Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Сундук Дэйви Джонса » Остаться в живых


Остаться в живых

Сообщений 211 страница 240 из 767

211

Джек чуть было не брякнул сдуру, что не подбрасывал, но вовремя прикусил язык.
Марк был настолько  хозяйственным и оборотистым, что у Джека аж зубы сводило от зависти и восхищения. Все пираты, которых ему довелось знать,  были ленивыми скотами: им бы только чужое захапать, обратить в звонкую монету и сразу же пропить, а дальше хоть трава не расти. Но Марк был явно другого поля ягодой и будь он  бабой - Джек в лепешку бы расшибся, чтобы заслужить ее расположение: дураку ясно, что за такой спутницей жизни - как за каменной стеной. В обмен он предложил бы такие достоинства, как красноречие, трезвость, всякие  штучки-дрючки  в постели и... На этом месте фантазия Джека иссякла. Впрочем, нет: он мог бы предложить своей избраннице верность до гробовой доски: редкое качество для мужчины в самом соку. Джек вздохнул и сказал то, что нужно:
- А то! Конечно, подбросил. Воды принесу, только скажи, где набрать.

+1

212

Мэри с легким подозрением глянула на Джека: точно ли он все сделал. Нет, она не собиралась сомневаться в его словах специально, но он так легко подтвердил... ну и… а, ладно! Сделал – так сделал! Почему бы и нет?
- Ладно, следи там за тем, чтобы дым шел в верном направлении, - еще раз сказала женщина, но на этот раз голос ее звучал не так вызывающе и приказных ноток там было гораздо меньше. Она провела ладонью по лбу, смахивая пот. Солнце поднялось уже достаточно высоко, было жарко. Но это не причина, чтобы останавливать работу. Сегодня она, как минимум, собиралась подготовить столбы и поперечные балки для навеса. А если получится, то сделать и еще больше.
- А что: из котелка всю воду выдул? – Рид фыркнула и махнула рукой. – Ручей в той стороне.  И манго по дороге пару штук возьми.

+1

213

Джек чуть было не гаркнул в ответ "Есть, сэр!", настолько он был морально раздавлен превосходством Рида в том, что касалось обустройства быта. Его так и подмывало спросить: не был ли Рид боцманом, а то и первым помощником капитана на "Барракуде" - настолько быстро тот освоился в сложных условиях, да и в голосе нет-нет да и проскальзывали командные нотки. Небось привык матросам приказы отдавать, а чуть что не по нем - так кулаком в зубы. Хотя кулаком - это вряд ли. "Барракуда" не была ни торговым, ни военным кораблем, а у пиратов с такими командирами разговор короткий.
Джек сказал лишь " будет сделано", развернулся и порысил обратно к коптильне: подбросить дровишек в костер и захватить пустой котелок.
Найдя ручей, он снова как следует напился чистой воды и уселся на бережку, опустив натруженные ходьбой ступни в холодную воду и ожидая, когда появится возможность вновь смочить повязку на пальце чудодейственным лекарством. Над его кудлатой головой щебетали птички, ласково шелестела  густая листва деревьев, а оттуда, где он оставил Марка, доносился глухой стук топора. Джек подумал, что если бы они с Марком не поссорились, жил бы он уже в просторной сухой пещере и лакомился копченой рыбкой. Ну не за просто так, конечно! Джек не был лентяем, да и руки у него росли откуда положено, но ему всегда был нужен рядом кто-то более настойчивый и целеустремленный, чем он сам, чтоб время от времени давал пинка под зад, когда Джек очередной раз решит расслабиться и  смачно плюнуть на проблемы с верхушки грот-мачты. Поразмыслив некоторое время над этим философским вопросом, Джек почувствовал неодолимую потребность сменить повязку, что и сделал. Наполнив котелок проточной водой из ручья, вернулся к костру, плотоядно посматривая на коптящуюся рыбу, и тут вспомнил, что Марк поручил ему добыть парочку спелых манго. Пришлось снова возвращаться в лесные заросли и искать нужное дерево.

+1

214

Возвращаться Джек не торопился. Мэри же продолжала работать топором, лениво размышляя о том, что это, конечно, удобно: когда в лагере не один, а двое. Первый – это сейчас она, выполняет тяжелую работу, более серьезную. А второй заботится о жрачке, порядке и удобстве. Вроде как принести ту же воду: мелочь, а занимаясь подготовкой столбов, неохота тратить на это лишнее время. Или собирание фруктов. Ну и подобные мелочи – типа бабская, но все равно важная работа.
Вдруг захотелось хлеба. Не сухарей, а настоящего, только что испеченного, горячего хлеба.
Рид сглотнула и вздохнула. Чем она занимается? Может быть лучше бросить все и прямо сейчас выбираться с этого острова? Или сдохнуть по пути или...
Женщина покачала головой, отгоняя пессимистичные мысли: внутренняя жилка требовала сначала обустроиться здесь, а потом уже думать о том, как добраться до людей. Все постепенно.
Со скрипом рухнуло еще одно дерево, затем оно лишилось веток и улеглось рядом со своими готовыми уже товарками.
Солнце поднялось достаточно высоко, чтобы жарить в полную силу, а Мэри ощутила, что можно и отдохнуть немного. Сжимая в руке топор, она направилась к своей пещере.

+1

215

Дерево, усыпанное продолговатыми гладкокожими плодами, Джек обнаружил быстро. Плоды низко свисали с ветвей на длинных, как веревки, стеблях: долговязому Джеку оставалось только руку протянуть. Чтобы лишний раз не ходить туда-сюда, снял он с себя рубашку, расстелил на земле и собрал в нее чуть не с полсотни спелых плодов. Увязал в узелок и понес добычу к костру.
Марк, как оказалось уже вернулся: умаялся, поди, топором махая.
- А вот и я, приятель! - преувеличенно бодрым тоном заявил Джек, развязывая узелок и высыпая горку манго у стены пещеры. - У тебя тут под боком - райский сад! Я паданцы подбирать не стал, сорвал те, что в самом соку. Их же можно впрок засушить, порезав дольками или кружками, как груши-яблоки. Будет из чего брагу приготовить, когда ром закончится. Ты винные дрожжи для закваски делать умеешь, нет? Так я научу, если что.
Джек цеплялся за любую возможность задержаться у Марка подольше - как будто не грозила ему скорая и мучительная смерть от антонова огня. А может, именно поэтому и хотел задержаться: в одиночестве помирать страшно. Вот так сдохнет, и глаза закрыть некому будет, и похоронить по-человечески...

+1

216

Котелок, полный воды, стоял неподалеку от пещеры. Аккурат на солнышке. Мэри закатила глаза и переставила его в тенечек, предварительно сделав несколько больших глотков. Сверху она положила большой лист, чтобы пыль и грязь в воду не попадала. Она уже задумалась над тем, чтобы соорудить емкость для хранения воды. Не слишком большую, чтобы вода не зацвела, но и не настолько маленькую, чтобы приходилось постоянно бегать к ручью.
Использовать для этих целей одну из бочек? Может быть – потом, когда они освободятся. Вот только проедать запасы женщина не торопилась: ни к чему это, пока есть чем питаться и без того.
Мэри проверила как там чувствует себя копченая рыба, подбросила еще веток и расшевелила  костер. Тут и Джек вернулся с целой горой фруктов и голым торсом. Женщина окинула его пристальным взглядом из-под полей шляпы. Молча уселась в тенек и, достав нож, принялась отрезать от одного из манго длинные полоски, которые тут же отправляла себе в рот.
- Ну так суши, если столько притащил, - согласилась она, про себя подумав, что идея с сушеными фруктами – хорошая. Ей ведь в голову точно такая же приходила! Однако хвалить Джека или как-то иначе высказывать свое одобрение Мэри не спешила – она не злилась на него как прежде, но и товарищами они еще не стали.
– Или у тебя и ножа с собой нет, чтобы фрукты нарезать? У входа в пещеру один лежит, можешь взять. Только лапой своей больной фрукты не трогай, - поморщилась Мэри. Она не была так уж сильно брезглива, но все-таки Джек поссал на свой палец, а фрукты предстояло потом есть или пить – уж как получится.
Среди деревьев что-то мелькнула – обезьяна! Рид тут же заподозрила, что это Этта притащилась, но, с другой стороны, обезьян тут много.

+1

217

В глубине души Джек оскорбился: надо же, чистоплюй какой: сам предложил невесть чем палец лечить, а теперь брезгует. Но остаться под боком у хозяйственного Рида хотелось подольше: а ну как перед бесславной кончиной удастся полакомиться копченой рыбкой? Поэтому обиду он проглотил и лишь почесал в затылке здоровой рукой:
- Нож у меня всегда при себе, да только фрукты надо под навесом сушить, а навеса я что-то не наблюдаю. Да и как мне одной рукой резать манго? Ты сам-то пробовал? Давай-ка я тебе помогу стволы от веток зачищать, ежели второй топор найдется.
Краем глаза Джек заметил как шевельнулись ветки кустарника, но не успел подумать, что бы это значило, как к его ногам, как метательный снаряд, упала картофелина: по крайней мере поначалу Джек так решил. Наклонившись, он поднял клубень и понял, что ошибся: плод действительно напоминал картофелину, был продолговатым по форме, со светло-зеленой кожурой и какой-то бугристый, но картофелиной не являлся. 
- Это что такое? - пробормотал Джек, и тут из зарослей раздалось знакомое верещание Этти.

Моринда цитрусолистная

Растение Океании, которое используется местными жителями как лекарство от множества болезней, в том числе лечения ран и даже рака. Плоды съедобные, с чуть горьковатым вкусом, внешним видом отдаленно напоминают картошку
https://ae01.alicdn.com/kf/UT89VpSXOpaXXagOFbXy/20-seeds-pack-NONI-Seeds-Delicious-Fruit-seeds-Morinda-Citrifolia-Tree-Seed-5pcs-Free-shipping.jpg

+1

218

- Ну извини, что с навесом я так задержался, - фыркнула Мэри добродушно. По первости фрукты можно подвесить и под деревьями или разложить в тени на камнях, а потом уже организовать все более культурно. Но женщине не хотелось спорить, потому что это был такой ленивый разговор, в котором есть две правды. Но вот от помощи с деревьями Рид по-прежнему была настроена категорически отказаться: свой лагерь она собиралась обустраивать сама.
- Обойдусь без помощи, у меня почти все готово, - покачала женщина головой решительно. – С фруктами потом тоже сам разберусь.
Хорошо все-таки отдыхать после трудной работы в тенечке – настоящее блаженство. Женщина на мгновение довольно зажмурилась, затем размахнулась и швырнула в джунгли косточку от манго. Словно в ответ к ногам Джека приземлился корявый фрукт и в кустах заверещали – и очень уж это был знакомый голос.
- Опять твоя мерзкая макака! – возмутилась Мэри, поднимаясь на ноги. Желание отдыхать и вести неспешную беседу тут же пропало. – Наверное, пришла отгрызть палец на второй руке!
Рид подхватила топор и сердито затопала вниз.

+1

219

Джек все еще рассматривал диковинный плод, решая, что с ним делать, - съесть или забросить обратно в кусты, - когда Марк решительно выразил свое нежелание принимать новых гостей в лице подружек Джека и ретировался, лишив умирающего возможности чуток поговорить и отвести душу перед уходом в мир иной. Мартышка тем временем выбралась из кустов и стремглав бросилась в пещеру.
- Ты куда?! Стой!
Джек похолодел, понимая, что обезьяна на то и обезьяна, чтобы хватать без разбору все, что плохо лежит. А кому Марк предъявит претензии? Ему, конечно! Сунув шишкастый плод в карман штанов, он встал у входа в пещеру, чтобы перехватить мартышку, когда она начнет выносить награбленное, и вернуть все владельцу. Ждать пришлось недолго: Этти выскочила из пещеры, держа в руках  "Робинзона Крузо" и уселась на землю, прижимая книгу к груди и умильно глядя на Джека. 
Джек, конечно, книгу тут же отобрал и забросил обратно в пещеру. Заходить внутрь не стал, чтобы Рид, когда увидит, что книга не на том месте, куда он ее положил, по отсутствию следов на песчаном полу пещеры понял, что Джек тут ни при чем. Уж следы своих сапог от сапожищ Джека  он бы точно смог отличить. Как и следы лап обезьяны от человечьих. Взяв Этти на руки, чтоб не попыталась стащить еще что-нибудь ценное, Джек спустился вниз, к Марку, который трудился в поте лица.
- Спасибо за хлеб, за соль... Раз помощь не требуется, мешать не буду. А ежели помру на днях, не поминай лихом.
Джек исторг из груди тяжелый вздох и побрел по песку в сторону своей стоянки. А про то, что рубашку оставил, и не вспомнил.

+1

220

Недовольство и капелька злости словно придавали дополнительную энергию, так необходимую в ее работе. Мэри рубила последнее дерево с каким-то упрямым остервенением, а то и не думало сопротивляться, покорно подчиняясь своей участи. Остановилась она только когда появился Джек, трепетно обнимающий обезьяну, что вызвало у Рид новую внутреннею досаду: почему-то она надеялась, что мужчина прогонит обезьяну, сдержит свое слово.
Что ж, он сам избрал свою дорогу. Мэри его не гнала и против его присутствия ни единого словечка не сказала. Но Джек сам выбрал себе спутницу и это оказалась макака – мерзкая тварь, которая может оказаться причиной его смерти. Захотел бы, так прогнал блохастую и остался. И останавливать его Рид не собиралась, ровно как и уговаривать. Еще чего не хватало! Неужто она унижаться будет? С чего бы это! Она привыкла быть одна и одиночество не тяготит ее. Да и не может скучать тот, у кого всегда есть работа. Во всяком случае ей хотелось так думать.
- Бывай, - коротко ответила женщина, вновь принимаясь за рубку леса.
А все-таки она была права: Джек не прогнал мартышку – и не собирался. Так что недаром они на корабле тогда поссорились.

+1

221

Джек доплёлся до места своего скорого упокоения: именно так он теперь воспринимал свою стоянку. Кое-как развёл костёр и, сменив повязку на пальце, сел на остывающий песок, глядя на языки пламени. Голод, терзавший его, пока он был рядом с Ридом, притупился. Да Джек и не видел ровно никакой необходимости набивать желудок, стоя одной ногой в могиле. Но Этти не давала ему покоя: прыгала вокруг, что-то вереща и дёргая его за штанину. Устав от её притязаний, Джек вытащил из камана уродливый плод и рассёк его ножом: внутри обнаружилась довольно сочная мякоть, утыканная мелкими косточками. Джек рассудил так: ежели плод ядовит, он с его помощью отойдёт в мир иной быстрее, чем от антонова огня. А ежели съедобен - вот и лёгкий ужин, который не надо ни ощипывать, ни готовить. Откусив кусок, он почувствовал, что плод горьковат на вкус, но не настолько, чтобы это нельзя было вытерпеть. Осилив половину, оставшуюся он забросил в заросли, а съеденную запил остатками рома из бочонка.
Солнце медленно опускалось в море, а жизнь Джека так же неуклонно приближалась к закату. Пока было светло, он решил проверить, что за книга подвернулась ему под руку в капитанской каюте во время второго посещения "Барракуды"

+1

222

В общем-то Мэри было безразлично что произойдет с Джеком. Во всяком случае она очень старательно пыталась убедить себя в этом. Сдохнет – и сдохнет. Вот только нет ничего глупее, чем пытаться обмануть саму себя. Убедительно солгать можно другому человеку, обхитрить себя – невозможно. Именно поэтому поздно вечером, когда ночь уже опускалась на джунгли, Рид с досадой плюнула на землю и, взяв с собой самое необходимое: оружие и одну копченую рыбину, завернутую в широкие листья, направилась искать бывшего товарища.
За день женщина успела сделать даже больше ожидаемого: притащила все столбы по склону наверх и вкопала их в землю – злость придавала ей сил. Оставалось только прикрепить горизонтальные перекладины и соорудить непосредственно крышу. На ужин у нее была рыба, кусочек солонины и сухарь. В качестве десерта выступали фрукты и ром. А из головы все это время не шел проклятый Джек, со своим отваливающимся пальцем.
- Помрет: и я заберу все его шмотки, - мрачно  пообещала сама себе женщина и тут же добавила. – Хотя чего у него забирать: портки да шляпа. Рубашку и ту у меня оставил.
Рубашку Рид тоже взяла с собой – ей чужое ни к чему.
Она шла по берегу, приглядываясь, принюхиваясь и прислушиваясь – стоянку Джека нужно было обнаружить. С неба ей светили звезды и луна, грозно шелестели волны, ласкающие песок, а из джунглей доносили крики, вопли и повизгивания.

+1

223

Джек нашел книгу в груде вещей, снятых им с "Барракуды", и, устроившись поудобнее у костра, открыл её и начал разбирать старинный затейливый шрифт. Первая же фраза так его поразила, что он чуть было не вскочил с песка: "Странствуя по дикой пустыне этого мира..."* Не так ли и он сам блуждал всю жизнь по диким местам, покуда его не забросило на необитаемый остров? Джек продолжил чтение.
"И увидел я  человека, одетого в грязное  рубище и  стоящего неподвижно  на дороге, спиной к  своему жилищу.  В руках его - книга, а на спине  - тяжелая ноша.  Он  открыл книгу  и начал читать, но  почему-то вдруг залился слезами и задрожал. Потом, как бы  не в силах превозмочь тревожного чувства, он в отчаянии воскликнул: "Что мне делать?".
Джеку достало ума понять, что под тяжелой ношей автор разумел не мешок с  мукой или корзину с хворостом, а тяготы и скорби жизни. И ведь он сам столько раз за последнее время задавался вопросом, что ему делать... Джек чуть было не зарыдал, вторя отчаявшемуся нищему, который был не в силах долее продолжать свой земной путь. Теперь, когда ему угрожала незавидная участь сгореть от лихорадки антонова огня или сгнить заживо, этот вопрос обретал еще более глубокий и страшный смысл.
Сквозь навернувшиеся слезы Джек разобрал  еще несколько строк: "С тяжелым сердцем вернулся  он домой и, насколько мог, старался держать себя в руках, чтобы  жена  и дети не заметили его скорби. Однако недолго ему удалось  скрыть перед ними  свое душевное страдание,  так как  оно постоянно усиливалось. Наконец он решился  открыться жене  и детям: "Моя любимая жена! Мои дорогие дети! Я вне себя от горя! Я пропал, погиб, ведь я всю свою жизнь грешил!"
Возглас нищего окончательно его сразил: ведь и он всю свою жизнь грешил: грабил, пьянствовал, сквернословил, играл в карты и кости, занимался блудом со шлюхами, и, что самое страшное - убивал. Джек посмотрел на свои ладони, ожидая увидеть на коже несмываемые красные пятна. У нищего из книги хотя бы была возможность выговориться, найти утешение среди близких людей: обращался-то он к любимой жене и детям! А Джек и такой малости был лишен: не было у него, ни жены ( пусть даже и нелюбимой), ни детей, а здесь, на острове, он и с Марком умудрился рассориться, впав в грехи упрямства, гнева и гордыни. Джек зарыдал и лил слёзы так долго, что когда они закончились, почувствовал себя опустошенным, как сосуд, лишенный живительной влаги. Нащупав дрожащей рукой бочонок с остатками оной, нацедил себе в кружку рома и выпил до дна. Мартышка попыталась его утешить на свой лад, но Джек оттолкнул ее и воскликнул:
- Изыди, богомерзкое создание! Изыди, ибо ты и твои сородичи - суть порождение и прислужники диавола! Дай мне умереть спокойно, очистившись телесно и духовно и не запачкавшись новым грехом!
Испуганная его громовым голосом, обезьянка сочла за лучшее исчезнуть, а Джек лег на спину, сложил руки на груди и закрыл глаза, приготовившись перейти в мир иной.

*Все цитаты по книге Джона Баньяна "Путь паломника" (1678)

+1

224

Признаться честно Мэри уже надоело шататься вдоль берега в поисках Джека. Соваться далеко в джунгли, не зная дороги, она не рисковала: это опасно, а жить хотелось. Рид уже собиралась в очередной раз смачно плюнуть на землю и отправиться обратно в свою уютную обитель, как нечто – неизвестно что, заставило ее остановиться и приглядеться. То, что она приняла за обычное бревно, оказалось человеком.
Человеком, который лежал на земле, сложив руки на груди – чисто покойник. Женщина чуть приблизилась, глядя издалека: лицо Джека было мертвенно бледно – или казалось таким в холодном свете луны. Черты его разгладились, создавая какую-то странную картину умиротворения.
Да неужто помер все-таки?
Может быть все-таки следовало отрубить палец? Ну да чего теперь жалеть об этом!
Мэри хотела было поднять небольшой камень и швырнуть его в Джека, но это было бы в порядке вещей окажись он живым. А с покойником так поступать не пристало: прогневается и будет ночами являться в кошмарах. Не то, чтобы женщина в это верила, но мало ли...
Так что Рид, ступая неслышно, двинулась вперед, присела рядом на корточки и с силой ущипнула то ли покойника (еще теплый!), то ли живого за руку.

+1

225

Джек неторопливо дрейфовал в сторону преисподней, чувствуя смрадный запах серы и дыма. В рай он попасть не надеялся:  такому грешному горемыке, как он, вход туда был закрыт.
Поэтому он нисколько не удивился, когда кто-то больно ущипнул его за руку: видимо, черти уже столпились вокруг него, собираясь подвергнуть закоснелого в грехах пирата мучительным пыткам. Джек стиснул зубы, чтобы не закричать: гордость пока его не совсем покинула. Но он понимал, что выдержит недолго, а впереди его ждала вечность в аду. Поскольку после первого щипка наступил сладостный перерыв в мучениях, он осмелился приоткрыть один глаз, хотя от страха и покрылся холодным потом, а душа провалилась в пятки: он хотел увидеть чёрта, о котором только слышал от священников да упившихся в стельку пиратов. И тем, и другим  черти являлись часто: первых искушали всяческим соблазнами, вторых щипали и дергали за волосы, после того, как был выпит весь ром на берегу. Темная фигура, склонившаяся над ним, показалась Джеку не такой уж и страшной и к тому же смутно знакомой. Осмелившись открыть оба глаза, он узнал Рида и от удивления забыл, что помер: так опешил, что аж привстал, опираясь на локти:
- И ты, Рид?! - не веря своим глазам, прошептал Джек, не понимая, как его земному дружку удалось так быстро последовать за ним в преисподнюю. Его вдруг затопило чувство безграничного облегчения: в аду он будет не один, а со старым знакомым. Всхлипнув от радости, Джек облапил Рида и прижал к своей голой груди.

+1

226

Мертвец оказался живым. Во всяком случае взгляд у него был осмысленным, хотя и слегка затуманенным. Разило ромом – это было ожидаемо.
Но вот чего Рид не ждала, так это того, что в ответ на щипок последуют объятия. Да еще такие крепкие, проникновенные. К счастью, женщина успела засунуть между собой и Джеком ладонь – так мужчине будет сложнее осознать, что у нему прижимаются явно женской грудью. А второй рукой, сложенной в кулак, она несильно, но чувствительно ткнула бывшего товарища под ребра.
- Какого дьявола?! Зараза из пальца сожрала весь твой разум?! А ну-ка пусти!!
Хотя, если говорить честно, отвращения эти объятия не вызывали; даже, на удивление – наоборот. Мэри вдруг испытала мимолетное желание укусить Джека за губу, а потом – впиться поцелуем. Но вместо этого она толкнула мужчину, сварливо заявив:
- Извращенец! Я тут пришел посмотреть не помер ли ты.

+1

227

Вырваться из крепких лап Джека было не так-то просто: на радостях он вцепился в Рида, как клещ, несмотря на то, что одним кулаком новообретенный товарищ чувствительно уперся ему в солнечное сплетение, а другим ткнул под рёбра. Но Джека это не остановило: он продолжал сжимать Рида в объятиях, боясь, что тот растает, как Летучий Голландец в тумане. Слова Рида вселили в него уверенность, что он еще на этом свете, и Джек снова разрыдался от избытка чувств. Впрочем, он ни капли не стыдился: многие из его бывших дружков, которым было нипочем потопить в крови целый корабль, частенько плакали навзрыд, услышав прочувствованную шотландскую балладу или узнав о том, что жена, оставшаяся на берегу, спуталась с каким-нибудь мелким лавочником.
Излив свои чувства на рубашку Рида, Джек наконец отпустил его и сел на песок, чтобы отдышаться.
- А я уж решил, что это Люцифер по мою душу явился, - признался он, косясь на что-то продолговатое и завернутое в широкие листья, - то, что принес с собой Рид. - Извини: угостить мне тебя нечем, разве что в бочонке немного рому осталось.

+1

228

- Да ну отцепись же.. – процедила сквозь зубы Мэри, но слишком активных попыток вырваться не делала. Она могла, конечно, врезать в глаз или ударить по шее или еще как воздействовать на Джека, затрагивая его самые чувствительные места, но почему-то не хотелось. Так что женщина вытерпела объятия и излияние чувств, после чего отшатнулась и прочистила горло.
- Рубаха вот твоя – оденься, - она вручила рубашку Джеку и тут же буркнула. -  Не надо меня ничем угощать. Я по гостям пустым не хожу.
Потянувшись, она подхватила рыбину, завернутую в листья, присовокупив:
- Ты же сказал, что одной рукой ничего сделать не можешь, - и буквально впихнула эту рыбину бывшему товарищу.

+1

229

- Почему же не могу? Кое-что могу...
Джек не стал уточнять , что именно: в конце концов, Риду, как любому моряку, по полгода и дольше  не сходившему на берег, должен был быть известен способ, при помощи которого даже однорукий пират мог удачно компенсировать отсутствие женского общества.
Увидев содержимое продолговатого свёртка, Джек преисполнился еще более тёплыми чувствами к гостю. Отщипнул от бочка рыбки кусочек и отправил в рот. Рыбка оказалась жирненькой и  хорошо прокопченной.
- Вкуснота! Так и тает во рту! Признавайся, Марк: ты на "Барракуде" коком служил?
Джек отщипнул еще кусочек, посмаковал, проглотил и снова потянулся к рыбе.

+1

230

- Я рад, если это твое «кое что» сумеет тебя прокормить, - заметила Мэри, отличная понимающая о чем идет речь.
Женщина сложила руки на груди, разглядывая лагерь Джека. Темно, конечно, было, впрочем много света и не требовалось, чтобы понять: не очень-то пират усердствовал. Скорее всего он не слишком напрягался. Может быть виной всему был больной палец. Или банальная лень.
- Вот еще: коком! – Рид поморщилась. – Просто приходилось стряпать когда была своя таверна. Изысканные блюда мы там, конечно, не подавали, но и дрянью никогда не кормили. Так чего у тебя там с пальцем: совсем отваливается? Или терпимо?

+1

231

Про палец-то Джек и думать забыл: вот уже несколько часов ничего не дергало, не жгло и не ныло.
- Да вроде на месте, но проверять буду утром. Сейчас не видно ни зги: как я пойму, какого он цвета? Слушай, Марк: неужто ты обратно возвращаться будешь в такой темноте? Оставайся с ночёвкой, а утром я тебя свожу к озеру с водопадом. У тебя, конечно, под боком ручей с пресной водой, но в нем только напиться можно, а искупаться - нет.
Не хотелось Джеку так быстро расставаться с товарищем, хотелось поговорить еще немного: очень уж заинтересовало его признание Рида о том, что некогда держал тот собственный трактир. В сочетании с более ранним упоминанием об умершей жене, история становилась еще более интересной. Джека всегда интересовало, как тот или иной человек дошел до жизни такой? Почему мужчина из уважаемого держателя таверны превращался в пирата, а добродетельная девушка становилась портовой шлюхой. Он часто и к шлюхам-то ходил не затем, чтобы покувыркаться в постели, а чтобы послушать очередной душещипательный рассказ. И выходило ему это на пересчете в звонкую монету, как правило, дороже, чем обычный визит: не любили девушки просто так языком трепать, брали "за поговорить" вдвое. Вот и разбери этих женщин: казалось бы, их хлебом не корми, дай лишь посплетничать да поперемывать друг  другу косточки, ан нет! На поверку по-другому выходило. Джек горел желанием выслушать историю жизни Рида, а в ответ рассказать свою.
- Я сейчас костёр разведу, - торопливо сказал он, шаря по песку в поисках огнива. - А ты нацеди себе рому из бочонка, и рыбкой не забудь закусить.

+1

232

Вообще-то Мэри собиралась сразу уйти. Чего ей тут рассиживаться? А спать где? Опять на песке? Вот уж велика охота потом песчинки из самых интересных мест выскребать! У нее в пещере было уютно и комфортно: каменный пол, матрас (в который, правда, не мешало бы набить заново, да по настоящему), мягкие отблески костра около выхода.
- А чего мне купаться: я еще испачкаться не успел, - буркнула Мэри, хотя про себя и подумала, что озеро, в котором можно поплавать – идея отличная. Не при Джеке, конечно, но в перспективе. Надо только убедиться, что там крокодилов нет и змеи не скользят в воде длинным лентами.
Ладно, еще немного посидеть можно. Да и макаки этой мерзкой не видно – тоже положительная сторона.
Рома в бочонке оставалось не  так уж и много: еще чуть-чуть и запасы Джека подойдут к концу. Но Рид все равно не стеснялась, отметив про себя, что у бывшего товарища появились кружки да и еще кой-какие вещицы виднелись в темноте – это означало одно: он был на корабле уже после их ссоры.

+1

233

- Успеешь: нам на острове еще долго сидеть, - уверенно заявил Джек, обрадованный тем, что Марк не отверг сходу его предложение задержаться. Не согласился, но и не отказался наотрез, так что оставалась призрачная надежда на то, что Джек его уболтает в конце концов, а потом их обоих сморит сон. Главное, чтобы Этти не вернулась: Джек давно уже понял, что мартышка вызывает у Марка отвращение, смешанное с ненавистью. Почему так, он понять не мог, но и спрашивать не решался, чтобы не нарушить хрупкое равновесие, которое снова воцарилось между ним и Марком.
Воспользовавшись огнивом, он быстро развёл огонь и надел на себя рубаху: становилось все прохладнее.
- Так говоришь, ты таверну держал? Наверное, выгодное дело? 
Джека удивило то, что Марк сам стряпал в своем трактире: то ли его жена к тому времени уже умерла, то ли была неважнецкой стряпухой. Впрочем, Марк сказал "мы", - значит жена в то время еще не померла. Джек попытался представить себе супружницу Рида, но образ не складывался. То он рисовал себе тихую, забитую женщину, которая тенью скользила по трактиру, безмолвно выполняя каждое требование мужа, и испуганно вздрагивала от его окриков. То наоборот: перед его мысленным взором представала бой-баба с пудовыми кулачищами, громкоголосая и сварливая, которую побаивались все пьяницы в округе, не говоря уже о ее собственном муже. И все-таки он больше склонялся к тихоне, поскольку даже короткое знакомство с Ридом убедило его в том, что подкаблучником тот никак не являлся.
- Как жену твою звали? - спросил он между прочим, как будто имя второй половины Рида могло дать ему намек на особенности ее характера и пролить свет на тонкости ее взаимоотношений с мужем.

+1

234

Мэри сделала большой глоток рома и только после этого коротко ответила:
- Я здесь долго сидеть не собираюсь! – сказала не для того, чтобы спорить, а чтобы обозначить свою позицию. Если Джек отчаялся, если он готов или помереть здесь или сидеть двадцать с лишним лет – как угодно; а Мэри планировала бороться за себя и свою свободу до последнего.
Но поднимать эту тему лишний раз все-таки не хотелось, куда проще ответить на вопрос по поводу таверны и никогда не существовавшей жены.
- Да, дельце неплохое. Хлопотное, но приятное. Главное к посетителям с понятием относиться, не как к скоту последнему – тогда и контингент соответствующий будет. А жену Бекки звали, - женщина махнула рукой, давая понять, что дело это далекого прошлого и говорить тут особо не о чем. У нее была, конечно, наготове история, но лишний раз врать не хотелось.
- А тебя, поди, ждет где-нибудь супруга да выводок спиногрызов?

+1

235

- Ребекка, стало быть...Красивое имя...
На самом деле Джеку нравились женские имена попроще, которые легко было запомнить: такие, как Мэри или  Энн, но сообщать об этом Риду он не стал. Зато без утайки поведал о своем матримониальном прошлом, настоящем и будущем.
- У меня жены не было, нет и не будет, - сказал он, невольно вздохнув. - Сам посуди: ну зачем моряку жена. Вернее, зачем моряк какой-нибудь доброй женщине, которая его будет видеть в своей постели дай бог раз в год, а то и в два. Или останется соломенной вдовой, которая знать не знает, жив ли ее муж или упокоился на неизвестно какой глубине. Нет уж, такого счастья никому не пожелаю. Насчет детей точно не скажу: положа руку на сердце, не знаю, есть они у меня или нет.
Джек  никогда не задумывался, чем заканчивались его короткие амурные знакомства. Может статься, что пару-тройку девиц он и обрюхатил, но поскольку никто и никогда не пытался его этим шантажировать и тащить к алтарю, он заключил, что скорее нет, чем да.

+1

236

- Так можно в каждом порту по жене иметь! – фыркнула Мэри, еще со времен службы на торговом судне знающая и таких моряков. – Очень удобно: куда не придешь, так везде тебе ужин будет сытный, постель теплая и женщина.
Рид закинула в рот кусок рыбы и принялась старательно пережевывать, время от времени вытаскивая изо рта косточки и бросая их в костер. Джек думал о других – это было странно. Какое вот ему дело до женщин, что будут ждать своего супруга-моряка? Да и как ждать-то будут! Взять хотя бы мать самой Мэри: мужа-то она ждала, но и гулять с другими не забывала, а что в итоге получилось – только им двоим и известно.
- Хотя, если деньжата водятся, то все это купить можно, - заметила Рид довольно цинично, но зато справедливо. – И ярмо не нужно на шею себе вешать!

+1

237

Упоминание Ридом ярма в связи с браком навело Джека на мысль, что его семейная жизнь не удалась. Стало понятно, почему он так равнодушно и походя упомянул о смерти миссис Рид. Поэтому Джек счел за благо не продолжать расспросы: кому же охота признаваться в своих поражениях.
- Не буду отрицать, дружище: очень часто бабло побеждает зло, - согласился Джек, зацепившись за слова Марка о деньгах. - Но далеко не все можно купить, к моему великому сожалению. Можно купить ночь с женщиной, но нельзя купить её любовь. Можно купить  лекарство или услуги врача, но нельзя купить здоровье, ибо не всякое лекарство и не всякий врач исцеляет. Я могу купить и выпить бочонок рому, но сделает ли это меня по-настоящему счастливым?
На этой философской ноте Джек сделал паузу и отщипнул еще один кусочек от копченой рыбки.

+1

238

Мэри немного растерялась: обычно пираты не задавались подобными вопросами, их интересовали материи более приземленные. Вроде: жратва, выпивка, шлюхи – в любой последовательности, главное чтобы много. Джек чем-то отличался от этого быдловатого большинства. Была в нем какая-то утонченность что ли...
- А что сделает тебя по настоящему счастливым? – спросила Рид. Не для того, чтобы передразнить или поиздеваться, а задавая настоящий вопрос. Понятно, что у каждого свое счастье и кому-то достаточно будет, пусть и на краткое время, бочонка рома. Но что нужно Джеку?
- Может быть не стоит мечтать о невозможном, не нужно грустить о прошлом, а нужно просто радоваться тому, что есть сейчас? – Мэри сделала глоток рома и пожала плечами: у нее не было цели навязать свое мнение, она просто высказывала свою точку зрения. – Я выжил в кораблекрушении – и я счастлив. У меня есть руки и ноги – это тоже делает меня счастливым. А остальное... ну уж как будет.

+1

239

Джек поворошил угли в костре и пламя разгорелось ярче.
- - Так и я о том же....Мне что надо для полного счастья? Чтобы под ногами - твердая земля, на столе  жратва повкуснее и баба под боком.
Ну слукавил немного насчет непонятно какой бабы. Хотелось не абы кого, а женщину, на которую можно положиться не только в постели. Потаенные мечты Джека, временно отодвинувшиеся в тень, снова вышли на свет.
- Я о чем мечтал? Накопить бы деньжонок, купить плантацию и жить на ней кум королю и сват министру. Обратно в Англию я ни ногой: чего я там позабыл? На самом деле мне и здесь хорошо: и денег не надо, и свободы хоть отбавляй. Вот только со жратвой засада, но завтра я этим займусь. А бабы... Ну что бабы. Нет так нет: главное, рука на месте. И что самое главное: моя рука мне никогда и ни с кем не изменит в отличие от сам знаешь кого.
Джек не стал уточнять, что накопить денег помешало одно, но важное обстоятельство: он был заядлым игроком, и порой просаживал за карточным столом больше, чем другие пираты на ром и шлюх.

+1

240

- Да у тебя прямо королевские планы! – усмехнулась Мэри. – И плантацию и бабу тебе подавай... тебе в Новый Свет нужно: вот уж где можно развернуться! Несколько удачных рейдов – и хватит на небольшой участок, а дальше только работай!
Самой Рид в тех местах нравилось. Воздух там хороший был, свободой пах... хотя и в этих местах тоже неплохо.
- Рука не изменит, - женщина ухмыльнулась, - если только не отвалится.
Она коротко рассмеялась: шутка показалась ей презабавной, учитывая, что у Джека чернел один палец. А ведь где одна рука – там и вторая, учитывая тот факт, что пират так и не прогнал макаку. Да обезьяны сейчас здесь не было, но это вовсе не значило, что она не вернется утром.
- А ты прямо хочешь, чтобы твоя баба на других мужиков не смотрела? Я тебе так скажу: тогда тебе нужно девицу из приличной семьи искать. Да только, не в обиду, такие дамочки – не для нас! Они для респектабельных джентльменов.

+1


Вы здесь » Нассау » Сундук Дэйви Джонса » Остаться в живых