Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами


Остаться в живых | Охотники за головами

Сообщений 211 страница 240 из 274

211

Мнимый капитан произнес всего несколько слов, но Блумингдейл уже его не слушал: до его слуха донеслись вопли агонизирующих матросов. Значит, кто-то из его ребят уже обнаружил доказательства того, что шлюп - гнездо заразы, и начал выжигать ее хорошо закаленным железом. Он молниеносно выхватил катласс из ножен и развернулся, собираясь нанести смертельный удар по пиратскому ублюдку, но тот успел отпрыгнуть и укрыться за бухтой каната, выдергивая свою абордажную саблю. Позади Блумингдейла раздался топот ног, - он обернулся и увидел двух пиратов, приближавшихся к нему настолько быстро, что судьба мнимого капитана сразу же стала ему безразлична. Блумингдейл быстро наклонился и вытащил из-за голенища нож. Попустив первого пирата на достаточное расстояние, он отразил его удар и тут же рассек ему грудь ударом катласса. Резким поворотом кисти он отправил в полёт свой нож, который держал в левой руке - и тот вонзился в горло второму пирату.

+1

212

У Мэри перед глазами все заволокло красной пеленой - так всегда бывало во время боя. При этом она отлично осознавала, что делает и не впадала в то безумство, что превращает человека в машину убийства. Просто этот красный туман придавал ей сил, делал руку тверже, удар сильнее, а тело - ловчее.
Мэри вонзила саблю противнику в бок и провернула. Ногой пнула безжизненное тело, чтобы не мешалось и бросилась вперед, занося оружие, чтобы раскоить череп еще одному уроду, с которым сцепился юнга из ее команды.
Даже если они убьют всех, то их все равно потопят. Но лучше уж так, чем сдаться..
А что если..
Единственный шанс..
Насколько моряки, оставшиеся на том корабле, ценят своих товарищей?
- Не убивать! Брать в плен! В плен! Не убивать!! - заорала Мэри, бросаясь вверх по лестнице.
Ничего не получится, конечно. Но она хотя бы попробует.

+1

213

Благодаря тихой, почти безветренной погоде оба корабля легли в дрейф и практически застыли на поверхности моря. Джек до крови искусал губы, следя за тем, что происходит на пиратском шлюпе. Рядом с ним, разинув рот, стоял Бэнкс-младший, недавно появившийся на "Мэри" судовой клерк: он впервые видел подобную бойню.
- Господи... - бормотал он,- Господи... Сэр! Они же там все друг друга поубивают.
Джек метнул на юного писаря раздражённый взгляд:
- А  твой отец вообще  думал о том, чем мы тут занимаемся, когда тебя к мистеру Дженнингсу?
Он разрывался между необходимостью оставаться на "Мэри" и потребностью передать бразды кому-нибудь из оставшихся на судне матросов и броситься на помощь своим. Со шканцев, на которых стояли он и Бэнкс-младший, происходящее было видно, как на ладони. Блумингдейл сражался, как лев: Джек видел, как квартирмейстер зарубил двоих пиратов и сейчас снова бился с двумя: его катласс сверкал и вращался в прозрачном воздухе, как японские мечи самураев, о которых Джеку так много рассказывал Ван де Хох. Но неподалеку от него падали на палубные доски другие: у камбуза скорчился, зажимая рану в животе, Хатчинс, а у люка, ведущего в трюм, ничком лежал зарубленный Бэрд: кровь расплылась у его головы большой темной лужей. Стрелять из пушек было нельзя: от разрывов ядер пострадали бы не только пираты. Джек не мог понять одного: почему Блумингдей взял с собой только четырнадцать человек, если был так уверен, что шлюп - пиратское судно? Почему он сам ничего не возразил и отпустил их туда в таком малом количестве?!
Джек наклонился и заорал со шканцев толпе матросов, столпившихся у борта и яростными криками подбадривавших своих товарищей, сражавшихся на палубе пиратского судна:
- Что рты пораззявили?! Хардинг! Бентли! Берите еще дюжину, спускайте вторую шлюпку - и мигом на шлюп, к Блумингдейлу! Остальным взять ружья и стрелять по пиратам!
Расстояние между кораблями было таким, что сильно постаравшись, можно было и попасть в одну-другую мишень.

+1

214

Приказу Мэри вторил Бен - его уважали и слушались, поэтому, если возникала возможность, то противнику наносились незначительные раны, а потом его оглушали. По башке врага, правда, били без всякой жалости, что было сил - ну так это понятно! Нечего нежничать, пусть подольше без памяти проваляются.
Рид крутилась и вертелась: в этот раз у нее не было одного противника, наскакивали то с одной стороны, то с другой. И тут же нападающий отступал, вынужденный защищаться от нападения пиратов с другой стороны.
Царила какая-то беспорядочная суета.
Кто-то  дал дал залп. С ее корабля кто-то умудрился выстрелить  из пушки - уж непонятно каким чудом. Зачем?
Мэри потратила мгновение, чтобы бросить взгляд в сторону: от судна врага к ним двигалась лодка. Это была попытка потопить лодку, но, к сожалению, попытка неудачная - ядро легло рядом, но противника только брызгами обдало. Еще через мгновение, Рид уже вскидывала саблю отражая нападение  рыжего, с мерзкой конопатой рожей, моряка.
Но что-то ее вдруг забеспокоило. Ну, то есть забеспокоило еще сильнее, чем все происходящее. Что-то было в том судне.. такое.. непонятное..
Не время для пустых размышлений!
Мэри знала, что ее команда страшно устала. Сначала был бой с другим судном и абордаж. Потом они, словно бешанные, работали, чтобы перенести весь груз на свое судно. А потом, сильно уменьшенным после боя составом пытались залатать все дыры и удержать  свое "корыто" на плаву.
Их было мало и они устали.
Призрачный шанс на победу стал таять, когда через борт перевалила подмога с вражеского корабля. Они было полны сил и свирепы - и тут команду Рид начали серьезно теснить.

+1

215

Джек крепко выругался, когда небольшое, одно или двухфунтовое ядро, выпущенное из вертлюжной пушки, шлепнулось в воду неподалеку от шлюпки, в которой сидел он и еще дюжина вооруженных матросов. Со стороны "Мэри" раздавались нестройные ружейные выстрелы, и он пожалел, что отдал приказ стрелять: матросы могли случайно подстрелить своих. Оставив шлюпку на попечение Бентли, Джек вместе с остальными вскарабкался на палубу. Вблизи картина битвы была еще более угнетающей: повсюду валялись трупы и истекающие кровью раненые. У сломанной бизани Джек заметил Блумингдейла, отступавшего под напором двоих пиратов. Квартирмейстар двигался неуклюже, припадая на раненую ногу. Джек выхватил пистолеты и разрядил их в нападавших. Один упал, второй выронил саблю и схватился за плечо. Блумингдейл тут же покончил с ним, резким ударом катласса практически отделив его голову от шеи, и, даже не взглянув на Джека, заковылял туда, где один из новоприбывших отбивался от громадного полуголого негра с  абордажным топором в руках.
Спустя полчаса все было кончено: уцелевшие пираты обезоружены, связаны и переправлены на двух шлюпках на "Мэри", после чего "Мэри" подвели к полузатопленному призу (за время схватки вода в трюме поднялась почти на фут), бросили якорь и приступили к привычной рутине: переправке груза с одного корабля на другой. Тягомотиной с грузом руководили квартирмейстер, наспех перевязавший рану на ноге, и юный клерк, уже успевший прийти в себя после увиденного.
Джек прогуливался перед пленными пиратами, заложив руки за спину и внимательно вглядываясь в их лица, покрытые  грязью, потом и запекшейся кровью. Среди них не было ни одного знакомого и гнев Джека, потерявшего половину своей команды и не чувствовавшего никаких угрызений совести за то, что он скоро отправит свору грабителей и убийц на виселицу или каторжные работы, лишь возрастал. Последним в ряду сидел моряк с надвинутой на лицо шляпой. Что-то в его фигуре и позе показалось Джеку смутно знакомым: он подошел к нему и, испытывая желание сорвать с его повинной головы шляпу, резким голосом приказал:
- Эй, ты! Подними голову и посмотри мне в глаза!

+1

216

Все закончилось позорным поражением. Да, лучшие карты изначально были не на стороне Мэри Рид, но осознание проигрыша все равно бесило до дрожи, до бешенства.
Во вреся схватки ее слегка подрезали - так, одежку разорвали да кровь пустили, а она даже не заметила как это случилось. Ерунда, на такие вещи никто не обращает внимания. Это же не руку отрубить и не уха лишиться.
Хуже всего было то, что, немного поостынув, Мэри узнала вражеский корабль и узнала капитана.
Подонок! В таверне заливался соловьем, красиво так все описывал, но в итоге оказалось, что он отправился ловить пиратов.
Как все невовремя...
Женщину буквально трясло от злости и гнева. Она готова была перегрызть Джеку глотку зубами, но ей врезали, заставили сесть, а потом еще и пнули под ребра, заставив сердито защипеть от боли и выругаться.
Она не хотела видеть Джека. И не хотела, чтобы он видел ее. Противно было: он предал ее один раз, а теперь поступал точно так же вновь. И плевать, что он не понимал последствий своих поступков!  Мэри не собиралась мыслить сейчас рационально и справедливо.
Но разве судьба, так изрядно ей подсолившая, сделает что-то хорошее? Разумеется, нет! Поэтому Рид имела сейчас счастье слышать голос Рэкхема и лицезреть его сапоги.
- Пошел ты к дьяволу, ублюдок! - сообщила женщина и не думая выполнять указание любовника. Впрочем, вряд ли он не узнает ее голос. Узнает, конечно. - Что б твои потроха собаки сожрали!

+1

217

Джека будто ударили пыльным мешком по голове: он узнал голос Мэри, но несколько мгновений все еще не мог в это поверить и тупо пялился на шляпу, надвинутую на глаза и закрывавшую  половину её лица широкими полями. Самым простым и верным решением было бы сдернуть шляпу, но Джек отчего-то не мог этого сделать: правая рука налилась свинцом и чтобы поднять ее и сделать нужное движение, Джеку понадобилась бы лебёдка.
Сбоку от пирата в шляпе сидел молодой моряк, дрожавший то ли от холода, то ли от страха.
Джек схватил его за подбородок левой рукой, которая слушалась лучше, и заставил смотреть себе в глаза:
- Это кто? - прошипел он, кивнув на его соседа. - Имя и место в команде, и отвечай быстро, не то вздерну тебя на ноке, не дожидаясь, пока это сделает палач в Кингстоне.
Парень позеленел от ужаса: в его голубых, по-детски испуганных глазах Джек увидел отражение виселицы, с которой свисала пеньковая веревка с петлёй на конце.
- Это Марк... - прошептал тот, теперь уже густо краснея от стыда, - Клерк... Бумажки перекладывал.
- Марк...- с трудом выдавил Джек, чувствуя, как рушится вся его жизнь и все его надежды и  планы, как осыпается замок из песка, который он построил в своем воображении, мечтая о собственной плантации и белом доме в три этажа с большой верандой, на которой они с Мэри сидели бы вечерами, попивая кубинский ром, смешанный с соком лайма и манго, и любуясь пылающим закатом. Джек молча развернулся и пошел в сторону своей каюты, еле переставляя ноги. По пути его перехватил Блумингдейл:
- Кэп! Весь груз на "Мэри". Пушки с приза мы тоже сняли и перевезли. Что делать с убитыми?
- Похоронить, как положено, - механически откликнулся Джек и тут же понял, о чем именно спрашивал его квартирмейстер. - И наших, и ...других.
Блумингдейл странно на него посмотрел, но только кивнул и ушел выполнять приказ. 
Джек проводил его мутным взглядом, дотащился до своей каюты и первым делом хлопнул полстакана крепчайшего ямайского рома. Туман в голове немного рассеялся. Джек прикончил стакан и снова вышел на палубу.
- Мистер Бэнкс, - крикнул он клерку, сидевшему на бухте с канатом и делавшему какие-то пометки на листке бумаги, который он положил себе на колено. - Возьмите Хардинга и Брукса и приведите ко мне в каюту своего коллегу, клерка с приза, который мы захватили. Его зовут Марк. И шляпа у него приметная: больше ни у кого из пиратов такой нет.
Хардинг и Брукс были самыми здоровыми и сильными бугаями из его команды: Мэри вряд ли бы справилась с ним двумя даже если бы руки у нее не были связаны за спиной.

+1

218

Следующие несколько мгновений были долгими. Невероятно, невозможно долгими.
Джек узнал ее, просто не мог не узнать, но даже не притронулся, не сдернул шляпу. Заговорил с ее соседом, словно она сама была лишь декорацией, куклой, с которой просто бесполезно говорить. Тем более теперь, когда она сломана и.. неинтересна.
Мэри с новой силой охватила злость.
Хотя.. а чего она ждала? Что он закричит от удивления и обнимет ее, приказав немедленно освободить? Что покается в содеянном, отпустит их всех немедленно, вернет груз на корабль и перекрестит на прощание, пожелав попутного ветра?
Смешно!
Здесь каждый сам за себя. И каждый борется за свое место под солнцем и луной. Море слабых не любит. Сегодня слабой оказалась она – не повезло.
Надо было убить его еще там, на острове. Но эта мысль, промелькнувшая в голове, показалась какой-то унылой и неубедительной.
Рид приподняла голову и мельком посмотрела в лицо несостоявшегося – теперь это уже ясно, мужа.
А потом Джек ушел. Развернулся и ушел.
Гад. Мерзавец!
Убила бы собственными руками!
Через несколько минут ее схватили и, без лишних объяснений куда-то потащили. Мэри радости от этого не высказала, попыталась одного бугая лягнуть, а второму заехать локтем в живот. Но у нее мало что получилось, а свирепый тычок огромным кулаком в бок заставил задохнуться на мгновение, скрючиться и поумерить свой пыл. Оставалось только перебирать ногами и подчиниться судьбе.

+1

219

Джек вернулся в каюту и налил себе еще рома. Но пить не стал: смотрел на темную, резко пахнувшую жидкость, напряженно думал.
То, что он обнаружил среди пиратов Мэри, оглушило его и заставило пересмотреть все свои прежние жизненные планы. Она ему соврала: не напрямую, но утаив , что по-прежнему якшается с пиратами и выходит в море. А ведь он решил, что с прежней жизнью покончили они оба! Какого ляда ей нужно? Собственная таверна, приличный доход, уважение окружающих, ребенок! Отчего ее по-прежнему тянуло к отребью, которому одна дорога – на виселицу, он не понимал, да и не хотел понимать. При мысли о том, что она бросила Джонни на попечение черт знает кого, его аж перекосило, и злоба, которая к этому моменту немного поутихла, снова подняла свою уродливую голову.
Дверь капитанской каюты распахнулась, и Хардинг втолкнул внутрь моряка в широкополой шляпе. За их спинами маячил долговязый Брукс.
Джек молча махнул рукой, давая своим подручным знать, что они свободны и могут заниматься своими делами.
Как только дверь снова закрылась, он взял стакан, встал со стула и подошел к Мэри, руки у которой были по-прежнему связаны за спиной. Поднеся край стакана к ее губам, которые еще недавно ласкали его изнемогающую и жаждущую плоть, он сказал:
- Со свиданьицем, мистер Рид. Выпейте за новую встречу.

+1

220

Мэри почти сразу поняла, что ее ведут к капитану. К капитану Рэкхему!
И какого дьявола ему надо?
В голове мелькали самые разные, мрачные, угрюмые мысли. Уж она-то отлично представляла, что могут сделать с женщиной несколько разозленных мужиков. Ничего хорошего.
Сейчас Мэри не понимала как могла пустить этого человека в свою жизнь. Зачем? Она ведь знает, что лучше ни с кем не сближаться: все равно обманут и предадут. Счастье не бывает долгим и очень быстро наступает конец, разочарование – и погибель.
В данном случае для нее – буквальная.
Рид поморщилась и презрительно отвернулась от стакана с ромом, хотя пить хотелось страшно. Но гордость – ее остатки, это все, что у нее сейчас было.
- Говори что хотел, - голос женщины звучал глухо и хрипло. – И закончим. Ты явно позвал меня сюда не для того, чтобы ромом угостить.

+1

221

Стоя вплотную к Мэри, Джек понимал, что хочет только одного: обнять ее, прижаться губами к ее губам и целовать, пока они оба не начнут задыхаться. Так она на него действовала.
Джек вернулся к столу, поставил стакан и снова сел, не предлагая сесть Мэри.
- Хотел узнать, на кого ты оставила Джонни, - сказал он.
Но это был неправильный вопрос, и он это сразу понял и добавил:
- Нет, не так. Про черномазых нянек я все знаю. Ответь, почему ты его оставила?
При воспоминании о Джонни, пускавшем пузыри, когда он держал его на руках, грудь  будто сжало тисками. Джек помассировал левую сторону, - там почему то давило и жгло сильнее всего. Он смотрел на Мэри и не мог понять: она что, действительно не думала о том, к каким последствиям может привести ее поступок и как это отразится на ее сыне? На их сыне.

+1

222

Отлично. Теперь Джек будет читать ей, видимо, нотации.
На кого, зачем, почему…
Так и хотелось рявкнуть, что это только ее собачье дело, и чем она занимает и какой бизнес ведет – не его дело. Это только ее.. ее забота! Как и ее сын.
Рид стояла, мрачно, исподлобья глядя на бывшего пирата.
- Потому что я забочусь о его будущем. Потому что для того, чтобы у него были чистые руки, я должна испачкать свои. Потому что я не хочу, чтобы он стал паршивым трактирщиком и всю жизнь подавал и обслуживал других, - сообщила женщина все таким же глухим голосом.

+1

223

Из Джека как будто весь воздух выпустили: он-то мечтал об одном, а всё вот как обернулось. Злость на Мэри испарилась: слушая ее, он понял, что у нее своя дорожка, а у него - своя, и вместе им никогда не сойтись. В Кингстоне он решил, что их свяжет Джонни, но ошибся. Джек снова поднялся со стула и зашел за спину Мэри. Вытащил нож из привычного тайника за голенищем сапога, рассёк лезвием веревки, туго связывавшие ее руки, и начал растирать её затёкшие запястья, вдыхая  запах ее волос и кожи, пропитанных солью,  гарью и кровью, - запах единственной женщины, которую любил.
- Почему ты мне не сказала там, в Кингстоне? - спросил он. - Если б я знал название шлюпа, ничего бы не случилось. А теперь я тебя отпустить не могу. Хотел бы, да не могу.
Его рука помимо воли привычно скользнула вверх по её руке, двигаясь через плечо к груди, и он почувствовал под пальцами заскорузлую от крови ткань. Джек развернул Мэри к себе лицом и увидел разрез на ее матросской куртке.

+1

224

Мэри не знала чего ждать сейчас. Она и не ждала, по большому счету, ничего. Вся жизнь ее в данный момент представляла собой отдельные крохотные кусочки, которые медленно нанизывались на нитку – и получались бусы. Довольно уродливые и полностью лишенные изящества, но уж какие есть. Ей они нравились - это была ее жизнь.
- Если бы ты сказал зачем на самом деле уходишь в море, то ничего не случилось бы, - упрямо мотнула головой Рид.
Впрочем, когда им было говорить о делах? Они были заняты другими вещами, более приятными.
Запястья приятно заныли, когда с них соскользнула веревка. Но Мэри вздрогнула, когда ладонь Джека скользнула по ее руке и двинулась дальше, словно проходя уже знакомый путь к ее груди.
-  Зачем ты развязал меня.. если не можешь отпустить? – хрипло поинтересовалась женщина, чувствуя, что они находятся слишком близко друг к другу. Очень близко. Так близко, что ее охватывает волнение.

+1

225

- А ты не знала, чем занимается Дженнингс? Или думала, что пират свободно бы разгуливал под самым носом у губернатора Ямайки? - парировал Джек, хотя и понимал, что в упреке Мэри есть существенная доля правды. Вопрос о том, зачем он развязал руки, Джек обошел молчанием, не желая признаваться в слабости характера: ему просто было нестерпимо смотреть на свою любимую, стоявшую перед ним со связанными руками. Да и что она могла сделать даже избавившись от пут? Убить его? Но ее саму это бы не спасло, как и остальных пленников. Сейчас Джека больше волновала ее рана, и он стал расстегивать куртку, чтобы проверить, насколько она серьезна. При мысли о женской  груди, набухшей от молока, он переменился в лице, такое дикое возбуждение его охватило. Но сейчас было не до нежностей ни ему, ни Мэри. Впрочем, он в любом случае вряд ли мог рассчитывать на ее согласие. Оставалось радоваться, что грудь туго перевязана и надежно скрыта от его глаз.
- Кто-нибудь из твоих знает, что ты женщина и хозяйка таверны в Кингстоне? - спросил он, осторожно снимая матросскую куртку с ее плеча, чтобы осмотреть рану.

+1

226

- Если бы не случай, то пират и сейчас разгуливал бы! – огрызнулась Мэри, но исключительно потому что последнее слово всегда должно было оставаться за ней.
И Рид нахмурилась, когда Джек принялся медленно раздевать ее. Она, конечно, поняла его намеренье и хотела остановить, оттолкнуть, но не было сил поднять руки. Этот чертов моряк, бывший пират и мерзавец, действовал на нее каким-то совершенно невозможным образом.
- Бен знает.. капитан. Но его нет среди живых, - коротко ответила Мэри, прикусив губу. Кровь уже остановилась и слегка подсохла, так что тряпка прилипла к ране.

+1

227

- Бен?! - Джек, начавший ощупывать прилипшую к ране ткань, чтобы понять, можно ли ее отделить, не причинив Мэри боли, остановился. - Это тот самый, с острова? Надо же, как высоко взлетел, до самых шканцев! Впрочем, он был поумнее остальных, чего не отнять, того не отнять.
Джек снова вернулся к своему занятию и быстро понял, что надо чем-нибудь смочить рубашку. Взяв стакан с ромом, стоявший на столе, он предупредил:
- Потерпи, немного пожжёт...- и плеснул из стакана на присохшую тряпку, после чего тут же поднес его к губам Мэри. - Глотни: сразу полегчает.

+1

228

- Тот самый Бен. Он хороший парень и славный моряк. А еще он умеет держать язык за зубами.
И это было очень, очень ценное качество, которым обладали немногие. Бен, ныне, очевидно, покойный, даже во хмелю не болтал лишнего и хранил секрет Мэри как зеницу ока. Он был верен ей и никогда не предавал Рид. А Мэри это ценила превыше всего.
Женщина раздраженно зашипела, когда на рану попал ром – неприятно защипало. Затем она перехватила руку Джека и забрала у него стакан. Тут же, не раздумывая долго, сделала большой глоток, одним махом вливания в себя весь ром. Поморщилась и шумно выдохнула. После рождения ребенка алкоголь уже не приносил прежней радости, да и проходил внутрь с каким-то трудом.
- Джек… зачем ты это делаешь? – вновь спросила она, глядя на кровать, что медленно покачивалась вместе с кораблем. – Меня ведь все равно повесят.

+1

229

Джек поставил опустевший стакан на стол. В голове у него мутилось: от близости Мэри, страха за ее жизнь и злости на судьбу, снова сдавшей ему краплёные карты.
- Не повесят... - выдохнул он, обнимая ее одной рукой. - Я что-нибудь придумаю. Хорошо, что никто, кроме Бена не знал, что ты женщина. Но если тебя станут подозревать, начнут допрашивать всех: твоих рабов, завсегдатаев таверны - всех до единого! Что ты сказала своим рабыням перед уходом? Вспоминай каждое слово!
Взгляд, брошенный Мэри на кровать, подсказал ему, что она устала и хочет прилечь хотя бы ненадолго, но сейчас было не до этого.

+1

230

- Что ты придумаешь? Что?!
Мэри вдруг вспыхнула: Джек давал ей надежду.. ложную надежду, ведь сам же только что говорил о том, что не может отпустить ее. Так зачем сейчас?!..
И зачем он обнимает ее? Зачем стоит так близко?..
Она хотела оттолкнуть бывшего пирата. Ударить его ладонями в грудь и заставить отступить назад.
Но руки не поднималась.
Она так и стояла, замерев и не понимая к чему все эти вопросы.. этот допрос.. это.. это..
- Какая разница.. они ничего не знают. Знают, что у меня доля в легальном торговом бизнесе и иногда я уезжаю по делам  - всё! И какое, черт побери, это имеет теперь значение?

+1

231

Джек подвел Мэри к узкой койке и усадил на неё, а сам отошел  к рундуку, стоявшему у стены, и вытащил из него одну из своих чистых рубашек. Вернувшись к Мэри, он положил рубашку на кровать рядом с ней:
- Переоденься в чистое.
Чтобы Мэри не заподозрила его в том, что он собирается воспользоваться ее бедственным положением и своей ролью тюремщика, он отвернулся, хотя сгорал от желания взглянуть на ее полуобнаженное тело. Отчасти для того, чтобы отвлечься от греховных мыслей, которые никак не покидали его голову, он снова вернулся к прежнему разговору, стараясь говорить вполголоса, чтобы его не возможно было услышать снаружи:
- Не кипятись... Я пытаюсь найти выход, а чтобы это сделать, мне надо понимать, как обстоят дела, надо знать все детали. Я могу ночью спустить для тебя на воду шлюпку, но куда ты поплывешь? Это же верная смерть. Можно попробовать сделать иначе. До Кингстона еще дней пять пути и наверняка мы снова попадем в грозу, или налетит шквал. Если это случится, я спрячу тебя здесь, а когда тебя хватятся, скажу, что  тебя смыло за борт бурной ночью - обычное дело, никто не удивится. Для всех Марк Рид будет мертв... А в Кингстоне я тайно переправлю тебя на берег - и тоже не сразу. Сначала раздобуду тебе женские шмотки, такие, какие носят шлюхи. Если кто и заметит, как мы с тобой ночью покидаем корабль, решат, что капитан незаметно провел на борт девку, а теперь отправляет ее обратно.
Джек запнулся и повернулся к Мэри, забыв о своем намерении не смотреть на то, как она переодевается:
- Дьявол! Надеюсь, ты никому, кроме Бена, не говорила, что фамилия Марка - Рид?!
Марк Рид, Мэри Рид... Фамилия распространенная и в такое совпадение кто-нибудь, может быть, и поверил бы, но в сочетании с другими обстоятельствами, оно становилось смертельно опасным для владелицы трактира, чье долгое отсутствие совпало с арестом пиратского шлюпа.

+1

232

Мэри села на кровать и вдруг поняла, что невероятно, чертовски устала. Что до сих пор она держалась на эмоциях, на злости, а теперь ей очень тяжело: Джек заставил ее думать о таких вещах, о которых ей думать не хотелось. Она гнала от себя мысли о таверне, о своем месте в Кингстоне.. о ребенке.
Она боялась думать о том, что потеряла – или почти потеряла.
Это было страшнее всего, что происходило с ней в жизни.
Джек отвернулся и Мэри, воспользовавшись этим, провела по лицу несколько раз ладонями. Она не торопилась одеваться. Ну, переденется она сейчас.. и как это объяснит своей команде, которые заметят, что она стала почище? Запах рома оправдать было легко: мол, капитан победителей пытался подкупить ее выпивкой. Узнать хотел, где они хранят остальное награбленное.
А чистая рубашка?..
Женщина отложила рубашку в сторону и вздохнула. Плечи ее опустились, но сидела она при этом сурово нахмурившись.
- Ничего не получится, Джек.. ты не сможешь отпустить пирата.. ты и сам это понимаешь, - глухо сообщила Мэри. Затем она подняла голову и огрызнулась. – Говорила, конечно! Как ты себе это представляешь: притащился клерк на корабль без имени?! Да здесь все знают, что я – Марк Рид и что..
Она осеклась. Неужели Джек считает, что кто-то сумеет провести параллель с Мэри и Марком? Слишком уж это.. невероятно? Или нет?

+1

233

Джек сел рядом, обняв Мэри за плечи и мучительно размышляя. Вот на таких мелочах они и попадутся. Он не заметил, что подумал о себе и Мэри, как о едином целом, хотя перспектива закончить свою жизнь на виселице была только у нее одной. И все же рискнуть было надо - другого выхода он не видел. Заметив, что Мэри так и не надела чистую рубаху, он сказал:
- Ну ты чего? Надевай! Никто под курткой не заметит подмену. До Кингстона еще пять дней, успеешь снова замараться. А дома придется волосы со щелоком мыть: небось вся завшивела, пока с матросней отиралась.
Он сдернул шляпу с головы Мэри и провел пятерней по ее густым темным волосам, давно не мытым и пропахшим ядреными корабельными запахами. И все же даже такой она оставалась для него самой красивой и желанной женщиной на свете.
- Мэри, - сказал он и сглотнул комок, застрявший в горле. - Ну какого черта тебе дома не сиделось? А я по тебе так скучал...
И потянулся к ней губами, чтобы поцеловать.

+1

234

Мэри никогда особо не заморачивалась насчет чистоты. Мать ее не была такой уж чистоплотной дамой, а сама Рид.. ну, в общем, сложно стать чистюлей, если всю жизнь ты или на кораблях проводишь, рядом с вонючими немытыми мужиками, или в кавалерии служишь, где дела, конечно, обстояли чуть лучше, чем на флоте, но все же!
Правда в таверне, преображаясь в порядочную женщину, Мэри нравилось поддерживать чистоту.. ну, руками своих рабов. Да и неприятно как-то видеть крыс, снующих из угла в угол; и для ребенка это опасно. Но ступив на корабль несколько дней назад, ощутив все малоприятные чувствительному носу ароматы, Рид даже не поморщилась. И сейчас не видела особого смысла переодеваться.. зачем?
Впрочем, можно и переодеться. Какая разница..
Но думать об этом было сложно, почти невозможно, когда Джек был рядом. Одним только своим присутствием он сводил ее с ума, делал из нее какую-то идиотку.
И это было так.. замечательно.
Мэри схватила Джека за воротник и притянула к себе еще ближе рывком. Она впилась в его губы, целуя страстно, жарко, так, будто это был последний их поцелуй.

+1

235

Джек скосил глаза на дверь каюты: не ровен час, без стука зайдет Блумингдейл или кто-нибудь еще из команды, и увидит капитана, взасос целующимся с матросом. Труба его репутации! Ославят содомитом и слух о том пройдет по всему карибскому морю. Либо вошедший заметит, какая длина волос у пирата и поймет, что это совсем не мужик - тогда труба Мэри. Он замычал и мягко отстранился, хотя ему совсем этого не хотелось.
- Ты соображаешь? - зашептал он. - А если войдет кто? Тебе сейчас надо сидеть тише воды ниже травы. А как к Кингстону подходить будем, я все устрою.
Он все-таки не выдержал и поцеловал ее в губы, но сразу же встал с койки и отошел к двери, чтобы успокоиться и не дать воли прежде всего самому себе.
- Шляпу надень, - пробурчал он, маясь от неудовлетворенного желания

+1

236

Мэри разозлилась. Она сейчас шагала по тонкой грани, которая, к тому же, вела ее в пропасть – другого пути не было. А Джек еще.. еще..
Рид пихнула бывшего пирата в грудь, когда он уже и сам отстранился, и свирепо уставилась в спину любовника.
- А какого дьявола ты тогда меня здесь лапаешь?!
Руки дрожали, но рядом ничего путного не было. Одна только чистая рубашка, но толку с нее.. женщина стянула сапог и швырнула его в спину Джеку, мечтая попасть по затылку, ну или, если получится, по заднице.
- И верни мой сапог! – тут же сурово потребовала она.

+1

237

Джек уже привык к выходкам своей любовницы, которую сдуру пообещал сделать женой, поэтому сапог, брошенный ему в спину, не заставил его даже поморщиться. Однако гордость взяла свое. Сейчас Мэри полностью зависела от него, но считала, что может кидаться в него сапогами, оскорблять и всячески демонстрировать свою власть над ним. Джек постоял у двери, прислушиваясь к звукам, доносившимся снаружи: все они были привычными. Команда занималась своими делами, а если учесть, какой урон нанесли её численности пираты, людей не хватало и каждый трудился за троих. Навряд ли кому-то было дело до того, чтобы следить за тем, чем занят капитан, допрашивающий клерка с пиратского шлюпа. Убедившись, что с другой стороны двери никто не подслушивает, Джек придвинул к ней стол и обернулся к Мэри, расстегивая штаны и прикидывая, какая поза будет наиболее удобной ему, а не ей.

+1

238

У Мэри вдруг как глаза открылись.
Все мужики одинаковые. Козлы, которым только и надо, что поддаться своей похоти.
И взгляд Джека, его поступки сейчас только подтверждали это, но особенно - взгяд. Любовь, чувства..  лишь бесполезные слова. У Рэкхема вставало на нее, вот поэтому он и таскался к ней в таверну. Знал, что так просто она не отдастся, силой ему ее не получить, вот и устроил.. представление. Она – дура, повелась на это. Отец для Джонни, семья – как красиво это звучало!
Только  все ложь.
Взгляд женщины скользнул по штанам, которые расстегивал бывший пират, и остановился на лице моряка. Взгляд был пристальным, колючим, злым. Рид медленно поднялась, сжимая и разжимая кулаки.
Мэри не было нужды говорить, что пусть только Джек посмеет к ней притронуться – и мало ему не покажется. Оторвет все по самый корень и еще сожрать заставит. Да, она – женщина, но это не делает ее слабее Джека. Она знала, что сможет победить в схватке, потому что она будет бороться не просто за какие-то свои желания, она будет сражаться за свою честь.. и жизнь.

0

239

Выражение лица Мэри ничего хорошего не предвещало, и Джек сдвинулся чуть вбок, уходя с линии прямого удара и придерживая расстегнутые штаны, которые норовили свалиться с его тощего зада. Запутаться в собственных штанинах было бы непростительной ошибкой. Не спуская глаз с Мэри, он сделал еще один шаг в сторону, думая о том, что каюта тесная, а руки у него все же подлиннее, чем у неё.
- Не пойму я тебя, - сказал он. - То целуешь взасос, то сапогами кидаешься, а теперь и вовсе убить готова. Ты сама-то себя понимаешь?

+1

240

- Пошел ты! – огрызнулась Мэри. Она ничего не собиралась объяснять Джеку и не собиралась говорить с ним, вступая в долгие споры. Или это была такая хитрая попытка заговорить ей зубы?
Ну так не получится.
Женщина чуть повернулась, контролируя перемещение мужчины.
– Я хочу вернуться к остальным, - сообщила она тоном, который больше походил на приказ, а не на просьбу.

+1


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами