Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами


Остаться в живых | Охотники за головами

Сообщений 181 страница 210 из 294

181

- Ещё нет! Ишь как таращится! - шёпотом ответил Джек, искоса посматривая на Мэри, облачившуюся в ночную рубашку. У Джонни глазки осоловели, но он никак не хотел закрыть их и уснуть, отпустив на свободу Джека, у которого руки чесались обнять и приласкать Мэри.
- Зачем тебе рубашка? - продолжил он, продолжая укачивать младенца. -  Неужто не жарко в ней спать? Я вот обычно сплю в чем мать родила...
Джонни еще шире распахнул глаза, как будто удивился словам отца. Джек заходил по комнате быстрее и снова стал напевать песню о любви неаполитанского рыбака, в которой было всего четыре слова.

+1

182

- Я теперь, Джек, дама приличная, а приличные дамы все спят сплошь и рядом в сорочках, - она отдернула свою рубашку, длинную почти до пола, с короткими рукавчиками и воротом почти под самым подбородком. По краям и по груди были пущены простые кружева – роскошь.
Да и, что и говорить, обычный наряд Мэри был гораздо более откровенным, чем одежка, в которой она собиралась в кровать забраться. Но, с другой стороны, это она для себя делала, никак не рассчитывая, что в ближайшем будущем что-то будет рядышком храпеть.
К тому же ей часто приходилось вставать ночью к ребенку и удобно когда на тебя при этом что-то напялено.
- И ты не вздумай своей голой задницей по моим простыням елозить, - добродушно закончила женщина, забираясь в кровать. Она села, прислонившись спиной к стене, и глядела как Джек расхаживает по комнате.
Было в это картине что-то такое уютное, домашнее, счастливо – непривычно и почти дикое для нее.

+1

183

Джонни наконец уснул и Джек со вздохом облегчения положил его в кроватку, дивясь про себя, как у женщин хватает сил по нескольку раз на дню укачивать младенцев. Джек разоблачился до исподнего и улегся в кровать, уложив рядом Мэри и по-хозяйски приобняв ее одной рукой. На самом деле его клонило в сон: мадерой и портвейном в доме губернатора угостился он знатно.
- Разбуди меня на четвертой склянке, - зевнув, попросил он, - А не то "Мэри" без меня в море уйдёт. А там золото... много золота...
Джек закрыл глаза и продолжал говорить, делая все более длинные паузы между словами:
- Вернусь с золотишком... брошу к едрени-фене всю эту морскую шваль... купим плантацию, дом отстроим... в три этажа с верандой...заживем... как люди...
Джек замолчал, а его рука, гладившая грудь Мэри, застыла. Спустя несколько мгновений раздался негромкий храп

:dontknow:

+1

184

Джек сдержал обещание: приставать не стал. И это даже немного оскорбило Мэри, которая с легким возмущением смотрела на захрапевшего моряка. Словно они женаты уже двадцать лет и жена ему опостылела: только бы до койки добраться и храпака дать! Рид хотела пнуть Джека, но передумала. Вместо этого она чуток поерзала, устраиваясь, и закрыла глаза. От мужчины пахло морем, кораблем и выпивкой.
Золото, значит. Плантацию он купит.. идея интересная, да только как бы золотишко моряка не выскользнуло у него из рук. Джек – хороший парень, только иногда Рид казалось, что с хваткой у него… того.. во всяком случае на острове она была более хозяйственным хозяином, что держал дело в своих руках. Может быть и здесь стоит принять все вопросы в свои крепкие объятия?
Мэри уснула. Ночью она вставала один раз, чтобы заняться Джонни, а потом опять улеглась рядом с любовником. В следующий раз женщина проснулась когда за окном уже начало немного светать – ночная тьма медленно расступалась.
Рид лежала, глядя на профиль Джека, на прядь волос на его лбу, на губы.. а потом потянулась и поцеловала.

+1

185

Джек проснулся от поцелуя и сначала не понял, где он и с кем. Поцелуй был приятным, не таким безучастным и холодным, каким одаривали шлюхи в борделе. Впрочем, они, как правило, избегали поцелуев в губы. Джек открыл глаза и повернул голову. Увидев Мэри, он сразу же успокоился: значит, все произошедшее накануне ему не приснилось! Вот он лежит в постели со своей почти уже женой, а в двух шагах от их супружеского ложа сладко посапывает в колыбельке Джонни. Джек потянулся к Мэри и обнял ее, прикидывая в уме, есть ли у него время для чего-то более серьезного, чем несколько торопливых объятий.
За окном уже занимался рассвет и он с огорчением понял, что придется вставать, одеваться и уходить.
- Я же просил разбудить на четвертой склянке* - проворчал он. - Теперь вот будешь сидеть на голодном пайке, пока не вернусь.

*6 утра. восход солнца на Ямайке в октябре - примерно в 7 утра

+1

186

Мэри улыбнулась, прижалась к Джеку, когда он притянул ее к себе, склонилась ниже так, чтобы ее волосы щекотали ему шею. Хотела было подарить еще один поцелуй, но у кого-то с самого утра было, видать скверное настроение.
Мэри отстранилась и фыркнула.
- Не одной мне на голодном пайке сидеть! – она сверкнула глазами.
Ох, если она узнает, что Джек по шлюхам бегал.. всем не поздоровится. Руки у нее длинные, денег много, а безумцев в подмогу она всегда себе найдет: жизнь медом не покажется.
– А вообще, вот взял бы и сам глаза продрал, раз так надо было, – заметила Рид. – Я и так ночью с сыном твоим колобродилась, а ты и рукой не шевельнул, спал без задних ног!

+1

187

- Угу, извини...
Рука Джека нырнула под рубашку Мэри, лаская треугольник шелковистых волос над потаенным местечком. Что, в конце концов меняли несколько минут? Впрочем, меняли, и очень многое. Джек перекатился на Мэри, подмяв ее под себя:
- Какая же ты сладкая... - выдохнул он, понимая, что Дженнингс уже рвёт и мечет и наверняка отправил людей на его поиски. Да и чёрт с ним, с Дженнингсом! Еще одна выволочка от коммодора его ничуть не волновала, а вот Мэри - более чем.

+1

188

Мэри фыркнула, когда Джек оказался сверху – ну вот кто бы сомневался! А ведь обещал не приставать.. впрочем, вечером она слово сдержал, а на утро оно, быть может, и не распространялось.
- Одних слов для извинений мало, - прошептала она ему на ухо, помня что шуметь здесь нельзя: проснется Джонни и все, прощай любовные утехи. – Тебе постараться придется..
Ладони Рид скользнули по спине мужчины, а затем она схватила его за задницу, прижимая к себе.
- Или ты все-таки торопишься? – насмешливо поинтересовалась она, уже и сама сгорая от желания.

+1

189

С Мэри Джек стал задумываться о таких вещах, которые раньше ему в голову не приходили. Например, о том, что  перегар - не лучший из афродизиаков, и перед тем, как идти к Мэри, надо не лакать портвейн и мадеру, а как следует заправиться сырым бататом - не зря же испанцы так его жаловали. И о том, что черт возьми, сейчас ему действительно придется поторопиться, иначе прощай золото и расположение губернатора, а торопливость хороша при ловле блох, а не в любовных играх. Одной рукой он приспустил подштаники и, уткнувшись носом в шею Мэри, чтобы не обдавать ее тяжелым духом воспоминаний о выпитой мадере, быстро задвигался, чувствуя себя шустрым кроликом, - не слишком лестное прозвание для мужчины, который хотел бы доставить удовольствие не только себе. Спустя несколько минут, которые пролетели, как один миг, он скатился с Мэри и смущенно прошептал ей в шею, потому что смотреть ей в глаза ему было неловко:
- Прости... в следующий раз постараюсь на славу.... а сейчас и правда нужно идти...
Но вопреки своим словам, продолжал крепко прижимать ее к себе, не в силах оторваться от нее и вдыхая ее молочный запах.

+1

190

Иногда мужчины – просто чертовы эгоисты. Но почему-то сейчас, хотя такая мысль и промелькнула в голове у Мэри, это не вызвало острой злости. Вроде как «ну ж с этим поделать – приходится мириться, раз уж я люблю его».
Вслух Рид, разумеется, ни за что этого не сказала бы.
- Ну и иди давай, чего разлегся? – несколько грубовато поинтересовалась женщина. Она помедлила мгновение, потом провела ладонью по волосам Джека, сжала пальцы и заставила его поднять голову, посмотреть на нее. – Чем быстрее уйдешь, тем быстрее вернешься. К нам.
Она поцеловала моряка, словно скрепляя свои слова печатью.

+1

191

Хотя Мэри его и поцеловала, Джек понимал, что оказался не на высоте, и это жгло его огнём. Уж лучше бы действительно встал, оделся и ушел сразу, как проснулся. А теперь придется оставить Мэри с мокрой палубой, и не на необитаемом острове, а в портовом городе, где вокруг нее, как рой москитов, с утра до ночи вились голодные и охочие до баб моряки. Джек не знал, будет она ему хранить верность, или нет, а спрашивать, тем более требовать этого от нее не позволяла гордость.
- Не гони, я еще не закончил, - буркнул он и сполз в изножье кровати, решительно раздвигая ноги Мэри и припадая ртом к средоточию любовных ласк, которое все еще было влажным от его пролившегося семени.

+1

192

Джек знал, что и как делать. И он не спрашивал Мэри, а действовал – и здесь, в спальне, наедине ей это нравилось. Нравилась его уверенность и даже властность. И что самое главное: она готова была подчиняться.
Мэри выгнулась. Пальцы ее комкали простыни, с губ рвался стон, но она была вынуждена сдерживаться, чтобы не разбудить Джонни. И Рид до крови прикусила губу, чувствуя как ее удовольствие перерастает в блаженство и завершается яркой вспышкой истинного счастья.

+1

193

Джек остановился лишь тогда, когда сдавленный стон Мэри и вздрагивание ее бедер подсказали ему, что утро прошло не зря. Он поднял голову и вопросительно взглянул на нее, хотя ясно было, что ничего она ему не скажет, - не из тех она была, кто тратил много слов по таким пустякам, как любовь. Перекочевав на прежнее место, он прикорнул у нее под боком, накручивая на палец длинную прядь непокорных кудрявых волос. Ему хотелось много о чем ей сказать, и еще о большем попросить, но все, что он сказал, были несколько слов по делу - это Мэри понимала хорошо:
- Мне и правда пора... Если что - иди к Дженнингсу: он тебе отдаст мои деньги. Я его предупрежу, что ты - моя жена.
"Если что" объяснять не приходилось: будучи моряками и пиратами оба они прекрасно понимали, что это значило.
Джек последний раз поцеловал Мэри  - в шею, где пульсировала голубоватая жилка, - и встал с постели, чтобы одеться.

+1

194

Мэри медленно, неохотно пошевелилась, поправляя ночную сорочку. Она совсем не хотела, чтобы Джек уходил, хотела, чтобы он остался рядом с ней на целый день и ночь и опять день и так – бесконечно. Но она долгое время была моряком, служила в армии и понимала, что такое долг, обязанность, обещания и ответственность перед людьми. А сейчас был не тот случай, чтобы заставлять Джека делать выбор между ней и морем. Уж один-то раз потерпеть она всяко сможет.
Бывший пират поднялся и Мэри тоже села на кровати, поджав ноги. Приходилось сдерживаться, а ведь так хотелось встать, обнять мужчину, прижаться к его горячей спине, а потом поцеловать..
Рид нахмурилась. Хотела сказать «мне деньги твои не нужны», но решила не поднимать этот спор. Незачем было сейчас ругаться о таких прозаичных вещах.
- Ты сам возвращайся, - голос звучал чуть грубовато, но только из-за эмоций, теснившихся в груди. - И хорош тогда уже в море ходить.. Джонни привык к тебе, ему тяжело будет ждать.

+1

195

Джек натянул сапоги и нахлобучил на голову новую треуголку. Окинул взглядом комнату, будто пытаясь запомнить каждую мелочь, задержался взглядом на колыбельке, в которой спал Джонни. Потом подошел к Мэри, сидевшей на кровати, и поднял ее на ноги, прижимая к себе.
- Постараюсь, - сказал он ей на ухо и неловко похлопал по спине. - Главное, что ты больше в море не ходишь: для Джонни ты сейчас главный человек на земле.
Джек опустил взгляд на полные груди Мэри, обтянутые тонкой ночной сорочкой, и провел по ним рукой, чуть сжимая. Ноги у него как будто свинцом налились, не желая сделать ни шага из этой комнаты, в которой пахло молоком, младенцем и мускусной любовной влагой, которой они с Мэри обменялись этим утром. Но идти было надо: Джек чувствовал, что еще немного, и даст слабину - пустит слезу в присутствии Мэри, а она таких выражений чувств не терпела.
- Ладно, бывай. Джонни проснется - поцелуй от меня.
Джек отпустил Мэри и вышел из комнаты, не оглядываясь.

+1

196

У Мэри дрогнули губы и слов не нашлось, чтобы сообщить Джеку правду. Да и нужна ли была ему сейчас эта правда? Она не лгала Рэкхему, просто у них не было времени и возможности поговорить как надо.
Потом. Если Джек, вернувшись в порт, захочет вернуться и к ней – мужчины ветрены, они все обсудят.
- Попутного ветра, - негромко произнесла Мэри, тяжело оседая обратно на кровать. Можно было бы, наверное, проводить его до порога или выглянуть в окна с другой стороны таверны, чтобы увидеть как моряк уходит, но все это – лишь продолжение агонии, в которой билось сердце.
Попрощались.. и ладно.

+1

197

В своей капитанской каюте Джек обнаружил очередное послание от Дженнингса, который, по словам вахтенного,  уже успел выйти на "Вирсавии" из бухты Кингстона за два часа до того, как капитан "Мэри" вернулся на шлюп. Взломав печать и прочитав записку, Джек некоторое время пребывал в недоумении, но потом вышел на палубу, отдал приказ сниматься с якоря и сам встал к штурвалу. Утро выдалось ясное, но сезон штормов был тем и коварен, что грозы и бури налетали неожиданно, поэтому Джек тревожно взглядывался в даль, выискивая признаки грядущей непогоды. Пока что ветер был попутный и ничто не предвещало беды: двое матросов, делавшие измерения лагом, бодро сообщали хорошие новости: "Мэри" летела вперед, делая не менее двенадцати узлов, и Джек надеялся, что так они рано или поздно все же нагонят более тяжелую "Вирсавию". Он не переставал думать о странном приказе Дженнингса, который содержался в записке и противоречил тому, что сказал накануне сэр Николас. Дженнингс указал точные координаты островка, до которого было не более недели пути, и приказал капитану Рэкхему следовать туда, чтобы встретить там "Вирсавию" и дождаться прибытия "Ундины"
Джек морщил лоб и никак не мог взять в толк, что все это значит, но потом успокоил себя тем, что губернатор в его присутствии выразился обтекаемо, назвав их миссию "конвоем", а после его ухода уже договорился о деталях с Дженнингсом, с которым был накоротке и которого безусловно считал более важной персоной, чем какого-то Рэкхема. Правда, если губернатор не хотел, чтобы груз засветился на Ямайке, он мог бы с таким же успехом отдать распоряжение о том, чтобы выгрузка производилась на Бермудах - вотчине Дженнингса, чьи предки обосновались там аж в 1622 году: Дженнингс очень этим гордился и неоднократно напоминал об этом фокте из своей родословной всем окружающим. И все-таки некоторые части этой головоломки не складывались, но Джек в конце концов рассудил, что его дело маленькое: знай себе выполняй приказы и не забывай о своей личной выгоде. А на "Ундине" находилось и его золото, а значит, будущее его и его семьи: Мэри и Джонни.

+1

198

Настроения опять не было. Только если вчера Мэри была зла на Джека и весь мир, то сегодня ей было грустно. Грустить ее, конечно, заставлял Джек, а поэтому Рид пыталась сердиться на него, но ничего не получалось. От этого чувства становились все более смешанными и непонятными.
Мэри была рассеяна, невнимательна. Пыталась было собраться с мыслями, но даже прогулка среди столиков в таверне не принесла радости и простого, грубого веселья. Наглые пьяные рожи сегодня вызвали презрение: все они казались женщине личностями недостойными, даже ничтожными. И непонятно даже чего она  с ними возится и занимается! Впрочем, эти рожи приносили ее таверне доход, а поэтому придется быть с ними бравой, веселой и грубоватой – все как они любят.
Джонни тоже не был нынче образцом спокойного и покладистого младенца: вертелся все время на руках, хныкал и беспокоился.
После обеда явился Бен, сообщивший, что подготовка выполнена и корабль готов. И тут-то Мэри отчего-то растерялась: предыдущий план уже не казался таким уж славным и правильным. Но разве она могла отступить сейчас, когда людям обещан солидный куш? Когда она уже дала слово?
И кто в этом виноват? Джек, который накануне разозлил ее просто до красных чертей в глазах!

+1

199

На пятый день плавания налетел шторм такой силы, что всерьез обеспокоился о судьбе мачт. Однако  беда обошла его шлюп стороной, но снова потекли проклятые кингстоны и пришлось приналечь на помпы. Следующие сутки прошли в непрекращающейся каторжной работе у помп, и когда впередсмотрящий прокричал из своего вороньего гнезда, что видит землю, по кораблю пронесся дружный вздох, или, скорее, стон облегчения. Остров, где Дженнингс, назначил встречу, издалека был похож на Тортугу, но меньше размерами: еще одна черепаха среди разбросанных по Карибскому морю островков, зачастую безымянных и необитаемых. Такие обычно выбирали в качестве своих тайных баз пираты. В подзорную трубу Джек разглядел знакомые очертания и мачты «Вирсавии», стоявшей на якоре в небольшой бухте, а рядом с ней – еще один корабль, несомненно – «Ундину». Спустя час он уже несся в гичке с пятью матросами к берегу, на котором пылал костер и где его ждали Дженнингс и капитан «Ундины». Дженнингс, если и был недоволен тем, что «Мэри» задержалась в пути, ничего не сказал, - просто ввёл Джека в курс дела. Золото уже было погружено в трюм «Вирсавии» и она сидела в воде ниже обычного, тяжело покачиваясь на волнах - как молодуха на сносях, решившая искупаться в море. Выдав капитану «Ундины» расписку, заверенную двумя подписями, и по-дружески распрощавшись с ним, Дженнингс и Рэкхем посовещались и решили, что «Вирсавия» с грузом вернется в Кингстон, а «Мэри» задержится на острове еще на день, чтобы произвести мелкий ремонт и дать отдохнуть измотанной команде. Вернее, так решил Дженнингс, не пожелавший ждать, пока плотники "Мэри" починят кингстоны, а Джеку пришлось согласиться. Через два часа «Ундина» и «Вирсавия» скрылись из виду, а моряки с «Мэри» расселись вокруг костра и принялись за обычное дело: жратву и ром.
Джеку кусок в горло не лез: он понимал, что оплошал, опоздав с выходом из Кингстона и прибытием на остров. Фактически, он него не было никакого толку, а Дженнингс был не из тех людей, которые не замечают или прощают подобные ошибки. На «Вирсавии» была и его доля золота, полученного от продажи дутых акций компании «Южных морей» - и кто знает, вдруг Дженнинс решит наказать его и не отдаст то, что причиталось ему по праву? От этой мысли у Джека темнело в глазах: в золотых слитках было заключено будущее его семьи. Он уже представлял себе, как Мэри, узнав обо всем, презрительно сплюнет, обзовет его бабой и выставит за дверь – теперь уже навсегда. И разумеется, запретит ему видеться с сыном. Солнце скатилось за горизонт, костер на берегу догорел и остров погрузился во тьму, а резкие голоса подвыпивших моряков стихли. Но Джек все мерил шагами береговую полосу, размышляя о том, как исправить положение и вновь заслужить одобрение Дженнингса и губернатора Лоуса.

+1

200

Мэри нравилось быть женщиной. И все же в том, чтобы опять, пусть на краткое время, стать мужчиной, были свои плюсы. Мужчиной было быть проще. У Марка Рика не было ребенка, о котором следовало думать и беспокоиться каждый миг, не было забот с поставщиками, никогда не болела голова о таверне, о рабах, о посетителях, каждому из которых следовало угодить. Марк Рид просто делал свою работу и делал ее хорошо, получал за это деньги и радовался жизни – конец.
У Мэри Рид в жизни только и были, что одни проблемы, которые ей надо было решать. Она решала: вдохновенно, упоенно и со свирепой решительностью. Но иногда все же..
Иногда Мэри становилась Марком – того требовали обстоятельства. Например, вот как сейчас. Так что даже хорошо, что Джек ушел в море – не придется объяснять ему что, как, зачем и почему.
Это был жирный и лакомый кусочек и они сумели его урвать. Бой был тяжелым, корабль получил существенные повреждения, которые придется латать прямо сейчас, едва только найдется подходящее место, не откладывая в дальний сундук. Но все же они взяли абордажем намеченный корабль и, прежде чем  тот пошел ко дну, успели перегрузить большую и самую сладкую часть добычи к себе. Теперь сами они шли вперед неторопливо, опасаясь, что временные заплатки вылетят, если вдруг им придет в голову совершить более интенсивный рывок вперед. 
Соленый воздух свободы, аромат просмоленных снастей и душок, идущий от мывшихся пару раз в году пиратов – эта ядреная смесь была неплохо знакома Мэри. Впрочем, с каждым новым месяцем такие изысканные букеты приносили ей все меньше и меньше радости. Это называется – зажралась. Теперь ее душа требовала и одежду почище и кровать помягче, и блюда поизысканней, чем просто подпаленный на огне кусок мяса или безвкусная каша непонятно из чего.
Ладно, это будет одна из последних ее вылазок в море. Хватит этим заниматься – она уже достаточно твердо стоит на ногах и без того, чтобы искать приработок на стороне.

+1

201

Весь следующий день корабельные плотники трудились, как проклятые, да и остальные члены команды были заняты делом: чинили порванные паруса, восполняли пошедшие на убыль запасы пресной воды и просушивали отсыревшую одежду, воспользовавшись тем, что на небе снова засияло тускловатое осеннее солнце. Еще одна ночь на острове прошла без происшествий и наутро «Мэри» снялась с якоря и покинула гостеприимную бухту, взяв курс на Ямайку. Джек по-прежнему хандрил, мучаясь неопределенностью своего положения: как встретит его губернатор, он не знал.  Поэтому, когда один из вахтенных прокричал, что видит корабль,  Джек встрепенулся, оторвал угрюмый взгляд от выбеленных морской водой, солью и скребками палубных досок и с надеждой обратил его  туда, где отчетливо вырисовывались очертания небольшого шлюпа, очень похожего на тот, на котором находился он сам с той только разницей, что одна из мачт самым неприятным образом напоминала виселицу: шторм почти переломил ее пополам* и верхняя часть накренилась и повисла почти параллельно палубе, как перекладина, на которой вешали для просушки моряков, ходивших под черным флагом. Название шлюпа ни о чем не говорило Джеку, и он  вопросительно взглянул на квартирмейстера, оказавшегося поблизости и задумчиво жевавшего табак, отчего одна щека у него напоминала щеку человека, страдающего от зубной боли и нуждающегося в услугах цирюльника или хирурга.
Перехватив взгляд капитана, Блумингдейл скорчил гримасу и перекатил табачную жвачку за другую щеку:
- Пираты, - сказал он с полной убежденностью в голосе. – Я эту шваль за десять миль чую даже с подветренной стороны.
Блумингдейлу было наплевать на то, что его капитан сам еще недавно ходил под черным флагом: сам он десять лет отслужил на королевском флоте получил тяжелое ранение в самом конце войны за испанское наследство и, как многие английские моряки,  был списан на сушу за ненадобностью, но выздоровев и оглядевшись по сторонам, снова вернулся в строй, найдя себе место на корабле охотника за головами.

* Согласовано с Мэри Рид

+1

202

Они тащились вперед медленно и печально. Судно тяжело сидело в воде: в трюм через пробоину набралось немало воды, которую старательно пытались все это время откачивать – люди от помпы буквально не отходили. Плюс товары, которые они перегрузили с борта поверженного противника. Возможно, следовало взять меньше, выбрать самое ценное.. или то, что под руку попадалось. Но в данном вопросе Мэри, к сожалению, никто не послушал. Она на судне присутствовала лишь в качестве клерка, хотя, по факту, и владела всем, что здесь находилось. Вот только, ступая на борт корабля, она не только одевала маску Марка Рида, но и примеряла должность клерка, появляющегося на борту время от времени. Ведь какой из нее капитан на один рейд в месяц?
Нет, капитаном был Бен – старый приятель с острова. Он знал что к чему на самом деле и она могла диктовать ему тихонько свои условия. Впрочем, Бен был неплохим моряком и сам во многом разбирался.
Сейчас Мэри, как и положено, находилась в трюме, пересчитывая и описывая награбленное, чтобы потом все честь по чести разделить. Бен только что спустился к ней, чтобы поглазеть и тихонько посоветоваться насчет ремонта. Но едва они перебросились парой слов, как с палубы раздался крик, вторящий воплю впередсмотрящего:
- Парус! Парус по правому борту!
Мэри тихо выругалась и бросила на Бена быстрый взгляд. Скверно. Они словно птица с подбитым крылом – улететь не могут, спрятаться здесь негде.. придется ковылять потихоньку, ну и попытаться обмануть возможного врага.
Впрочем, всегда есть шанс просто разойтись – это смотря насколько фортуна к ним сегодня благоволит.
- Поднимайте британский флаг, - тихим шепотом сказала Рид Бен. – Но будьте готовы к сражению, если что.. как, черти дери, это невовремя..

+1

203

Джек поедал глазами неизвестное ему судно. Возможно, квартирместер был и прав, - и это сулило команде "Мэри" жирный кусок в виде награды за каждого пойманного пирата. За одного капитана корона давала сто фунтов! Но главной наградой было бы не это, а благоволение губернатора Лоуса. Его размышления прервал британский флаг, взметнувшийся над уцелевшим гротом шлюпа.
- Пальцем в небо, мистер Блумингдейл. - разочарованно протянул Джек. -  Это наши английские собратья... Ишь как их потрепало штормом.
Квартирмейстер выплюнул табачную жвачку за борт, утер тыльной стороной ладони губы и ответил, не сводя взгляда со шлюпа:
- Небось вы тоже британский флаг поднимали, когда пиратствовали и встречали военный фрегат... А они сейчас не в том положении, чтобы с нами бодаться, пусть мы и не фрегат Его величества. Я бы их проверил, кэп.
Джек обдумал возможности и кивнул:
- Проверяйте, мистер Блумингдейл. Если они чистенькие - поможем, чем можем, а если нет...
Кирпично-красное лицо квартирмейстера просветлело, он весь подобрался и стал казаться выше ростом.
- А ну ребята, к оружию! - рявкнул он и, сложив ладони рупором, прокричал зычным голосом, чтобы его услышали на шлюпе, с которым "Мэри" разделяло всего ничего: каких-нибудь пара-тройка фарлонгов. - Эй, на шлюпе! Помощь нужна?
После чего обернулся к Джеку и снисходительным тоном произнес, как будто объяснял очевидное малому ребенку:
- Если бы они были чистенькими, они бы нас первыми о помощи попросили: вот-вот ко дну пойдут...

+1

204

Мэри не было причин сейчас тащиться наверх и глазеть на приближающийся корабль. Как клерк, приписанный с берега, она должна была продолжать пересчитывать товары, чем и занималась, внутренне сгорая от  ожидания и томительного нетерпения.
Вот ведь как им не повезло. Чтобы этому неизвестному судну в бездну морскую с концами провалиться! И, главное, что они могут противопоставить – ничего. Даже бой не дадут, потому что маневренности у них сейчас столько же, сколько у черепахи в кастрюле с супом – только по кругу и может вертеться, когда ложкой варево помешивают. 
Ладно.. Бен знает, что делать. Может что и выгорит.
Рид все же оторвалась от пересчета добра и подошла к люку, прислушиваясь к происходящему наверху.
- Благодарствую, но мы доковыляем до берега, всего ничего осталось! – услышала она голос Бена, который отвечал второму судну. – Пробоину залатали неплохо да и погода благоволит нам! С трудом отбились от пиратов, их спугнул другой корабль! Уж не вы ли это были?!

+1

205

Блумингдейл обернулся к Джеку и хитро ему подмигнул:
- Слыхали, кэп? Сами они доковыляют! Ясное дело: с такими повреждениями им от нас не уйти, вот и прикидываются дурачками.
Снова сложив ладони в виде рупора он заорал во всю мощь своих лёгких:
- Мы - доверенные лица губернатора Ямайки и верховного королевского судьи сэра Николаса Лоуса! Нам вменено в обязанность досматривать все суда, замеченные в радиусе ста миль от острова, дабы очистить королевские морские владения от пиратской скверны! Готовьтесь к досмотру!
Закончив свою длинную речь, в которой выдумки было больше, чем правды, квартирмейстер откашлялся и подал знак группе вооруженных до зубов моряков, уже готовых последовать за ним хоть в преисподнюю.
- Спускайте шлюпку, орлы! - скомандовал Джек, решив, что пора внести свою лепту в ход дела. - Сближаться с ними не будем: мы ж не пираты! Да и они и так на ладан дышат: бортами ударимся - рассыпятся в прах!
В глубине души он был уверен, что Блумингдейл принял желаемое за действительное: уж очень мало, по его мнению, шлюп походил на пиратский корабль: скорее, на торговое судно с малочисленной командой и несколькими пушками, больше служившими для форсу, чем для настоящего боя.
Спустя четверть часа шлюпка с дюжиной моряков отвалила от борта "Мэри" и устремилась к шлюпу.

+1

206

- Брешут.. точно брешут.. – прошептала себе под нос Мэри. Да только никакой разницы не было: врут ли их противники или нет: для команды корабля Рид - один конец. Только идиот, ступив на этот корабль, оказавшись на борту и заглянув в трюм, не догадается, что обретается на нем пиратская братия. Слишком все явно.. понятно.
И деваться было просто некуда.
Мэри со злостью ударила кулаком по деревянной переборке. Бен наверху, видать, подумал точно так же, потому что прокричал:
- Что ж, уважаемые: поднимайтесь к нам, раз так положено! Мы вам препятствий чинить не будем! Нам бы ведь только поскорее до берега дойти!
Они пустят «проверяющих» к себе, позволят подняться, бросить пару взглядов, а потом перережут им глотки.
Тем временем на судне началась умеренная, незаметная со стороны суета: пираты вооружались, готовились к неизбежному бою. Вряд ли они смогут выиграть этот бой – корабль подвел, но они могут подороже продать свои жизни.
Готовилась и Мэри, а думала лишь о Джонни: вот как он без нее? Наверное, хорошо, что Джек объявился.. может быть он не оставит мальчишку одного.

+1

207

Джек следил за тем, как квартирмейстер вместе со своими молодцами, привязав шлюпку к канату, любезно сброшенному им со шлюпа, поднимался на борт. Пока ничего не предвещало плохого... или хорошего? Джеку, как воздух, нужен был пиратский приз, чтобы  вернуть себе благоволение Дженнингса и сэра Николаса, и он надеялся, что квартирмейстер оказался прав.
Со шлюпа до него доносились лишь лающие команды Блумингдейла: квартирмейстер рассредоточивал своих подручных по всему шлюпу, чтобы они могли одновременно осмотреть его и держать под контролем самые потенциально опасные места.
- Давай, Джим, - шептал он, прожигая взглядом спину квартирмейстера, - Докажи мне, что нюх у темя и вправду такой же острый, как у бладхаунда. Вымани этих крыс наружу и задай им жару!
Не будучи человеком особенно воинственным, Джек все же немного жалел, что сам вынужден оставаться на "Мэри", не участвуя в досмотре шлюпа.
На шлюпе тем временем Блумингдейл подошел к моряку, который выглядел и вел себя, как капитан или по крайней мере шкипер, и, свирепо на него взглянув, потребовал:
- Покажите мне бумаги, в которых указаны судовладельцы и порт приписки вашего торгового судна, а также подробное описание груза с отметками таможенной службы..

+1

208

Непрошенные гости пытались занять стратегически важные позиции на судне, но их было не достаточно много, чтобы уследить за всем и всеми – Мэри и ее команде приходилось рассчитывать только на это.
- Конечно, все бумаги у меня в каюте, - кивнул Бенджамин и указал рукой направление. Сам же, чеканя шаг, прошел туда, крикнув по пути. – Эй, Марк, живо сюда! Бумажки – это по твоей части!
И тут же пояснил для гостя:
- Марк – это клерк, он во всех этих делах лучше разбирается. Если, конечно, у  вас возникнут дополнительные вопросы.
Бен толкнул рукой дверь, предлагая гостю первым войти внутрь.

+1

209

Рука квартирмейстера легла на рукоять катласса: он чувствовал, что в нарочитой любезности капитана и готовности выполнять просьбы досматривающих крылся подвох. Он мог бы еще до того, как показать нужные бумаги и разрешения, устно сообщить название порта приписки и имена судовладельцев просто потому, что эти сведения любой капитан мог сообщить с ходу, даже если бы его разбудили посреди ночи. Это было все равно, что назвать свое собственное имя, но капитан шлюпа, а скорее - прикидывающийся таковым, переадресовал его клерку, прятавшемуся в тесной и темной каюте. А возможно, там прятался и не только клерк, если он вообще существовал в реальности, а не в воображении мнимого капитана
Блумингдейл наполовину вытащил катласс из ножен и прищурился, стараясь рассмотреть, что таится в сумраке каюты.
- Так откуда вы шли и куда? - снова повторил он свой вопрос, не спеша войти внутрь.

+1

210

Напряжение нарастало каждую секунду. Мэри буквально чувствовала это, вдыхала соленый и чуть горьковатый  воздух, обещающий скорую мрачную грозу. Это был ее мир. Мир боли, крови и злости.
Дом, таверна, тихое и уютное местечко, ребенок – все казалось сейчас ненастоящим, вымышленным. Просто сном.
Есть жизнь. И смерть. И она никогда не боялась первого. Не страшилась и второго.
Атака началась резко, внезапно. Бен еще говорил что-то о грузе, который они везут, и куда идут, но раздались первые крики  - из трюма. Там кто-то умирал. В этот же миг все бросились на врага, и зазвенели сабли, послышались первые, редкие, выстрелы из пистолетов.

+1


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами