Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Необитаемый остров


Остаться в живых | Необитаемый остров

Сообщений 871 страница 900 из 946

871

- Я тебя не отпускала! – тихо прошипела Мэри. И не отпустила, не позволила встать. Это было совсем не сложно: некоторые дети и то сильнее брыкаются. А Джек то ли помирал уже из-за потери крови, то ли плотские утехи из него все силы выпили. Рид, конечно, предпочитала думать, что – второе, хотя и понимала, что – первое.
- Корабль где?! – но добиться от пирата вразумительного ответа не получалось. И женщина с досадой пробормотала. - Разве с козла молока получишь... вставай давай! Недалеко здесь идти..
Она сама подхватила пирата под руку и заставила подняться на ноги. Ее пещера была совсем рядом и именно туда Мэри, со сдавленными проклятьями, потащила своего любовника.

+1

872

У Джека  совершенно помутилось в голове: он окончательно уверился в том, что перед ним - лиса-кицунэ, и не какая-нибудь, а девятихвостая! И сейчас она тащила его в свое логово, чтобы вонзить острые зубы в его горло и напиться горячей крови, которой в нем и без того осталось немного.
Джек, еле передвигая ноги, начал креститься свободной рукой и истово шептать молитвы, которые еще помнил. Он  так и так уже был почти покойником, но хотел умереть, как подобает христианину, а не отдать душу японскому дьяволу.

+1

873

Кажется Джек совсем упылыл и едва соображал что происходит: иначе с чего бы ему, вместо того, чтобы шевелиться побыстрее, креститься?
- Вот же.. на мою голову.. – пробормотала женщина, затаскивая Джека в пещеру и укладывая на свой матрас. Было темно, хоть вырви глаз, но ей нужен был свет. К счастью, Мэри вспомнила о фонарях, которые они сняли с корабля. Запалила один из них и стало светлее. Теперь ей требовались тряпки, которыми можно будет перевязать раненного, и немного воды.
Присев рядом на корточки, Рид принялась снимать кусок парусины, которым замотался Джек.

+1

874

Джек позволил уложить себя на тюфяк, - просто потому, что сил дать отпор у него не было, - но когда лиса-оборотень стала разматывать повязку на его бедре, он пришел в ужас. Конечно, она хотела напиться крови из раны! А может быть, и не только... Ведь кицунэ, как рассказывал ему Ван де Хох, прежде, чем убить свою жертву, занимались с ней любовью. Видимо, одного раза той, что называла себя христианским именем Мэри, не хватило. Джек застонал и хотел оттолкнуть исчадие ада, но со стыдом и изумлением понял, что единственная часть его тела, которая еще была способна шевелиться и сопротивляться, восстала от прикосновения женских рук.

+1

875

Мэри размотала повязку, хмыкнула, увидев рану, и удивленно вскинула брови, когда заметила, что Джек и его мужское достоинство жили словно разными жизнями. Первый лежал почти без чувств, а вот второй проявлял готовность и желание.
По губам Мэри пробежала странная улыбка. Она положила ладонь на пах мужчины и провела несколько раз вверх и вниз, чувствуя, как откликается тело пирата. Он даже сейчас хочет ее.. ну или любую другую женщину – это не важно. Рид, почти не глядя, взяла чистые тряпки, чтобы прикрыть ими рану. Все-таки в ее планы не входило, чтобы Джек умер в  то время, когда она будет любить.
Она будет любить его...
Торопливо закончив с перевязкой, Мэри чуть дрожащими от нетерпения руками принялась расстегивать и стаскивать штаны с Джека – этот путь был ей уже знаком.

+1

876

- Лучше бы убила сразу, - пробормотал Джек, чувствуя, как ловкие пальчики оборотня бегают вверх и вниз по его оттопыренной ширинке. Кицунэ собиралась высосать из него последние жизненные силы, воспользовавшись единственным доступным способом и это пугало его до зубовного скрежета. Он решил, что не позволит ей это сделать и, чтобы усмирить предателя, поднявшего свою голову слишком высоко, стал думать о вещах отвлеченных, насколько позволяло ему его состояние: об Англии, в которой не был уже лет десять или больше, о своей невинноубиенной подружке, наконец о том, что надо бы починить крышу у одной из деревенских хижин.

+1

877

- И не рассчитывай отделаться так легко.. – оскалилась Мэри, наконец справившаяся со штанами. Перекинув ногу она села сверху, стараясь, впрочем, в этот раз не тревожить рану и не давить на нее. Ладонь прошлась на мужской плоти, чуть сжимаясь. Рид оттягивала удовольствие единения и это ожидание было само по себе томительным, сладким, мучительным.
Джек, в отличии от своего дружка, любви не хотел, но для женщины сейчас дело было принципиальным – не только получить свое, но и заставить мужчину если не умолять, то хотя бы явно сгорать от страсти.
Прекратив ласки, Мэри одним движением скинула с себя рубашку и позволила широкой полоске ткани соскользнуть вниз, освобождая ее грудь из вечного плена. Кожа ее, белая, не знающая загара, тускло мерцала в свете фонаря.
Взяв руку Джека она положила его ладонь себе на грудь, позволяя ощутить жар кожи. Затем склонилась и впилась, уже не столь агрессивно как было на поляне, в его губы, прикусывая и беспокоя уже закрывшуюся ранку.

+1

878

Кицунэ хищно оскалилась: от этой жестокой и ядовитой ухмылки Джека прошиб холодный пот. Он хотел закричать, но кицунэ уже склонилась над ним и стала снова терзать его губы. Пальцы Джека стиснули ее грудь, на ощупь оказавшуюся  полнее и мягче, чем он мог предположить, глядя на нее. От кожи кицунэ исходил влажный жар, а ладонь Джека царапал твердый острый сосок. Джек чувствовал, что кицунэ возбуждал не он сам, а запах его крови, и то, что она управляла им, заставляя его плоть откликаться на ее настойчивые ласки так, как хотелось ей, и вопреки его воле. Джек  схватил кицунэ за короткие густые волосы, оттаскивая ее голову от своих израненных губ, потянулся ртом к ее молочно-белой груди с темными набухшими ареолами сосков и прикусил один из них зубами, сжав так сильно, что брызнула кровь,  солёная, как море, и пахнущая лезвием проржавевшей  абордажной сабли. От этих знакомых запаха и вкуса он неожиданно и почти мгновенно возбудился еще сильнее и, не обращая внимания на рану, небрежно прикрытую тряпками, резко сел, прижимая истекавшие влагой бедра кицунэ к своим, твердым и горячим.

+1

879

Джек отвечал на ее ласки и отвечал охотно – откуда только силы взялись! И, в отличии от первого раза, он проявлял инициативу: Мэри вскрикнула, когда пират укусил ее, и, в свою очередь, схватила за волосы, с силой откидывая голову назад.
Она хотела Джека, здесь и сейчас – и не собиралась оттягивать момент единения дальше. И она чувствовала, что Джек хочет ее, это было слышно в его дыхании, в биении его сердца.
Позиция их изменилась, но Рид не имела ничего против: она любила не только быть сверху. Она любила неистовство в отношениях, эмоции на грани и острые ощущения.  С губ сорвался короткий стон, похожий на рычание. Мэри выгнулась, ладони ее скользнули на груди мужчины и остановились на плечах; а затем она начала плавные движения: медленные, неспешные.

+1

880

Джек закрыл глаза: и от охватившей его страсти, с которой он, как ни старался, совладать не мог, и от того, что боялся увидеть, как женское лицо превращается в вытянутую лисью морду с окровавленными клыками. Правду говорил Ван де Хох: кицунэ обладали дьявольской силой в том, что касалось наведения любовного морока.  Кицунэ мягко раскачивалась на нем, никуда не торопясь и лишь распаляя его желание, а ему уже хотелось большего, и он почти готов был признаться ей в этом, но чтобы не показать, что она заранее победила в этом пугающем любовном поединке, стал целовать и ласкать её шею, слизывая языком выступившую солоноватую испарину и покусывая удивительно гладкую для оборотня кожу . Ладони Джека легли на поясницу кицунэ, затем спустились ниже, подхватывая крепкие и округлые бедра и убыстряя темп их движений. Ему казалось, что его восставшую плоть нежно сжимает и гладит рука в  туго натянутой бархатной перчатке. Совсем не так было со шлюхами в борделях, - они не испытывали влечения к своим клиентам и были сухими, как  ломкая рисовая бумага, как снаружи, так и внутри. А кицунэ истекала влагой, и хотя Джек знал, что причиной этому было не любовное томление по отношению к нему, а ненасытный голод злого духа, он и сам, казалось, готов был расплавиться от сжигавшего его огня.

+1

881

Мэри застонала, глубоко, чувственно, когда Джек начал ласкать ее шею. Женщина закрыла глаза, полностью отдавшись чувствам, стремясь с особенной глубиной ощутить каждый миг их единения.
Прикосновение его ладоней обжигало. Она подчинилась пирату, начиная двигаться все быстрее и быстрее. Внутри рождалось тепло, которое заполняло все ее существо. Слишком давно она не получала такого яростного удовольствия, слишком давно она не чувствовала себя наполненной, не чувствовала себя единым целыми с другим человеком. А, может, такого не было в ее жизни никогда..
Одна ладонь скользнула по шее любовника и принялась терзать шевелюру, заставляя пирата вновь и вновь целовать ее шею и ключицы. С губ вновь сорвался стон, а следом за ним – еще. Мэри двигалась все быстрее, словно пыталась достичь того темпа, который задала в первый раз; и чувствовала, что теряет голову от удовольствия.

+1

882

С Джеком происходило что-то странное: завороженный ритмом их тел и  мелодией стонов, которые издавала кицунэ, он чувствовал, что меняется и сам превращается в  животное: в сильного молодого лиса, покрытого серебристой шерстью. Кицунэ была его самкой, а он - самцом, вожделеющим ее до самого кончика вздыбленного хвоста. По телу Джека пробегали сладострастные и мучительные волны неутолимого желания: он хотел ее всю, хотел, чтобы и она содрогалась от страсти в едином порыве с ним. Вместе с тем в его груди росла жажда доминирования, присущая всем самцам. Древний инстинкт властно требовал от него показать ей, что главный в их любовном соитии - он. Это было правильно, а почему - он и сам не знал. Поэтому он на краткое мгновение прервал слаженный ритм их тел  для того лишь, чтобы сразу же повалить кицунэ на спину и снова войти в нее, опираясь руками на твердый пол пещеры и нависая над ней, глубоко проникая в ее жаркое и влажное лоно и  подчиняя ее своему ритму. Жадно вглядываясь в женское лицо, смутно белевшее перед ним, Джек удивлялся, что оно до сих пор хранит свои миловидные черты, тогда как его собственное было искажено страстью. И в это мгновение он понял, что чувство, которое он испытывал к кицунэ, было не грубой похотью и не жаждой обладания, а любовью, которой он никогда прежде не знал. Их тела сплелись воедино, но так же соединились и их души, и два серебристых лиса вместе устремились в темное, усыпанное звездами небо, превращаясь в новое, не известное астрономам созвездие.

+1

883

Многие пираты быстро спиваются, что неизбежно сказывается на их мужской силе. Они ходят в бордели и платят шлюхам деньги, чтобы те постарались, чтобы зажгли искру в потухшем костре – и девочкам приходится изрядно потрудиться, чтобы распалить хоть небольшое пламя. Но в конце концов дружок пирата окончательно опускает голову, не желая доставлять удовольствие, и тогда пират звереет – начинает больше пить, озлабливается на весь мир и это сводит его в могилу – тем или иным способом. А все потому что рядом не было достойной женщины.. просто женщины, не шлюхи, которая каждый день могла бы доказывать, что лучше полыхающий костер страсти, чем попытки залить пепел ромом.
Джек был не таким. Мэри чувствовала его, ощущала его плоть, понимала, что он хочет ее так же сильно, как и она – его.
Они были единым целым и сегодня и сейчас для нее не было важно кто находится сверху, это было даже особенное удовольствие – подчиниться. Всю жизнь она была сильной, показывала характер, добивалась всего сама.. одна. Она не хотела брать, но хотела, чтобы взяли ее.
- Джек.. – сорвалось с губ вместе со стоном.
Мэри вскинула ноги, переплетая их на пояснице мужчины, словно это могло позволить им слиться с еще большей страстью, проникнуть в нее с большей силой. Ее руки скользнули по спине любовника, царапая кожу короткими ногтями.
– О, Джек..
Мэри почувствовала, что миг блаженства уже совсем близко; и он подхватил ее, унося на своих мягких, теплых волнах в страну истинного счастья.

+1

884

Его имя, произнесенное два раза, спустило Джека с небес на землю, и он удивленно воззрился на женщину, лежавшую под ним: еще более прекрасную и в то же время земную, чем та, которую он недавно увидел стоящей под сверкающими струями водопада.
- Мэри? - спросил он, понимая, что вопрос дурацкий. Да, это была Мэри, его, английская  Мэри, а не какая-то японская лисица.
Джек сел и опустил взгляд на раненое бедро: тряпки, которыми Мэри ее прикрыла перед тем, как накинуться на него с присущим ей напором, давно свалились, но Джек не увидел даже следа от раны, да и боли он не ощущал. Его это почему-то не удивило: эта ночь была пропитана магией, как и все, что случилось с ними в пещере. Он снова улегся рядом с Мэри, не потрудившись натянуть штаны, и просунул ей под голову руку, нежно привлекая к себе и поглаживая другой её полные груди.
- Корабль в бухте у восточной оконечности острова, - шепнул он ей на ухо, - Я его туда увел, потому что за тебя боялся, дурашка. Двое пропойц, которые его сторожили, наверняка уже протрезвели, но я их связал...на всякий случай.
Джек чувствовал себя обновленым и полным сил. Он убрал руку с груди  Мэри, внимательно на нее посмотрел и наморщил лоб, сосредоточенно обдумывая возможность пойти на третий круг.

+1

885

Мэри чуть удивленно вскинула брови, когда Джек так произнес ее имя, словно ожидал увидеть под собой кого-то другого. А, впрочем, мало ли что там ему в лихорадочном бреду привиделось!
Вставать не хотелось. Хотелось лежать, глядя как тени от фонаря пляшут на потолке, а потом, быть может, уснуть.. нет, спать она не будет. Ей еще надо вернуться на пляж.
Джек устроился под боком и это казалось таким естественным и правильным. Мэри чуть потянулась, находя удобное местечко. Одну ногу она закинула на ногу Джека, медленно проводя вверх и вниз, а ладонью принялась поглаживать спину.
- Я бы все равно нашла корабль, - заявила женщина. – Рано или поздно.
Пусть Джек не думает, что она предавалась страсти с ним только потому что хотела узнать что-то о похищенном судне. В итоге ее головорезы обыскали бы весь остров – не такой уж он и большой, и нашли корабль.
Но было странно.. что-то было странно..
- Твоя рана.. – Мэри нахмурилась, ладонь ее скользнула со спины на бок и живот мужчины, ощупывая, осматривая.

+1

886

- Конечно нашла бы! - охотно согласился Джек.
Во-первых, он и сам так думал, и поэтому недоумевал, ради чего Мэри затеяла свару, чуть не отправившую его на тот свет.
Во-вторых, корабль, как и сокровища, его не интересовали, а вот рука Мэри, ощупывавшая его бедро, интересовала очень и очень сильно: настолько, что он снова почувствовал желание повторить пройденный урок.
Положив ладонь на руку Мэри, он ненавязчиво сдвинул ее ближе к вместилищу своего самого главного интереса, а другая его рука так же ненавязчиво и как будто случайно провела снизу вверх по внутренней стороне её бедра, всё ещё влажного от её собственных соков и его семени, и замерла на темном треугольнике, не решаясь двинуться дальше.

+1

887

По губам женщины пробежала чуть коварная улыбка, смешанная с удивлением, когда ее рука, подчиняясь воле пирата, спустилась чуть ниже.
- Еще? – удивилась Мэри, которая не была уверена, что Джек и второй-то раз выдержит. – Ты ведь, кажется, помирать собирался.
При этом тело ее словно само двинулось навстречу любовнику, который касался сокровенного места.
Движение.. движение – жизнь и удовольствие.

+1

888

- Ты и мёртвого подняться заставишь... - пробормотал Джек, - К тому же скоро расстанемся навсегда: чего понапрасну время терять?
Не желая слышать возражений, он накрыл губы Мэри своими, целуя ее так жадно, что их зубы столкнулись, а его пальцы скользнули в ее по-прежнему горячее и влажное лоно, лаская гладкие стенки и проникая так далеко, как было возможно.
Сердце у Джека было готово выпрыгнуть из груди. Он прижал Мэри к себе свободной рукой и глухо зарычал, вторгаясь языком в ее сладкий рот.

+1

889

Мэри бы вскрикнула, когда пальцы Джека уверенно и беззастенчиво скользнули вперед, но рот ее был запечатан агрессивным поцелуем. Женщина изогнулась, застигнутая врасплох, но Джек уже прижимал ее к себе, не позволяя отстраниться. Да Мэри и не хотела.
Приоткрыв рот она со всей страстью поцеловала Джека в ответ, а когда язык мужчины скользнул к ней в рот, чуть прикусила его, сладостно посасывая. И тут же ее язык двинулся в атаку, яростно вторгаясь на чужую территорию.
Из груди рвался стон, полный наслаждения. Женщина закинула ногу чуть выше, чтобы любовник мог ласкать ее, не останавливаясь, чтобы его неожиданная сила, властность поглотила ее целиком и полностью, даруя давно позабытое наслаждение.

+1

890

Язык Мэри, сплетавшийся с его собственным, был сладок и горяч, но Джеку хотелось узнать, какова его возлюбленная на вкус не только вверху, но и внизу. Оторвавшись от ее полных и мягких губ и не прекращая исследовать пальцами ее лоно, он стал покрывать поцелуями каждый дюйм ее тела, спускаясь все ниже и ниже, к потаенному месту между ее бедер, крепких и упругих, как круп породистой кобылицы. Язык Джека коснулся трепещущей женской плоти и розовой жемчужины, выступавшей из податливых створок этой удивительной раковины, и стал ласкать их, наслаждаясь каждым прикосновением. Солоноватая и чуть терпкая влага была лучше, чем самый чистый и забористый ром, - лучше, чем все, что Джеку когда-нибудь доводилось пробовать. Мэри пахла морем. Она и была морем: бездонным, манящим и безжалостным, и Джек тонул в ней, задыхаясь от невысказанной словами любви и неутолимой, иссушающей  жажды. Он мог бы пить из этого источника бесконечно, если бы его обладательница ему это позволила. Движения его языка стали резче и настойчивее: он хотел довести свою возлюбленную до экстаза и заставить ее кричать или как-то иначе выразить то, что она чувствовала от этой запретной ласки. А его собственная плоть снова восстала и требовала успокоения.

+1

891

Происходило что-то странное: Мэри, никогда не сдающая позиций, никогда не позволяющая кому-то командовать собой и брать над собой верх, наслаждалась тем, что Джек целиком и полностью владел ее телом. При этом он, касаясь языком ее тела, дотрагивался до самой души, заставлял женщину трепетать.
С губ Мэри срывались стоны, которые она даже не пыталась сдерживать. И чем быстрее действовал Джек, тем громче становились крики женщины. Она раскинула руки, сминая несуществующие простыни – ее пальцы безуспешно шарили по полу. Наконец Мэри выгнулась и вскрикнула особенно громко, а затем выдохнула:
- О, Джек.. Джек..

+1

892

Мэри выгнулась и закричала: этот крик отозвался в ушах Джека музыкой сфер, показывая ему, что он все-таки не оплошал и довел свою подругу туда, куда надо. Он и гордился собой, и одновременно досадовал на то, что все случилось так быстро, в то время как его взнузданный конь властно требовал шенкелей. Будь на месте Мэри какая-нибудь шлюха, Джек не маялся бы сомнениями и ни о чем бы не спрашивал: просто поимел бы ее еще раз, и, довольный собой, отправился бы по своим делам. Но Мэри не была шлюхой, она была его возлюбленной - это новое и непривычное для Джека слово, когда он мысленно его произносил, заставляло его  тело и душу трепетать так же сильно, как если бы он сгребал к себе золотые монеты, выигранные в карты или кости. С возлюбленными надо было обращаться иначе: как точно, Джек толком не знал, но понимал, что должен найти запасной выход из этого лабиринта. Он поднялся и взял Мэри на руки, чтобы перенести ее с каменного пола пещеры на тюфяк. Ноги у него подкашивались: не от слабости, а от ощущения близости Мэри, от сладкой тяжести ее крепкого, мускулистого тела. Осторожно уложив ее на тюфяк, набитый водорослями, он лег на нее и уткнулся лицом ей в шею, тесно прижимаясь к ее животу своим:
- Прости... - пробормотал он, в то время как его бедра стали настойчиво тереться о гладкий и твердый живот Мэри. - Прости... но мне очень надо...

+1

893

Мэри чувствовала, что у нее совершенно не осталось сил – ни на что. Но вместе с тем она ощущала небывалую раньше наполненность, цельность. Пираты, сокровища, остров, обезьяны и попугаи – все осталось где-то в стороне, все казалось глупостями. Самым настоящим в этом мире были только они с Джеком и только они имели значение.
Даже был ли под ней каменный пол или тюфяк – не важно. Впрочем, чувствовать спиной мягкий самодельный матрасец было поприятнее.
Женщина положила ладони на скулы Джека и заставила его поднять голову. Она чувствовала желание любовника, сильное, твердое желание, и не могла и не хотела отказывать ему. Он подарил ей блаженство и самое малое, чем могла она отплатить, это постараться дать ему то же.
Мэри поцеловала Джека. Не столь яростно, как раньше, но не менее страстно: посасывая и мягко прикусывая его губы. Из груди шел, поднимался вверх тихий стон. И она пошире раздвинула ноги, готовая принять любовника, молчаливо давая Джеку разрешение утолить и свою страсть и желание сполна.

+1

894

Джек смирился с тем, что на этот раз придется справляться самому, но то, как Мэри предложила ему себя, пересилило его нежелание причинять ей беспокойство. От такого щедрого и бескорыстного подарка отказался бы только дурак, а Джек дураком не был, хотя сейчас и ощущал смутное чувство вины за то, что принуждает Мэри снова заняться с ним любовью. Но на этот раз, снова войдя в нее, он стал двигаться медленно и почти ласково, продолжая целовать ее припухшие губы. Джеку казалось, что они с Мэри мягко покачиваются в теплых морских волнах, ожидая наступления прилива. И даже после того, как прилив наступил, он остался в ней, не желая разъединяться с ее горячим и нежным телом. Уже потом, лежа рядом с ней на боку и пропуская пальцы одной руки сквозь ее непокорные волосы, начавшие завиваться от влаги, а другой рассеянно поглаживая ее грудь, Джек не удержался и спросил:
- Эй, любовь моя.... что это было?
Хотя он уже и сам ответил на свой вопрос: это была любовь. Пусть даже и только для него одного.

+1

895

Счастье и удовольствие должно быть взаимным – только тогда достигается гармония и наступает тишина. Тишина не столько внешняя, сколько в душе. И Мэри сейчас было тихо, спокойно. Казалось во всем мире царит тишина.
Ее матрац был не достаточно широким, чтобы двое могли вольготно раскинуться на нем. И сейчас им приходилось почти прижиматься друг к другу, что очень даже устраивало Мэри. Она уткнулась макушкой куда-то  в район подмышки Джека, а одну руку собственнически положила ему на бедро.
- Неужели трех раз тебе было не достаточно, чтобы понять? – пошутила женщина, бросив лукавый взгляд на пирата. Что это было.. это нечто такое, что невозможно описать словами. Нечто… нечто..
Мэри была чужда сентиментальность, свойственная прочим женщинам. Она даже стеснялась проявлять свои чувства, пряча их за нарочитой грубостью. Или просто уходя от ответа.
- И я не понимаю.. ты ведь был ранен?

+1

896

Джек еще раз пощупал свое бедро - рана затянулась, как будто ее и не было. Все этой ночью было не так, как обычно, - это была поистине волшебная ночь. И все благодаря той, что лежала сейчас рядом с ним, нагая и прекрасная, утомленная его ласками и своей собственной страстью.
- Тебе лучше знать: сама же меня и проткнула почти насквозь. Но можешь поцеловать это место: тогда наверняка все пройдет. - отшутился Джек. - Эх, Мэри, родилась бы ты с кое-чем другим между ног - вышел бы из тебя отличный мужик. Но я рад, что ты такая, какая есть: женщиной ты мне нравишься больше.
Рука Мэри, лежавшая на его бедре, волновала его, и, чтобы снова не возбудиться, он сел и стал натягивать ситцевые штаны.
-  Отведу тебя к кораблю, если еще нужно, - объяснил он. - Или к твоей шайке головорезов. Одну не отпущу: я этим пропойцам даже медного фартинга бы не доверил, а ты для меня - что золотая гинея.
Справившись со штанами, он наклонился и звучно чмокнул Мэри в макушку.

+1

897

- Могу и поцеловать, - по губам Мэри пробежала ухмылка.
Джек встал, а Рид потянулась, выгибаясь, словно кошка, вытягивая свое тело в струну и сладко зевнула.
- Может быть у меня между ног ничего и не болтается, зато я могу быть и мужиком и женщиной, - сообщила Мэри, усаживаясь на матрасе. Где-то здесь валялись ее штаны и рубаха. Прежде всего она натянула штаны, сапоги, а затем принялась заматывать грудь полоской ткани. – Ты всем своим женщинам это говоришь? – она бросила на пирата короткий  взгляд. – Да ладно.. тебе лучше со мной не ходить: они догадываются, что это ты судно спер и поэтому просто в бешенстве!

+1

898

Джек тоже ухмыльнулся в ответ: шайку истощенных от недоедания и цинги пропойц он всерьез не воспринимал, так же, как и то, что Мэри уйдет от него вместе с ними после того, что было. Куда? Зачем?!
- Боишься, что я половину сокровищ оттяпаю? - спросил он, засовывая нож за голенище. - Не оттяпаю, не боись. А если кто-то там в бешенстве, так я с ним разберусь, если понадобится.
Мэри начала туго перетягивать грудь, - свою полную, мягкую, женскую грудь, от одного взгляда на которую у Джека в штанах начинался шторм.
- Погоди... - изменившимся, охрипшим голосом попросил он, жалея, что так поспешно натянул проклятые штаны.
И наклонился, отбрасывая в сторону матерчатую ленту и обхватывая ладонями груди Мэри, чтобы приникнуть к ним жадным поцелуем.

+1

899

- Вот еще! Одолжения мне не нужны! – фыркнула Мэри, которая понемногу приходила в свое обычное боевое настроение.
Будет она бояться потерять половину сокровищ – очень надо. Как будто кто-то.. да пусть тот же Джек!.. может у нее что-то отобрать. Последний человек, который пытался решить свои материальные проблемы за ее счет отправился в сточную канаву.
- Сразу со всеми разберешься, да? – женщина дернула уголком губ и вздрогнула, словно молния ее ударила, когда Джек вновь начал целовать ее. Мэри выгнулась, прижимаясь к мужчине еще сильнее. Одна ее ладонь скользнула по спине пирата, вторая зарылась в волосы и мягко поглаживала затылок.
Зачем только она одевалась?..
Золотая гинея, да?
- Хватит. Мне.. мне нужно идти, - Мэри с трудом, сама того не желая, оттолкнула Джека. Ночь коротка, а ей еще предстоит вернуться на пляж, а потом объясняться с пиратами. Она не может остаться здесь и провести остаток ночи и весь следующий день голышом. Каким бы сильным не было ее желание.

+1

900

Джек и сам понимал, что надо. У Мэри на первом месте всегда были дела, все остальное она оставляла на потом, а уж его и подавно. Кто он ей? Да никто, и звать его никак. Единственное, на что он мог повлиять, это на свои собственные решения и поступки. А он уже твердо решил, что пойдет с ней или за ней в любом случае. А то мало ли что: вдруг среди ее новых знакомых найдется один зоркий сокол и разглядит в ней бабу в штанах? Он молча надел рубаху, и вышел из пещеры, чтобы отыскать брошенную на месте их недавней схватки саблю. Впрочем, ему казалось, что драка на саблях случилась сотни, а то и тысячи лет назад, так все изменилось после того как они с Мэри трижды соединялись в единое целое. Он даже не помнил, когда именно они перебрались со своего любовного ложа под звездами под каменные своды пещеры: все произошедшее слилось в единый упоительный миг бесконечного счастья.
Саблю он нашел и прицепил к поясу. Отыскал и сапоги, брошенные на песке. Постепенно он превращался в прежнего Джека, но где-то глубоко внутри знал, что он уже далеко не тот  безответственный краснобай, которым был до соития с Мэри. Приведя себя в полную боевую готовность, Джек прислонился к стволу дерева и принялся насвистывать шанти и ждать появления Мэри.

+1


Вы здесь » Нассау » Остаться в живых » Остаться в живых | Необитаемый остров