Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами


Остаться в живых | Охотники за головами

Сообщений 121 страница 150 из 163

121

Джек еще раз проверил, спит ли Джонни, и, убедившись, что это так, тихо вышел, осторожно затворив за собой дверь. Комната, куда отправила его Мэри, скудностью обстановки напомнила ему собственную каюту: кроме простого деревянного стола с расставленными вокруг него стульями, и узкой кровати с большим сундуком в изножье, там не было ничего.*
Джек уселся на кровать  и поерзал на тощем тюфяке: ощущение было такое, что он сидит на голых палубных досках. Белье  было чистое и не слишком ветхое, но размеры ложа позволяли расположиться на нем только одной персоне довольно скромных габаритов. Это спальное место было поставлено здесь явно не для того, чтобы нарушать на нем седьмую заповедь.*
Джек встал с кровати и подошел к окну, сдвинув занавески: окно выходило на задний двор.
Он сел на один из стульев и нетерпеливо забарабанил пальцами по тщательно выскобленной столешнице: Мэри ясно дала понять, что никаких поползновений с его стороны на ее репутацию честной вдовы быть не должно, а его собственные планы пусть идут к черту.

*интерьер согласован
*"Не прелюбодействуй!"

+1

122

Мэри нашла няньку и отправила ее к Джонни. Затем заглянула в зал, убедившись, что там все в порядке: посетителей уже было полным полно, рабыни так и метались от столика к столику, выполняя заказы.
Решив, что Джек прождал ее уже довольно долго, Рид поднялась наверх и толкнула дверь комнаты, где обычно проводила все свои важные переговоры. Здесь она принимала людей, которых другим лучше было не видеть, тех людей, которые могли приходить под покровом ночи или днем, спрятав лицо за полями широкой шляпы.
Сейчас здесь был Джек.
Мэри вошла, захлопнула дверь и прислонилась спиной к грубым доскам. Она смотрела на капитана внимательно, выжидающе.
Чувства теснили грудь, готовы были разорвать ее на части.
- О чем ты хотел поговорить, Джек?

+1

123

- Я-то?
Джек обвел взглядом убогую обстановку комнаты, не располагавшую к любовным утехам. Пещера на острове была обставлена куда более скромно,  но там было другое: колдовство, о котором он не мог забыть и по-прежнему мерял все, что происходило между ним и Мэри той меркой, отличной от всего обыденного.
- Да тут такое дело: я же тебе говорил, что на днях снимаюсь с якоря и ухожу в неведомую даль. Провизию мой квартирмейстер уже закупил, остались только козы и куры. Вот я и хотел у тебя спросить, ты же со здешними торговцами накоротке: у кого из них можно купить с полдюжины коз и две дюжины кур, - таких, чтобы не сдохли до того момента, как мой шлюп выйдет из порта.

+1

124

- Это и был твой разговор, что не чужих ушей? – Мэри была разочарованна, хотя и пыталась скрыть это. Шар воздуха, который будто застрял в легких, от которого дыхание становилось таким тяжелым, а голос приобретал хрипотцу, вдруг исчез. – О козах и курах?
А вдруг Джек и вправду пришел за этим. Ну и с Джонни повидаться.
А она-то, дура, разрядилась, словно кукла! Посмешище!
- Да, конечно. У меня есть надежный поставщик, - женщина деловито шагнула вперед, доставая письменные принадлежности. Да, иногда здесь приходилось что-то записывать, поэтому перо и чернила у Рид всегда были под рукой. – Хотя как – надежный.. понадежнее, чем остальные, но ты за ним следи. В общем, если от пристани пойти вверх по улице, а потом свернуть на вторую улицу по правую руку, то там будет дом с зеленым ставнем. Передашь туда мою записку и тебя обслужат в лучшем виде. Завтра же утром товар доставят, если о цене сегодня сговоритесь.
Мэри написала несколько строк – просьба помочь ее хорошему знакомому, на бумаге и протянула ее Джеку. На мгновение в голове женщины мелькнула мысль направить капитана в дом к веселым девочкам – вот потеха-то будет, когда вместо рогатых коз он встретит веселых молодых козочек. Но ревность и осознание того, что обман ее будет раскрыт раньше, чем шутка удастся, заставили Рид сделать все по-честному.

+1

125

Джек пробежал глазами строчки, написанные Мэри. Он впервые видел ее почерк и отметил, каким по-мужски энергичным он был. Сложив листок, он сунул его себе в карман и встал.
- Благодарствую. Пойду прогуляюсь: надеюсь, что твой знакомец еще не успел надеть ночной колпак. Перед тем, как сняться с якоря, загляну еще разок к Джонни, ежели ты не против.
Взгляд Джека уперся в вырез синего платья. Помимо бус, на шее Мэри болтался кожаный шнурок, на котором явно что-то висело: медальон или подвеска, прятавшиеся под кружевом в манящей ложбинке между грудей. Повинуясь предчувствию или подозрению, - верным подручным ревности, - Джек подцепил пальцем шнурок и вытянул его наружу: он был продет сквозь кольцо с розовой жемчужиной*, которое он отдал Марку Риду - лишь потому, что хотел заручиться расположением товарища по несчастью. Джек с усилием сглотнул комок, внезапно образовавшийся в горле и перехвативший дыхание:
- Носишь мой подарок? С чего бы?

*упоминание в посте 94 от Мэри Рид)

+1

126

- Угу, - буркнула Мэри, все больше чувствуя себя как последняя дура. Сегодня же ночью сожжет эти тряпки, что одеты на ней, и.. и.. вообще!
Женщина так погрузилась в свои мрачные мысли, что зазевалась и позволила Джеку выдернуть шнурок с кольцом. Но еще мгновение спустя ее рука взметнулась вверх, крепко (а силы в пальцах Мэри было хоть отбавляй!) сжимая ладонь моряка.
- Не твое дело! – быстро ответила Рид, растерявшись. – Ты, кажется, о козах и курах хотел побеспокоиться, ну так.. беспокойся. А кольцо ношу потому что продать никак не досуг.
Почему бы тогда этому кольцу не лежать в одной шкатулке с другими ценностями женщина решила не уточнять, потому что ответить на этот вопрос она точно не смогла бы.

+1

127

- Ясно...
У Джека, никогда не лезшего за словом в карман, на языке крутилось язвительно замечание, что Мэри выбрала наиболее удобный способ показывать потенциальным покупателям кольца товар лицом, но как бы ни был он раздосадован тем, что свидание заканчивается совсем не так, как хотелось ему, все-таки понимал, что есть граница, за которую заступать нельзя.
- Не продавай никому, - тихо попросил он, не делая попытки высвободить руку из захвата Мэри. - А если совсем припечет  - я его у тебя куплю за любую цену. Не хочу, чтобы его носил кто-то другой... другая.
В глубине души Джек понимал, что Мэри из присущей ей гордости сказала первое, что пришло ей в голову: не носят вещь, которую хотят сбыть рук, у самого сердца.

+1

128

Мэри держала руку Джека крепко, не отпускала. Мужчина был так близко – слишком близко.
И эти его козы и куры.. будь они прокляты!
- Кольцо не продается, - ответила Рид, едва думая о том, что эти ее слова противоречат другим ее словам, сказанным недавно. – Ни за какую цену. Ни тебе, ни кому-либо другому.
Она сжала руку Джека еще крепче и шагнула ближе, чтобы ее дыхание касалось щеки мужчины.
- Не понимаю, - выдохнула она, глядя в глаза бывшему пирату. – Что тебе за дело до этого кольца..

+1

129

- Да не до кольца мне дело, а до тебя! - с досадой в голосе воскликнул Джек. - А кольцо...
Он не договорил, потому что не мог с ходу правильно объяснить, что означало кольцо, подаренное им Мэри еще тогда, когда он принимал ее за друга-мужчину. В общем-то, надо было бы подарить другое: сейчас, когда они встретились снова. Но Джек видел в том своем поступке, необъяснимом и как будто случайном, перст судьбы.
Мэри продолжала крепко держать его за руку и встала так близко, что он чувствовал на своем лице ее дыхание, -свежее и чуть сладковатое, отдававшее соком манго. Ладонь свободной руки Джека легла на ее талию, привлекая Мэри еще ближе.
- Кольцо - это знак, дурашка, - шепнул он, глядя в тёмные глаза, сейчас казавшиеся бездонными. - Знак, понимаешь? Как будто я с тобой обручился  - там, на острове.

+1

130

Мэри не знала каких слов она ждала и что хотела услышать. Взгляд ее скользил по лицу Джека, женщина пристально, внимательно вглядывалась в глаза мужчины.
Обручился..
- А потом – бросил, – сорвалось с ее губ.
И в следующий миг, полная парадоксов, Рид прижалась к бывшему пирату всем телом, сокращая то ничтожное расстояние, что оставалось между ними, и впилась жадным поцелуем в губы Джека.

+1

131

Джек, смирившийся с тем. что придется уйти несолоно хлебавши, опешил от такой внезапной атаки, хотя в общем-то Мэри была верна себе: она всегда нападала внезапно и безжалостно теснила врага. Джеку иногда казалось, что и в любви она тоже жаждала победы над мужчиной, но его это полностью устраивало: он был не против поддаться Мэри. Не выпуская ее из объятий, он попятился и с размаху уселся, почти упал на узкую кровать, чувствительно приложившись затылком об стену. Перед глазами все поплыло: и от удара, и от неистового поцелуя Мэри. Ни одна женщина никогда не целовала его так страстно и настойчиво, - так, как будто каждый поцелуй был последним. Мэри была сильная, горячая и необузданная, как молодая кобылица, - Джек просто пьянел от этого: все остальные женщины по сравнению с ней казались ему глупыми ленивыми гусынями. И она всегда знала, чего хотела! Сейчас она хотела его, и Джек почувствовал законную гордость от того, что все-таки добился своего, ни к чему ее не принуждая. Впрочем, принуждать Мэри Рид к чему-либо было бесполезно, а порой и опасно.

+1

132

Джек попятился назад, плюхнувшись на кровать, а Мэри наступала на него. Она потратила несколько секунд чтобы, обеими руками подхватив юбки, приподнять их, усаживаясь на колени Джека. Между ними все равно оставались бесчисленные слои материи, поэтому женщина даже не могла сказать реагирует ли Джек на ее поцелуи или нет.
Хотя: с чего бы это – нет?!  Вчера он был готов к действиям от одного только ее прикосновения.
Рид вновь впилась в губы моряка, прикусывая их. Дыхание Мэри было тяжелым, прерывистым. А руки скользили по камзолу Джека, словно она хотела убедиться, что перед ней не фантом.

+1

133

Мэри оседлала его уверенно, без малейших сомнений в том, что все делает правильно. Джек, тоже не испытывавший никаких сомнений, ухватился за ее бедра, тесно прижимая их к своим, чтобы она почувствовала, что он готов к главному. Его жеребец рвался наружу, чуть не выпрыгивая из штанов, но глухой и надежный ситцевый барьер было невозможно преодолеть без посторонней помощи. Однако Джек не спешил: он ничего не имел против того, чтобы оттянуть начало любовной скачки. Отпустив ее бедра, он приспустил платье у нее на плечах, выпуская на свободу груди, ставшие еще более полными и  упругими, чем тогда, когда она впервые позволила ему увидеть и коснуться их. От Мэри теперь и пахло иначе: не соленым морем и терпким потом, а сладким материнским молоком и фруктовыми ароматами Ямайки. Это еще больше возбуждало Джека, заставляло его страстно желать нового соития, хотя дверь комнаты была незаперта и в нее в любой момент за какой-нибудь надобностью могла войти одна из чернокожих рабынь. Прервав поцелуй, он наклонился и, приподняв груди Мэри, стал настойчиво ласкать языком соски, чувствуя, как они напрягаются и становятся тверже.

+1

134

Прижавшись тесно Мэри почувствовала, что Джек готов к единению. Пожалуй что он мог броситься в атаку прямо сейчас, но прежде чем случится главное, Рид хотела ощутить его страсть, выраженную в прикосновениях, поцелуях, ласках...
Женщина запрокинула голову, когда Джек коснулся ее груди. С губ сорвался тихий стон.
Она четко помнила все, что происходило в пещере, но никакие воспоминания не могли быть лучше действия и действительности. Нет ничего лучше, когда любимый находится рядом и ты чувствуешь жар его тела и его желание и страсть.
Спущенное вниз платье не позволяло двигать руками, ограничивало возможности, прижимая предплечья к телу.
- Сними это чертово платье.. – выдохнула Мэри. – Сними его..

+1

135

Джек придерживался противоположного мнения, поскольку ему платье Мэри нисколько не мешало: высоко приподнятые юбки открывали доступ к самому главному, а спущенный вниз лиф обнажал грудь. Прежде всего он бы снял или хотя бы расстегнул собственные штаны, но желание леди было законом, и он начал лихорадочно шарить по спине Мэри, пытаясь нащупать застежки или шнуровку корсажа, или что там было на женских платьях. Ничего не обнаружив, он схватился за подол и решительно дернул его вверх. Швы предательски затрещали, но ему было не до того, чтобы сокрушаться об ущербе, причиненном куску ткани: завтра же он купит своей любимой новое платье,  и не одно, а целую дюжину! Приложив титанические усилия, он все-таки справился с поставленной перед ним задачей и потянулся к пуговицам на штанах, чтобы расстегнуть их и выпустить на свободу своего жеребца. В этот момент дверь комнаты распахнулась и на пороге выросла Гбемизола с метелкой и совком  в руках. Увидев свою строгую и неприступную хозяйку, оседлавшую капитана, она открыла рот, но из него не вырвалось ни звука: рабыня оцепенела, пораженная открывшейся перед ней картиной. Джек вытянул руку и помахал ею за спиной Мэри, приказывая рабыне исчезнуть. Гбемизола ретировалась, бесшумно затворив за собой дверь, а Джек вернулся к пуговицам штанов, пытаясь справиться с ними наощупь и продолжая покрывать поцелуями шею и грудь Мэри.

+1

136

Вся эта возня с платьем изрядно огорчала Мэри. Какая лишняя и совершенно не к месту задержка! Она хотела Джека, хотела прямо сейчас – хватит тянуть! Ей самой уже нетерпелось ощутить силу моряка и показать ему свою страсть.
Но платье-то рвать зачем?! Новое платье!
Мэри досадливо зарычала и тут же принялась целовать Джека, наслаждаясь одним только прикосновением к нему. И вновь какая-то досадная заминка: будто послышался звук отворяемой двери. Но когда Рид обернулась, то никого не увидела.
Какого дьявола Джек так долго возится?!
- Дай я.. сама.. – Мэри в буквальном смысле этого слова взяла дело в свои руки. А подержаться было за что! 
Женщина быстро расправилась с пуговицами, выпуская главное достоинство моряка из тесного плена штанов.
О, он хотел ее! И еще как!
Все нутро пожирал огонь желания. Но, прежде чем опуститься сверху, Мэри еще раз впилась в губы любовника страстным поцелуем.

+1

137

Джек сел поудобнее и прислонился спиной к стене: по опыту он знал, что Мэри сделает все, как надо. Удивительное дело: ни одной женщине до нее он бы не позволил так вольно распоряжаться своим телом. Впрочем, они и не стремились к этому, проявляя полную покорность и порой напоминая собою обломки корабельных мачт, застывших на гладкой поверхности океана в полный штиль. Сейчас же сам Джек напоминал собою грот-мачту в преддверии шторма, а главная часть его тела - бушприт королевского фрегата первого ранга, гордо устремленный вперед и вверх. Все, что было необходимо - слегка направлять Мэри, что он и сделал, положив обе ладони ей на поясницу и поглаживая гладкую, как китайский шёлк, кожу, а иногда чуть надавливая на нее. Вот это было блаженство!
- Давай, детка, - прошептал Джек и закрыл глаза.

+1

138

Мэри приподнялась и опустилась. На мгновение замерла, а затем начала двигаться: поначалу медленно, неторопливо, словно пробуя на вкус, входя в раж. Ладони женщина положила на плечи Джека, опираясь и, вместе с этим, комкая его камзол, дергая. На них было одето слишком много одежды, а ей хотелось ощущать горячую кожу любовника под своими ладонями, но все же это придавало некую пикантности происходящему. У них ведь все было не так, как у других, все было по особенному.
Мэри ускорила темп, уверенная, что под мягкими указаниями Джекас не совершит ничего поспешного. С губ ее сорвался стон, затем еще один.
Где-то в глубине души она понимала, что не может сейчас кричать от страсти так же, как в пещере, и сдерживала стоны.
Рид все ускорялась, чувствуя, что момент истинного блаженства уже рядом.

+1

139

Мэри все делала быстрее, чем он. Обычно это задевало Джека, но в данном случае он не испытывал неловкости: было бы гораздо хуже, если бы он пришел к финишу первым. Благодарно поцеловав Мэри, которая выглядела непривычно тихой и расслабленной, он уложил ее на спину и направил своего взмыленного жеребца в ложбинку между двух холмов, влажных от любовной испарины. Полные, чувственные губы Мэри притягивали его взгляд, заставляя думать о других способах достигнуть блаженства, но он даже не заикнулся об этом, опасаясь, что его щепетильная, а может быть, и не слишком осведомленная любовница, разгневается и выставит его вон. Джек  закрыл глаза, чтобы не отвлекаться,  положил ладони на груди Мэри и свел их вместе, чтобы сделать тропинку между ними  еще уже и теснее, но это не помогло: перед его мысленным взором неотступно стояла картина, которую он видел в доме голландца  Ван де Хоха: темноволосая девушка в расписанном осенними листьями кимоно, стоя на коленях плотно обхватывала алыми лепестками губ твердый жезл своего любовника.
- Это японская гравюра эпохи сёгуна Токугавы, минхеер, - любезно объяснил ему Ван де Хох, заметив, что его гость и друг остолбенел и глаза у него готовы вылезти наружу. Впрочем, не только глаза. - На ней изображены гейша и самурай в чайном домике. Называется эта гравюра "Осенняя бабочка, севшая на стебель бамбука"
Джек открыл глаза и откинулся немного назад, сев на пятки:
- Любовь моя, - сказал он и его голос дрогнул от нетерпения. - Могу я тебя кое-о-чем попросить?

+1

140

Мэри с удовольствием упала на убогое покрывало, которое  радостно приняло ее разгоряченное тело. Дыхание женщины все еще было тяжелым, чувственным. А внутри распространялось всеохватывающее чувство счастья - она и не помнила когда ей было так хорошо. Разве что в пещерах.. но там было иначе. Не так, как сейчас.
Сейчас она была счастлива не только каждой частичкой своего тела, но и душой. И она хотела, чтобы Джек был рядом, чтобы он вновь был с ней и чтобы он никогда никуда не уходил.
И когда мужчина сжал ее грудь и его достоинство двинулось вперед и обратно, то Рид выгнулась, добавляя движениям Джека ритмичности. Ему тоже должно было быть хорошо - так же как и ей. И она для этого готова была сделать, что угодно.
- Ты проси сразу, а не спрашивай.. - хрипло прошепатала Мэри. Руки ее легли на бедра мужчины, поглаживая кожу. Пальцы скользнули на живот Джека, шаловливо спустились вниз.. замерли, чуть поглаживая и дразня, и вновь двинулись вверх.

+1

141

Джек в полной мере оценил готовность Мэри помочь и придвинулся ближе к ее разгоряченному лицу, но тут же сообразил, что избранная им поза неудобна и гораздо меньше вдохновляет на ратный бой, чем та, которую он видел на японской гравюре. Гейша стояла  на коленях перед своим любовником, и всякий раз, вспоминая увиденное, Джек представлял, как тот хватает ее за волосы и наклоняет ее голову ниже. Но поставить на колени Мэри Рид не смог бы не только он, но и самый свирепый самурай, поэтому пришлось смириться с невозможностью осуществления заветной мечты. Джек отвел руку Мэри от своего живота и слез с кровати. Сейчас на нем оставалась надетой только рубашка, из под короткого подола которой воинственно торчало его длинное неутомимое копьё.
- Садись, - со вздохом попросил он, и подумав, добавил. - Пожалуйста!

+1

142

Мэри не сразу поняла о чем толкует Джек. Впрочем, его желание было видно невооруженным глазом, его желание было слышно в голосе; оно блестело у него в глазах. Рид торопливо избавилась от остатков платья, усаживаясь на узкой койке и только тогда сообразила о чем идет речь.
О, Мэри знала чем заниматся в борделях и часто слышала рассказы, что шлюхи ублажают некоторых моряков и таким способом.
Но сидя на кровати? Нет, это не достаточно чувственно, в этом не хватает отдачи, не хватает выражения любви; ей казалось, что так она будет не достаточно близко. А Рид хотела чтобы Джеку не просто было хорошо, чтобы он был на вершине блаженства. 
Мэри, усевшаяся было на койке, соскользнула на грубый дощатый пол, вставая на колени. Она подняла голову, глядя на моряка снизу вверх: впрочем взгляд ее лишь скользнул по лицу Джека, тут же остановившись на его оружие, готовом к бою.
- Иди ко мне.. - велела она.
Рот ее чуть приоткрылся, Мэри торопливо облизнула губы, словно собиралась вкушать сладостное лакомство. Она положила ладони на бедра Джека, привлекая его к себе и готовая принять таким новым, странным для нее способом. Но при этом со всей страстью, что клокотала у нее в груди.

+1

143

Джек, не ожидавший такого гостеприимства, поначалу растерялся, но быстро пришёл в себя и направил наконечник своего копья прямо в цель. Неопытность Мэри, о которой он быстро догадался, с лихвой искупалась ее старанием. К тому же, хотел он этого, или нет, ему льстило, что он был первым, кому Мэри оказывала такую услугу. Положив ладонь на затылок Мэри, Джек мягко направлял ее движения, а другая ладонь легла ей на грудь, лаская затвердевший сосок, похожий на тугой бутон не успевшей распуститься розы. Мэри быстро осваивала новую науку: если бы она спросила Джека, хорошо ли справляется, он с чистым сердцем ответил бы ей, что ни одна самая опытная и дорогая шлюха не смогла бы сделать лучше. В его устах это был комплимент высшей пробы, но Джеку хватало здравого смысла понимать, что для Мэри такие слова стали бы оскорблением, поэтому он простонал, чувствуя, что семимильными шагами приближается к вершине:
- Дьявол... то есть нет...то есть да! м-мм...хорошо!
И буквально за несколько мгновений перед тем, как извергнуться, быстро извлек своё копье из алых губ Мэри, таких ярких и сочных, что они напомнили ему свежую рану, и рухнул на кровать, орошая свой живот благодатной росой.
- Господь Вседержитель! - отдышавшись, сказал он, поднимая Мэри с колен и привлекая к себе, - Клянусь всеми святыми: я только что побывал в раю!
Кольцо с розовой жемчужиной вернулось на свое место в ложбинке между двумя восхитительными округлостями. Джек разорвал кожаный шнурок, на котором оно висело, и, поцеловав кольцо, надел его на безымянный палец Мэри:
- Хочу, чтобы ты всегда была моей, только моей, понимаешь? - шепнул он, щекоча ее ухо своим дыханием.

+1

144

Мэри приняла Джека и начала двигаться. Она чувствовала плоть Джека и наслаждалась тем, что делала - прежде всего потому что понимала, слышала, что доставляет мужчине то удовольствие, которого он так жаждал. Хотя, это следовало признать откровенно, такой способ сделать любовника счастливым был ей в новинку и рука Джека очень своевременно и мягко направляла ее в нужном направлении.
Когда все закончилось, то Мэри, совсем не возражая, устроилась на узкой койке рядом с Джеком. Женщина прижалась к нему, ощущая жар кожи, и каким-то новым взглядом посмотрела на кольцо на своем пальце.
Все происходящее ещё раньше, на острове, и теперь здесь приобретало какой-то особенный, глубокий смысл.
Мэри молчала несколько мгновений, осмысливая  такое неожиданное предложение Джека. А ведь это было предложение: обещать верность?
- Если я узнаю, что ты был у шлюхи, то убью вас обоих, - коротко вздохнула Мэри. Но во вздохе этом слышалось счастье. Рид все еще смотрела на кольцо, но одной рукой обняла Джека. - А ведь я после острова ни с кем не трахалась.. словно ждала тебя.

+1

145

Джек посмотрел на Мэри и понял: а ведь и правда убьёт! Но это её обещание согрело душу: грозится убить - значит, любит!
- Шлюх-то зачем убивать? - попытался обратить он все сказанное в шутку. - Работа у них такая! И потом: это каким же надо быть дураком, чтобы от тебя бегать к шлюхам? Я, может, порой веду себя, как свинья, но я не дурак!
Джек снова поцеловал Мэри и начал натягивать штаны, мысленно смакуя признание, которое сделала его любимая. Значит, никого у нее не было за все то время, что они были в разлуке... Джек, со своей стороны, не мог бы сказать то же самое о себе: рыльце у него было в пушку, как и у любого моряка, по полгода проводившего в море и не имевшего на берегу ни жены, ни постоянной возлюбленной. А вот бордель имелся в каждом порту...Но он оправдывал себя тем, что никогда и не надеялся на новую встречу с Мэри, тем более на то, что она будет к нему благосклонна, а если бы его спросили, с кем он в ее отсутствие провел на берегу несколько коротких и не слишком вдохновляющих часов, он бы не смог вспомнить ни имен, ни деталей.
Джек снова привлек Мэри к себе, не успев застегнуть штаны:
- Можно я на ночь останусь? Приставать не буду, клянусь!
Ему хотелось провести ночь бок о бок с ней, слушая ее размеренное дыхание и ощущая биение ее сердца под своей ладонью.

+1

146

Мэри бросила на Джека взгляд и многозначительно хмыкнула. Она так и хотела сказать, что Джек, быть может, не дурак, но иногда ведет себя как настоящий болван!  Хотела, но не сказала.
Бывший пират принялся одеваться, а Рид взяла платье, с сожалением и досадой разглядывая его. Ведь совсем новое, блин! Мэри оторвалась от печального созерцания только когда мужчина привлек ее к себе.
Остаться, значит, хочет? И даже приставать не будет? Ох, верилось в это с  трудом! Мэри казалось, что на любовном поприще Джек способен трудиться без устали и день и ночь.
Но это все сейчас, в всепоглощающем смысле слова, не имело никакого значения. Ведь Рид тоже хотела, чтобы Джек остался, пусть даже вслух она и не собиралась этого произносить.
- Ладно, - протянула она. - Оставайся. Но у меня ночь только с закрытием таверны начинается.
Женщина быстро поцеловала моряка и отстранилась, вновь принимаясь за свое платье. Кое как влезла в него и принялась застегивать, с досадой разглядывая рваные "раны" обновки.
Нет, определенно, сейчас придется переодеться с старое привычное платье.
- Хочешь: посиди здесь.. или в таверне внизу.

0

147

Джек смотрел на то, как одевается Мэри, попутно воюя с пуговицами собственных штанов и натягивая сапоги. Платье расползалось на глазах, там и сям обнажая участки смуглой кожи. Джек просунул пальцы в одну из прорех и пощекотал упругий бок Мэри:
- Ты что, в таком виде к стойке встанешь? – усмехнулся он и тут же нахмурился, представив похотливые взгляды, которыми будут пожирать аппетитную трактирщицу завсегдатаи таверны. – Я тебе завтра такое же куплю, а это на тряпки пусти или сожги, - шепнул он,  покрывая поцелуями шею Мэри и сожалея, что так поспешно и необдуманно дал обещание не приставать. Но у Мэри на первом месте всегда были дела – этот урок он затвердил еще на необитаемом острове. Джек оторвался от вожделенного тела и встал с кровати.
- Я с Джонни посижу, потом вниз спущусь. А ты веди себя так, как полагается невесте капитана!
Выдав это строгое предупреждение,  капитан вышел из комнаты и перешел в ту, где спал Джонни. Младенец сладко посапывал в колыбельке. Джек немного полюбовался на миниатюрную копию себя и улегся на кровать, заложив руки за голову и разглядывая темные потолочные балки из мореного виргинского дуба. До отплытия оставались всего лишь сутки, и завтрашний вечер он должен был провести за обедом в доме губернатора, после чего надо было вернуться на шлюп и спустя несколько часов, на рассвете, выйти в море. Представив себе очередное долгое воздержание, Джек заворочался на кровати, вслед за ним в колыбельке заворочался Джонни. Джек бросил взгляд на колыбель и пробормотал себе под нос, демонстрируя необычное благоразумие:
- Нет, еще не время нам обзаводиться новыми детишками...Вот стану плантатором, отстрою такой же дом, как у губернатора, – тогда и займусь продолжением рода.
Рисуя в воображении трехэтажный особняк, окруженный тучными полями, на которых трудились рабы, Джек задремал и проснулся от похныкивания Джонни. Джек разыскал музыкальную шкатулку, открыл ее и под умиротворяющую мелодию шанти стал покачивать колыбель. Удостоверившись, что угроза шторма миновала, он на цыпочках вышел из комнаты и спустился в обеденный зал, чтобы восстановить силы, истощенные любовью.

+1

148

- Да я только сегодня это платье купила!  - возмутилась Мэри предложению сжечь обновку. Она не нищая, конечно, но и не губернаторша, чтобы новые наряды каждый день заказывать. И все же, вопреки своих же мыслей, заметила. - И новое платье сама себе могу купить.
И все же было в этом нечто приятное. Джек о ней подумал и, даже если забудет об обещании - не беда, он хотя бы пытался. Обычно мужчины подобными вопросами вообще не мучаются.
- Сама разберусь как себя вести, - фыркнула под конец Рид, быстро чмокнула Джека в губы и ушла переодеваться. Нужно было заниматься делами, хотя тело, еще полное любовной истомы, жаждало отдыха и безделия. - Жди меня!
Остаток вечера Мэри, нарядившись в обычные одежды, провела в таверне. Разливала напитки, вела беседы с гостями, но мыслями была наверху с Джонни и Джеком. Очень уж внезапно оба они появились в ее жизни. И что дальше?
Рид как раз принесла новую порцию пузатых зеленых бутылок, внутри которых плескался ром, когда скипнули половицы, дающие понять, что сверху кто-то спускается.

+1

149

В обеденном зале яблоку негде было упасть. Свободных мест не было, и Джек еще раз по достоинству оценил и предприимчивость Мэри, и популярность ее заведения. Приткнуться было негде , и он подошел к стойке и оперся на нее одной рукой, разглядывая гостей "Необитаемого острова". За исключением нескольких забулдыг, впрочем, еще не окончательно спившихся, публика была более чем приличная. Среди прочих Джек увидел четверых матросов из своей команды: они его не заметили, поскольку азартно играли в карты. Мэри сновала между столами наравне с чернокожими рабынями, разнося выпивку страждущим. Всякий раз, когда она подходила к какому-нибудь столу, взгляды сидевших за ним мужчин устремлялись сначала в вырез ее платья, затем скользили вниз, ощупывая крутые бедра, и снова поднимались вверх к ее раскрасневшемуся от жары личику, на котором неизменно сияла белозубая улыбка.  Несмотря на монотонный гул голосов, царивший в таверне, Джек умудрился расслышать несколько двусмысленных комплиментов, адресованных даме, впрочем, исполненных искреннего восхищения ее наружностью и сноровкой. Джека это навязчивое внимание бесило настолько, что он с трудом удерживался от того, чтобы не затеять грандиозную разборку, но тогда пришлось бы драться против толпы, чего он, разумеется, позволить себе не мог. Он вытащил золотой и постучал им по стойке, привлекая внимание чернокожей рабыни.
- Рому! - коротко оповестил он ее и снова облокотился на стойку, не отводя взгляда от аппетитного зада Мэри и вспоминая все, чем они занимались всего пару часов назад. И ладно бы он просто ее хотел, - он ревновал ее к каждому взгляду, брошенному на нее самым захудалым матросом. Наконец чаша его терпения переполнилась и он почувствовал, что еще немного, - и он накинется с кулаками на первого, кто посмеет заглянуть в вырез платья его возлюбленной. Опрокинув в себя кружку рома, принесенную расторопной негритянкой, Джек расправил плечи и зычно воскликнул, перекрывая многоголосый шум:
- Джентльмены! Прошу внимания!

+1

150

Еще полтора года назад Мэри и не предполагала, что жизнь вот так обернется. Она планировала и дальше притворяться мужчиной и ходить под черным флагом.. ну или каким другим - не столь важно. Она не собиралась открывать таверну и уж тем более обзаводиться дитем. Но жизнь так вот сложилась, что...  что пришлось, в общем-то, плыть по течению и приспосабливаться. И только жизнь, казалось бы, наладилась, как появляется Джек и вновь путает все карты. Только Мэри пока не могла сказать хорошо это или плохо.
То есть ей было сейчас хорошо с капитаном, но что дальше? Она уже обещала ему верность, в то время как он сам может путаться с любой шлюхой в любом порту. В конце концов у них были отношения без лишней шелухи и обязательств. И даже наличие Джонни ничего толком не меняло.
И что дальше?
Джек ведь ничего не знает о ее делишках. А рассказывать ему, теперь честному моряку, только вредить всем.
Тем временем Джек появился в таверне и притулился около стойки, разглядывая публику. Мэри приметила его краем глаза и даже подумала, что стоит предложить ему пойти пожрать на кухню - в таверне его пристроить было некуда. Но как-то, лавируя между посетителями и улыбаясь их шуточкам и комплиментам, Рид не успела этого сделать. И вскинула голову она только когда Джек громогласно потребовал внимания.
Мэри нахмурилась и принялась, как могла быстро, пробиваться к стойке.

+1


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Охотники за головами