Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами


Остаться в живых | Охотники за головами

Сообщений 151 страница 180 из 294

151

Дождавшись, пока стих шум и взгляды присутствующих обратились к нему, Джек продолжил:
- Друзья! Называю вас так, поскольку все моряки – товарищи и братья... Не все из вас меня знают, поэтому назову свое имя: Джек Рэкхем – капитан шлюпа «Мэри».
Один из забулдыг, уронивший голову на стол, поднял мутный взгляд на Джека и просипел:
- Тот Рэкхем, что ходит с Генри Дженнингсом?
Джек кивнул:
- Он самый. Так вот: сегодня я имел честь сделать предложение руки и сердца миссис Рид, которую все вы знаете и уважаете, как почтенную вдову и хозяйку этого прекрасного заведения. Пока миссис Рид думает, прошу вас выпить за мою удачу!
Джек поклонился и высыпал на стойку горсть блестящих золотых монет, показывая, кто платит за угощение. Этот жест вызвал в зале бурное одобрение. Несколько человек даже встали и подошли к Джеку, чтобы похлопать его по плечу и выразить надежду на то, что ответ миссис Рид будет благоприятным.
- Гип-гип-ура! – громко выкрикнул Том Рэдклифф, - матрос с «Мэри», до того игравший в карты с тремя своими приятелями, и его поддержал нестройный гул голосов. Джек раскланивался и принимал поздравления, хотя пока что поздравлять его было не с чем, и краем глаза следил за тем, как сквозь толпу к стойке пробивается виновница торжества. Выражение лица у нее было хмурое и не предвещало ничего хорошего. Но он сделал главное: во всеуслышание заявил свои права на нее и теперь эта новость должна была разнестись по всему Кингстону.

+1

152

Мэри не успела. Ну, видать сегодня был не ее день, раз Джек начал свою короткую речь до того, как она успела добраться до моряка и заткнуть ему рот тем или иным способом.
Все вокруг так веселились, словно сами собирались жениться на почтенной богатой вдове. Хотя, ясно дело, они радовались в основном тому, что им обломилась бесплатная выпивка. Ну и единственным желанием Рид было врезать Джеку по морде от всей души.
Предложение он сделал, да?!
Мэри наконец, стоически стерпев несколько тостов, выкрикнутых в ее честь постояльцами, добралась до Джека. Держалась она с трудом, но все же, как бы зла не была, понимала: нельзя устраивать разборки при всех.
- Могу я поговорить с вами, капитан Рэкхем? - кисло поинтересовалась женщина и, не дожидаясь ответа, направилась на кухню, откуда тут же шуганула кухарку и парочку темнокожих разносчиц.

+1

153

Предложение «поговорить» было встречено новым взрывом одобрения и сальных шуточек: подогретые винными парами постояльцы таверны сочли, что невесте не терпится дать свое согласие, но она стесняется сделать это прилюдно. Джек, которого выпитый ром не опьянил, а лишь несколько ободрил, считал иначе: кислая мина на лице Мэри предвещала недоброе. Подготовившись к худшему, он распрощался с окружавшими его моряками и направился вслед за Мэри, думая о том, как будет оправдываться завтра вечером, если явится к губернатору с опухшей рожей и синяком под глазом. Мэри шла впереди, давая Джеку приличную фору, поэтому, когда она вошла в кухню, он, следуя за ней, молниеносно обогнул широкий разделочный стол и встал так, чтобы она не смогла до него дотянуться.
- К чему такая спешка, душа моя? – спросил он,– Мы ведь с тобой договорились, что увидимся после закрытия заведения у тебя в спальне.
На кухне не было ни души, и нехорошие предчувствия Джека утроились. За его спиной был выход на задний двор, и он внутренне приготовился к тому, чтобы воспользоваться этой дверью.

+1

154

Мэри хотелось прибить Джека. Потому что если в жизни и было нечто, что она не терпела, так это когда ее мнение игнорировали. Или вовсе не спрашивали.
Конечно, она ведь всего лишь тупая женщина, навроде курицы!
- Ты специально сейчас из себя идиота корчишь? - резко поинтересовалась Мэри. - И делаешь вид, что ничего не случилось? Какого хрена ты творишь? Что это сейчас было? Кто тебя просил и кто тебе позволил?!
Рид с трудом сдерживала свой гнев. Она грохнула кулаком по столу.  Хотелось взять что-нибудь потяжелее и швырнуть в моряка, чтобы ему бошку проломило.
- Приперся сюда - трех дней не прошло и уже считаешь, что имеешь право распоряжаться моей жизнью! Принимать за меня решения.. портить своими выступлением мой бизнес! Какого дьявола?!

+1

155

Брови Джека изумленно поползли вверх:
- Каким это образом мое выступление могло навредить твоему бизнесу? Впрочем, если под бизнесом ты подразумеваешь то, что любая пьянь может лапать тебя и пялиться на твои прелести, - тогда да, извини. Но я не понимаю, какой вред может нанести владелице трактира известие о том, что к ней посватался один из друзей губернатора. Кстати, о губернаторе: совершенно из головы вылетело, что я приглашен к нему на обед завтрашним  вечером. А мне еще надо нагладить свои лучшие ситцевые штаны! Не провожай меня, крошка: дорогу к выходу знаю...
Джек уже понял, что рассчитывать на ночь в постели Мэри не приходится: она закусила удила и в любом случае прогнала бы его, хорошо, если не набив морду. То, что слово «крошка» должно было разозлить ее еще сильнее, он тоже знал, но не смог удержаться.
Попятившись к выходу, он наощупь толкнул дверь, и выскользнул из кухни, тут же захлопнув дверь за собой. И только оказавшись в кромешной темноте, от души выругался. Совсем не так он представлял себе завершение нынешнего вечера, совсем не так. Но, кажется, любая его встреча с Мэри заканчивалась одним и тем же: бурной ссорой и долгим расставанием. Один морской дьявол знает, когда он снова окажется на Ямайке и сможет увидеть Джонни... Джек в сердцах пнул пустое ведро, оказавшееся поблизости, и зашагал к воротам.

+1

156

Мэри вспыхивала почище пороха: в один миг вся любовь растворилась, словно соль в воде - и следа не осталось, а на поверхности плавала лишь горечь, обида и яркая злость.
Она одна поднимала свое дело с самого нуля. Да, у нее были деньги, но иногда денег не достаточно, чтобы встать на ноги.  И делала она все это отягощенная поначалу еще не родившимся, а потом уже появившемся на свет младенцем. И в то время как она и дней и ночей не спала, Джек кувыркался со шлюхами в борделях - можно подумать, что это не так!
Она не ждала восторгов в свою сторону, но она требовала уважения к себе и считала, что это - вполне законные пожелания.
А Джек.. Джеку плевать. Он получил то, что хотел, затем потешил свое эго и теперь сбегал - повторял тот же трюк, что провернул на острове, когда бросил ее. Только сейчас Рид, в отличии от того случая, твердо стояла на ногах.
Мэри схватила один из манго, невесть как оказавшиеся вниз (верно служанка принесла из комнаты) и выскочила следом за бывшим пиратом. Размахнулась и прицельно швынула плод ему в спину.
- Если ты не в состоянии понять, что я - не одна из твоих шлюх, то тебе и вправду лучше валить отсюда к чертям морским!- крикнула Мэри. - Давай, беги! У тебя это отлично получается! А нам с Джонни и вдвоем хорошо!
Не слушая возможной брани, что могла политься в ответ на ее слова, женщина вошла в дом и с силой захлонула дверь.

+1

157

Снаряд, пущенный Мэри, ударил Джека между лопаток. Джек аж споткнулся от неожиданности, но потом ухмыльнулся: вот ведь чертовка! В такой кромешной тьме сумела попасть точно в цель. И дверью хлопнула так, что стены таверны чуть не обрушились. Что она там кричала о шлюхах? Джек скорчил досадливую мину, удивляясь тому, как женщинам удается перевернуть все с ног на голову. А вот упоминание Джонни его сильно задело: чего доброго, Мэри и вправду больше не даст ему увидеться с сыном. Джек присел на ступени какой-то лачуги и задумался. Когда-то он увёл из-под носа у Мэри шлюп: слишком сильно она тогда его унизила и разозлила. Судя по всему, никаких уроков она из этого не извлекла. Джек любил ее и готов был прощать ей бабские причуды и закидоны, но если бы ему предложили выбирать между ней и Джонни, он выбрал бы сына.
Окно над крыльцом распахнулось и визгливый женский голос прокричал:
- Ты чё тут расселся, придурок? А ну вали, пока я тебе на голову горшок не вылила!
- Пардон, мадам... - пробормотал Джек, встав со ступеньки и поспешно удаляясь. - Спокойной вам ночи.
Вслед ему полетела отборная брань.

+1

158

Мэри, пребывая в самом скверном настроении, вернулась обратно в таверну. И это ее скверное настроение незамедлило выплеснуться на тех посетителей, что посмели отсыпать в ее сторону сомнительные шуточки. Двоих она вовсе, с проклятиями, выставила из таверны, кому-то нагрубила, кому-то нахамила.
Мужлины! Грязные вонючие мужики, у которых только три потребности: пожрать, потрахаться и поспать.  И Джек был таким же. B еще он был болваном. Но и Мэри была идиоткой, когда решила, что Рэкхем не такой, как все. Такой же. У него даже не хватило мозгов, чтобы понять: нельзя выехать победителем за ее счет. Нельзя унижать ее, макая в отстойную яму все ее труды и заслуги.
Что ж, пусть.
Она плакать точно не будет. И даже найдет способ извлечь из произошедшего выгоду. А Джек дорого заплатит за свои слова.
Надо бы одного чернокожего раба приставить к дому, чтобы чужих не пускал. А то Джек горазд на безумные поступки.
Проклятье! Как бы не пришлось продавать дело и переезжать в другие места в поисках лучшей доли!
С этими мыслями Мэри и легла спать.

+1

159

Джек вернулся на шлюп и сразу же закрылся в своей каюте, пытаясь не обращать внимания на звуки, доносившиеся снаружи: перед отплытием матросы отдали дань традиции и провели на борт шлюх. Выгнать толпу девиц, он, конечно, мог, но не собирался этого делать: зачем попусту злить команду перед ответственным рейдом?  Но помимо воли в голову лезли мысли, связанные с Мэри. Он мог бы провести эту ночь рядом с ней вместо того, чтобы лежать в одиночестве на узкой капитанской койке, слушая  сдавленные шепотки, смешки и стоны веселых девиц, проникавшие сквозь тонкие переборки. Джек вспоминал сцену в таверне и последний разговор с Мэри и не мог взять в толк, из-за чего она так взбеленилась: гарпия, готовая когтями вцепиться ему в волосы и содрать с него скальп, как делали материковые индейцы. Если бы он не сбежал, все обернулось бы именно так. А он ведь сделал ей предложение, честь по чести! Вот и разбери этих баб: хочешь сделать как лучше, а выходит как в цирюльне у пьяного брадобрея, который вместо того, чтобы сбрить щетину, перерезает клиенту глотку. В данном случае он сам был клиентом и чувствовал, что накативший на его зазнобу приступ гнева был не из тех, что проходят бесследно, как короткий шквал. Нет, на этот раз все было серьезно: Джонни ему  не видать как своих ушей, а о том, чтобы Мэри когда-нибудь снова подпустила его к своему телу, он мог отныне только мечтать. С палубы снова донесся взрыв приглушенного женского смеха и Джек не выдержал: перед мысленным взором замелькали яркие картинки: Мэри верхом на нем, ее полные груди мягко вздрагивают в такт движениям бедер, алые губы слегка приоткрылись, а веки с густыми ресницами полуопущены в томной неге...Вскочив с койки, он распахнул дверь и гаркнул:
- А ну заткнитесь! Не то выебу всех,  не разбирая пола и звания!
В мгновение ока воцарилась мёртвая тишина: краем глаза Джек заметил, как юркнула под прикрытие лафета двенадцатидюймовой  пушки босая женская ступня.
Захлопнув дверь, он рухнул на койку и с удивлением и досадой почувствовал, как по небритой щеке медленно ползёт одинокая слеза.

+1

160

Уснула Мэри быстро и спала очень плохо. Вроде бы и сон опустился на нее голову, но в видениях ей все приходили какие-то мерзости, ужасы. Какие-то путанные тени окружали ее, плелась в углу паутина. Мэри было душно, противно. Липкие нити касались ее плеч, обнаженной груди, бедер..
Вздрогнув, женщина проснулась, раскрыла широко глаза и уставилась в потолок своей комнаты. Ей потребовалось  несколько мгновений, чтобы осознать где она и понять, с немалым удивлением, что одной рукой она шарит рядом с собой, словно ищет кто-то.. вот она идиотка!
Рид рассердилась на себя еще больше, когда осознала, что ее огорчила размолвка с Джеком. Поначалу она было страшно зла на него,  так зла, что могла бы прибить, но сейчас, остынув немного, вдруг поняла, что ей очень больно. Больно где-то внутри, словно раскаленным ножом по живому резали.
Нет, еще больнее.
Она ведь Джека совсем не знала, так отчего ей было невмоготу отпускать его?
И ведь Рид все еще злилась на него за этот внезапный безумный и несвоевременный поступок. Злилась..
И огорчалась..
- Ненавижу тебя, Джек Рэкхем! – с чувством произнесла Мэри. – Ненавижу!
Но и от этого легче не стало.
Заворочился Джонни и Рид встала, радуясь хотя бы тому, что может немного отвлечься от своих горестных размышлений. Лучше бы ничего сегодня и не происходило, лучше бы они не начинали все заново – не пришлось бы горевать теперь о потерянном. Или все же любая попытка лучше бездействия?

+1

161

Проснувшись на четвертой склянке*, Джек сразу же поднялся: дел у него было невпроворот, и самым главным из них было одно, непосредственно касавшееся Мэри. Джек понимал, что будет стараться напрасно, но он дал обещание, и своё слово надо было держать независимо от того, что думала по этому поводу Мэри. Соскоблив щетину и подставив своё худое жилистое тело под струи пресной воды из ведра, которое услужливо поднес ему боцман, Джек растерся куском старого паруса, оделся и спустя полчаса уже мерил своими длинными ногами главную торговую улицу Кингстона в поисках лавки модистки. Таких было три, и в каждой пришлось подробно объяснять, что ему нужно. В первых двух описание, данное Джеком, не помогло: мастерицы разводили руками и говорили, что женщина, которую он так красноречиво описывал, в их лавки не заходила. Но в третьей ему наконец повезло.
- О да, сэр! - воскликнула владелица мастерской. - На днях я действительно принимала заказ от миссис Рид! И к счастью, я могу вам помочь! Я сохранила снятые с нее мерки, а самое главное, -  у меня есть платье того же фасона, что я сшила для нее: моя постоянная заказчица миссис Биддл заказала мне его и отправилась в Бостон к захворавшей тетке. Вернется она не раньше, чем через месяц, а к тому времени я успею сшить для нее новое. Вот только цвет другой, но очень сейчас модный: оттенок фуксии, если вы понимаете, о чем я. Сейчас я вам его покажу!
Модистка скрылась в глубинах мастерской и быстро вернулась, держа на вытянутых руках платье, являвшееся точной копией того, в котором была Мэри во время их последнего свидания.
- Придется ушить в талии и увеличить лиф, - сказал модистка, - Но я управлюсь часа за три.
Джек отсчитал деньги и галантно поцеловал руку даме, от чего ее щеки стали такими же пунцовыми, как и платье, которое она только что держала в руках.
- Отправьте это платье сегодня вечером в таверну "Необитаемый остров", -попросил он и повернулся, чтобы уйти, но остановился и снова взглянул на модистку. - У вас есть перо и бумага?
Перо, чернила и бумага были тотчас же поданы и Джек уселся на шаткий табурет, обдумывая короткое прощальное послание Мэри. После короткого размышления он начертал на бумаге несколько размашистых строк:
"Мэри, любимая! Я - болван, в чем искренне признаюсь. Если можешь - прости. Считаю недели, дни и часы до новой встречи с тобой, чтобы на коленях вымолить у тебя прощение. Береги Джонни! Навеки твой Джек"
- Приложите эту записку к платью, - сказал он, протягивая сложенный вчетверо листок модистке. - И когда ваш слуга доставит платье миссис Рид, пусть не говорит, от кого оно. Это сюрприз!
На этом он окончательно распрощался с модисткой и вышел из лавки, надеясь на то, что Мэри из чистого любопытства развернет сверток и прочитает его записку.

*В данном случае 6 утра

+1

162

Утром у Мэри было скверное настроение. Она стеснялась и боялась своих чувств к Джеку, не желала признаваться в них даже себе, а уж, тем более, не собиралась показывать их посторонним. Поэтому нынче доставалось всем и с самого утра. От доброй и веселой хозяйки, какой она была вчера утром и днем, следа не осталось.
Мэри злилась, ругалась и рычала всех и вся, включая Джонни, который вздумал так невовремя капризничать.
- Если будет мне такое устраивать когда вырастешь, - мрачно пообещала женщина сыну, передавая его няньке. – То я тебя лупить буду нещадно, так и знай! Мало не покажется!
Зато рабы сегодня работали просто идеально – соображали когда расслабиться можно, а когда следует держаться ровненько, спокойненько да осторожно. И еще Рид удалось, отправившись на переговоры с поставщиком выпивки, выбить себе неплохую скидку – все благодаря подъему духа и напору. Так утро и прошло.
Впрочем, был еще один момент: чертов кактус. Кто-то.. да понятно кто!.. посадил около ее таверны чертов кактус! Еще вчера днем Мэри этому умилилась бы в душе, а теперь ее терзало это напоминание о Джеке. Она даже схватила в горячке топор, собираясь срубить растение, но рука не поднялась, и она отправилась во двор рубить дрова. Тяжелая физическая работа всегда неплохо прочищала голову.
Но в какой-то момент появилась Гбемизола со свертком в руках.
- Мэм, а мэм! Тут вам вот принесли невесть от кого!

+1

163

Обед в губернаторском доме прошел как по маслу. Джек  поначалу немного струхнул, увидев белоснежную скатерть, начищенное столовое серебро, тончайший китайский фарфор и сверкающие хрустальные графины, под завязку наполненные лучшей мадерой и ароматным крепким портвейном. Но глядя на то, как ловко орудует приборами Дженнингс, быстро освоился и ни разу не пронёс куска мимо рта. Слушая, что говорит сэр Николас, он запоминал, как выглядит сервировка, представляя себе свой будущий дом - их с Мэри будущий дом. Его Мэри даст сто очков вперёд любой губернаторше - и внешностью, и умением вести хозяйство! Впрочем, слуги у губернатора были вышколенные: тихо сновали за спинами гостей и вовремя меняли приборы и наполняли опустевшие бокалы.
- Итак, господа...- губернатор промокнул салфеткой свой гладко выбритый череп, взмокший от жары и оттого ярко сиявший в свете большой, в полсотни свечей,  люстры, и бросил салфетку на стол.  -  Для всех вы отправляетесь на поиски врагов королевской власти - пиратов. На самом же деле ваша задача встретить и сопроводить к Кингстону корабль, на котором из Англии плывут к нам наши деньги. Вы - его конвой. Надеюсь, задача ясна?
Дженнингс, приканчивавший огромный кусок ростбифа, молча кивнул, Джек поспешно последовал его примеру, добавив вслух "Да, сэр!"
После этого губернатор предложил поиграть в карты  и выпить кофе, и троица перешла из столовой в курительную. Джек, любивший азартные игры, на этот раз сидел как на иголках: очень уж ему хотелось поскорее покинуть губернаторский дом и отправиться в таверну. Он и сам не знал, на что надеялся - возможно, только на то, что в освещенном окне второго этажа мелькнет силуэт Мэри с младенцем на руках.

+1

164

Мэри иногда получала подарки. Особо ретивые и наглые посетители таверны, осознав, что шлепками по заднице ничего не добиться, пытались купить расположение суровой хозяйки. Рид подарки принимала. Почему бы и нет? Если у мужиков хватает глупости тратить на нее деньги, ничего не получая взамен – отчего ей противиться? Никакое барахло лишним в доме не будет. Но все последующие притязания женщина сурово пресекала.
А сейчас, глядя на сверток в руках Гбемизолы, сердце Мэри отчего-то дрогнуло. Она нахмурилась недовольно и бросила отрывисто:
- Ослепла что ли? Не видишь, что я занята! Положи на тот чурбан, потом посмотрю!
Рабыне явно было интересно, что внутри, но она, со вздохом, подчинилась.
Мэри тоже было любопытно, но она продолжала работу, пока не расколола последний чурбан, который наметила себе с самого начала. Только затем она, умывшись из бочки и вытерев лицо подолом юбки, принялась разворачивать сверток.
Между пальцами заструилась ткань и Рид, еще даже не читая записки, сразу поняла от кого это подношение.
- Что ж тебя.. черти, Джек Рэкхем! – процедила сквозь зубы Мэри. Она тут пытает забыть его, а он ей подарочки шлет. Зараза!
Она и сама может купить себе столько платьев, сколько пожелает! Только не будет, потому что они ей не нужны.
Рид, нервно притаптывая ногой, сжала в одной руке платье, а в другой – записку, еще не зная читать ли ее или сразу бросить в огонь.

+1

165

За кофе и картами разговор снова вернулся к предстоящему делу. Джек, которому в картах не слишком везло, хотя он и был азартным и неглупым игроком, осмелился задать губернатору вопрос, который давно его мучал:
- Простите, сэр Николас, но не слишком ли велик риск везти сюда золотишко? Разве не безопаснее было бы обратить деньги в чеки или векселя, которые можно было бы обналичить в любом из местных торговых домов? Вдруг корабль пойдет ко дну? Да  и охотников до чужого добра меньше пока не становится...
Губернатор отложил трубку, которой не переставая дымил, и воззрился на Джека холодным взглядом своих бледно-голубых глаз, будто выцветших на ярком тропическом солнце:
- Для этого я и поручил вам с мистером Дженнингсом охрану корабля. Я не верю в бумажки, мистер Рэкхем, они - не более, чем финансовый дым...- губернатор  затянулся трубкой и выпустил облако дыма, разгоняя его рукой и демонстрируя этим жестом истинную цену чекам и векселям. - Вы же не хуже меня знаете, что случилось с Компанией Южных морей, акции которой мы так своевременно успели продать. Представьте, что банкирский дом, выписавший нам векселя, обанкротится, пока корабль будет плыть к Ямайке? А золото вечно! Вспомните, на чем сделал первые свои деньги капитан Дженнингс - на испанском золоте, поднятом со дна!
Генри Дженнингс ухмыльнулся и кивнул: он мало говорил, но много делал.
Джек был вынужден согласиться, хотя в глубине души остался при своем мнении. Спустя час, проиграв около фунта, он распрощался с губернаторм и Дженнингсом и вышел из задымленной курительной на посвежевший ночной воздух. Идти к Мэри или нет? Этот вопрос мучал его, как заноза, застрявшая под кожей.
- Полный вперед, капитан Рэкхем! - наконец отдал он себе команду и направился в сторону таверны.

+1

166

Если бы рядом была топка, то Мэри, быть может, и швырнула бы туда записку, поддавшись влиянию момента. Но топки не было и женщина, помедлив еще немного и недовольно побухтев себе под нос, развернула бумажку, пробегая глазами строчки.
В душе тут же всколыхнулась целая буря эмоций – все, то, что Мэри старательно пыталась запихнуть в самые далекие и черные уголки своего сердца, полезло наружу.
Лучше бы он просто уехал! Молча. Не прощаясь. Не присылая ничего. Она бы пережила, как пережила в первый раз, и забыла. Но теперь.. теперь все было слишком сложно. Судьба – паршивая штука. Никогда не знаешь когда она в очередной раз подкинет тебе гадость.
- Ненавижу тебя, - с тоской в голосе и уже который раз за сегодня сообщила небу женщина. – Ненавижу! Но если ты вздумаешь не вернуться, то я сама найду тебя и убью!
Из мрачно-злобного настроение стало угрюмо-унылым. Вот ведь мужики: вместо того, чтобы лично извиниться, записочки пишут! Словно в каких благородных домах: лорд такой-то шлет свои приветствия и извинения леди такой-то и умоляет ее о новой встрече.
Тьфу!
Весь день Мэри занималась хозяйственными делами, думая не только о Джеке, но и о записке, которую она отправила утром (еще до подарка Рэкхема) Бену и в которой велела готовить к новому походу, чтобы срубить жирный куш. В этом вопросе поворачивать обратно уже было тоже поздно..
Вечером, укачивая Джонни на руках, Рид вышагивала по комнате, напевала шэнти и поглядывала в окно. Над верхушками пальм багровел закат, который быстро тускнел, уступая место чернильной синеве и звездам.

+1

167

Чем ближе Джек подходил к таверне, тем сильнее становилась дрожь в коленях, а сердце  трепыхалось в груди так, как будто он был юнгой, впервые поднявшимся на борт линейного корабля и увидевшим капитана. Навстречу попадались пьяные моряки: спотыкаясь, они  парочками брели по  темной улице, горланя шанти и бережно поддерживая друг друга, чтобы не растянуться в пыли. Джеку, глядя на них, хотелось и смеяться, и плакать. Куда они брели? К своим кораблям, где их ждала тухлая солонина и побои боцмана, а в конце - саван из дырявого паруса? Ему корабельная жизнь давным-давно осточертела, пусть он и стал капитаном и ел не из общего котла и спал в отдельной каюте. Хотелось прочно встать на ноги на суше и зажить, как какой-нибудь английский лорд или зажиточный плантатор. Второе привлекало его гораздо больше. Но для полного счастья ему были нужны Мэри и Джонни. А в перспективе - Мэри, Джонни и еще пара-тройка детишек. Черт, неужели он так много просит у судьбы?
Закат догорел, когда Джек открыл ворота, ведущие на задний двор таверны. Он сразу же отыскал глазами окно на втором этаже и увидел силуэт Мэри: она  меряла комнату шагами, укачивая на руках небольшой сверток. Джек судорожно вздохнул, не зная, что делать. Врываться в дом было бы глупо. Молча торчать под окном - тем более. Чувствуя себя придурковатым итальяшкой, которого хлебом не корми - дай затянуть какую-нибудь тягучую песню, - Джек дрожащим фальцетом начал выводить мелодию, всегда бравшую его за душу и вызывавшую слезы на глазах. Он услышал ее от одного бывшего неаполитанского рыбака, которого какими-то неведомыми путями занесло на шлюп Сприггса, - капитана, который высадил Джека на необитаемом острове. Слов Джек не знал, вернее, запомнил только две строчки: Луиджи объяснил, что в первой рыбак называет свою возлюбленную солнцем, а во второй - просто любимой.
Постепенно голос Джека окреп настолько, что разнесся по всему двору. Дверь кухни распахнулась и из нее вышел огромный чернокожий: ростом с Джека, но шире в плечах и вдвое мощнее. В руках у него была увесистая дубинка.
- Эй, мистер! - довольно грубо окликнул он певца. - Хозяйка ребенка спать укладывает. Кончайте горланить, как мартовский кот!
Негр вытянул вперед руку ладонью вверх и начал красноречиво похлопывать по ней дубинкой.
Если Джек и дал фальшивую ноту, то только одну.
-O so-o-le mio...- продолжил он серенаду...- O ca-a-ra mia...

+1

168

За окном стало шумно: кто-то горланил. Поначалу Мэри не обратила особого внимания, решив, что это какой-нибудь пьянчуга возвращается домой и вопит во всю глотку. Но затем она поняла, что голос-то – знакомый! Очень даже!
Рид оторопела на мгновение, а затем подошла к окну.
Джек. Как есть – Джек!
И сердце встрепенулось в миг, но женщина его сердито отдернула, велев успокоиться. Локтем распахнув окно, она, насупив брови, крикнула:
- Чего тебе надо? Чего орешь над окнами?

+1

169

Джек замолчал и откашлялся.
- Я не ору, а пою, мадам! - ответил он, уязвленный тем, что его выступление не снискало бурных аплодисментов публики. - А вот вы своим криком разбудите ребенка!
Из кухни выглянула Гбемизола и сделала большие глаза, увидев щедрого капитана, одарившего ее пятью золотыми. Чернокожий гигант, воодушевленный суровым голосом хозяйки, прекратил поигрывать своим оружием
- Щас ты у меня не так запоешь! - грозно заявил он, поднимая дубинку и надвигаясь на нарушителя спокойствия. Джек выхватил из-за пояса пистолет и взвёл курок:
- Эй, полегче, малыш! Пуля - дура: вдруг не промахнусь?
- Ай!  - душераздирающим голосом воскликнула Гбемизола и бросилась на грудь гиганту, закрывая его своим телом. - Стой, Сол! А то он и вправду тебя убьет!

+1

170

Поет он.. ведь и вправду пел. Только непонятно что именно – ведь слова были какие-то иностранные. И, судя по всему, слова это были не ругательные.
Рид мысленно вздохнула: вот и что ей делать теперь?
Тем временем бывший пират уже поднял пистолет, а Гбемизола чуть ли не под пулю бросилась. Безумие какое-то.
- А ну-ка: хватит! – заорала Мэри. – Разошлись! Какого черта, Джек?! Ты притащился сюда моих рабов убивать?! Да сколько можно-то! Живо поднимайся наверх!! А ты – пропусти его!.. но только в этот раз! И хватит обжиматься – высеку!
Джонни недовольно скривился и заорал, а Рид, прижав его к себе крепко, принялась встряхивать его, чтобы хоть как-то успокоить. Правда перед этим она успела с шумом захлопнуть окно.
От Джека, вот правда, одна только головная боль. Но вот он притащился сюда и как-то светлее что ли стало, воздух стал свежее.

+1

171

Джек сунул пистолет обратно за пояс и обогнул слившихся в объятии рабов. Чёрный гигант был так ошеломлен поступком Гбемизолы, что стоял, как истукан, не делая попыток ни прижать ее к себе крепче, ни разомкнуть объятия. Гбемизола тихо всхлипывала у него на груди, - видимо, приняла угрозу Джека за чистую монету. Джек вспомнил, как эта чертовка строила ему глазки у колодца, и несильно ущипнул её за круглый зад,  после чего зашел в дом и направился к лестнице на второй этаж. Войдя в комнату, он остановился на пороге и сказал:
- Храбрые у тебя рабы - все в хозяйку! Извини, что так поздно явился. Но лучше поздно, чем никогда.
Про платье спрашивать не стал: не в нем было дело. Да и без платья Мэри ему нравилась больше всего.

+1

172

Пока Джек поднимался наверх, женщина успела немного успокоить Джонни. Малыш, правда, все еще недовольно ворчал что-то, но уже не орал.
- А я дураков не держу, - буркнула Мэри. – С дураками одни хлопоты.
Она бросила на Джека быстрый взгляд и вновь посмотрела на Джонни, которого продолжала неспешно укачивать.
- Ну, чего пришел? Песню пел под окнами.. что за слова-то хоть в твоей песне?

+1

173

Джек пожал плечами:
- Да я и сам не знаю, что за слова...Но за душу берут!
Он подошел к Мэри и взял у нее из рук Джонни. Малыш заулыбался, глядя на его лицо.
- Узнает уже... - прошептал Джек и тоже улыбнулся. Осторожно опустив Джонни в колыбель, он снова посмотрел на Мэри:
- Я вчера дурака свалял, извини. Так пойдешь за меня замуж, когда я из плавания вернусь, или так мне всю жизнь бобылём и мыкаться?

0

174

Мэри поджала на мгновение губы, когда Джек потянул свои руки к Джонни. После всего вчерашнего он еще считал..
Но обида, вспыхнувшая на короткое время, почти сразу утихла – достаточно было взглянуть на лицо Джека, как он улыбался, глядя на сына.
Рид тем временем сложила руки на груди, внимательно, с ног до головы, оглядела бывшего пирата.
- Знатно ты даме предложение делаешь, - фыркнула она, выигрывая себе таким образом время. Сердце бухало где-то в районе горла, приличных мыслей в голове не появлялось. – Ну, так и быть: пойду, только чтобы тебе бобылем не остаться.. не солидно ведь! Капитан, с губернатором знается, а один на свете. Только ты учти: с моим мнением считаться придется.  Я не из тех, кто будет покорно в углу дома сидеть..

+1

175

Мэри вроде как сделала ему одолжение, но у Джека хватило смекалки понять, что ее слова были чем-то вроде шутки, силящейся прикрыть истинные чувства. Такая уж она была: гордая, смелая, решительная, не терпевшая малейшего контроля над собой. Это заводило Джека еще сильнее - гораздо сильнее, чем ее высокая грудь, крутые бедра, ямочки на щеках и шелковистая кожа, которую не испортили ни соль, ни ветер.
Джек шагнул к Мэри и провел большим пальцем руки по ее щеке - от скулы до подбородка.
- Все будет так, как ты захочешь, - сказал он, глядя ей в глаза. - Люблю я тебя, понимаешь? Никогда никого не любил, а тебя - люблю.
Он и правда никогда не влюблялся. И никогда не мечтал обзавестись покорной овечкой. С Мэри все было сложно, часто - опасно, как у жерла вулкана, но Джеку никто больше не был нужен, только она.

+1

176

Мэри бы не слишком удивилась, если бы Джек сейчас взбрыкнул, возмутился. Ну а кому нужна баба, с мнением которой придется считаться? Которая будет говорить как и что делать, а что – не делать. У которой на любой вопрос найдется что ответить.
От бабы ждут покорности, плодовитости и умения хлопотать по дому. Иногда Рид даже казалось, что если бы все женщины были немыми, то мужчины были бы рады вдвойне – будто громадный куш за карточным столом сорвал.
Но Джек не ушел. Не стал орать и высказывать претензии.
Мэри перехватила его руку, сжала запястье несильно, но крепко, однако от лица своего не отвела.
Любит.. как  так?
Не было ничего и вдруг..
А разве у нее самой не бьется сердце тревожно, когда она думает о Рэкхеме? Разве не переживает она каждую их размолвку?
- Ты можешь остаться.. на ночь.

+1

177

- Здесь, с Джонни? Или снова в твою комнату для деловых встреч пойдем? - не удержался Джек и привлек Мэри к себе. - Ладно, я все понимаю: приставать не буду. Обещаю!
Это обещание далось ему с большим трудом: близость Мэри возбуждала его так, что он улёгся бы с ней на полу, чтобы не тратить время на поиски подходящей кровати. Но ограничился он тем, что поцеловал ее в губы и, оглянувшись на колыбель, в которой все еще ворочался Джонни, прошептал:
- Никак не заснет, вот ведь неугомонный!

+1

178

Мэри выразительно фыркнула, вновь подумав, что все мужики одинаковы: протяни им чарку с ромом и они готовы будут вылакать без спроса целую бочку. Вот и Джек.. она разрешила ему остаться, но это не значит, что она простила все его выходки целиком и полностью.
Нет уж, он еще отработает у нее прощение! Самым разными способами.. Рид вновь усмехнулась, но теперь уже своим мыслям, и чмокнула Джека в ответ.
- И не уснет так, - заметила Мэри, отстраняясь. – Его укачать надо на руках, никак иначе. Но все равно потом ночью вставать придется..
Женщина подняла младенца на руки и принялась расхаживать с ним по комнате, искоса поглядывая на Джека.
- Во сколько завтра вы уходите в море?

+1

179

- Засветло, так что времени у меня в обрез... давай я поукачиваю - у тебя небось руки уже отваливаются. Хоть какая-то от меня будет польза.
Джек мягко, но уверенно взял Джонни  из рук матери и стал ходить по комнате, тихо мурлыча под нос ту же мелодию, которой недавно услаждал слух Мэри, стоя под окном.

+1

180

Мэри отдала ребенка, каким-то внутренним чутьем поняв: Джек ведь теперь не скоро сына увидит, может быть ему даже в радость подержать его на руках. Только теперь ей, вроде как, и заняться было нечем. В таверне она уже распорядилась – больше указаний не требовалось. Она собиралась уложить Джонни и сама  лечь спать. Так что теперь?..
Ну а зачем что-то придумывать? Нужно просто следовать плану – вот и все.
Мэри еще чуток потопталась на месте, затем пожала плечами и принялась раздеваться. Скинула юбку, рубашку и, повернувшись к Джеку спиной, натянула на себя ночную сорочку – теперь она, как приличная дама, не спала в том же, в чем днем ходила, а переодевалась каждый раз.
- Если он уснул, то положи его в кроватку, - негромко сказала женщина.

+1


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами