Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Похищенный


Остаться в живых | Похищенный

Сообщений 1 страница 30 из 132

1

Действующие лица: Джек Рэкхем, Мэри Рид, Томас Вуд, Гарольд Блумквист
Время: 1721 год
Место:  Ямайка
Спойлер: бывшие любовники и враги объединяются для поисков похищенного сына.

0

2

Возвращение Мэри никак нельзя было назвать триумфальным. Да, они «отбили» свой потопленный корабль и груз оставался с ними, но..
Слишком много было «но».
Этот рейд вообще нельзя было назвать удачным.
Бен был убит. Конечно, тела его Мэри не видела, но какие еще варианты?
Большая часть команды – убиты. Оставшиеся в живых – недовольны; особенно сильно возмущался один из пиратов – настырный и наглый.
К тому же она сама испытывала странные противоречивые мысли из-за того факта, что оставила Джека на необитаемом острове. Это было.. как-то не совсем правильно. Разумеется, это было единственно верным решением в той ситуации – если учитывать их взаимное желание остаться в живых. Да и остров Рид выбрала такой, чтобы Джек сумел оттуда выбраться. Но все же какое-то неприятное и гадкое чувство в груди все равно жило.
К тому же эти паршивые черти, что именовали себя ее командой, вздумали роптать о доле, что причиталась каждому из них. Кажется, они считали, что раз численность команды резко сократилась, то доля каждого должна сильно увеличиться, вот только не получалось так.
Рид, глядя на пиратов мрачно, исподлобья, коротко и емко объяснила им, что часть денег придется потратить на выплаты раненным, а так же на переоборудование нового корабля. Это тоже требовало определенных материальных вложений.
Было еще одно дело, которое Мэри сделала без особой радости: пришлось придумывать новый способ связи. Раньше связующим звеном между ней и командой был Бен, но довериться кому-либо из этой шайки Рид не могла. Не настолько хорошо она их знала. Поэтому пришлось сообщить боцману, что при возникновении срочных вопросов следует оставлять записки под большим камнем около колодца, что в Кингстоне. При этом женщина подробно объяснила где именно находится этот колодец. С ее же стороны к этому колодцу из таверны постоянно ходили слуги за водой.
Пришлось пойти на большой риск, но разве у нее оставался выбор?
При этом на неделю Мэри отпустила команду в свободное плаванье – пусть тратят деньги на выпивку и шлюх!

+1

3

Томми Вуд, которого и за глаза, и в глаза прозывали "Бревном", и не только благодаря его фамилии*, был зол, как сто морских чертей: отправляясь в свой первый пиратский рейд, он рассчитывал совсем не на те гроши, которые в результате ему достались. А все сучонок Рид, чтоб ему пусто было! Наверняка прикарманил себе большую часть денежек, пользуясь своим положением клерка и отсутствием капитана. Правда, капитан, упокой Господь его грешную душу, все равно ему в рот смотрел, так что с капитаном или без, а выходило одно: команде из захваченной добычи досталось с гулькин нос. Томми в общем-то плевать было на команду, но интересы своего дырявого кармана он блюл свято и потому затаил злобу на клерка, который командовал всеми и ходил, задрав нос. А Томми позарез нужны были деньги: в Кингстоне он был должен почти всем без разбору, а месяц назад в пух и прах проигрался в карты и собственно говоря, именно этот должок, за который ему пообещали переломать ноги, и заставил его согласиться на предложение шапочного знакомого, о котором он знал лишь то, что денежки у него водятся, а откуда он их берет - неизвестно. Поначалу предложение присоединиться к вымирающему береговому братству напугало Томми так, что с ним чуть корчи не приключились: в Кингстоне заправлял губернатор, вешавший пиратов на каждом суку. Но потом, обмозговав предложение и прикинув, что другого шанса заработать достаточно денег, чтобы вернуть огромный долг, у него нет, согласился.
И вот теперь он сидел в занюханной таверне на окраине Кингстона и цедил дрянной ром, обдумывая, как выбраться из долговой трясины, а эта сволочь Рид наверняка сорил деньгами направо и налево или кувыркался с какой-нибудь аппетитной и чистенькой бабенкой, в то время как Томми не далее как час назад отказала самая страшная шлюха из борделя, заявив, что не будет раздвигать ноги задаром. Конечно, Томми мог бы и не возвращаться в Кингстон, где его ожидала скорая расправа за невозвращенный долг, но куда ему было податься без внушительной суммы денег? К тому же его сжигала жажда мести: и если бы он знал, где обретается Рид, подкараулил бы его в темном переулке и вонзил бы ему ему   в спину нож. Ну и карманы бы после обчистил, не без этого. Но в том-то и состояла беда, что никто из команды не знал, где прячется клерк, когда возвращается на берег. А в том, что он прячется, сомнений не было. Допив ром, Томми с сожалением вытащил из кармана пару монет и со стуком положил их на стол, раздраженно бросив подскочившей чумазой девчонке, прислуживавшей в этой вонючей дыре:
- Скажи хозяину, что такое пойло только на ирландских поминках  подавать не зазорно!
Девчонка фыркнула, метнула на него презрительный взгляд и заявила, подбоченившись:
- Не нравится - идите в "Необитаемый остров".  Да только сдается мне, что будет вам там от ворот поворот! Миссис Рид кого попало на порог не пускает.
Томми хотел дать мерзавке подзатыльник, но его поразила фамилия трактирщицы. В "Необитаемом острове" он никогда не бывал - слишком уж дорого, по слухам, там все было, - и о том, кому принадлежит таверна, понятия не имел.
- Рид? - озадаченно повторил он. - А звать то ее как?
-  Оглохли, что ль? - огрызнулась девчонка, собирая со стола грязную посуду. - Сказала же: миссис Рид, вдова! Муж помер и оставил ее с ребеночком и таверной. 
Томми поднялся со стула и вышел из таверны, перемалывая тяжелыми жерновами своего медленного ума полученные сведения.

*Wood (англ.)  - дерево.

[nick]Томас Вуд[/nick][status]Доносчик[/status][icon]https://a.radikal.ru/a35/1811/e2/3008a1bc4480.jpg[/icon]

+1

4

В таверне часто били посуду. Это было маленьким неизбежным злом, с которым Мэри легко мирилась. Вообще легко решать те проблемы, которые не требует каких страшных категоричных решений. Их надо просто разобрать по косточками и потом собрать заново – вот и всех делов.
Мэри вернулась в Кингстон, а здесь словно ничего и не изменилось. Таверна оставалась все тем же успешным заведением, посетители-завсегдатаи встретили хозяйку радостными криками и похотливыми взглядами. Пришлось, правда, решить несколько вопросов с поставкой продуктов и выпивки; да вот теперь еще надо было прикупить несколько новых кружек и тарелок, взамен битых. Мэри сама отправилась к гончару, чтобы выбрать недорогой, но надежный товар, к тому же ей очень хотелось прогуляться и проветрить голову, ведь чем дальше, тем все больше у нее возникало сомнений – а нужна ли ей таверна? Такой грязный бизнес...
В итоге прогулки корзина ее оказалась полна тарелок и кружек, а брошенное сверху полотенце прикрывало покупки.
Рид неторопливо шла по дороге обратно, подставляя лицо лучам солнца, которое еще не достигло своего зенита и потому не кусалось зло, а было нежным и ласковым. 
Кактус, вкопанный около ее таверны Джеком, как говорится, цвел и пах. Ну, не совсем так, конечно, но растение явно чувствовало себя более чем комфортно на новом месте.  И, глядя на него, Мэри ощущала скрытое чувство вины.

+1

5

Томми брёл по пыльным улочкам и размышлял. Вдовая баба держит самую большую таверну в Кингстоне, в которой кормится стая жирных гусаков: коммерсантов,  капитанов торговых кораблей, членов городского совета и их сыновей и племянников. И по словам девчонки, таверну она открыла уже после смерти мужа. Томми соображал не быстро, но если уж вцеплялся в какую-нибудь мысль, то терзал ее до конца, как терьер крысу. Что-то не складывалось в этой картинке, и больше всего его мучало совпадение фамилий клерка и трактирщицы. В конце концов он решил взглянуть на оборотистую вдову своими глазами - в надежде, что ее внешний вид наведет его на правильный вывод. Подойдя к таверне "Необитаемый остров", он прислонился к стене и надвинул на глаза видавшую виды шляпу, чтобы не быть узнанным кем-то из знакомых. Он и сам не знал, чего и кого ждал: просто надеялся на удачу. И когда к таверне подошла аппетитная молодуха с корзиной в руках, Томми встрепенулся: для служанки была она слишком уж хорошо одета: платье чистое, добротное, с претензией на некоторый лоск, которым кичились жены торговцев. И голова не покрыта чепцом, значит - не замужем, либо вдова, давно пережившая траур. Но кроме служанок, преимущественно черномазых, в таверне никаких других баб быть не могло, а эта красотка была белой, как сметана, и румяной, как яблочко, а вела себя так, как будто все вокруг принадлежало ей одной. Томми преисполнился уверенности, что перед ним миссис Рид собственной персоной. Да, такая краля вполне могла приглянуться зазнайке-Риду. От него и денежки на таверну. А Рид, ясное дело, видя, какую войну объявили пиратам, предпочел объявить себя мертвым, чтобы избежать петли, а если не петли, то возможных расспросов по поводу источника его доходов. Томми готов был прямо отсюда бежать к губернатору и выложить ему свои соображения. Но потом сообразил и другое: губернатор спросит, откуда ему знаком мистер Рид? На этот вопрос у Томми пока безопасного ответа не было, и он решил еще чуток поошиваться вокруг таверны и повынюхивать: вдруг Марк Рид явится к жене под покровом ночи - ясное дело, что за время, проведенное в море, соскучился по ней так, что штаны колом стоят. Томми поддернул свои штаны, ощутив неприятный зуд в паху: он бы и сам был не прочь провести ночь в постели с мнимой вдовой, но куда ему с таким рылом в калашный ряд.
[nick]Томас Вуд[/nick][status]Доносчик[/status][icon]https://a.radikal.ru/a35/1811/e2/3008a1bc4480.jpg[/icon]

+1

6

Мэри не торопилась: бежать ей было  некуда. Дела в таверне были налажены, рабы справлялись на удивление ловко. Джонни был накормлен, а когда он был сыт, то был и доволен, а значит в маленьком детском мире царило спокойствие и порядок.
Остановившись перед таверной, Мэри, подбоченясь, оглядела свое заведение. Вывеску следовало поправить, а то сбилась, да дверь, похоже, разболталась.
Взгляд женщины скользнул и дальше, на мгновение задержавшись на пьянчужке, который притулился у стены. Обыкновенный оборванец - таких в заведении Рид не привечали, стоит, верно, надеется урвать монету-другую, услужив какому-нибудь поддатому господину.
Но что-то в нем беспокоило Мэри, казалось неуловимо опасным.
Нет, кажется. Или?.. все же не понять почему вдруг встрепенулся внутренний голос.
Рид фыркнула, вскинула голову и прошла в таверну, тут же, на пороге, вручив корзину чернокожему рабу.
- Гбемизола пусть посуду перемоет, - велела она, собираясь ненадолго подняться к Джонни, а затем спуститься вниз.

+1

7

Томми готов был сквозь землю провалиться, когда хозяйка таверны бросила на него подозрительный взгляд: разумеется, узнать его она не могла, поскольку они не были знакомы, но запросто могла дать приказание слугам прогнать его прочь, чтобы он не портил своим потрепанным видом фасад ее заведения. Быть вытолканным взашей парой черномазых рабов было бы для Томаса Вуда невыносимым унижением его достоинства.
Он бочком переместился к углу таверны и юркнул за него, чтобы не мозолить глаза ни самой миссис Рид, ни ее слугам.
В голове у него, как рой рассерженных трутней, жужжали мысли, связанные с тем, как бы половчее подставить Марка Рида вместе с его зазнобой, и одновременно вывести себя из-под петли. Самым простым решением было бы написать подметное письмо, но беда состояла в том, что Томас Вуд не умел ни писать, ни читать, а кому поручить это дело, пока не знал. При мысли же о том, что он предстанет пред грозные очи сэра Николаса Лоуса, у него начинали предательски дрожать колени, а сердце трепетало в груди, как заячий хвост.
[nick]Томас Вуд[/nick][status]Доносчик[/status][icon]https://a.radikal.ru/a35/1811/e2/3008a1bc4480.jpg[/icon]

+1

8

Мэри поступила так, как и планировала: поднялась наверх к Джонни, а затем вновь спустилась вниз. Сегодня ребенок был каким-то капризным, беспокойным. Показывал свой характер - весь в отца! И вот чего ему не хватает: ешь, спи да пачкай пеленки! Никаких бытовых проблем и вопросов, что требуют внимания. Так нет! Бухтит что-то по своему, высказывает недовольство.
В таверне тоже было  не слава богу: двое подвыпивших моряка чуть ли не за ножи хватались, пришлось слугам разнимать их и за дверь выпроваживать. Все знали: Мэри Рид в своей таверне не приемлет поножовщины и прочих разборок, что могут закончиться смертельным исходом. Повздорили: выходите на улицу и творите чего угодно. Но не в помещении! Не хватало еще потом с трупом разбираться и кровь с пола оттирать!
Но стол сегодня все же перевернули, разбросав по всему полу еду и разлив выпивку. Гбемизола теперь поспешно все это убирала, так что Мэри сама взяла свои покупки, ведро с водой и вышла на задний двор, чтобы сполоснуть тарелки и чашки. Вот и пригодились: взамен битого поставит!
Рид плескалась в воде, а сама все думала о том, как же ей поступить: может быть продать судно Рэкхема, а деньги разделить на всех? И закончить с этим делом?
А кому продать? Уж не самому ли Джеку?
Эта мысль показалась Мэри страшно смешной и она хрипло рассмеялась.

+1

9

Вуд ошивался у таверны до наступления темноты, но Марк Рид так и не появился. Когда солнце село, медленный умишко Вуда наконец сообразил, что если Рид и появится, то войдет к своей крале через заднее крыльцо, чтобы его не видели посторонние, и перебазировался туда. Но и это не принесло никаких плодов: к рассвету Вуд уже на все корки честил и Рида, и свою непруху-судьбу,  поскольку до нитки промок под дождем, разразившимся в полночь, но так и не приметил никого, кто пытался бы проникнуть в таверну. Но при этом он не изменил своих намерений отомстить судовому клерку: и не важно,  действительно ли он приходился трактирщице законным мужем, или же она носила его фамилию исключительно ради того, чтобы дать имя их общему ребенку. Денежками-то его она пользовалась, это факт. Судьба самой трактирщицы его мало волновала: если ее по его доносу заподозрят в сношениях с пиратом - поделом! Таких смазливых и самоуверенных бабенок Вуд ненавидел всеми фибрами своей насквозь прогнившей душонки: небось перед ним она ноги не раздвинула бы и за пригоршню золотых дукатов. Собравшись с духом, он направился к дому губернатора: терять ему было нечего, а приобрести он мог очень и очень многое, возможно что и трактир, - в том случае, если его хозяйку вздернут рядом с ее муженьком-пиратом.
Обтрепанный и грязный донельзя моряк, явившийся пред светлы очи сэра Николаса Лоуса, поверг последнего в недоумение, а затем и в раздражение. Прижав к лицу надушенный шелковый платок, поскольку от гостя несло выгребной ямой, губернатор спросил сквозь эту тонкую защиту:
- С чем явился, любезный? Времени у меня мало, поэтому сразу переходи к делу.
Вуд, с огромным трудом убедивший слуг пустить его в дом, мял в руках потертую шляпу и несколько раз икнул, прежде чем сумел более-менее связно объяснить губернатору суть дела. Когда он закончил блеять и мычать, губернатор некоторое время просидел молча, обдумывая услышанное и устремив на доносчика пронзительный взгляд холодных голубых глаз, напоминавших осколки льда, и, наконец спросил:
- Ну хорошо: то, что под самым моим носом свили гнездо пираты, я понял. Объясни-ка, дружок, откуда тебе стало об этом известно?
Губернатор переменил положение и взмахнул унизанной перстнями рукой. Повинуясь этому сигналу смазливая чернокожая рабыня поднесла ему бокал, наполненный, как по запаху определил Вуд, наилучшей испанской мадерой. Сэр Николас отпил из бокала, довольно крякнул, - совсем как простолюдин, отведавший хорошего рома, -  и снова вперил в Вуда немигающий взгляд своих холодных глаз.
В жизни Томаса Вуда наступил такая минута, которая решала все. Бухнувшись на колени, он пополз к креслу, в котором восседал вершитель судеб Ямайки, и, заливаясь слезами, униженно, но страстно забормотал:
- Не велите казнить, велите миловать, сэр! Я был на том корабле и своими глазами видел, как Марк Рид и остальные злодеи грабили и убивали невинных моряков! И меня заставили грех на душу взять, отрицать не стану! Только я - не они! Я - верный слуга королю и ваш, сэр! И пусть меня покарает Всевышний на этом самом месте, ежели я вру! После того, как все кончилось, я сна лишился: ни спать, ни есть не могу, а как засну, снится мне геенна огненная...
Бормоча свое рискованное признание, он ползком добрался до изножия кресла и припал к губернаторским сапогам из тонкой телячьей кожи, осыпая их поцелуями. Сэр Лоус недовольно задвигался, но не сделал попытки прекратить поток этих униженных проявлений преданности.
- Это дело надо расследовать, - негромко, но твердо произнес он. - И если твои слова подтвердятся, получишь награду за поимку пиратов. А сейчас иди на кухню: там тебе дадут умыться и накормят.
Когда доносчик в сопровождении двух дюжих рабов покинул губернаторскую приемную, сэр Лоус приказал отворить все окна, чтобы проветрить комнату и вызвал к себе начальника личной охраны, сержанта Стоуна.
- Приказываю арестовать и заключить в тюрьму Мэри Рид, владелицу трактира "Необитаемый остров" по подозрению в сношениях с пиратами, - сказал он, вручая начальнику охраны лист бумаги, на котором красовалась губернаторская печать. - А кроме этого, необходимо изготовить и распространить в Кингстоне объявления о поимке пирата Марка Рида, вознагражение за голову которого составит... - губернатор на мгновение задумался и кивнул сам себе, - Сто фунтов стерлингов, - как за пиратского капитана, хотя по слухам, он таковым и не является.
Спустя четверть часа к самой процветающей  таверне Кингстона подошел отряд вооруженных до зубов солдат, предводителем которого являлся сержант Стоун. Не церемонясь, сержант распахнул дверь и вошел в обеденный зал, привлекая к себе внимание всех, кто там находился.
- Указом губернатора Ямайки владелица сей таверны по имени Мэри Рид будет арестована и препровождена в тюрьму по подозрению в преступлениях против королевской власти! - зычным голосом объявил он, знаком отправляя полдюжины солдат на верхний этаж. - Любой, кто посмеет воспротивиться приказу губернатора и оказать помощь преступнице, будет считаться ее сообщником и пиратом!
Тяжелые сапоги солдат уже гремели на лестнице. Сержант взял с ближайшего стола чью-то кружку с ромом и отхлебнул из нее, невзирая на то, что находился при исполнении.
- Вот так-то, господа, - уже совершенно другим, добродушным тоном, заключил он и вытер ладонью мокрые усы.
[nick]Томас Вуд[/nick][status]Доносчик[/status][icon]https://a.radikal.ru/a35/1811/e2/3008a1bc4480.jpg[/icon]

+1

10

Ночь и следующее утро не принесли Мэри того облегчения, о котором она мечтала. Мысли в голове не упорядочились, а только перемешались самым хаотичным образом. Рид уже даже до того дошла, чтобы просто вернуть корабль Джеку, когда тот выберется с острова (в этом никаких сомнений не было!), хотя никаких предпосылок к тому, чтобы просто так, задарма, отдавать корабль, у нее на самом деле не было.
Но настоящая беда пришла чуть позже в виде солдат губернатора. В этот злополучный момент Мэри находилась на кухне, приглядывая за рабами. Но громкие голоса в зале заставили ее замереть на миг.
Арестована? Пособники? Пираты?!
Но как?! Откуда?! Откуда они узнали?!
Рид сжала кухонный нож в руке и дернулась было к выходу – у нее было несколько мгновений, чтобы сбежать, спасти свою жизнь. Но Джонни..
Нет, оставить Джонни – это хуже ареста и смерти, хуже всего, что может случиться лично с ней.
Рид вздохнула глубоко и решительно вышла в зал, спрятав нож в карман фартука.
- Ой, сержант! – воскликнула она довольно добродушно, быстро приметив, что усач – главный в этой шайке организованных разбойников. Но все же нотки испуга и страха можно было ясно прочитать в ее голосе. – Да что вы такое говорите! Опять кто-то из конкурентов на меня донос настрочил – вот же мерзавцы! Завидуют мне, понимаете ли: ко мне ведь господа солидные все ходят, не абы кто! Я же стараюсь: и чтобы уютно было и покушать и согреться.. я ведь вдова честная, хоть кого спроси! Так чем же я провинилась?! Как есть вам говорю: напраслину на меня возводят, вот крест! Ошибка это страшная, но вы-то, конечно, разберетесь в ней, тут я не сомневаюсь!

+1

11

Сержант окинул трактирщицу взглядом, в котором блеснула искра мужского интереса. Он приосанился и расправил плечи: облик молодой женщины явно пришелся ему по душе и вызвал желание выглядеть в ее глазах привлекательным и готовым на подвиги кавалером. Впрочем, движение это было невольным, и победил служебный долг.
- Разберемся, сударыня, - пророкотал он уже далеко не столь добродушным тоном. - Только разбираться будем не здесь, а  в другом месте, посему прошу проследовать за мной. И без глупостей! А ваше заведение на время разбирательства закрывается.
Последняя новость вызвала среди присутвующих глухой ропот недовольства, но сержант обвел зал таким яростным, не предвещавшим ничего хорошего взглядом, что все тут же замолчали. Никто не смел бросить сочувствующий взгляд на женщину, которой было предъявлено страшное обвинение в пособничестве пиратам, никто не сказал ни слова в ее защиту. Завсегдатаи таверны стали подниматься со своих мест, оставляя  рядом с  полупустыми кружками плату за угощение, и гуськом потянулись к выходу.
В дверном проеме, отделявшем обеденный зал от лестницы, ведшей на второй этаж, и служебных помещений, показался рослый солдат: в руках он держал сверток, издававший тихие, но отчетливые звуки, от которых у сержанта вытянулось лицо.
- Младенчик, -  сообщил солдат таким тоном, как будто предъявлял начальству самую вескую улику против подозреваемой. - Его тоже в тюрьму?
- Отставить разговорчики! - рявкнул Стоун и посмотрел на арестованную, - Ваше чадо, мэм?

[icon]https://a.radikal.ru/a09/1811/ff/d34c24ef2d87.jpg[/icon][nick]Стоун[/nick][status]Сержант[/status]

+1

12

Вся эта игра была рассчитана на то, что сержант решит показать свое браваду и оставит бедную вдову-трактирщицу хоть ненадолго в покое. Пусть даже оставит рядом с ней парочку солдат – они бы для Мэри проблемой не стали.
Но – не получилось.
И Рид чуть было не вспыхнула от злости, готовая рвать и метать, убивать и отбиваться. Но ее остановили две вещи. Первая: солдат было слишком много, а рассчитывать на помощь завсегдатаев не приходилось. Они готовы были пялиться на нее и за задницу щипать, но когда запахло жареным, то быстро побежали прочь. И второе: Джонни.
Один из солдат спускался вниз, держа на руках ребенка. И у Мэри аж в глазах потемнело. Захотелось сразу же выхватить припрятанный нож и ударить мерзавца прямо в горло, распотрошить его.. нет, нельзя. Надо отказаться от Джонни. А уж Гбемизола сообразит, что и как делать, она девка смышленая.
- Служанка здесь живет. Ее это ребенок, - недовольно произнесла Рид, отворачиваясь.  – И все же, уважаемый господин: за что это меня в тюрьму?! Я не виновна ни в чем! Все поклеп недоброжелателей! У меня ведь лучший ром в округе: да вы сами попробуйте!

+1

13

Стоун шагнул к солдату и заглянул в лицо младенца, которого тот неловко держал на руках - сразу видно, своих отпрысков у него не было. Кожа у ребенка была белая, в то время как в таверне он видел только черномазых служанок, - черные, как эбеновое дерево, рабы, привезенные с берегов Африки, ценились дешево, но при этом выполняли большую часть поистине черной работы. Конечно, попадалась и бледнолицая прислуга, но такой было меньшинство.
Поскольку бабам сержант не верил ни на грош после того как застал свою благоверную в постели с матросом, он решил спросить своего собрата и схватил за воротник стремившегося к выходу гостя, - по виду мелкого приказчика, одетого чисто, но небогато.
- Чье дитя? - рявкнул сержант, разворачивая его лицом к младенцу.
- Почем мне знать? Не мой - это точно, - огрызнулся приказчик и был тут же вышвырнут за порог железной сержантской рукой.
Сержант повернулся к трактирщице, сверля ее взглядом:
- Позовите мать младенца, мэм, и живо!
Он не получил губернатора никаких указаний по поводу младенца, но губернатор мог и не знать о его наличии у подозреваемом мисис Рид, а сержант твердо знал, что легче всего прижать к ногтю бабу, угрожая не ей самой, а ее детям.
[nick]Стоун[/nick][status]Сержант[/status][icon]https://a.radikal.ru/a09/1811/ff/d34c24ef2d87.jpg[/icon]

+1

14

Мэри было все сложнее и сложнее сдерживаться. Видеть как какой-то мужик неумело держит Джонни было едва ли не выше сил Рид. Но она терпела – ради Джонни. Хотя сам мальчик явно не собирался долго молча выдерживать такое отношение: он уже недовольно похныкивал, явно угрожая в скором времени перейти на громкий ор.
Может быть это было и не плохо: обычно мужчины с трудом переносят детские крики.
- Да как я позову ее! – возмутила Мэри. – Она же ушла к матери свой: помирает та совсем, худо ей!
А в душе Рид подумала о том, что сержант не так уж и прост, как хотелось бы: не поверил ведь ей на слово!

+1

15

Сержант нахмурился: трактирщица явно юлила, пытаясь выиграть время.
- Я ведь могу опросить всю вашу прислугу, мэм, - с угрозой в голосе промолвил он, в упор глядя на миловидное и в то же время решительное лицо подозреваемой. - Когда вернется ваша служанка? И назовите мне имя ее мужа: она ведь в законном браке прижила дитя или это плод греховной связи?
Сам он был уверен во втором: прислуга брюхатела от кого ни попадя, если, конечно, ребенок действительно был сыном служанки, а не владелицы трактира.
- Побойтесь Бога, сержант! - медоточивый мужской голос заставил Стоуна оглянуться. Оказалось, что в обеденном зале задержался один из гостей: высокий господин привлекательной наружности, одетый изысканно и дорого. Шляпу его украшали перья, а пальцы - несколько перстней с крупными камнями. Щеголь сидел за столом и не подумал подняться в присутствии королевского слуги: видно, считал, что не барское это дело.
- Я знаю миссис Рид уже давно, - продолжил незнакомец, ободряюще улыбаясь трактирщице. - Два раза в неделю посещаю ее уважаемое заведение. Если она утверждает, что ребенок не ее, значит, так оно и есть: более честной женщины я в своей жизни не встречал. И передайте от меня поклон сэру Николасу, когда вернетесь, чтобы доложить ему о своих успехах: скажите, что Гарольд Блумквист на днях засвидетельствует ему свое почтение.
Сержант стиснул зубы, чтобы не выругаться: ввязываться в спор с владельцем торгового дома "Блумквист и сын", о котором знали все, кто имел за душой хотя бы десять шиллингов, ему не улыбалось. Самого Блумквиста он воочию видел впервые, однако слышал о нем и прекрасно представлял себе, на какой короткой ноге этот прожженный делец состоит с губернатором Лоусом.
- Обязательно передам, сэр, - нехотя промолвил он. - И верю вашему слову, а не этой... Отнеси ребенка обратно - туда, откуда взял, - бросил он солдату. - А вы, мэм, дайте последние распоряжения слугам и захватите с собой все, что может понадобиться вам в ближайшее время.

[nick]Стоун[/nick][status]Сержант[/status][icon]https://a.radikal.ru/a09/1811/ff/d34c24ef2d87.jpg[/icon]

+1

16

Опроса прислуги Мэри не боялась: рабы отлично знали, что можно и нужно говорить и когда. А вот длинных языков обывателей опасаться следовало.. да только что уж теперь!
Только бы Джонни в тюрьму не потащили!
Помощь неожиданно пришла оттуда, откуда не ждали: один из посетителей, который не торопился прочь, как все остальные крысы, стремительно бегущие с тонущего корабля, а остался сидеть, вдруг сказал слово в пользу Мэри.  Рид едва ли глаза на него не вытаращила, но сдержалась, бросила только короткий, выразительный взгляд. Ведь, как бы там ни было, это нежданное заступничество сыграло ей на руку.
Мэри, правда, пришлось сдержать свой гнев, который готов был выплеснуться на сержанта – он относился к ней, похоже, как к последней кухарке! Никакого уважения! А как он о Джонни говорил? Словно тот был просто щенком..
Губы женщины дрогнули, но Гбемизола уже протянула руки с солдату, забирая хныкающего младенца себе.
- Мне ничего не нужно, - с ноткой гордости ответила Мэри. – Уверена, что все это – страшная ошибка и меня скоро выпустят.
Женщина перевела взгляд на чернокожих слуг.
- А вы не бездельничайте здесь без меня, чтобы все крутилось как обычно. Я не могу в убыток уйти!

+1

17

Сержант открыл было рот, чтобы повторить то, что сказал ранее: таверна закрывается до окончания следствия, но внезапно передумал. Открытая таверна могла послужить наживкой для находящегося в розыске пирата Рида. А закроешь ее - он и не сунется.
- Идемте, мэм, - пробурчал он, выразительно указывая на дверь. - Раньше сядете - раньше выйдете.
Два солдата заняли свои места по бокам подозреваемой, чтобы она, чего доброго, не предприняла по дороге попытки к бегству. Сержант чеканным шагом старого служаки направился к двери, успев перехватить взгляд, которым Гарольд Блумквист смотрел на трактирщицу: странно задумчивый, как будто его обладатель прикидывал какие-то возможности и строил планы.
Мысленно послав коммерсанта к черту, сержант открыл дверь, пропуская даму вперед.[nick]Стоун[/nick][status]Сержант[/status][icon]https://a.radikal.ru/a09/1811/ff/d34c24ef2d87.jpg[/icon]

+1

18

Мэри сжала зубы и зашагала в сторону выхода. Сапоги ее громко стучали по деревянному полу и этот звук эхом расходился во все стороны, ударялся о стены и замирал. Страшно хотелось обернуться и посмотреть на Джонни, но Рид сдерживала себя. Этот опрометчивый поступок мог вновь поставить ребенка в опасное положение.
Но все же так  хотелось вновь глянуть в его светлое личико, заглянуть в ясные глаза, увидеть как озадачено морщится его лоб, как крохотная ручонка с маленькими пальчиками пытается поймать локон материнских волос..
Все, что позволила себе Мэри, так это чуть повернуть голову и бросить на мужчину, который выгородил ее, быстрый взгляд. Отчего-то он беспокоил ее. Меньше чем другие, более насущные, проблемы, но чувствовалось в нем нечто опасное. Тревожное.
Зачем он это сделал?
Рид вышла на улицу, с какой-то мрачно обреченностью понимая, что ее, скорее всего, ждет непростой, пусть и короткий путь.

+1

19

Строго говоря, настоящей тюрьмы в Кингстоне не было: провинившихся рабов секли плетьми на месте преступления или запирали в бараках сами хозяева, а для белых преступников, в том числе и пойманных пиратов, на время суда выделялась пристройка на территории форта, построенного для размещения гарнизона. Туда-то и доставили подозреваемую и, проведя ее через квадратный двор, на котором стояло несколько пушек, втолкнули в темное и дурно пахнувшее помещение с зарешеченным окошком без стекол, больше напоминавшим бойницу, и решеткой с толстыми прутьсями вместо двери. Пол был устлан грязной гнилой соломой, а в одну из стен, сложенную из неоштукатуренного камня, были ввинчены железные кольца с цепями, на концах которых находились ножные кандалы. Арестованную заковали, и теперь она могла перемещаться по камере лишь на длину цепи, делая крошечные шажки. Охранник -  солдат из гарнизона, - принес ей миску с вонючей похлебкой, которой побрезговал бы даже бывалый моряк, и краюху заплесневелого хлеба, и вышел из камеры, громыхая связкой огромных ключей. 

форт Чарльз, Кингстон, Ямайка

http://www.jnht.com/_images/fort_charles.jpg

[nick]Стоун[/nick][status]Сержант[/status][icon]https://a.radikal.ru/a09/1811/ff/d34c24ef2d87.jpg[/icon]

+1

20

Мэри чувствовала себя настоящей преступницей, когда ее вели по улицам города. Горожане, конечно, глазели на женщину, которую вели под конвоем, и перешептывались. Разве что пальцем не тыкали. А, может, и тыкали вслед...
Рид было паршиво. Это чувство поднималось изнутри и начинало разъедать ее, как только может разъедать нечто крайне ядовитое.
У нее было все.. теперь – ничего.
Ничего...
Плевать на деньги..
Но Джонни!
Когда она осталась одна, то, что было сил, ударила по стенке кулаком. Рука тут же вспыхнула болью, но на душе стало чуть-чуть легче. И в нос тут же ударил смрад и вонь – ну и дыра! Жратву, которую ей принесли, Мэри наподдала ногой, насколько это было возможно сделать в кандалах.
Нужно было обдумать все.. обдумать что ей делать дальше.
Бежать?
Но прежде всего – успокоиться.
Рид огляделась и предпочла пока постоять: садиться здесь было откровенно противно. Конечно, вскоре ноги заноют и она выберет местечке чуть почище остальных – там и присядет. Но пока гордость не позволяла ей опуститься на пол.

+1

21

Донос, который губернатору пришлось принять во внимание, был не очень-то и ко времени: в полдень должно было состояться очередное собрание городского совета. Сэр Николас по-настоящему радел о нуждах острова в целом и Кингстона в частности, и никогда не упускал возможности потратить  собственные деньги и на нужды просвещения, и на разбивку парков, и на прочие полезные дела. Посему он решил отложить допрос трактирщицы до вечера, чтобы не пропустить столь важного события, как встреча с отцами города.
Встреча прошла успешно: финансирование новой школы в Кингстоне было обговорено, запечатлено на бумаге и скреплено подписями жертвователей, главными из которых стали сам губернатор и Гарольд Блумквист - один из самых богатых поселенцев Кингстона в третьем поколении. Глядя на то, как коммерсант ставит свою подпись на документе, губернатор не мог сдержать вздоха сочувствия: несмотря на наличие солидного капитала, молодость и завидные внешние данные, Гарольда Блумквиста нельзя было назвать баловнем судьбы. Его жена медленно, но верно погружалась в пучину безумия, не успев подарить мужу наследника. После того, как ее обнаружили на главной площади Кингстона простоволосой, босой и в одной ночной сорочке, из дома ее не выпускали, и, по слухам, она находилась под неусыпным надзором двух дюжих чернокожих сиделок и под замком, поскольку постоянно пыталась наложить на себя руки.
Когда заседание подошло к концу  и члены городского совета, попрощавшись с губернатором, разошлись по своим домам, в зале остался один лишь Блумквист.
- Сэр Николас, - обратился он к губернатору со свойственной ему вежливостью. - Волею судеб сегодня утром я стал свиделем ареста владелицы таверны, некой Мэри Рид, по обвинению в пособничестве пиратам. Не в службу, а в дружбу скажите мне: неужто  улики против нее действительно так серьезны?
Губернатор пожал плечами:
- Пока что я знаю лишь одно: ее обвиняет свидетель, который разбойничал вместе с ее мужем, которого она объявила погибшим. Сегодня вечером я лично допрошу ее, чтобы понять, как на самом деле обстоят дела. Как здоровье миссис Блумквист? Не могу ли я чем-нибудь помочь вам, мой драгоценный друг? Может быть, выписать из Лондона сведущего врача?
Гарольд Блумквист покачал головой, признавая невозможность оного:
- Здоровье моей драгоценной супруги не улучшается, сэр. Эскулапы тут бессильны и остается лишь уповать на милость Всевышнего.
Помолчав, губернатор и коммерсант обменялись еще парой ничего не значащих фраз и расстались. Но если губернатор отправился в свой особняк, чтобы как следует пообедать, то коммерсант пошел к форту, где содержалась под стражей владелица трактира "Необитаемый остров". По дороге он купил у уличной торговки две горячие и пышные кукурузные лепешки и корзинку с фруктами.
[nick]Гарольд Блумквист[/nick][status]коммерсант[/status][icon]https://b.radikal.ru/b38/1811/c7/fe85bfa7ebc6.jpg[/icon]

+1

22

Время медленно, но неумолимо двигалось вперед. Впрочем, это движение было крайне, крайне неторопливым. И Мэри успела вся известись.
Сначала она сдалась и, пошаркав немного ногами, чтобы отбросить старую солому прочь, выбрала себе более-менее (хотя скорее – менее) чистое местечко. Взяла плошку, в которой ей принесли варево, перевернула ее и села. Плошка не треснула и не рассыпалась на кусочки, хотя это, возможно, было лишь вопросом времени. Но пока Рид могла сидеть на ней, глядя как за «стенами» ее тюрьмы прыгают птицы. Женщина даже отщипнула немного крошек от старого куска хлеба, что был предложен ей, и швырнула это угощение птицам. И сама тут же ухмыльнулась своему поступку.
Смешно.
Поступает как закостенелый арестант, у которого только два друга: прилетающий за скудным угощением голубь и ветер, случайно врывающийся в камеру.
Но кто ее сдал? Джек? Вернулся в Кингстон и сдал губернатору? Отомстил ей так? А теперь заберет Джонии и будет стоять в толпе с ухмылкой глядя как ее будут вешать?
Или кто-то другой нашептал губернатору про нее гадостей?
Мэри схватилась за голову и сдавленно зарычала. Пять минут.. нет, две минуты.. одна минута с этим человеком – и Рид разорвала бы его пополам!
Солнце уже начало свой бег к горизонту, а о Мэри словно забыли. Она даже покричала немного, но солдат только огрызался и ругался, но толком ничего не объяснял. Он и сам, верно, ничего не знал – откуда ему! Мелкая, ничего не значащая сошка. Подкупить его, соблазнить?
Или попытаться подманить к себе, а потом свернуть шею, забрать ключи и бежать?

+1

23

Когда в закутке, являвшемся преддверием ада, появился статный господин в шляпе со страусиными перьями, караульный, до того уже с час как клевавший носом, вздрогнул и вскочил с колченого табурета.
- Добрый день, служивый, - любезно поздоровался с ним незнакомец и, бросив короткий взгляд сквозь прутья решетки, добавил, ненавязчиво вкладывая в руку солдата несколько золотых монет, на которые тот мог безбедно прожить с женой и выводком из пяти ребятишек полгода, а то и больше. - Ты выйди, погуляй, а меня тут не было, уяснил?
Караульный согласно закивал, погромыхивая ключами от клетки. Женщины сюда редко попадали, но уж если попадали, их пользовали все, у кого в кармане завалялся хотя бы пенни. А у этого голубчика денежки явно водились и на них он мог купить весь бордель и всех служанок в Кингстоне впридачу. Спрятав свалившееся на него сокровище за пазуху, караульный предупредительно отпер клетку и попятился к выходу:
- Вы уж кликните меня, когда закончите, милостивый господин.
Гость ничего не ответил, молча шагнув в камеру.
Как только тяжелая дверь караулки закрылась, он снял шляпу и поклонился - так галантно, как будто перед ним была не преступница, а знатная дама.
- Надеюсь вы узнали меня, сударыня. Искренне сочувствую вашим бедам и постараюсь облегчить ваше положение насколько возможно. Отведайте покамест свежих фруктов и горячих лепешек: здешняя еда вредна для деликатного женского желудка.
Добрый самаритянин поставил у ног заключенной корзинку с фруктами, а поверх нее примостил две пышные и ароматные лепешки.
[nick]Гарольд Блумквист[/nick][status]коммерсант[/status][icon]https://b.radikal.ru/b38/1811/c7/fe85bfa7ebc6.jpg[/icon]

+1

24

Фигура, появившаяся во дворе, заставила Мэри встрепенуться: уж не за ней ли пришли? Но – нет. Этот господин, какие бы цели не преследовал, явно пришел не за тем, чтобы отвести ее на допрос.
И ведь это был тот самый тип из таверны, что заступился за нее! Какого ляда ему здесь надо?
Рид смотрела на незваного гостя настороженно, пристально, из-под сведенных к переносице бровей. Играть в пустую доброжелательность здесь и сейчас смысла больше не было. На еду, хотя жрать и хотелось, Мэри глянула презрительно.  Можно подумать она не понимает зачем этот тип караульному денег сунул, а ей – корзинку с фруктами! Невысоко же ее оценивают!
- Узнала, а то как же, - ответила женщина и тут же, решительно поднявшись (кандалы при этом звякнули), заметила. – За сочувствие наша вам благодарность, конечно, да только не думайте, что я за булку и фрукты ноги перед вами раздвигать буду. Я – вдова честная. Продавалась бы за еду, так в бордель пошла работать.

+1

25

Блумквист осматривал камеру с брезгливостью, свойственной богатым и привыкшим к комфорту людям. На ее фоне арестованная выглядела, как свежий и яркий цветок, выросший на навозной куче. Он поморщился, вытащил из кармана надушенный платок, чтобы прикрыть нос от вони гнилой соломы и испражнений, оставленных прежними обитателями камеры, но передумал и спрятал платок обратно.
- У меня мало времени, сударыня, - сказал коммерсант, надевая шляпу. - Я наблюдал за вами в течение полугода, посещая вашу таверну и собирая сведения о вас. Вы - редкая женщина, обладающая деловой хваткой, я таких уважаю. И вы очень красивая женщина. Я женатый человек, верую в Бога и стараюсь соблюдать Его заповеди. Но моя супруга тяжело повредилась рассудком и надежды на исцеление нет. Я буду преданно ухаживать за ней, пока Всевышний не приберет ее к себе, но у меня есть... потребности, свойственные всем мужчинам. В бордели я не хожу, с рабынями не путаюсь, как поступили бы многие на моем месте. Вы мне нравитесь...
Он помолчал, глядя на Мэри спокойно и без того голодного блеска в глазах, который отличает всех влюбленных мужчин.
- Впрочем, нравитесь - не то слово, которое может выразить мои истинные чувства. Я предлагаю вам честную сделку: я вытащу вас отсюда и очищу от всех подозрений, вы же станете моей тайной любовницей: как вы понимаете, жениться на вас я не смог бы при всем желании. Но я буду обеспечивать вас и сделаю все, что нужно для вашего сына. Ведь это ваш сын, не так ли?

[nick]Гарольд Блумквист[/nick][status]коммерсант[/status][icon]https://b.radikal.ru/b38/1811/c7/fe85bfa7ebc6.jpg[/icon]

+1

26

Мэри видела как по лицу гостя пробегает тень брезгливости и, неожиданно для себя, ощутила некую радость, будто даже злорадство. Это было ужасное место, вонючее, отвратительное. И пиратские корабли-то, полные грязных, потных мужиков и просмоленного такелажа, не были образцом чистоты и утонченных ароматов; но здесь было хуже. Корабли, хоть иногда, убирали, чистили, намывали. Эта же клетка никогда не видела ведра с водой и щетки. Нелегко лощеному чистоплюю здесь находиться.
И все-таки он пришел сюда купить ее. Что ж, цена, конечно, возросла. Булки и фрукты были всего лишь крохотным дополнением к главному призу. Мэри сложила руки на груди и, прищурившись, оценивающе посмотрела на мужчину.
Сложен он был ладно, жирный живот не свисал до колен, тело – не дряблое. Наверное, потребности у него и вправду большие. Возможно. По губам Рид проскользнула ухмылка.
Ведь предложение было стоящее. Если ее обвинят в пособничестве пиратам, то самой ей не выбраться, дорога одна – в петле качаться.
Что лучше: сдохнуть или продаться?
А Джонни? Разве не должна она думать о его благополучии? Жить в достатке, как сыр в масле кататься и все такое прочее. Просто жить.
Но в глазах  мужчины был лишь холод и ледяной расчет. Он хотел ее, как хотят шлюху в борделе. Без лишних эмоций, без трепета.. и вправду только потребность.
Мэри наклонилась, взяла одну из лепешек и впилась в нее зубами.
- Вот как! – заметила она, продолжая разглядывать гостя и методично пережевывая кусок. – Значит вы считаете, что у вас хватит влияния, чтобы вытащить меня отсюда? И что же потом: мне придется оставить мою таверну или я смогу продолжить ей заниматься?
О ребенке Мэри специально ничего не говорила, не желая лишний раз поднимать эту тему, пусть даже мужчина и сам обо всем уже догадался.
- И все это только за то, чтобы быть вашей тайной любовницей.. – медленно повторила Рид.

+1

27

- Помилуйте, сударыня! Разве я сказал, что требую от вас оставить дело, которым вы так успешно занимаетесь? - удивленно воскликнул Блумквист. - Я сам - деловой человек, и понимаю, как это важно для вас, тем более, что мужа у вас нет. И нам ведь понадобится удобное место для наших встреч, а ваша таверна как нельзя лучше для этого подходит.
Коммерсант сделал шаг к Мэри, - теперь их разделяло не более фута, - и, глядя на нее своими внимательными серыми глазами, произнес уже с некоторым нетерпением в голосе:
- Я не буду требовать от вас частых встреч: два раза в неделю вполне достаточно. Кроме того, я часто уезжаю из Кингстона по делам, связанным с моим торговым домом...Решайтесь, сударыня: виселица - не лучший конец для матери с младенцем на руках.
[nick]Гарольд Блумквист[/nick][status]коммерсант[/status][icon]https://b.radikal.ru/b38/1811/c7/fe85bfa7ebc6.jpg[/icon]

+1

28

Мэри, нахмурившись, смотрела на Блумквиста. Его предложение было простО и, по своему, даже бесхитростно. Он предлагал ей выгодную сделку: свободу в обмен на физическую любовь. Он действительно был деловым человеком. Впрочем, как и она. Ведь иначе у нее бы не получилось построить столь успешный бизнес за столь короткий срок.
И что она теряет, соглашаясь?
Рид откусила еще кусок лепешки и принялась неторопливо пережевывать ее.
Вряд ли такой изысканный господин захочет овладеть ей прямо здесь и сейчас, в столь отвратном и тошнотворном месте. О, нет, он к ней не притронется в этой камере, а значит.. значит у нее будет время.
- Вам придется дать мне денег, чтобы обустроить комнату для свиданий в таверне. Сейчас у меня там все довольно просто и, боюсь, не достаточно изящно для вас. Впрочем, если вы не особенно взыскательны, то узкая койка и чистое постельное белье у меня всегда найдутся, - Мэри вскинула голову, глядя на Блумквиста.

+1

29

По лицу коммерсанта промелькнула тень удивления, а затем - легкая ироническая улыбка: сам он вел счет авансовым выплатам совершенно иначе, но по достоинству оценил способность своей деловой партнерши к торгу.
- Не извольте беспокоиться, сударыня: меня полностью устроит и узкая койка, и чистое постельное белье, - в любом случае условия, которые вы описали, намного превосходят здешние, - Блумквист изобразил на лице гримасу отвращения, обведя рукой грязную и дурно пахнувшую камеру. - Завтра вечером буду счастлив снова увидеться с вами, на этот раз в вашем прекрасном заведении. Рад, что вы проявили благоразумие, обычно не свойственное женщинам, и мы сумели договориться. А теперь позвольте мне скрепить наш устный договор гербовой печатью...
Блумквист сделал по направлению к Мэри еще один шаг, обнял ее и запечатлел на ее губах настойчивый поцелуй. Его объятие было неожиданно крепким: под бархатом камзола и тонким батистом рубашки скрывались поистине стальные мускулы.
[nick]Гарольд Блумквист[/nick][status]коммерсант[/status][icon]https://b.radikal.ru/b38/1811/c7/fe85bfa7ebc6.jpg[/icon]

+1

30

Наверное, в Мэри говорила ее пиратская сущность: в любой, даже самой паршивой ситуации, попытаться урвать себе хоть крохотный кусок пирога. Хоть крошки собрать, но – положить в свой карман. Правда, в этом случае это вряд ли можно было назвать победой: деньги Блумквист выделять отказался, хотя и обещал чуть ранее содержание, да еще и посмел поцеловать ее без разрешения.
И первым желанием Рид было врезать наглецу коленом между ног, да только она вовремя вспомнила, что кандалы на ее ногах не позволят совершить подобный маневр. Да и это было бы просто глупо: у нее появился шанс, пусть и призрачный, на свободу. Ей пришлось стерпеть поцелуй и даже ответить на него: объятия Блукмквиста оказались крайне крепкими – это было неприятным сюрпризом. А еще это было знаком: от такого человека надо держаться как можно дальше. Он не стерпит обмана, никогда не простит, если его попытаются обвести вокруг пальца; и она всегда будет мстить, чтобы другим неповадно было. Хотя, не обладай он этими качествами, то как стал бы столь успешным дельцом?
Мэри отстранилась и заметила:
- Завтра? Что ж, если меня освободят к тому моменту и если я успею привести себя в порядок. А то я чувствую, что уже насквозь пропиталась смрадом этого места и, признаюсь честно, мечтаю покинуть его как можно скорее.

+1


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Похищенный