Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Сундук Дэйви Джонса » Остаться в живых


Остаться в живых

Сообщений 61 страница 90 из 806

61

Джек посидел на бережку, лениво раздумывая над тем, не искупаться ли в прохладном озере, но решил не испытывать судьбу дважды на день. Поплескал на лицо водичкой, снова как следует напился, зачерпывая воду пригоршнями, и наполнил котелок доверху. В течение дня ему предстояло еще раз вернуться сюда за новым запасом воды. Когда закончится ром в бочонке, надо будет наполнить и его, чтобы не бегать туда-сюда: одного бочонка им с Марком должно было бы хватить на пару дней, если расходовать воду рачительно. Насвистывая, Джек отправился в обратный путь, чувствуя себя посвежевшим и полным сил. Голова шла кругом от того количества дел, которые им с Марком предстояло сделать. Хорошо, что на берег выбросило мужика, а не бабу, - думал Джек, стараясь не расплескать ни капли драгоценной влаги из котелка. Ну какой прок от бабы? Одно нытье да склоки. А Марк был спокойным, рассудительным и главное, руки у него росли откуда надо: такому дай топор - он мигом соорудит и жилье, и лодку. Ну а что касалось главной нужды, так Джек привык подолгу без нее обходиться: на пиратских кораблях женщин отродясь не бывало, а других наклонностей не было у самого Джека.
Что-то ударило его по лбу и, отскочив, упало в густую траву. Джек поставил котелок на землю и, наклонившись,  начал шарить руками в траве. Ударивший его предмет оказался небольшим плодом, красная кожура которого была покрыта остроконечными шишечками. Джек поднял голову: дерево, под которым он стоял, было усыпано такими же плодами, а на одной из веток сидела небольшая обезьянка и грызла один из них.
- Ах ты проказница! - беззлобно сказал Джек, сообразив, что это обезьяна метнула в него снаряд. - Ну, раз ты жрешь эту пакость, значит, можно и мне попробовать.
Кожура плода была жесткой, но под ней скрывалась сладкая мякоть. Джек съел все и захотел еще. Потряс дерево и собрал и увязал осыпавшиеся плоды в  платок, который последнее время носил на голове вместо шляпы. Обезьяна тем временем спрыгнула на землю и уселась неподалеку, глядя на Джека и что-то лопоча. Джек одной рукой подхватил котелок, другой - узелок с плодами и пошел себе дальше, не оглядываясь, но понимая, что обезьяна следует за ним по пятам: звуки, которые она издавала, не становились глуше, а сопровождали его, как горностаевая мантия - короля.
Джеку нравились обезьяны: когда-то у него была одна, но темной бурной ночью исчезла с корабля, и по ней Джек долго тосковал. Может, теперь ему выпал шанс обзавестись новой подружкой или еще одним другом помимо Марка?
Самого Марка он обнаружил отдыхающим у костра. Аромат жареной дичи щекотал ноздри. Джек поставил котелок на песок и окликнул товарища, к которому подошел со спины:
- Водички не хочешь, приятель?
Обезьяна остановилась поодаль, не решаясь подходить ближе к еще одному двуногому. Сидела на песке и пялилась на спину Марка, почесывая макушку и подмышки - те места, где явно гнездились блохи.
- И у нас еще один едок, - добавил Джек. - Но вряд ли он захочет жареного мяса: ему скорее фрукты подавай.

+1

62

В жизни Мэри происходило много интересных вещей, которыми другие женщины похвастаться не могли. Они все вели жизнь, преимущественно, скучную и зависимую от мужчин. Не вышла замуж – и будешь влачить жалкое существование с пятком ублюдков на шее, вкалывая на хозяина. Вышла замуж – так еще, кроме обязанности в виде заботы о детях и муже, придется терпеть побои от супруга. Нет уж, глупости!
Мистер Рид, конечно, был славным. Но и он принял Мэри и ее жизненную позицию такой, какая она уже была. Вроде и женщина, но с любовью к свободе и независимости. Иногда поднимал на нее руку (чего греха таить: характер у жены тот еще, уж как стрепеть!), но тогда и Мэри в долгу не оставалась, лупя супруга. Хотя редко это случалось. Зато примирение всегда оказывалось крайне страстным и эмоциональным.   
Но ведь хорошее было время! Нет, Рид не грустила о прошлом – в этом не было никакого смысла. Просто вспоминать иногда было приятно. Жизнь кипела и бурлила вокруг сейчас. Наверное именно поэтому, когда из леса появился Джек в сопровождении обезьяны, то Рид не то, чтобы очень удивилась, но брови в недоумении вскинула. Правда обезьяна держалась в стороне, поглядывая внимательно, с осторожностью.
Мэри обернулась, когда раздался голос Джека и, воткнув кокос в песок, склонилась над котелком.
- Что ж, надо испробовать.
Потому что кокосовое молоко, конечно, хорошо, но оно все же было теплым, а вода, принесенная Джеком – восхитительно холодной.   
- Не благородное вино, конечно, но тоже хорошо! – выдохнула женщина отрываясь и вытирая рот. – Нужно поставить в тень и прикрыть листом, чтобы песка не нанесло.
Рид опять покосилась на обезьяну:
- Ну, тогда мне порадовать его нечем. Сегодня на завтрак только птица, которая, кстати, уже готова. Держи-ка за одну лапу, а я разрежу ее ножом. Ха! У тебя всегда так: если не акулу, то другую живность притягиваешь?

+1

63

- Да, я такой, - скромно подтвердил Джек, берясь двумя пальцами за лапку куропатки. - Вечно кого-то притягиваю.  А с чего ты взял, что это "он"? Я так уверен, что "она". Надо бы имя ей придумать. Как насчет Молли или Долли?
Джек не стал уточнять, что притягивал он совсем не тех, кого хотелось бы ему. Поиски второй половинки, пусть и безотчётные, ни разу не увенчались успехом. Такой уж он был непутёвый и невезучий, сын портного из Лидса. Совсем как его батяня, разорившийся после введения злополучного закона, наложившего запрет на поставки хлопка и ситца из Индии. Спился на круг, бедолага, а мог бы найти себе новое дело по душе. Джеку не хотелось повторять судьбу отца, поэтому пил он реже и меньше, чем большинство его товарищей, и надеялся, что когда-нибудь сможет оставить грязное и кровавое ремесло пирата и осесть на твердой земле, став хозяином плантации кофе или процветающего  трактира, в котором спускают денежки менее удачливые, чем он, моряки. Но  теперь, оказавшись на необитаемом острове, он смирился с тем, что все его смелые мечты остались за бортом "Избавления"
Обезъяна осмелела и схватила половинку кокоса, оставленного Марком.

+1

64

- Лучше бы ты тогда притянул на этот остров корабль, который забрал бы нас отсюда. Ну или, - Мэри громко рассмеялась, радуясь своей шутке, - корабль со шлюхами, что тоже было бы неплохо.
Женщина цикнула на обезьяну, но, скорее, просто для того, чтобы животное знало свое место, чем желая его спугнуть. К животным она антипатии не питала, в таверне у нее была и собака и кошка. Но если последняя просто сбежала во время пожара, то с псом довольно жутким образом двумя неделями ранее пожара разобрались кредиторы, пытающие выбить деньги у вдовы – это был их метод запугивания.
Обезьянка занялась кокосом, а Рид зубами впилась в птицу, отхватывая большой кусок мяса со шкурой. Красота!
- Долли – какое-то овечье имя, - подумав сообщила она с набитым ртом. – Уж не знаю почему.
И – Молли! Ну, конечно! Еще проще было бы сразу назвать макаку Мэри – вот смеху бы было. Впрочем, смеяться Рид все равно пришлось бы одной. Приходилось только удивляться причудам судьбы, порой подкидывающей такие вот «сюрпризы».
- Но лучше все-таки Долли, чем Молли. Хотя я все же думаю, что это «он» и ему больше подойдет имя Анри или Генрих. А, впрочем, оно сейчас нажрется и сбежит – и больше ты ее не увидишь.
В общем-то и говорить поэтому об имени было бесполезно.
Обглодав кость, Рид бросила ее в костер, невольно разворошив угли.
- Хорошо бы успеть подняться на холм до самой жары, - заметила она. – А еще нужно сходить на другой берег.

+1

65

- Тогда уж Генри...или Генриетта, - промычал Джек, успевший отхватить от своей порции жаркого приличный кусок.
В общем-то ему было все равно, как назвать обезьянку, и разговор этот он завел без всякой задней мысли. Куропатка была вкусная, как следует прожаренная и таяла во рту слишком быстро. Молниеносно обгладывая крылышки и ножки, Джек швырял косточки туда же, куда и Марк - в костер.
- Хорошо готовишь! - похвалил Джек, разделавшись с куропаткой. - А у меня обычно то пригорит, то недожарится. На холм поднимемся и на другой берег сходим, как и договаривались.
Увлекшись завтраком, он не обращал внимания на обезьянку и лишь сейчас заметил, что та завладела узелком с фруктами и теперь пыталась развязать его, чтобы слопать все, что в нем было.
- Эй! Это моё! - заявил Джек и протянул длинную руку к узелку. Но обезьяна прижала добычу к животу и  гневно заверещала, не желая возвращать ее законному владельцу.
- Что я говорил?! - торжествующим голосом воскликнул Джек. - Ну точно баба! Вот скажи, зачем ей фрукты, когда такими же все деревья обвешаны? Небось польстилась на яркую тряпку!
Шейный платок, в который были завернуты диковинные плоды, был из набивного каликутского ситца, совсем как его собственные штаны, и украшен восточным узором, отдаленно напоминавшим бешеные огурцы.

+1

66

- Угу, - промычала Мэри, с удовольствием облизывая кость куропатки, которая теперь казалась не такой уж большой. А, может быть, просто за вчерашний день, который пришлось провести, питаясь устрицами и фруктами, женщина страшно проголодалась. – Опыт сказывается.. слушай, если ты поймаешь еще, то я приготовлю. Жалко, что ружья нет... попробовали бы подстрелить дикую козу.. если они здесь есть.
От куропатки остались одни только косточки, который уже потрескивали в костре. Рид вытерла рот рукавом и прижалась губами к котлу, сожалея только об одном: что вместо воды в нем не плещется вино.
Рид покосилась на Джека, который устроил разборки с обезьянкой, и коротко рассмеялась. Вот тип – одни недоразумения с ним происходят! То с акулой дружиться вздумал, то с макакой ссорится… Мэри еще раз выразительно хмыкнула, но предпринимать ничего не стала, только вытерла руки о песок: набрала полную горсть в ладони и покатала туда-сюда, собирая жир.
- Бабы – они такие, - согласилась женщина. – На красоту да халяву всегда падкие. У тебя там фрукты что ли? Вот и на кой ей на дерево лезть, если все под боком есть? Оставь ее , укусит еще... у нас боцмана одна такая за палец цапнула, так ему потом руку отрезать пришлось, - на этой оптимистичной ноте Рид натянула еще влажные сапоги и поднялась на ноги. – Пошли.

+1

67

- Погоди, куда я с непокрытой головой по этакой жарище, - буркнул Джек, уже успевший оценить преимущества шейного платка, завязанного на голове по-матросски, перед треуголкой.
Вытерев руки о штаны, он показал обезьяне палец, на котором красовалось кольцо с розовой жемчужиной:
- Хочешь такую цацку? Давай меняться: ты мне платок, я тебе кольцо!
Обезьяна подвинулась ближе и жадным взором уставилась на украшение, повизгивая от вожделения.
- Ну точно Генриетта, - пробурчал Джек и поднес руку с кольцом прямо под нос мартышке, а вторую протянул к узелку с фруктами, который она по-прежнему прижимала к груди.
Некоторое время они играли в гляделки: Генриетта пялилась на кольцо, а Джек  примерялся, как бы половчее выхватить у нее платок. Почти одновременно выдержка закончилась у обоих: длинная рука Джека метнулась к платку, выдергивая его из крепкого захвата, а обезьяна, обе лапы которой были заняты узелком с фруктами, разинула пасть и ухватила Джека за палец с кольцом кривоватыми желтыми зубами. Джек взвыл и выронил узелок, которым уже сумел завладеть. Свободной рукой он сжал шею обезьяны и стал трясти ее, пытаясь заставить разжать челюсти. Проклятия, которые сыпались из него как из рога изобилия, делали честь всему торговому и военному флоту Британской империи.

+1

68

Мэри оставалось только закатить глаза и покачать головой, глядя как Джек пытается обменять кольцо на платок. Учитывая, что стоимость кольца явно было гораздо больше старой тряпки, обмен предполагался совершенно невыгодный. Да и мартышка оказалась не была столь глупа, чтобы пойти на это, явно оценивая фрукты выше, чем украшения.
- На кой ей это кольцо? – фыркнула Рид, нетерпеливо притоптывая ногой по песку и сложив руки на груди. Стукнуть обезьяну палкой по хребту – и отобрать свое имущество. Вот и всех делов!
Но Джек успел решить вопрос сам, причем самым неудачным образом. Прежде чем она успела подумать, Мэри бросилась вперед, хватая мартышку за хвост и с силой сжимая кулак.
- Отпусти, твою..!! – заорала женщина грозным голосом, приказывая одновременно и Джеку и мартышке.
И с силой дернула за хвост, предполагая, что обезьяна оторвется в любом случае. В самом неудачном случае – вместе с пальцем Джека. Но это вряд ли. А как только животное окажется отдельно от моряка, тогда Рид с силой швырнет ее в сторону.

+1

69

Обезьяна  разжала зубы и заверещала пронзительнее боцманского свистка. Джек поднес руку к глазам, рассматривая стремительно синевший палец.
- Мать твою! - простонал он. - Чуть не откусила, зараза!
Морщась от боли, он стащил кольцо с пальца, понимая, что через некоторое время это ему сделать не удастся из-за отёка, и протянул его Марку:
- Подержи у себя, а то я точно потеряю.
Его охватил безумный страх: Марк сказал, что укушенному боцману пришлось оттяпать руку: а вдруг и его постигнет такая же участь? Вдруг эта хвостатая тварь заражена бешенством или еще какой-нибудь неизлечимой хворью? Умереть на необитаемом острове из-за укуса злобной мартышки - об этом ли он мечтал? Джек снова застонал: рука с кольцом, которую он протянул Марку, мелко дрожала, а зубы выбивали частую дробь.

+1

70

Рид отшвырнула обезьянку прочь и та благополучно шлепнулась на песок, ничуть при этом не пострадав, но продолжая обиженно верещать.
- Заткнись, Генриетта! – рявкнула Мэри. Хотела подобное и Джеку велеть, но не стала – очень уж несчастным он выглядел. Да и не орал так же громко, как макака.
Когда Джек притянул кольцо ей, женщина попервой удивилась, а потом подумала: что такого? Она с этого острова никуда не денется, кольцо продать здесь некому, так что, по сути, без разницы у кого оно будет храниться.
- Как скажешь, Джек.
Женщина спокойно напялила колечко на палец (любоваться не стала – успеется еще; да и проявлять эту, чисто женскую черту, сейчас было не ко времени) и шагнула чуть ближе к товарищу, разглядывая его окровавленный палец. А в следующий миг крепко схватила за запястье, сжимая руку так, чтобы было не вырваться. Покачала головой и причмокнула.
- Мда.. предлагаю отрезать палец прямо сейчас, чтобы потом не пришлось рубить всю руку, - сообщила она, решив, что сейчас самое время подшутить над мужчиной. – Все сделаю чисто: отрублю одним ударом, ты и моргнуть не успеешь.
Не удержалась и добавила:
- А ведь я тебя предупреждал!

+1

71

Джек никогда ничем не хворал и внезапная напасть, которая с ним приключилась, повергла его в ужас. Ему казалось, что начинается лихорадка, вызванная заражением крови от укуса мартышки. Предложение Марка лишь усугубило его состояние и он решал, что лучше: лечь на песок и быстро помереть или еще помучиться. После недолгого размышления, пришел к выводу, что все-таки помучается, и начал оказывать сам себе первую помощь: промыл укусы ромом из бочонка и влил в себя несколько глотков того же лекарства.
- Ты точь-в-точь как наш корабельный хирург: чуть что - резать, - сказал он Марку, немного приободрившись под влиянием рома. - Может, оно само как-нибудь рассосется. Но если нет - похорони меня на берегу: не хочу, чтобы меня акулы сожрали.
Развязав узелок, он вытряхнул на песок шишковатые плоды неизвестного дерева и, окунув платок в котелок с водой, выжал его и повязал влажной тканью голову. Сунув ноги в сапоги, Джек встал, прислушиваясь к своим ощущениям: вроде немного полегчало.
- Пойдем на тот берег, у которого твой корабль разбился: вдруг что-нибудь нужное отыщем, например, подзорную трубу или еще один бочонок с ромом? - предложил он. - А уж после на холм поднимемся.

+1

72

Мэри готова была, после некоторой издевки, оказать помощь Джеку, но поскольку он и сам так успешно справился, то суетиться не стала: просто отпустила его руку, позволяя занять тем, что он считал подходящим.
Ну и, лично она сама, перевязала бы скорее палец, чем голову – приходилось видеть как в грязных ранах заводились личинки, но Джек, конечно, был волен поступать как ему угодно.
Присев на корточки, Рид попробовала фрукты, ставшие предметом спора между Джеком и обезьяной – вкусные. Несколько плодов она засунула себе в карманы, собираясь полакомиться по пути, а один кинула Генриетте, которая после всего произошедшего тоже заслуживала угощения.
- Похорони! – фыркнула женщина, не утратившая желания шутить и дальше. Она поднялась на ноги и поправила шляпу. – Столько мяса будет пропадать!
Она развернулась и первой решительно зашагала в сторону того берега, куда ее выкинуло всего несколько суток назад. Самая лучшая дорога – это та, которая тебе известна. И Мэри собиралась использовать эту нехитрую истину, пройдя кусок пути, небольшой, через джунгли, а дальше двигаться вдоль кромки тропического леса.

+1

73

Джек поплелся за Марком: после шуточек, которые тот отпускал, ему не хотелось поворачиваться к нему спиной, да и дороги  к месту кораблекрушения он не знал. Джек надеялся, что Марк пошутил насчет того, как можно употребить его тело, но на его месте любой моряк стал бы  испытывать смутные сомнения насчет истинной подоплеки дела. Леденящие душу истории о потерпевших кораблекрушение бедолагах, вынужденных провести в открытом море на плоту или шлюпке недели и даже месяцы, настойчиво намекали на то, что  Марк мог говорить серьезно. Надо было уточнить, но Джек не знал, с какой стороны зайти.
- Слышь, Марк, - наконец не выдержал он, нагоняя пока еще приятеля. - Был на нашей лохани парусных дел мастер: его хлебом не корми, дай потравить страшные байки. Так он рассказывал, что знал одного матроса, чей корабль протаранил кит. Те, кто уцелел, погрузились в вельбот и поплыли  зюйд-ост: им казалось, что там должен быть берег. Жратвы у них с собой не было и через неделю двое отдали богу душу. Как думаешь, что дальше было?

+1

74

Хорошо все-таки было: еще не достаточно жарко – полуденный зной не обрушился на землю со всей своей силой. Мэри шла, поедая фрукты, которые принес Джек. Хотя как поедая: она взяла-то всего несколько штук. Ну да больше, после столь вкусной куропатки, и не требовалось.
- Да, слыхал я истории о китах, которые в несколько раз больше кораблей, - кивнула Рид. – Жуткие твари, говорят: не хотел бы я таким встретиться.
Вот только история Джека, начатая столь интересно, почему-то не закончилась никак. Мэри покосилась на товарища, не понимая к чему тот клонит.
- Ну и остальные сдохли, наверное, - предположила женщина, пожимая плечами. Она уклонилась от лианы, свисающей подобно лассо и повернула направо: пришло время выходить из джунглей и шагать по песку. – Если у них ни жрачки, ни воды не было. И если они на берег не наткнулись.
Сапоги были еще мокрые и идти в них было неприятно. Но, впрочем, к таким мелким неудобствам не привыкать.
- Ну что было-то в итоге? – поинтересовалась Мэри. Ее взгляд привычно пробежался по горизонту, но тот, к сожалению, был девственно чист. – Можно будет на обратном пути набрать устриц и сварить вечером похлебку.

+1

75

- Как ты догадался?! Все померли, ага. Кроме одного: он все же добрался до берега полумертвый от истощения и жажды, но добрался.
Облегчение, которое испытал Джек, услышав предположение Марка, было невероятным. Правда, на самом деле все было не так, или не совсем так. Костлявый Джейкоб (так прозвали любителя страшных баек на "Избавлении")  поведал о том, что оставшиеся в живых методично расчленили и съели своих товарищей - не всё подряд, а наиболее мягкие и сочные места. До берега добрались двое: приятель Джейкоба и безымянный юнга,- но Джеку всегда казалось, что юнгой был сам Джейкоб. Но Марк явно не задумывался о подобном исходе, и Джек успокоился. На время. Казалось бы: какое ему дело, что станет с его трупом после того, как душа воспарит на небеса или низвергнется в преисподнюю? В любом случае черви или акулы выполнят свои обязанности падальщиков. Но почему-то Джеку было не все равно.
- Можно и устриц поискать, я не против. Долго еще до твоей стоянки идти?

+1

76

- Действительно, - фыркнула Мэри. – Если бы все сдохли, то кто бы потом рассказывал эту историю?
Впрочем, эта байка могла быть и чистой выдумкой, на которые горазды моряки. Как сядут вечерком около костра на берегу или соберутся в кубрике в темноте  - и посыплются рассказы страшные да жуткие, рожденные человеческим воображением. Не меньше страшных историй появляется после ночных ватах, во время которых всякое померещиться может: то огоньки в море, то русалки, то сам Дэйви Джонс.
- Чуть меньше половины пути мы прошли, - сообщила Рид. – Тебя не просто было найти. Но к чему ты эту историю рассказывал, Джек? Мы, вроде не в море, от голода и жажды не умрем, не боись.
Женщина покосилась на мужчину, пытаясь понять его замыслы. Может просто так болтал, чтобы не молчать?
- Откуда вы шли, коли не секрет? Груз какой везли?
А ведь, при другом стечении обстоятельств, Мэри могла быть в той команде, которая берет на абордаж судно Джека. И сошлись бы они в смертельной схватке, танцуя с саблями.

+1

77

Вот черт! Джеку пришлось выдумывать на ходу: не мог же он сказать Марку, что шли они с Мадакаскара, а если еще точнее, с соседнего с ним островка Сент- Мэри, следуя к Малабарскому берегу, чтобы перехватить какого-нибудь торговца. Чтобы не запутаться, Джек присвоил историю корабля, который они захватили последним: звался он "Богатым купцом" (по мнению Джека более идиотского названия для корабля сложно было придумать: как будто его владельцы повесили на борт вывеску, приглашавшую в гости джентльменов удачи).
- Да какой там секрет! Из Бенгальского залива мы шли, из форта Уильям. Груз обычный: чай, пряности, ткани. Попали в шторм и отнесло нас значительно южнее, чем хотелось бы нашему капитану. Удивляюсь, как нам никто не встретился: ты ж наверняка знаешь, какие лихие ребята промышляют в этой части океана?
Навешав Марку лапши на уши, Джек немного успокоился и задался вопросом, найдут ли они дорогу обратно. Все-таки на их прежнем месте стоянки остались две ценности: котелок и бочонок с остатками рома. С ними Джеку расставаться никак не хотелось.
- Нам главное не заблудиться, - сказал он своему поводырю. - Остров-то большой, оказывается: думаю, что с половину Мадагаскара будет. Как думаешь, не сопрёт Генриетта наш котелок? Он ей вроде и ни к чему, разве что на голове вместо шапки носить, но кто их разберет, обезьян этих.
Джек завертел головой, пытаясь запомнить  путевые вехи, но ничего особо запоминающегося не увидел: пальмы как пальмы, песок как песок.

Свернутый текст

остров Сент-Мэри располагается восточнее Мадагаскара и отделен от него узким проливом. Одна из популярных стоянок пиратов в Индийском океане.
Форт Уильям построен англичанами в 1712 году  на берегу одного из притоков Ганга реки Хугли. Впоследствии на этом месте вырос город  Калькутта, ставший столицей всей Бенгалии.
В 1735 году форт выглядел так:
http://s7.uploads.ru/t/tlTnv.jpg

+1

78

- Угу, - согласилась Мэри. – Уж знаю, как не знать, встречались.
Она плюнула на землю, показывая свое отношение к лихим ребятам, которые готовы грабить и убивать честных торговцев и не менее честных моряков. Вряд ли Джек ждал другого отношения к пиратам. Хотя сама она в этом ничего ужасного не видела: была ведь и по одну сторону происходящего и по другую. И понимала: каждый должен брать то, что может, а если кто-то не может защитить свое.. что ж поделать! В следующий раз, коли выживет, будет расторопнее!
Но все-таки лучше с Джеком на эту тему не разговаривать лишний раз, чтобы не сболтнуть чего ненароком. Очень уж не хотелось портить отношения с единственным человеком на острове.
- У меня, дружище, есть одна особенность: я никогда не блуждаю, всегда выхожу куда надо. Так что вернемся мы обратно, тут не сомневайся. В крайнем случае пойдем вдоль берега: так дольше, но дело верное. Хотя нам уже немного осталось..
Женщина подняла голову, глядя на солнце которое поднялось достаточно высоко, чтобы жарить без жалости.
На Мадагаскаре она, конечно, бывала и не раз. Огромный остров, где было столько славных уютных бухточек для пиратских судов. Обилие воды и еды. И местное население, которое занималось своими делами – в частности междоусобными войнами, а к пиратам почти не лезло.
Но вряд ли этот остров так же велик хотя бы в половину.
- Да на кой ей котелок! – Мэри махнула рукой, предполагая, что обезьянки уже и след простыл: она получила свою порцию крови и фруктов и наверняка была довольна жизнью. – Кстати, - заметила Рид ненароком, - ты знаешь, что некоторые племена поедают сырые обезьяньи мозги да еще и считают это самым изысканным блюдом?
На берегу показался первый признак недавнего кораблекрушения: на песке, время от времени облизываемый волнами, лежал кусок доски.

+1

79

- Когда своих мозгов нет, сгодятся и чужие, - хохотнул Джек и тут же подавился смешком: по кромке воды к ним с Марком приближалась Генриетта, волоча за собой пустой котелок. Джек толкнул Марка в бок и указал на обезьянку:
- Вот она...искусительница. Теперь будет ходить за мной по всему острову по пятам: я дамочек притягиваю, как север - стрелку компаса. Правда, рано или поздно все они меня бросают, но им же хуже. Эй, Этта! Подь сюды: видишь доску? А ну-ка, вытащи ее на берег, чтобы нам с Марком ноги не замочить.
Обезьяна уселась на песок и нахлобучила котелок себе на голову, видимо, желая показать, что не желает слушать дурацкие приказы.
- Может, она по-нашенски не понимает? - задумчиво предположил Джек. - Может, с ней надо на голландском объясняться?  Марк, ты по-голландски можешь? А то я выучил пару-тройку выражений, но таких, которые в присутствии дам не употребляют.

+1

80

Мэри остановилась и вытаращила глаза, с недоверием глядя на обезьяну.
- Да какого дьявола?! – воскликнула она, не в силах поверить, что макака освободила котел от  воды, а затем тащила пустую посудину вдоль берега следом за ними.
Вот только веришь - не веришь, а то, что перед глазами – факт. Не то, чтобы она не верила в пленительные чары Джека, но, все-таки, скорее не верила. Самомнение у него было здоровенным, все остальное... она невольно вспомнила утреннее купание Джека и его достоинство, которое она имела возможность лицезреть. Женщина покачала головой и фыркнула, отгоняя лишние мысли.
- Скорее ей понравился вкус твоих пальцев, - предположила Рид. – Готовь еще парочку: какими ты меньше всего дорожишь? Могу и по голландски: приходилось жить в тех местах. Вот что: я пойду доску достану, а ты забери у своей подружки котел. Вещь полезная, а она ее потеряет или утопит.
Не дожидаясь ответа женщина полезла в воду, чтобы вытянуть доску. Благо далеко идти не надо было и опасности нападения акулы – никакой.

+1

81

Джек дорожил всеми без исключения пальцами, как на правой, так и на левой руке. Да и те, что на ногах, могли еще для чего-нибудь пригодиться. И тем не менее, даже с риском для жизни, он подошел к мартышке и попытался снять котелок с ее головы. Не тут-то было: тот сидел как влитой, и сколько Джек не дергал, не сдвинулся ни на дюйм. Пленница начала верещать: ее голос, приглушенный чугунными стенками котелка, доносился до ушей Джека как из глубокого колодца. Подергав еще немного, Джек понял, что лучшее, чего он сможет добиться - это оторвать котел вместе с головой. Схватив обезьяну, он  окунул ее в воду, но и это не помогло.
- Марк, да брось ты эту проклятую доску: тут Генриетта кончается! - воззвал Джек к чувству сострадания к ближнему, которое, как он надеялся, в какой-то мере должно было сохраниться у Марка, которого не кусали ни за палец, ни за другие части тела.
Вопли Генриетты становились все слабее: ей явно не хватало воздуха.

+1

82

Мэри спокойно вошла в воду и схватила доску, которая за время вынужденного одиночного плаванья успела изрядно пропитаться водой. Женщина подняла голову, оглядывая горизонт: на мгновение ей показалось, что она заметила что-то... некоторое время Рид пристально вглядывалась, не желая давать Джеку пустую надежду. Да, так и есть – ничего. Просто солнечный блик сыграл с ней злую шутку или птица, что скользила в воздушных потоках низко над водой, обманула.
На вопли за спиной  женщина не обращала внимания до тех пор, пока новый знакомый не воззвал к ней о помощи.
- Да что б вас всех!! – выругалась Мэри, до сих пор даже не представляющая, что разобраться с обезьяной может быть так сложно. Она схватила доску и, поднимая волны брызг, потащилась обратно на берег, где небрежно швырнула свою добычу на песок.  В два решительных шага добралась до Джека с его подружкой и решительно скомандовала. – Тяни за лапы!
Сама же одной рукой схватилась за котелок, второй – откинула ручку котелка, которая упиралась животному в подбородок, и резко дернула. Голова обезьяны выскочила из котелка, словно пробка из бутылки с узким горлышком.

+1

83

Джек прижал освобожденную обезьянку к груди, одновременно восхищаясь быстротой и лёгкостью, с которой Марк решил проблему, и досадуя на то, что ему самому не удалось проявить себя во всей красе. Генриетта притихла, устало закрыла глаза и прильнула к Джеку, не выказав ни капли  признательности своему настоящему спасителю.
- Да уж, вот такие они, бабы,  - притворно вздохнул Джек, ласково почесывая макушку мартышки, - Никакой благодарности!  Ты для неё в лепёшку готов разбиться, лишиться самого дорогого, что у тебя есть, - Джек красноречиво пошевелил распухшим и посиневшим пальцем, хотя имел в виду совсем не себя, а Марка, - А эта бестия тебе в ответ кукиш, и ладно бы с маслом, а чаще без оного... Этта, ты бы хоть спасибо сказала Марку за то, что он спас тебя от удушья.
Обезьянка приоткрыла один глаз, глянула на Джека и поудобнее устроилась у него на руках.
- Э нет: так дело не пойдет! - Джек опустил обезьянку на песок у самой воды, - Лень - мать всех пороков! Работать надо, пока солнце еще высоко.
Мартышка потянулась за котелком, который держал в руках Марк, и вцепилась в его край обеими лапами, пытаясь снова им завладеть.

+1

84

- Да плевать, - заметила Мэри. – Это просто тупое животное, которое напялило себе котелок на голову. А мы тут время теряем!
Она, нахмурившись, посмотрела на идеалистическую картину воссоединения человека и природы, которую олицетворял собой Джек и Генриетта. Вот откусит она ему нос или ухо – небось Джек не захочет больше прижимать ее к себе. 
Ну или просто палец отвалится – вон, посинел уже. Может и вправду надо было рубить его сразу?
Наглое существо тем временем попыталось предъявить свои права на котелок. Но с Мэри этот фокус не прошел: она оттолкнула макаку ногой в сторону и подняла котелок повыше, закинув его на спину.
- А ну-ка, шла отсюда! Это тебе не фрукты и тряпки воровать,  это – вещь нужная и полезная.
Взгляд женщины обратился  к Джеку.
- Ты можешь и дальше с обезьяной миловаться, а у меня дел полно. Если идешь, то бери доску и пошли: нам осталось всего ничего: через эти камни перелезть.

+1

85

Джек взглянул на мартышку с сочувствием, но доску подхватил и, придерживая ее подмышкой, зашагал рядом с Марком. Этта припустила вдогонку, держась у его правого сапога и то и дело дергая за ситцевую штанину.
- Ну, это ты хватил, брат: есть такие макаки, что поумнее иного моряка.  Вот чё ты на неё взъелся? Женщины ласку любят - это раз. И мстительные они - это два. Помяни моё слово: она ещё тебе устроит какую-нибудь пакость в отместку за то, что ты ее пнул. Лучше бери пример с меня: я ни одну бабу пальцем не тронул, всегда лаской брал и пониманием. Через недельку ты эту Этту не узнаешь: будет нам кокосы таскать и исподнее стирать.
Джек не стал уточнять, что обычно ласка выходила ему боком. Зачем Марку было знать такие подробности из его личной жизни? А мести обезьяны он и правда опасался: черт знает, на что она способна. Набьет камнями сапоги и утопит  в море или еще пару пальцев отхватит, пока спишь.

+1

86

Мэри не слишком охотно кивнула: что есть, то есть. Порой среди моряков такие болваны попадались, что не то, что мартышка, но и камень поумнее будет. В который раз женщина подумала, что ей повезло: Джек не такой. Все-таки лучше иметь под боком кого-то сообразительного, не бешенного и не слишком вспыльчивого.
Но все равно миловаться с дикой обезьяной она не собиралась, упрямо продолжая гнуть свою линию.
- Ласку! То-то она тебя ласково за палец укусила, - Рид фыркнула. – Не собираюсь я с ней обниматься – чужие блохи мне не нужны!
В услужливость обезьяны верилось так же мало, но что толку об этом спорить. Верит Джек – пусть докажет. Через неделю все станет ясно.
- А вздумает пакостить – так у меня разговор короткий: шею сверну, - впрочем, Мэри больше говорила и стращала, на самом же деле она не была столь уверена, что захочет убить эту обезьяну. Шугануть посерьезнее – это да.
- Вот здесь меня выкинуло на берег,  - сообщила, чуть погодя, женщина, указывая рукой вперед. – Там у меня схрон кой-каких вещичек.. э!.. смотри-ка, кой какое барахло еще прибило.
Время от времени на берегу  попадались естественные каменные насыпи, выползающие из джунглей, спускающиеся до самой воды и уходившие вглубь моря. Камень медленно обтачивался волнами, но пока что море не было способно победить его. В таких случаях приходилось забираться наверх, а затем спускаться вниз. И сейчас Мэри как раз поднялась на такую насыпь, затем – еще выше, подчиняясь своим инстинктам. Приложила ладонь ко лбу, вглядываясь в ту часть острова, которую еще они не успели изучить.
Дальше в море спускалось все больше каменных насыпей, появлялись рифы, острыми зубьями торчащами из воды и…
- Джек! Джек, смотри, дьявол раздери!!
На рифе, покореженный и потрепанный, сильно накрененный на бок, торчал корабль.

+1

87

Джек с большим удовольствием продолжил бы дискуссию, хотя ему и приходилось отвлекаться на то, чтобы не выронить доску, поскользнувшись на мокрых неровных валунах и острых обломках. Но возглас Марка решительно оборвал цепочку аргументов, которую он мысленно сплел. Правая нога Джека, за которую цеплялась мартышка, поехала вниз и он плюхнулся в воду, пребольно ударившись боком о большой валун. Доска, которую он выронил при падении, закачалась на воде, сверху на нее уселась Этта и, загребая лапой, как заправский плотовщик - шестом, поплыла в сторону разбитого корабля.
Джек поднялся на ноги и во все глаза уставился на корабль, набитый всем тем, чего так недоставало им с Марком для полного счастья.
- Мать честная! Вот уж свезло так свезло, - сумел вымолвить он и прищурился, чтобы рассмотреть название

+1

88

Мэри все таращилась на корабль, который стойко выдерживал удары волн, которые били его в борт  и частично захлестывали на палубу. Это был ее корабль, который она считала безвозвратно потерянным. А тот – такое богатство! И сложно было поверить, что все происходящее – на самом деле.
Видимо после того, как ее смыло за борт во время шторма, судно еще немного помаялось и налетело на рифы. Возможно что его несколько раз срывало с камней, а затем вновь бросало на острые зубья, нанося все новые увечья.
Но теперь корабль был здесь и с него можно было снять столько всего полезного. Только медлить нельзя: удача может изменить им и судно пойдет на дно. Или сорвется с рифов, после чего все равно пойдет на дно.
- Пошевеливайся! – воскликнула Рид, торопливо спускаясь с камней вниз. – Нужно вязать плот и отправляться к судну! У меня здесь припрятана парусина, обломки рангоута и, главное, остатки такелажа.
Про обезьяну женщина и думать забыла.

+1

89

- Может, дождемся прилива? - промямлил Джек. - Вода поднимется, снимет твою посудину с рифа и выбросит на берег.
Не то чтобы он был убежден в этом, но честно говоря, возиться с плотом было лень, а случаи подобные тому, что он описал Марку, все-таки нет-нет да бывали. Говоря, он продолжал приглядываться к надписи на борту корабля, и в конце концов смог ее разобрать: "Барракуда". Какое-то смутное воспоминание проползло по задворкам памяти. Джек с силой дернул себя за вихор, злясь на то, что никак не может соединить знакомое слово с конкретным фактом. Барракуда...барракуда...Рыба была здесь явно не при чем.
- Так откуда вы шли, запамятовал? - повторил он вопрос, заданный ему недавно Марком. - И как звали вашего капитана? Случайно, не Киддом?
Джек от души посмеялся собственной шутке: злосчастный капитан Кидд вот уже больше десятка лет как обзавелся пеньковым галстуком и перешел в команду Дэйви Джонса. Но он был уверен, что его не в меру смышленый приятель понял намек. Впрочем, он не ожидал честных ответов на свои вопросы: сам давеча солгал и глазом не моргнул. Но черт возьми, он точно что-то слышал о корабле с таким названием!

*Название корабля согласовано с соигроком.

+1

90

Мэри на мгновение даже приостановилась, изумленно вытаращив глаза на Джека.
- Дождемся прилива? – повторила следом за новым товарищем, окидывая его еще одним пристальным взглядом из-под полей шляпы. – Я тебе скажу, что будет, если мы дождемся прилива: корабль утонет. И хрен чего мы тогда достанем, если ты, конечно, не умеешь нырять на сотню-другую под воду.
Рид хотела было сказать Джеку еще пару десятков резких слов, но вопрос про маршрут, заданный как-то так невовремя, и про Кидда – настораживал. Уж не заподозрил ли он чего?
Лучше отшутиться в этом вопросе, а в главном – постройке плота, немного схитрить, соблазнить. Если получится, разумеется.
- Будь моим капитаном Кидд – и болтаться мне в доках Ист-Энда в петле! – она коротко хохотнула и хлопнула товарища по плечу, размашисто шагая дальше. – А после наслаждаться видами Темзы в клетке в Тилбери-Пойт! Слушай, Джек, если не хочешь суетиться сейчас, то я сам всю сделаю. Перевезу самое ценное. А остальное: выкинет на берег, коли повезет. Но, клянусь, если на корабле будет ром, то я вылакаю его весь сам! Я до него сам не свой.

+1


Вы здесь » Нассау » Сундук Дэйви Джонса » Остаться в живых