Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Похищенный


Остаться в живых | Похищенный

Сообщений 91 страница 120 из 167

91

И все-таки Блумквист притащился. Пришел, когда Мэри уже не ждала его. Прокрался в таверну и занял столик в углу.
Рид заметила его сразу, но бросаться опрометью к коммерсанту не спешила. Сам бы мог подойти, в конце концов!
Так, нет! Сидит там, наблюдает…
Некое подобие жалости, что тронуло сердце Мэри в прошлую их встречу, уже растаяло без следа. Блумквист вызывал легкое раздражение своей настойчивостью.
Женщина все-таки направилась к коммерсанту, но только для того, чтобы попытаться вновь напоить его. И к столику она приближалась уже с кружкой, полной вина, в одной руке и с бутылкой – в другой. 
- Доброй ночи, сударь. Выпейте за мое здоровье, - она поставила кружку на стол и пододвинула к гостю.

+1

92

Капитану Рэкхему везло в делах, когда не везло в любви. Проведя с остатками команды на острове всего дней десять, он выбрался оттуда на торговом корабле, бросившем якорь в единственной удобной бухте, чтобы пополнить запасы пресной воды.
Вернувшись в Кингстон ближе к полуночи, Джек, вместо того, чтобы отправиться к губернатору и Дженнингсу, сразу же пошел в таверну вдовы Рид. Остальные направились в дом  Бэнкса-старшего, который должен был с распростертыми объятиями встретить своего сына, уже считавшегося погибшим.
Прокравшись под покровом темноты на задний двор, Джек обнаружил, что одно из окон на втором этаже открыто настежь, и, подтащив к стене лестницу, забрался в комнату, в которой, по счастью, никого не было. Он хотел дождаться того момента, когда последний посетитель покинет "Необитаемый остров", а его хозяйка поднимется наверх, чтобы проведать сына и улечься спать.
Комната, в которую он попал, была чистой и уютной - этакой супружеское или любовное гнездышко с широкой двуспальной кроватью, аккуратно застеленной покрывалом. Джек хотел улечься на нее, но тут в коридоре послышались шаги и женские голоса, а спустя мгновение в дверном замке стал поворачиваться ключ. Недолго думая, Джек происнулся под кровать и замер там, надеясь. что его не одолеет чих от пыли.
- И чего тут убирать? Чисто, как в раю! - недовольно сказал молодой женский голос, - Хозяйка наша прямо помешалась на чистоте, а у нас и без того работы хоть отбавляй!
- А ты не ленись! Делай, что велено! - ответствовал ей голос более зрелый, и чьи-то сандалии зашаркали по деревянным половицам рядом с кроватью, под которой прятался незваный гость.
- Да уж сделаю! - в сердцах воскликнула молодая. - Вот только под кровать с тряпкой не полезу! Там, небось, пауки размером с тарелку, - а я их страсть как боюсь!
Джек перевел дух и некоторое время слышал только шварканье метлы по полу и тяжелые вздохи служанки, вынужденной исполнять служебный долг.

+1

93

[nick]Гарольд Блумквист[/nick][status]коммерсант[/status][icon]https://b.radikal.ru/b38/1811/c7/fe85bfa7ebc6.jpg[/icon]
Коммерсант взял в руки полную кружку, понимая, что от предложения выпить за здоровье хозяйки отказываться нельзя. Сделав один глоток, он поставил кружку на стол и сказал, глядя прямо в глаза коварной Цирцее:
- Ваше здоровье, мэм! С удовольствием допью вино в комнате наверху. Признаться, я очень устал сегодня и нуждаюсь в отдыхе. Да и вы наверняка устали, проведя весь день на ногах. Не отдохнуть ли нам вместе? Ваша прислуга прекрасно справится и без вас, тем более, что до закрытия таверны осталось всего ничего.

+1

94

Мэри скривилась и фыркнула:
- Плохо же вы за здоровье мое пьете, так и помереть вскоре можно. Знайте, сударь: коли заболею, так то ваших добрых пожеланий для здоровья мне не хватило!
А про себя Рид с досадой подумала о том, что надо было и сегодня больной сказаться. Придумать какую-нибудь болезнь да и слечь в постель. Под койку можно потроха с душком поставить, чтобы дурной дух витал – вот, вроде, и доказательства болезни.
- Что ж, если вы хотите подняться наверх, то прошу вас, - Мэри чуть посторонилась и указала рукой на лестницу. – Комната та же, что была и в прошлый раз.
И там же были припрятаны ножи – ничего, по сути, не изменилось. Только в прошлый раз Блумквист остался жив, а сегодня...
Как хорошо, что вещи для побега у нее уже припрятаны и лошади готовы!

+1

95

Служанки ушли, и Джек уже собрался выбраться из-под кровати, под которой было душно и пыльно, но снова услышал звук открывающейся двери и замер, гадая, кого это черти носят в такой поздний час. Мэри вряд ли пришла бы сюда, поскольку спала вместе с Джонни в другой комнате. Мужской голос, достаточно приятный на слух, заставил его замереть.
- Что же вы стоите, сударыня? - вопросил незнакомец и, судя, по звуку шагов, сам вошел в комнату. Спустя несколько мгновений Джек увидел ноги в мужских сапогах, остановившиеся у кровати.
Гость сел на кровать, и она жалобно скрипнула, а на голову Джека обрушились хлопья пыли, от которых нестерпимо зачесалось в носу.
- Не будем терять время даром, - продолжил все тот же бархатистый голос. - Я должен вернуться домой, хотя предпочел бы остаться с вами на всю ночь.
Раздался какой-то шорох и Джек сообразил, что незнакомец раздевается. Любопытство Джека разгорелось: он был уверен, что кто-то из  жителей Кингстона снял комнату в таверне на одну ночь и привел любовницу, чтобы развлечься с ней перед тем, как вернуться домой к жене. Это был рискованный поступок, с какой стороны не посмотри, но Джек рассудил так, что Мэри пользуется славой хозяйки, которая умеет держать язык за зубами и не болтает о грешках своих гостей. А ему предстояло провести под кроватью не менее часа, а то и двух, глотая пыль.

+1

96

Нынче Блумквист кота за то самое не тянул и тут же деловито перешел к самому главному. Видать и нежничать он тоже не собирался. Это раньше Мэри казалось, что он нерешительный и жаждущий не только потрахаться, но и получить некое.. ну, вроде как, душевное тепло. Сейчас же, глядя как мужчина раздевается, Рид пришла совершенно к иному мнению.
В итоге всем мужикам только и надо, что дернуться туда-сюда, в буквальном смысле слова выплеснуть свою страсть  - и счастливо. Остаться он хотел бы… как же!
Да и Мэри этого сама не ждала и не хотела. И раздеваться она, конечно, даже и не пыталась.
- Не будем терять время даром, - повторила она следом за Блумквистом. – Может быть, ради экономии времени, я вот здесь, около стола, встану и юбку задеру, вы свое возьмете да и пойдете домой? Гораздо быстрее получится!
Разумеется, позволять подобное она не собиралась, но очень было интересно как отреагирует коммерсант.

+1

97

Услышав женский голос, Джек оцепенел. Это была Мэри! Первым его побуждением было выбраться из-под кровати и помешать непотребству, которое должно было вот-вот случиться. Но он взял в себя в руки и решил дослушать до конца, в пямом и переносном смысле. Чтобы не заорать во все горло, он до боли впился зубами в кулак. Вот значит как! Высадила его на острове, а сама тут же юбки задирать... Но он пока не знал, кто этот новый хахаль. Единственное, что ему было понятно, - это не простой матрос, уж слишком гладко говорил, да и сапоги у него были новые и как следует вычищенные.
Тем временем кавалер Мэри снова подал голос, - у Джека аж в глазах потемнело от его вежливого и обходительного тона, хотя под кроватью и без того был не день-деньской.
- Зачем вы так, сударыня? Если бы я хотел на ком-нибудь задрать юбку, я отправился бы в бордель, и мне это обошлось бы гораздо дешевле.
Кровать снова заскрипела, поскольку ухажер Мэри поднялся на ноги. Сапоги сделали два шага по направлению к женским ножкам в чулках и добротных туфлях и остановились.
- Разрешите вас поцеловать? - спросил незнакомец и Джек с удивлением расслышал в его голосе новые, просительные нотки.
Из того, что он услышал, следовал вывод: Мэри впервые встречалась с этим напыщенным кобелем.

+1

98

- Дешевле? – вновь переспросила Мэри. У нее сегодня вообще словно слух отказывал – только и делала, что повторяла фразы за Блумквистом.
«Дешевле» - это значит, что у нее есть цена.  И, конечно, одно дело когда твоя цена – свобода, и совсем другое, когда – деньги. Но все же было в этом то неприятное для слуха.
Цена.
Разве она когда-то продавалась?
Рид причмокнула губами и скривилась. Она будто не услышала вопрос про поцелуй. А раз не услышала, то и отвечать не надо.
- И во сколько же я вам обошлась? Я бы хотела вернуть все деньги, что вы потратили.

+1

99

Ночной гость снова заговорил и на этот раз в его голосе зазвенел металл:
- Мне не нужны ваши деньги, сударыня, и вам прекрасно об этом известно. Однако для порядка поинтересуюсь: во сколько вы оцениваете свою жизнь? Ведь вы не станете отрицать, что я спас вас от петли, а вашего ребенка - от участи остаться круглым сиротой. Впрочем, не отвечайте: мне ясно, что вы обманули меня, когда пообещали стать моей любовницей взамен на обретение свободы! Наверное, вы надеетесь на то, что к вам вернется капитан Рэкхем, о котором вы так высоко отозвались недавно? Уверяю вас: этого не будет! Сегодня утром я встречался с капитаном Дженнингсом, и он сообщил мне, что у него имеются неопровержимые сведения о том, что капитан Рэкхем погиб вместе со всей командой.
"Скотина!" - одними губами произнес Джек, адресуя это нелестное прозвание как Дженнингсу, так и тому, кто сейчас пересказывал его лживые слова. Впрочем, незнакомец мог все это выдумать. В то же время Джек до глубины души был поражен известием, что Мэри грозила виселица. Решив, что вылезать из-под кровати еще не время, он снова обратился в слух.

+1

100

- Деньги не нужны, но напоминать о том, что вы меня купили, вы не забываете! – огрызнулась Мэри.
Этот разговор начинал злить ее. Иногда Блумквиста было жалко, иногда – нет, но убивать его Рид все же не хотела. Удивительно, но в другой ситуации они даже могли бы сойтись: и у них получилась бы неплохая «семейная» команда.
- Да что вы мне про капитана Рэкхема тут рассказываете! – Мэри махнула рукой. Она-то знала, что Джек – жив живехонек, греет сейчас свое пузо на почти райском острове. Впрочем, у Джека вся жизнь была – как отдых. Во всяком случае на необитаемом острове он только и делал, что больше бездельничал.
- Вы вырвали обещание почти силой: пришли к заточенной в тюрьму женщине! Тут не то, что бедная вдова, да любая женщина… да хоть и благородная леди!.. что угодно пообещает. Достойное же поведение со стороны мужчины! А еще пеняете мне, что по воскресеньям я в церковь не хожу! Э!

+1

101

Мэри так и не назвала своего ухажера по имени, а Джеку страсть как хотелось узнать, кто этот гусь. Но кроме сапог, он ничего из-под кровати не видел, а сапоги – не самое лучшее средство, чтобы опознать человека. Голос мужчины ему тоже не был знаком, хотя звучал достаточно молодо. Тем временем кавалер начал терять терпение: Джек понял это по тому, как тяжело тот задышал.
- Ах вот как, мэм! Значит, тогда о гордости вы не думали. А теперь вдруг вспомнили, что вы – честная женщина! Черт возьми, никогда еще меня так не надували!
Джек слегка придвинулся к щели между полом и кроватью, чтобы быстро вылезти и оказать помощь Мэри, если вдруг дойдет до насилия, однако вовремя вспомнил, что она даст отпор сразу двум, а то и трем насильникам, и успокоился. Разговор начал его забавлять: он понял, что Мэри не собирается уступать домогательствам нового ухажера. Джек хотел было обрадоваться ее верности, но тут ему пришло в голову, что его соперник, скорее всего, страшен, как смерть, или стар, как трухлявый пень, несмотря на моложавый голос, или от него несет дохлым скунсом, да мало ли что. Вот оттого Мэри и кочевряжится, а об отце своего сына давно и думать забыла.

+1

102

Мэри молча смотрела на коммерсанта. Он ведь, несмотря на то, что был мужчиной, не был таким уж плохим человеком. Прежде всего стоит исходить из понятий, что идеальных людей вообще не бывает, а у любого удачливого коммерсанта ручки-то в грязи будут испачканы. Но все же Блумквист отличался какой-то чистотой. Не только внешней, но и вообще...
Убивать его не хотелось. Рисковать тоже не хотелось. Но Мэри отчаянно хотела услышать, увидеть гарантии того, что ей ничто не будет угрожать. Правда вероятность всего этого было ничтожно мала.
- Мне жаль вас, мистер Блумквист, - произнесла женщина негромко. - Но вы, как опытный человек, должны понимать, что когда человек тонет, то он схватится за любую соломинку. Особенно если вопрос касается ребенка. Я вы мне очень по душе и я вам бесконечно благодарна за помощь. Но я не готова к близости того рода, которую жаждите вы, хотя вы, разумеется, можете взять свое силой. В конце концов я всего лишь женщина...
Рид вздохнула и бросила короткий взгляд в лицо мужчины: он либо сам, добровольно, откажется принуждать ее к любви, либо действительно предпримет самые решительные действия. Она поставила его перед выбором – во всяком случае так казалось самой Мэри.

+1

103

Джека снова обуяло желание чихнуть: в носу зверски свербило, а в груди клокотал кашель. Он сдерживался из последних сил, одновременно пытаясь не пропустить ни слова из разговора. Мэри наконец-то назвала незнакомца по имени. О Блумквисте Джек слышал и даже видел его пару раз на пристани, когда коммерсант лично приходил проверить свои склады или отгрузку товаров. И он был далеко не стар и хорош собой, к тому же - почти баснословно богат. Вспомнив все это, Джек упал духом. Несмотря на свое самомнение, он понимал, что шансов выиграть этот поединок у него мало.
- Почему же вам жаль меня, сударыня? - тем временем продолжил Блумквист уже более спокойным тоном. - Неужели из-за того, что я женат на женщине, которую Бог лишил рассудка? Но ведь жалеть надо её, а не меня: я здоров и надеюсь, что мой образ жизни позволит мне прожить еще достаточно долго: я почти не пью, не курю табак, не склонен к чревоугодию и не встречаюсь с продажными женщинами. Единственное, чего мне не хватает - доброй и понимающей подруги, которая к тому же не питала бы отвращения ко мне, как к мужчине, и готова была хотя бы изредка делить со мной постель. Я надеялся, что найду такую женщину в вас. Я не могу жениться на вас покуда жива моя несчастная супруга, а вы, как мне кажется, больше всего цените свободу. Я не посягаю на вашу свободу, - я прошу у вас всего несколько часов в неделю, и готов отплатить вам сторицей за вашу ласку.
Выслушав пространную речь коммерсанта и особенно ту ее часть, в которой упоминалось о его крепком здоровье, Джек мысленно пожелал ему подхватить бубонную чуму или провалиться сквозь доски пола на первый этаж таверны и сломать себе шею.

+1

104

Блумквист оказался твердым орешком, расколоть который было совсем не просто. Но и Мэри не собиралась сдаваться так просто: она могла и саблей махать, но могла и разговоры болтать – это она впервые осознала, когда открывала со своим покойным супругом первую таверну. Очень у нее ловко получалось находить подходящие слова в нужный момент!

- Мне жаль вас, потому что на самом деле вы ищите не просто добрую и понимающую подругу. Вы ищите не ласку, которую, с вашими деньгами, можно купить сколько угодно даже у приличных девиц. И я вам скажу, что многие женщины согласились бы делить с вами постель прельщенные одной вашей красотой и обходительностью. Но вы гораздо большее. Вы ищите любовь.

Рид сделала небольшую паузу. Теперь она уже смотрела в глаза мужчине.

- То, чего не смогла дать вам ваша жена в силу болезни. Вы в поисках искреннего, настоящего чувства. Но вы будто забываете, что оно не продается и не покупается. Оно рождается в душе и идет от всего сердца, либо... нет.

+1

105

- Мэри, - сказал Блумквист, и его голос дрогнул. - Мэри...
И вот тут Джек чихнул,  даже не пытаясь сдержаться, ибо понял, что надо сделать что угодно, лишь бы прервать этот разговор. Мэри никогда так с ним не говорила, - лишь пихала кулаком в бок или отпускала очередную сальную шуточку, а этот парень сумел сделать невозможное: не уложить её в постель, как  Джек, а заставить ее показать самое сокровенное, что было скрыто в ее сердце. Эти двое понимали друг друга - может быть, им самим было и невдомёк, но Джек-то знал, чувствовал, что между ними протянулась невидимая нить, которая грозила разрушить его счастье, да что там счастье - всю его жизнь!
Он снова чихнул, а потом еще и еще раз, - так оглушительно, что даже глухой бы услышал.

+1

106

Мэри почувствовала, как ее сердце вдруг дрогнуло. У Блумквиста было такое лицо… и голос его звучал так...
Не нужно ей было всего этого говорить! Права она или нет, но не нужно было. Нельзя!
Рид вдруг поняла, что с большим удовольствием провалилась бы сейчас под землю. Лучше бы ее черти унесли, только бы не стоять здесь, как полной дуре и не…
И тут под кроватью кто-то чихнуть. Торопливо и громко.
Мэри тут же ощетинилась, поджалась и отступила на несколько шагов назад:
- Кого вы там с собой привели?! Говорите! – взгляд ее, устремленный на Блумквиста, потерял все свое сожаление и всю мягкость. - И ты! Под кроватью, вылезай! Иначе, клянусь, я возьму пистолет и, не глядя, пристрелю тебя!

+1

107

- Я никого не приводил! - возмущенно воскликнул Блумквист! - Как я мог?!
Джек уже выбрался из-под кровати и встал перед парой, как грозный судия, попутно отметив, что он выше соперника на целый дюйм:
- Привёл-привёл, - заявил он, глядя не на Блумквиста, а на Мэри. - Приходите, говорит, капитан Рэкхем, посмотрите, как ваша жёнушка вам верность блюдет, пока вы, не щадя живота своего, искореняете пиратскую заразу.
И тут коммерсант сделал такое, чего Джек от него никак не ожидал: размахнулся и заехал ему  кулаком в челюсть. Неловко заехал, - сразу стало ясно, что привык он деньги пересчитывать, а не чужие зубы. Джек покачнулся чуток, пощупал челюсть и молча бросился на коммерсанта, повалив его на пол, и они так же молча стали мутузить друга, как два беспризорных мальчишки, не поделившие кусок украденного пирога.

+1

108

Мэри и сама не понимала зачем Блумквисту кого-то приводить с собой. Охранника? Глупости какие!
И тут из-под кровати во всей своей красе выбрался Джек.
Рид вытаращила глаза и удивленно приоткрыла рот, не зная что сказать. В голове вообще не было ни единой путевой мысли. Она просто стояла и глазела на Рэкхема, который появился в самый неподходящий момент.
- Ээээ..
И тут Блумквист, такой вежливый и деликатный, первым начал драку. Они покатились по полу, так что Мэри пришлось отступить, чтобы и ее не задело ненароком. Полетел на пол задетый ненароком стул.
- Эээээ…
Впервые из-за нее дрались мужчины. Дрались именно вот так, как сейчас. Не в пьяном угаре пытались ножом друг друга ударить, а осознанно.
- Эээээ… - Рид шумно выдохнула и все же собралась с мыслями. – Эй! А ну-ка хватит мне здесь!
Она даже подумала о том, чтобы вмешаться в драку и понараздавать пинков.

+1

109

Джек уже сидел верхом на противнике, примеряясь, как бы половчее ухватить его, чтобы как следует шмякнуть затылком об пол, но тот внезапно с такой силой оттолкнул его и пнул ногой в живот, что Джек отлетел к двери. Блумквист поднялся на ноги и схватил свою расфуфыренную шляпу:
- Прошу прощения, мэм! Думаю, нам с капитаном Рэкхемом лучше продолжить нашу беседу снаружи.
Прошествовав к двери, коммерсант протянул руку сопернику, предлагая встать.
Джек выругался про себя, хотя и понимал, что предложение стоит рассмотреть, - прежде всего из-за Джонни, который спал в комнате неподалеку и мог быть разбужен шумом. Протянутую руку он проигнорировал, поднялся на ноги без посторонней помощи, открыл дверь и вышел, не взглянув на Мэри и не сказав ей ни слова. Блумквист протопал за ним, но замешкался на выходе и Джек, оглянувшись, увидел, как коммерсант отвесил хозяйке таверны низкий прощальный поклон, отчего ему страстно захотелось пнуть его в зад так, чтобы тот вылетел в окно. Но он сдержался: в конце концов не только Блумквист был джентльменом.
Выйдя на улицу, оба противника остановились, меряя друг друга злобными взглядами. Блумквист первым взял себя в руки, глубоко вздохнул и промолвил:
- Не хотите выпить за встречу, капитан? Не здесь, конечно, а у меня дома.
Джек пожал плечами и выдвинул встречное предложение:
- Предпочитаю ничейные воды. Неподалеку есть местечко, не такое шикарное, как это, но и там можно выпить и закусить без риска отправиться на тот свет. Вот только у меня при себе ни гроша...
И он выразительно похлопал себя по бокам и развел руками. Блумквиста это не смутило:
- Показывайте дорогу, капитан, - я плачу, - решительно сказал он.

+1

110

Не дав ей сказать ни слова оба мужчины свалили из таверны. Мэри чувствовала себя какой-то идиоткой, потому что у нее даже не было возможности бросить им что-то едкое и обидное вслед – так стремительно они ушли. И драться они явно больше не собирались: Блумквист протянул руку, а запал Джека, который не любитель рукоприкладства, явно угас.
И к черту их всех.
И одного. И второго.
Она больше ни с одним мужиком не свяжется в своей жизни. А потрахаться – так это всегда можно кого-нибудь найти.
- Не пускать их больше в таверну, - велела Мэри рабам. – Ни одного, ни второго. Явятся – спустить с лестницы и вышвырнуть прочь. И особенно тщательно следить, чтобы на второй этаж никто не поднимался и к ребёнку не подходил.
Постояльцев сейчас не было, поэтому проблем возникнуть не должно было.
И Мэри отправилась спать, не забыв на всякий случай запереть дверь и положить рядом  с собой оружие. Джонни что-то пищал во сне и Рид чувствовала, что у нее на самом деле есть только он. До тех пор, пока не вырастет и не сбежит.
Кто-то однажды сказал, что люди рождаются одинокими и такими же умирают и не важно, что происходит посередине - и это была правда.

Отредактировано Мэри Рид (2018-11-26 11:27:23)

+1

111

[nick]Гарольд Блумквист[/nick][status]коммерсант[/status][icon]https://b.radikal.ru/b38/1811/c7/fe85bfa7ebc6.jpg[/icon]
Блумквист проснулся ранним утром: небо за окном было почти черным, по стеклам хлестали дождевые струи и время от времени полумрак освещался вспышками молний, за которыми следовали раскаты грома. Сначала он не понял, почему сидит, вернее – полулежит, в кресле, но громкий храп заставил его перевести взгляд  и он увидел распростершееся поперек кровати долговязое тело. Тело было полностью одетым и несомненно мужским, и, что самое неприятное, обутым в заляпанные грязью сапоги, которые оставили длинные черные полосы на простынях из египетского хлопка. Рядом с кроватью валялась треуголка и четыре пустые бутылки: одна из-под лучшего кубинского рома, две из-под выдержанной испанской мадеры, и еще одна – из-под лиссабонского портвейна, который подавался на обедах у губернатора. Голова у Блумквиста трещала так, что этот звук частично перекрывал могучий храп гостя. Никогда еще в своей жизни коммерсант, исповедующий христианское воздержание, не напивался так сильно. Он не помнил ни когда вернулся домой, ни что случилось после этого, но наличие спящего гостя подсказывало ему, что пили они вместе. Но как того звали, он вспомнить не мог. Помучавшись некоторое время, Блумквист выбрался из кресла и поплелся к двери, чтобы расспросить своего камердинера. Каждый шаг давался ему с трудом и отзывался ударом молота в висках. Камердинер обнаружился в кухне и сразу же поднес хозяину чашку крепчайшего свежесваренного кофе и на его вопрос о госте уверенно назвал имя:
- Это капитан Рэкхем, сэр! По крайней мере, так он назвал себя, когда требовал еще одну бутылку рома и трёх шлюх из борделя: двух для себя и одну для вас, - так он сказал. Не в обиду вам, сэр, но он добавил, что двоих вы не потянете.
Блумквист поперхнулся горячим кофе: теперь он вспомнил почти все. Свое очередное фиаско, постигшее его в таверне вдовы Рид, неожиданное появление из-под кровати капитана Рэкхема и их потасовку.
- Однако... – пробормотал он, разглядывая свое отражение в черном зеркале чашки, - Однако... Надеюсь, ты не...
- Конечно, нет, сэр! – возмущенно откликнулся камердинер, яростно натирая мягкой тряпочкой столовое серебро. – Тем более, что я был занят. Пришлось вынести два полных горшка: капитана Рэкхема нещадно тошнило.
Блумквист оторвался от созерцания своего изрядно помятого и опухшего лица и поднял страдальческий взор на свидетеля своего позора:
- А меня?
Лицо камердинера пошло красными пятнами и он неохотно признался:
- И вас тоже, сэр.

+1

112

Проснулась Мэри в скверном настроении. Нет, все было не так уж плохо: она, кажется, отвадила обоих мужиков, что приносили в ее жизнь одни только проблемы и хотели при этом залезть к ней под юбку. Она вновь осталась со своим и это было хорошо. Джек мог радоваться своим денюжкам, Блумквист.. ну, пусть тоже чему-нибудь радуется. Ее это совсем не волнует!
Обычные дела заняли все утром: хлопоты с Джонни, заботы о таверне, где нужно было прибраться, подготовиться к новому дню и новым пьяным рожам. Чтоб их всех!..
Часов около десяти Мэри позвала Соломона и велела ему:
- Поди к дому мистера Блумквиста и постой там в сторонке, последи. Не случилось  ли чего. Ну, у себя ли хозяин, жив ли, здоров, не приезжал ли туда доктор.. в общем: гляди в оба и все запоминай. Если знаешь кого из черной прислуги, так расспроси осторожно. Только так, чтобы тебя не заметили. Украдкой. Все, иди!
Выдав столь противоречивые указания, Рид принялась штопать свои нижние юбки, что давно просили починки: где по шву разошлись, а где даже дыры от угольков и искр, что выскакивают из очага, появились.
Нет, ей было решительно все равно, чем занимались мужчины этой ночью, после того, как сбежали от нее. Но она, пожалуй, не хотела, чтобы они поубивали друг друга. А поскольку где искать Джека было непонятно (уж навряд ли он вернулся на корабль!), то единственный способ узнать все ли в порядке – проследить за особняком Блумквиста.
А если Джек потащился к шлюхам? Ну, конечно! Куда ему, после столь долгой отсидки на острове, бежать? Как пить дать – в бордель подался и Блумквиста, святошу, за собой потащил! Мэри с досадой скрипнула зубами и отправила в бордель одного из рабов – пусть тоже поспрашает.

+1

113

Особняк Гарольда Блумквиста выделялся среди других домов Кингстона и размерами, и изяществом постройки. Покрытая серой дранкой двускатная крыша, внушительные печные трубы, большие арочные окна первого этажа и широкая веранда, опоясывавшая дом, радовали глаз. Вокруг особняка раскинулся большой сад, в котором ежедневно трудилась дюжина черных садовников, ухаживавших за клумбами, подстригавших густую живую изгородь и посыпавших чистым песком многочисленные дорожки. Руководил ими  Авессалом, которого все называли Эйбом. Сколько ему было лет, точно никто не знал, поскольку он был куплен еще отцом Гарольда Блумквиста, - «старым хозяином», как называли его рабы, - который давно уже пел гимны в райских кущах. Эйб любил поговорить, но такая возможность выдавалась ему не часто, поскольку его воркотня давно надоела всем слугам. С самого утра разразилась гроза, что, с одной стороны,  давало возможность отлынить от работы в саду, а с другой   мешало Эйбу заполучить в собеседники случайного прохожего, остановившегося, чтобы полюбоваться  увитыми розами шпалерами, посыпанными разноцветным песком дорожками и  фигурами животных из бирючины и букса. Как только дождь прекратился и на небе, очистившемся от туч, засияло солнце, старый Эйб, раздав указания своим подручным, занял стратегически выгодную позицию у калитки из белого штакетника и стал поджидать первого встречного, который пройдет мимо. Через некоторое время его терпение было вознаграждено: к калитке приближался  его соплеменник, - черный, как смоль, великан, с таким добродушным и открытым лицом, что Эйб сразу же смекнул: такого будет легко взять в оборот.

+1

114

Соломон был рад такому простому и приятному заданию. Только и надо делать, что ходить – это он умел и любил, да смотреть – зрение у него было отменным. Все-таки работать на миссис Рид было куда приятнее, чем на старого хозяина, где от работы иногда спину так ломило, что не разогнуться.
Соломон быстро добрался до особняка важного господина, который похаживал к хозяйке и который был так щедр к нему в прошлый раз, и замедлил свой шаг, теперь уже точно никуда не торопясь. Шел, а сам и поглядывал: не видно ли мистер Блумквиста? Или дохтора? Но пока ничего толкового не наблюдалось: несколько черных рабов промелькнули во дворе да вот еще один стоит около калитки. Подходя к нему Соломон белозубо улыбнулся и вежливо кивнул, уважая старость. Не каждому рабу удастся дожить до седин да еще и выглядеть так важно.
- Хорошего дня! - заметил Соломон доброжелательно.

+1

115

Эйб понял, что пора бросать рыбке наживку, чтобы не уплыла.
- И тебе того же, сынок, - ответил он, показывая великану два ряда крепких и желтых от табака зубов, которыми бы мог похвастать человек втрое моложе его. - Да только день пока что хорошим не назовешь: с утра лило, как из ведра и размыло главную клумбу. Что-то я тебя раньше не встречал: ты давно на острове? Будем знакомы: я - Эйб, главный садовник у мистера Блумквиста. А ты у кого задарма надрываешься? Кормят-то хорошо или держат на трех кукурузных початках в день и черствых маисовых лепешках?
Эйб со знанием дела осмотрел крепкую фигуру великана: да на таком пахать надо! Здоров, как бык, и при этом, судя по выражению лица, покорный, как теленок. И если выяснится, что у него не хозяин, а скаредная и жестокая сволочь, так можно и намекнуть массе Гарри (Эйб знал молодого хозяина с пеленок и про себя всегда называл  уменьшительным именем*), что можно приобрести хорошего работника на плантацию.

*Гарри - уменьшительное от Гарольд и Генри.

+1

116

Соломон остановился, крайне довольный тем, что у него завязался разговор с человеком из особняка мистера Блумквиста. Он опять сверкнул белыми зубами и кивнул.
- Давненько уже, то у одного хозяина был, а теперь у хозяйки служу в таверне «Необитаемый остров». А звать меня Соломон.
Придумывать что-то и говорить неправду темнокожий мужчина смысла не видел. Он, говоря откровенно, даже не задумался об этом: у него ведь другое было задание, а указаний скрывать о себе правду – нет.
- Кормят нас там хорошо: тем же, что посетителям дают, и два раза в день! Да и так на кухне всегда можно кусок хлеба взять, - Соломон выпрямился, чувствуя, что местом своим он очень доволен. – А работенка при этом не пыльная: за порядком следить, поручения выполнять да иногда телегу разгрузить! Не то, что раньше бывало!  Всякому бы такую хозяйку. А у тебя здесь как дела, Эйб? Небось важный господин, что живет в таком большом доме, лютует да зверствует сильно?

+1

117

Услышав про "Необитаемый остров" старый Эйб слегка скис. Стало ясно, что такое место для чернокожего раба - что рай на земле, и даже если его попытается перекупить сам Гарольд Блумквист, он наверняка бухнется в ножки хозяйке и будет умолять не продавать его.
- Что ж, поздравляю: местечко хорошее, - сказал он. - Так и у нас не хуже. Такого господина, как наш, днем с огнем не сыщешь! Вот старый господин, отец его, - тот  был суров, и если что не по нем - сразу приказывал бить плетьми. А  сын его, мастер Гарри - добрейшей души человек, и в Бога верит! Не пьет, не курит, служанок в постель не тащит, как другие.  И кормит хорошо, и дохтура зовет, если кто из нас захворает. Правда дохтур тот - дурак дураком. Был бы умный - вылечил бы нашу миссус... Да, нет ничего хуже, чем жена, у которой ум за разум зашел, - уныло заключил он и поскреб заросшую седой щетиной щеку. - А твоя хозяйка замужем или сама по себе?
Эйб  уставился на нового знакомого жадным взглядом, сгорая от желания услышать сплетни о белой женщине, которая владеет трактиром.

+1

118

Соломон приосанился. Он вдруг почувствовал некую гордость за себя и свою хозяйку. Да, миссис Рид была деловой и, в общем-то, доброй к своим рабам женщиной – не многим так везет! Тут есть чем быть довольным и есть чем козырнуть перед другими рабами. А нечего: пусть завидуют ему!
Миссис Рид и деньги у своих рабов не отнимает, даже если знает, что заведется какая мелочь: девицам могут за расторопность посетители немного бросить, а мужчин за какие услуги одарить – помочь донести что или до дому проводить особо подвыпивших господ.
- Наша хозяйка сама себе хозяйка, - сообщил Соломон. – Дите у нее есть, а муж – нет. Помер он пока сюда они плыли! Так что миссис Рид все сама обустраивала с самого началу и теперь – одна все  делает. Но я, конечно, помогаю ей, в большом доверии нахожусь.
Приврать немного, хотя и не приврать, а приукрасить – это ж грех не большой. Зато как приятно!
- Она меня каждый Божий день по делам важным отправляет! Миссис у нас умная, ей и никакой муж не нужен. К ней самой за советами ходят  - вот так! Мужчины у нее каждный день бывают и все господа важные и солидные, не так просто! Была бы она мужчиной, так уже б всем островом заправляла.
Темнокожий мужчина прислонился плечом к забору и мотнул головой.
- А с вашей хозяйкой что: больна что ли разумом? – Соломон покачал головой сочувственно. – Беда это, беда… и как ваш хозяин от такого горя не запил! Ему ж только в вине утешения искать в таком несчастье! Неужто не принимает вообще?

+1

119

- До вчерашнего дня ни капли в рот не брал! - подтвердил Эйб, в глубине души удивляясь, как такое возможно. Сам он тоже принимал на грудь исключительно редко, но только потому, что рабам Гарольда Блумквиста позволялось пить исключительно по большим праздникам, и главным напитком даже в таких случаях была едва забродившая брага, от которой не захмелел бы и щенок.
- Дааа... - продолжил он, не став развивать тему об оборотистой трактирщице, поскольку хотел поделиться с новым знакомым свежими сплетнями. - Хозяйка наша давно уже...того, и хозяин все это время за ней ходил, как за ребенком малым - детей-то у них не было. На его бы месте любой другой протоптал дорожку в бордель или завел молодую любовницу из наших... ну ты понял, о ком я. А он ни в какую! И верность супруге хранил, и все Божьи заповеди соблюдал. Но недавно дохтур настоял, чтобы хозяйку отправили в Англию - стало быть, признал, что тамошние врачи будут поумнее, чем он. И теперь мой хозяин сам по себе, можно сказать, - соломенный вдовец. А когда женатый мужчина сам по себе - его сразу тянет на всякое-разное. Вчерась притащился домой под мухой, да не один, а с дылдой в треуголке. Я курей на ночь закрывал и слышал, как он камердинеру своему гостя представил: это, говорит, мой лучший друг капитан Рэкхем. А у самого язык заплетается так, что мне сразу стало ясно: лишку хватил!  Но это ладно, потому как капитан и вовсе лыка не вязал: токмо мычал и сапожищем своим по земле шаркал вот эдак: шарк-шарк!
Эйб изобразил расшаркивания ночного гостя, елозя босой ногой по песку.

+1

120

Соломон сочувственно покачал головой. Да уж, скверное это дело, коли жена больна так. Ведь это и не жена, получается, а обуза, что висит на шее и тянет на дно за собой. Она ведь ни по дому хлопотать не может, ни мужу быть усладой. Хотя, кажется, у господ богатых все как-то иначе чем у других.
- Да уж, - вздохнул темнокожий мужчина. – Ваш хозяин-то, получается, чуть ли не самый праведный человек в этом месте-то! Соблазнов вокруг сколько! Те же моряки, видал сам небось: они и на берег сойти не успевают, а дамочки разряженные уже ждут их, зазывают в гости к себе.
Имя капитана Рэкхема заставило Соломона навострить уши. Разве это не то, что просила хозяйка узнать? Да он и сам видел, как эти двое вчера вместе уходили, а перед этим – шум наверху устроили и стулу ножку подломили – дрались. Но, видать, ром да вино помирили их. Лучшими друзьями стали – вон как!
- Слыхал я про капитана Рэкхема, - покивал Соломон головой. – Человек такой же достойный, как и твой хозяин: лишнего не позволит, все чин по чину! Видать дело у них какое было: вот и приняли. А в этом деле главное до дому добраться да спать лечь, чтобы утром голова не трещала.

+1


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Похищенный