторые остатки здравого смысла. И осознание того факта, что, как ни жаль, каким бы начитанным ни был кок "Странника", он лишь отчасти утолит жажду утонченной беседы... или все же попробовать? Нет. Не сейчас. Быть может, после.
- Взгляните еще на ту полку, - Ричард указал рукой, - мне кажется, там был еще Шекспир. Простите, мне трудно встать сейчас, проклятая нога опять напомнила о себе.
[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

+1

17

- Вы правильно поняли, сэр, - печально откликнулся Улисс. - Книга не сохранилась. Пошла ко дну вместе с обломками судна "Нож на Испанию"... Вы, сэр, очень хорошо сказали, что книги - как давние друзья. Но когда их теряешь, то и вспоминаешь, как погибших друзей. Хотя и понимаешь, что, если поискать, так найдешь другую такую же... А все-таки будешь помнить тот самый томик, что утешал тебя в бедах...
Он проследил взглядом взмах руки Марлоу, поднялся и подошел к полке, на которую указал хозяин. Пробежался глазами по корешкам - и вдруг рассмеялся молодо, весело.
- Вы говорили о давних друзьях, сэр? А вот я как раз и встретил двух самых давних друзей! Рядышком стоят, прижались друг к другу! По одной из них меня отец учил читать. Поль Беньян "Путешествие Пилигрима из Этого Мира в Тот, Который Должен Прийти". Читать мне понравилось, а вот "Путешествие" показалось скучным... А вторая - пьесы Бена Джонсона. Вот как раз такой сборник. Его мне было строго запрещено читать, потому что книга не для маленьких детей. Но я рад, что нарушил отцовский запрет. Книга избавила меня от страха. Наш священник, наверняка из лучших побуждений, запугал меня адом и чертями, так что я боялся остаться один в спальне - в каждом сплетении теней мне мерещились рога. И я молился, чтобы меня среди ночи не утащили в ад... А тут пьеса с потрясающим названием: "Черт выставлен ослом"... Ну, разве можно было такое не прочитать! И я по слогам разбирал пролог: "Черт выставлен ослом" - названье пьесы, в которой нынче осрамятся бесы..." Да, я не все там понял, мне тогда было-то лет шесть. Но страх ушел. Как трусить перед чертями, если один из них говорит другому...
Улисс нахмурил брови, но не смог точно вспомнить цитату. Снял с полки книгу, раскрыл ее и прочел:

...Ну, коровенку охромишь,
Свинья опоросится раньше срока,
Кобыла по дороге в Тоттенхэм
Упрется у торговки. Вот предел
Твоих возможностей, глупыш. Ты можешь
Испортить, например, пивные дрожжи
Иль сделать так, чтоб масло не сбивалось
Хоть выкини проклятую мутовку!

Снова рассмеялся, вспоминая свою детскую победу над страхом.
- И дальше он говорит: "Чертенок, знай свои силенки!" Ну, как было их бояться, таких нелепых и бестолковых?.. И вторую пьесу в этом сборнике, "Заговор Катилины", я тогда же осилил. Толком, конечно, не понял, я про этих римлян еще не знал ничего. Но скучно не было. Разве заскучаешь над книгой, если в первых же строках появляется призрак и говорит, что хотел бы обрушить камень стен и заставить городские башни челом к земле склониться! Очень, знаете ли, меня все это впечатляло!

Отредактировано Улисс (2016-04-03 03:28:14)

+1

18

- У вашего отца была отличная библиотека. Вернее сказать, крайне любопытная: жаль, нет возможности в нее заглянуть... - Марлоу вновь принялся разглядывать посетителя, как если бы увидел его только что. Тот самый томик... интересно, хранит ли Монтагю по-прежнему тот потрепанный экземпляр "Белой розы, алой хризантемы", что дополнен рукой автора? И читал ли Улисс что-то из стихов самого Марлоу - написанных в той, прежней жизни? Это представлялось более чем сомнительным по ряду причин. Разве что мог знать несколько не самых пристойных песенок, но имя автора в том случае оставалось неизвестным.
- ...О Рим, твой сон - не смерть, но с нею схож... - пробормотал Ричард, все же поднимаясь с кресла и подходя к полкам. - Надеюсь, вы не спешите, господин Улисс? Полистайте книги, я не тороплю вас. Должен признаться, что сюда редко заглядывают истинные ценители слова, и тем приятней мне обнаружить родственную душу. Как там писал Джонсон: покупайте песенки?
Эй, подходите, денежки доставайте,
Что вам приглянулось, то и покупайте.
Товар на все вкусы: не отойдешь от столика.
Вот это - песенка про хорька и кролика,
Вот средство от болезни, что от шлюхи получили,
А вот еще песенка о черте и простофиле.
Отличные подвязки; подтяжек больше дюжины;
Красивые платочки, все разутюжены:
Дешевые гостинцы в полтора аршина;
А вот еще, глядите-ка, забавные картины...

Марлоу ласково провел рукой по корешкам, не делая различий между гениями английской литературы и рабами литературы испанской, приласкал "Комический роман" Скаррона и отошел к картам, всем видом показывая, что не станет мешать выбору столь тонкой вещи, как книга.
- Я в скором времени собирался обедать. Почту за честь, если вы составите мне компанию.
Мелькнула мысль, что если б отец был жив, то удавил своего отпрыска, узнав, что тот приглашает на обед темнокожего головореза из команды знаменитого пиратского капитана. Но что поделать, если кок с корабля Вейна приятней в беседе, чем были некогда лондонские приятели?
[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

+2

19

Нет, надо же...
Только что Улисс нежно ласкал взглядом корешки книг со знакомыми и незнакомыми названиями и, ухмыляясь, слушал веселые строчки Джонсона.
И вдруг на беднягу рухнуло приглашение на обед!
Память сразу вызвала перед глазами картину длинного стола, накрытого крахмальной скатертью, украшенного серебряными подсвечниками в виде дельфинов, поднявшихся на хвостах. Фарфоровая посуда, камчатные салфетки, вышколенные лакеи, бесшумно двигающиеся вдоль стола... Отец так принимал соседей-плантаторов, почтенных гостей.
Юный Улисс не сидел за таким столом. Ни разу. В такие дни ему приносили обед в его комнату. И он не обижался, ибо все ясно и понятно: черному с белым за одним столом не сидеть. Вдвоем с отцом... но это же отец! В таверне за одним столом с моряками... так это же пираты, белая шваль, а начнут задирать Улисса - услышат в ответ что-нибудь вроде "хорошо лаешь, пора тебе на цепь садиться!"
Но - обед с этим воспитанным белым джентльменом?!
От смущения Улисс вдруг почувствовал себя тем самым придурковатым Самбо, которого иногда изображал. Чтобы скрыть смятение, он схватил с полки первый попавшийся том, раскрыл его, уткнулся глазами в строчки, не понимая, что читает.
Но книга в руке быстро помогла ему прийти в себя. И Улисс заговорил прежним учтивым, приветливым тоном (на всякий случай обходя скользкий вопрос об обеде):
- Да, сэр, у моего отца была прекрасная библиотека. Он читал не только английских и французских, но и греческих авторов, знал и латынь. И - да, заглянуть в нее уже нет возможности. Она сгорела вместе с особняком, когда одному испанскому пирату, кровавому псу, пришла в голову мысль устроить налет на наш берег.
Уже совсем успокоившись, он взглянул на обложку сборника стихов, который держал в руках ("Джон Драйден, что-то не знаю, надо почитать!") и сказал серьезно:
- Да, сэр, я понимаю, что пират есть пират. Хоть испанский, хоть английский. И не мне бы честить того испанца псом. Но все-таки эту игру начал не я...

Отредактировано Улисс (2016-04-04 13:00:47)

+2

20

Если бы "воспитанный белый джентльмен" мог заглянуть в мысли Улисса, он бы посмеялся; и смех этот был бы с оттенком горечи: едва ли что-то осталось от того Ричарда Марлоу, пригласить которого на обед или попасть на обед к которому считалось удачей. Опала, служба в Дублине, вся та история, слухи о которой расползлись, подобно чуме... затем отплытие с Монтагю - все это окончательно уничтожило лондонского аристократа, как тяжелая работа уничтожает тонкие перчатки: они пачкаются, протираются, затем расползаются по швам и остаются грязные бесформенные лоскутки, не более.
Но увы. Читать мысли Марлоу не умел.
- Полагаю, книги стали не единственной жертвой нападения, - произнес он с тем точно дозированным сочувствием в голосе, которое отличает человека тактичного от бесцеремонного нахала. - Было бы странно и недостойно осуждать вас за ненависть к кому-то, лишившему вас, по-видимому, привычного образа жизни. По счастью, "привычный" не означает "единственно возможный", как мог убедиться, наверное, едва ли не каждый обитатель Нью-Провиденс. Изумительное место, не находите? Что же до книг... осмелюсь рекомендовать вам эту. Перевод на английский осуществил один мой приятель, и я уверяю вас, он постарался сохранить прекрасный стиль оригинала.
Вытянув из ряда прочих безымянный томик, Марлоу положил его на полку рядом с Улиссом.
- "История жизни пройдохи по имени дон Паблос, пример бродяг и зерцало мошенников", Франсиско де Кеведы. Написан почти столетие назад, но, видимо, за последний век мало что изменилось. Помнится, я читал с жаднейшим любопытством...
Скрипнула дверь, Кристоф просунул голову в образовавшуюся щель и шумно почесался, прежде чем просочиться целиком и оглядеть стол.
- Так это... чего-нибудь еще надоть?
- Еще чаю, каких-нибудь закусок и рома, - бросил Марлоу. - Простите, господин Улисс, я, увы, питаю дурную привычку к хмельному.
[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-04 12:18:02)

+1

21

Улисс не считал Нью-Провиденс изумительным местом. Он и видел-то в жизни немногое: отцовскую плантацию, испанский рудник да пару-тройку портовых городов, похожих друг на друга. Но без спора принял за истину то, что сказал ему новый знакомый, явно знающий жизнь.
Он жадно цапнул было томик де Кеведы, но вовремя опомнился:
- Простите, сэр, но должен предупредить: у меня в кошельке всего два шиллинга и два пенса. Так что сейчас я эту книгу взять не смогу. А в кредит вы мне не верьте. Мы, пираты, такой народ: сегодня на берегу сорим деньгами, а завтра мы в петле или на дне...
Тут парню пришла в голову неприятная мысль: вдруг мистер Марлоу сочтет его скрягой, который уже жалеет о деньгах, потраченных на книги? И покупатель поспешно добавил:
- А сейчас я приглядываю будущие покупки. Добуду еще денег - сразу сюда нагряну. Я над добычей не трясусь. Фрэнсис Бэкон правильно сказал: "Деньги - что навоз: если их не разбрасывать, от них мало толку..."
И добавил со смущенной улыбкой:
- Это одна из немногих фраз, которые я понял у Бэкона. Я его "Новый Органон" честно прочитал, но не дошел умом. Наверное, философии надо учиться.

Отредактировано Улисс (2016-04-06 12:32:38)

+1

22

- Иной истинный философ скрывается под лохмотьями, и философия его глубже и живей философии мудреца, заточившего себя в каменном мешке пыльного кабинета... - с улыбкой отозвался Марлоу, не убирая томика де Кеведы. - Считайте этот роман подарком за покупку - или благодарностью за беседу. Остальное же вы можете присмотреть и даже отложить в сторонку, чтобы после вернуться и купить.
Кристоф, шумно сопя, втащил поднос со свежезаваренным чаем и бутылью темного стекла, рядом с которой красовался и стакан. Нарезанный сыр и ветчина дополняли натюрморт, который был водружен на стол, сменив собой натюрморт увядания в виде пустых чашек. Выходя, Кристоф позволил себе пробурчать нечто неразборчивое, то ли в адрес хозяина, то ли - навалившейся на Нассау жары, от которой даже мухи, казалось, летали медленно и сонно, то и дело садясь на прохладный камень стен, покрытый чуть потрескавшейся штукатуркой.
- Увы, "Новому Органону" я с малых лет предпочитал развеселые приключения и злоключения ловких плутов, оттого, видимо, и оказался на благословенном острове вдали от туманов, холодов и туго затянутых шейных платков и бантов на различных природой для того не предназначенных местах.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

+1

23

Вот оно, счастье!
Улисс нежно положил к своим покупкам томик, повествующий о похождениях пройдохи Паблоса. А ведь можно еще полистать, перебрать книги, выбрать что-то на следующий раз! Ну-ка, где там томик незнакомого Улиссу поэта Драйдена?
Парень с удовольствием снова взял с полки книгу, только что отставленную. Раскрыл наугад и заухмылялся:
- О сэр, какая прелестная эпитафия:

Сей камень - над моей возлюбленной женой.
Ей - там, мне - здесь покой!

Перелистал томик, глянул на последнюю страницу. Изначально она была чистой, предназначалась для мыслей и заметок хозяина книги. И сейчас она была исписана свинцовым карандашом.
Улисс прочел надпись и перестал улыбаться.
Перечел еще раз - и поднял глаза на хозяина лавки:
- Мистер Марлоу, вы видели это?
И протянул ему книгу, открытую на странице с карандашной записью:

"Тому, кто найдет эти строки. Пусть люди узнают, что меня, Мориса Брэдфорда, обманом завлекли на пиратский корабль, чтобы погубить. Виновен в этом Джошуа Торнтон, мой дядя по матери и единственный наследник принадлежащего мне поместья Брэдфорд-хауз. Я только что слышал разговор капитана с помощником. Помощник говорил, что им заплачено за мою смерть, а капитан - что выгоднее продать меня. Делаю то, что могу: оставляю эту запись в книге и молюсь, чтобы Джошуа Торнтон был наказан богом и людьми".

Отредактировано Улисс (2016-04-07 02:17:03)

+1

24

Марлоу прочитал короткую записку, затем перечитал еще раз и задумался.
- Не видел. Эту книгу принесли, кажется, только сегодня утром... нет, прошу прощения, вчера. Кажется, это был матрос с "Причуды" Нэда Лоу - между нами говоря, редкостного мерзавца. Сам матрос тоже... гм... не внушал особого доверия, но не стану судить поспешно. Быть может, это был и достойнейший человек - хоть я в этом изрядно сомневаюсь, уж простите. Приметный был человек, кстати, и редкостный везунчик. Судите сами: ему смахнули пол-уха абордажным палашом и срезали изрядный кусок кожи над этим ухом, а он все еще живой! Только нос... не советую девицам с ним путаться, да и никому не советую.
Сказать откровенно, Марлоу был растерян, и пытался скрыть растерянность, но она предательски выползала, проявлялась в паузах, столь нехарактерных для привычного к гладкому течению своей речи Ричарда.
- Отчего вас так заинтересовала эта записка, простите мне это любопытство?
Вряд ли у пирата столь обостренное чувство справедливости, что случайно прочитанное свидетельство грязной истории какой-то семьи потрясло его нежную душу. И в этом была загадка, одна из тех, что так любил разгадывать Марлоу на досуге.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

+1

25

Улисс был явно потрясен. Лицо его из коричневого стало серым от отхлынувшей крови.
- Заинтересован... да... Не знаю, кто тут постарался... христианские ангелы или лоа моей матери передали мне в руки эту книгу... Это же мне письмо, понимаете, мне, больше некому!
Он взял себя в руки. Осторожно положил томик Драйдена на стопку книг.
- Мистер Марлоу, я вам не солгал. Меня действительно зовут Улисс, при рождении так назвали. Вы же знаете, неграм дают мифологические имена. Но у меня есть и другое имя, вполне христианское. Алан Брэдфорд из Брэдфорд-хауза. Мой отец, Джастин Брэдфорд, был хозяином этой плантации, а когда он погиб, а я в испанском трюме отплыл на продажу, плантация досталась младшему брату отца, Энтони... нет, уже не ему. Значит, его нет в живых, раз Морис называет себя хозяином Брэдфорд-хауза. Это мой кузен, Морис... о господи, как все сложилось... а теперь, стало быть, его самого продали в рабство... если не убили...
Улисс криво усмехнулся.
- Я его видел один раз в жизни. Мистер Энтони узнал, что брат собирается оставить Брэдфорд-хауз в наследство своему черномазому ублюдку, и приехал ругаться по этому поводу. И пока взрослые выясняли отношения в гостиной, мы, двое мальчишек, подрались в коридоре. Нас еле растащили... И теперь его письмо - ко мне в руки... это все равно что бутылку с посланием в море выловить!

Отредактировано Улисс (2016-04-08 00:52:04)

+1

26

- Шанс один на... - Марлоу задумался, прикидывая шансы. Получалось не очень: случай тянул на тот самый редкий счастливый билет, как у Марлоу-старшего, который, согласно семейной легенде, уцелел единственный из всего эскадрона в одной стычке у речушки, и название которой позабыто, и стычка та никому не важна была, только за одну атаку весь эскадрон полег, за исключением храбреца, внезапно осознавшего, что он уцелел - и среди врагов, с оружием в руках. Отец никогда не рассказывал, как ему удалось уцелеть. Пленника быстро обменяли, Ричард родился уже спустя три года после того случая, слушал отцовские рассказы с восторгом и не задавался ненужными вопросами. А потом некому стало рассказывать.
- Итак, вам повезло. Книжку вы заберете с собой - можете считать меня легковерным простачком, но я привык передавать письма по назначению, даже если курьером меня избрала госпожа Судьба и не сочла нужным сообщить об этом заранее. Могу ли я помочь вам чем-то еще? Правильнее сказать, чем я могу помочь вам? Не стану кривить душой, я не воспылал праведным гневом, но...
Скука. Марлоу было неимоверно скучно в Нассау, ожидание вело его к бутылке, но каждый раз, когда ему хотелось напиться, Ричард вспоминал Ворона, юношу, которого некогда хорошо знал в Дублине - и то, как тот искренне старался отучить друга от хмельного, не позволяло слишком уж часто искать миражи в бокале.
- Словом, вы можете рассчитывать на мою помощь. Определитесь с тем, что вы намерены делать.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/03/6a3c60a4e9cac3a2de1199c20ff31e70.jpg[/ava]

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-09 23:38:19)

+1

27

От волнения Улисс пропустил мимо ушей слова "можете считать меня легковерным простачком". Не понимал, что это намек на возможный обман с его стороны, чтобы заполучить еще книжку. Ему эти соображения просто а голову не пришли.
- Что делать? - хмыкнул парень. - Знал бы я сам. что делать... У меня к этому кузену - никаких теплых чувств. Заграбастал, сволочь, мою плантацию, пока я в испанском руднике горбатился... Ну хорошо, не он заграбастал, его папаша, но все равно - что я видел хорошего от родни? Может, это как раз судьба его так наказала за то, что мне ничем не помогли!
Не удержавшись, Улисс еще раз пробежал глазами строки, кричавшие не о помощи или жалости, а о возмездии. И заговорил еще горячее:
- Пират я! Пират, а не святой! Морской грабитель, и дорога моя - на виселицу или в акулью пасть. С чего это я вдруг проникнусь благородными чувствами, воссяду на белого коня и поскачу выручать несчастного пленника? Или мне за это господь грехи отпустит? Угу, как же!
Внезапно он на миг замолчал. И продолжил спокойнее и серьезнее:
- Но почему-то мне больно думать, что вот нас из рода только двое остались - и он в беде. Не сдержусь, попробую узнать, в чем дело. И вы мне уже помогли, сэр. Попробую найти того моряка и узнать, как в его руки попала эта книга.
Улисс заухмылялся, становясь прежним.
- В конце-то концов, мы с ним в детстве драку не закончили. Надо же додраться!

+1

28

- Надо, - согласился Марлоу, с интересом глядя на собеседника. - Я же, как ни жаль, могу лишь пожелать вам удачи: ничем большим помочь я не в силах. Если бы в Нассау стояла шхуна моего друга, капитана Мак-Вильямса... впрочем, вы и сами успешно справитесь с поиском того морячка. На ваше счастье, у него была на редкость приметная внешность. Конечно, если вы пожелаете, чтобы я составил вам компанию в... эээ... расспросах - не откажусь. Я давненько не выбирался куда-то с целью выбить сведения или дурь из неосторожного бедолаги. Последний раз, помнится, в подобную авантюру я ввязывался в Лондоне... впрочем, не стану вас утомлять байками. Всего хорошего, мистер Брэдфорд, я буду рад видеть вас снова в моем пыльном храме печатного слова. Позволю себе также откладывать для вас любопытные экземпляры, ежели таковые попадутся мне в ваше отсутствие.
Марлоу улыбнулся,  пряча зависть к Улиссу: к тому, что у того есть цель, есть дорога, а у самого Марлоу - только ожидание и надежда. И книги, конечно. Бумажные друзья, утешающие в печали и поддерживающие в отчаянии. И Ричард платил им тем же, любовно стирая пыль, латая рассыпающиеся томики, подклеивая страницы и подновляя, где мог, тисненые золотом названия. Надо завести кота, подумалось ему. Пусть гоняет мышей и спит днем в пятнах солнечного света...

+1

29

Улисс выложил на стол перед Марлоу два шиллинга, еще раз поблагодарил хозяина лавки и пообещал, что придет сюда еще не раз. Сейчас он уже не смог бы со вкусом рыться в книгах, отбирая те, что купит когда-нибудь. Его душа и ум были в смятении. Хотя парень и сказал новому знакомому, что попробует найти моряка, продавшего книгу, но на самом деле он не знал, как ему поступить.
Уже вернувшись в полдневный тропический жар и в разноголосый гомон улицы, Улисс вдруг вспомнил, как в детстве любил гадать по книгам. Берешь любой том, открываешь наугад, трогаешь пальцем страницу - и истолковываешь, как тыоей душе угодно, доставшуюся тебе строку.
Поудобнее перехватив стопку книг, Улисс раскрыл верхнюю (это были стихи Драйдена).
И тут же лицо у пирата стало растерянным и каким-то детским.
- И Драйден туда же! - невольно сказал он вслух.
Строка, которой коснулся коричневый палец, гласила:

Но милосердья луч блеснет сквозь тьму...

Улисс захлопнул том и сердито зашагал прочь, невольно повторяя про себя:
"Но милосердья луч блеснет сквозь тьму... Но милосердья луч... Нет, против судьбы не попрешь. Надо с Джеком поговорить. Он посоветует, как разыскать того корноухого моряка!"

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Тайны пыльных страниц