Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Сундук Дэйви Джонса » Остаться в живых


Остаться в живых

Сообщений 481 страница 510 из 597

481

- Меня Этта позвала, - как само собой разумеющееся сообщил Джек, решив ничего не утаивать. - Я думал, что можетбеда у нее какая, помочь надо... А она меня привела в заброшенную деревню. Там  ни единой живой души, можешь себе такое представить? Но хижины крепкие и просторные, особенно одна: если что, - можно будет туда перебраться на сезон дождей. И земляные печи там есть, и кой-какая посуда осталась, а главное - в двух шагах ручей! Я в нем и искупался, и штаны постирал.
В словах Джека таился тонкий намёк: во-первых, он дал понять Риду, что если тот его выгонит, то тёплое местечко он себе уже присмотрел. И во-вторых, для того ли он положил столько трудов на то, чтобы выстирать штаны,чтобы Рид  снова  забрызгал их грязью? Уж лучше бы дал кулаком в морду:  морда - не штаны, все стерпит. Но напрямую упрекать товарища он не стал, поскольку расслышал болезненный вздох Рида и решил, что его плохое настроение вызвано какой-то немочью.
- Ты мне лучше скажи, чего это ты так охаешь, как будто тебе живот прихватило?

+1

482

Услышав о обезьяне Мэри поморщилась, словно ей в рот попала какая-то гадость. Нет, не кислый апельсин и не лимон, и даже не плесневый кусок хлеба, уже начинающий жить своей собственной жизнью, а что-то по настоящему гадкое.
- Ну, понятно! – выразительно фыркнула она, вкладывая в эти два слова все свои эмоции. Беда у обезьяны! Конечно! Банан сама почистить не может – вот и все беды. А Джек только рад с этой блохастой якшаться. Поди еще обнимал ее и целовал.
Рид плюнула на землю и поднялась на ноги.
- Меня вполне моя пещера устраивает, - коротко сообщила она, оставляя тыкву в покое. – Но я никого не держу.
Вот Джек: хотя бы наполнил тыкву водой! Все бы польза была.. так нет!
А вот тарелки, которые он притащил, были красивыми. Видно, что туземцы с заботой их делали, для себя, а не кому-то там. Приятно из таких обедать – будто королева из хрусталя!
- Живот может только от твоих баек прихватить.. – отозвалась Мэри, нахмурившись. - Ногу поранил – вот и нет радости в голосе.

+1

483

Джек моментально присмирел, услышав, что Рид не будет за него держаться и охотно отпустит на все четыре стороны. Для себя он решил, что будет днем помогать Риду в обустройстве стоянки, а после ужина уходить ночевать в покинутую деревню. Спать на голом каменном полу пещеры, едва припорошенном песком, ему не хотелось, а в хижине, которую он себе облюбовал был ровный и удобный деревянный помост, крытый циновками. Если покрыть его козлиными шкурами - получится настоящая королевская кровать, на которой хватит места и ему, и его мартышке. Конечно, будь у него пила и рубанок, он сделал бы гладкие доски и даже без гвоздей соорудил бы из них кровати для себя и для Рида, но имея в распоряжении только топор, он этого сделать не мог. К тому же в деревне он мог купаться в ручье и там же стирать бельишко каждый вечер, в то время как здесь это было невозможно. Джек поспешил перевести разговор на болячку Рида:
- Ногу поранил?! Это как же тебя угораздило и когда? Ты же спал, когда я зверюгу к реке поволок. А ну покажи, что там у тебя! Надеюсь, своим рецептом уже воспользовался?

+1

484

Мэри выглядела мрачной – они будто и не ссорились, но все равно дела складывались как-то не так.
- Да так.. случайно, - буркнула она, не собираясь признаваться в своей слабости. – Каким еще рецептом? А.. на ногу поссать, что ли? Нет еще.. может поможешь с этим?
Гордо сопротивляться помощи она не стала. Пусть Джек поглядит – с нее от этого не убудет. А то мало ли что.. остаться без ноги в этих краях совершенно не хотелось. Да и вообще остаться без ноги.
Сев на задницу, Рид вытянула ногу и принялась сматывать тряпку, которой обвязала ногу. Но та успела прилипнуть к ране, поэтому под конец пришлось ее, ругаясь в полголоса, отрывать.
- Беда! Беда!!! – заорал притихший было Султан. – Чарку рома мне!!

+1

485

- Ну да, мне же помогло! А ромом тоже промыть бы не мешало.
Джек воззрился на глубокую царапину на ноге Рида. Что-то в ней было не так. Он не сразу сообразил, что дело не в самой царапине, а в ноге: она была гладкой, как у девственницы. Джек поддёрнул штанину и почесал свою собственную конечность, удовлетворенно ощутив под пальцами жесткие волосы. Вот такая нога должна была быть у мужика! А у Рида и щеки были лишены даже намека на растительность. Но щеки - это ладно: молод еще сосунок, чтобы бриться. Но вот ноги... Ноги были неправильные.
- М-да... - сказал Джек, продолжая рассматривать голую голень Рида. - М-да... Плохи дела. То есть я имею в виду - странно это все. А ну-ка другую покажи!
Джек хотел сравнить одну ногу Рида с другой: вдруг его товарищ побрил ножом раненую ногу, чтобы избежать заражения?

+1

486

Мэри скептически скривилась. Ром она предпочитала употреблять внутрь, а не снаружи – какой-то бесполезный расход напитка! Но спорить с Джеком не стала, тем более что товарищ как-то странно уставился на ее ногу: слишком пристально. Неужели уже почернение пошло?!!
Рид выгнулась, сама разглядывая рану. Вроде ничего так.. ни гноя, ни почернения, ни зеленых краешков..
- Чего?! – вылупилась Мэри на Джека, который хотел теперь посмотреть и на вторую ее ногу? Это с какой-такой целью, интересно? Или он ожидает и на другой ноге увидеть порез и сравнить их?
Несколько мгновений женщина молчал смотрела на пирата, а потом до нее дошло: Джек наверняка давно в море, бабы не видел уж сколько недель или даже месяцев.. а когда нет бабы рядом, то многим морячкам и товарищи боевые, пираты бравые тоже содойдут.
Еще не хватало, чтобы он полез к ней у штаны и увидел там отсутствие самого важного мужского орудия.
- Содомит! – сказала, как отрезала Мэри, торопливо принимаясь обматываять ногу тряпкой и, совершенно точно, не собираясь показывать и другую. – Глаза прибери!
Обиды со стороны Джека она не боялась: вел он себя шибко подозрительно. Да и уж, в любом случае, лучше обида, чем разоблачение.

+1

487

Джек задохнулся от возмущения, чудом удержавшись от того, чтобы  съездить Риду по морде.
- Это я содомит? Да ты на себя посмотри: рожа гладкая, ноги -  как у шлюхи из дорогого борделя. Да я скорее мартышку раком поставлю, чем к тебе в штаны залезу!
- Содомит! Содомит! - заквохтал попугай.
Джек схватил плошку, принесенную из деревни, и запустил ее в треклятую птицу.
Метательный снаряд попал точно в цель: попугай заткнулся и рухнул с насеста на землю.

+1

488

- Видать этим ночью и занимался!! – заорала Мэри в ответ, мигом выйдя из себя. – До самого утра старался, за барахло новое подружку благодарил!!
Но это были еще цветочки. Когда Джек убил Султана, а Рид не сомневалась что птица от такого удара померла, у нее просто перед глазами потемнело от ярости. Попугай ей нравился. Он был забавным болтливым и предупреждал об опасности. Она чувствовала некое родство душ между ними. И попугай никогда не делал ей пакостей и не устраивал неприятностей. А он.. просто убил.. за слова, которые птица даже не понимала..
Резко, без предупреждения, без звука женщина накинулась на товарища, забыв даже про боль в раненной ноге. Она собиралась повалить его и ударить по лицу кулаком, а потом – еще и еще. И еще..

+1

489

- Сука! - выплюнул Джек, удостоверившись в том, что Рид любит позабавиться не так, как он сам  и другие правильные пираты.
Схватив Рида за горло, он перекатился на него и занял выигрышную позицию сверху.
- Подружка моя тебе покоя не дает? А мне от твоего пернатого  дружка так тошно, аж блевать тянет.
Джек навалился на Рида, чувствуя себя победителем.
- Содомииит...
Полузадушенный клёкот попугая заставил Джека разомкнуть стальную хватку, которой он захватил Рида.

+1

490

Сбросить Джека с себя в первый раз, когда они дрались - на берегу, было не так сложно. И, кажется он ничего нового придумывать не собирался, повторив тот трюк. Была, конечно, вероятность, что он сломает ей шею раньше – хватка у него что надо, но разве было у Мэри время и желание думать об этом?
В ушах стучала кровь.
Рид согнула ноги, упираясь в землю, обхватила Джека за шею и резко дернула на себя. Распрямила ноги, перекатываясь и оказываясь сверху. Под руку попала одна из мисок, которые притащил Джек, и женщина, даже не думая что делает, схватила ее и ударила противника по голове. Нащупала бы миску раньше - и перекатываться не пришлось бы, сразу бы врезала.
Он пытался ее задушить, хотел ее смерти, и теперь пусть не ждет пощады.

+1

491

Глиняная плошка была не тем оружием, которым можно было убить: удар по голове скорее отрезвил Джека, чем нанес ему какой-либо ощутимый ущерб. Да он и сам не собирался убивать Рида, - скорее, поучить уму-разуму, чтобы в следующий раз тот крепко подумал, прежде чем распускать язык. Джек столкнул с себя Рида и сел, стряхивая с себя глиняные черепки, застрявшие в волосах. И тут в драку вступил попугай. Приземлившись на многострадальную голову Джека, он вцепился коготками в его буйную шевелюру и начал остервенело клевать его по темечку.
- Убери его от меня! Убери! - заорал Джек, беспорядочно размахивая руками и чувствуя, что по лбу потекла теплая струйка крови. - Я все прощу!
С попугаем ему было не справиться - это факт.

+1

492

Мэри и сама была не против отпрянуть в сторону, чтобы вооружиться чем-то посолиднее, чем глиняная плошка. Камнем, например. Горло словно перехватило после попыток Джека задушить ее. Но Рид свирепо оскалилась, глядя на бывшего товарища. Она бы плюнула в него да сейчас слюны было жалко – Мэри сглатывала с трудом.
И тут в бой вступил Султан. Живой! И в тот же миг Мэри испугалась, что Джек теперь-то уж точно убьет попугая: много ли сил надо, чтобы свернуть шею птице? Той же, по сути, курице, только в ярком оперении. Одно движение – и конец.
Рид рванула вперед, перехватывая птицу и прижимая к груди. Султан возмущенно кричал и бился, один раз даже укусил Мэри за руку. Но женщина держала попугая крепко, пытаясь успокаивающее поглаживать по перьям.
- Если у кого и буду просить прощения, то только у Бога! – хриплым шепотом выдавила из себя женщина, отступая в сторону, пока не встала на пороге своей пещеры. - Отправляйся ко всем чертям! Забирай свои вещи.. и катись отсюда подальше! Пусть тебя твоя мартышка в следующий раз спасает!

+1

493

Джек даже не слишком удивился, что его уже во второй раз выгоняют: лишь поклялся себе в том, что третьего раза не будет. Все его скудные пожитки и оружие были сложены в пещере, но вход в нее закрывал Рид, стоявший на пороге с попугаем на руках, как заботливая мать с орущим младенцем. Джек огляделся, надеясь, что хоть что-нибудь из его вещей случайно оказалось снаружи, но книга, оставленная им у костра накануне вечером, исчезла: практичный Рид убрал ее в пещеру, а может, и пустил на розжиг костра , чтобы приготовить себе завтрак. Но зато у стены пещеры валялся его топор, которым он срубил уйму деревьев для загона. Подняв топор, Джек заткнул рукоятку за пояс штанов и обернулся к Риду.
- Завтра утром за вещами вернусь: можешь сложить их у костра, если сильно мешают. Адьё, месьё Галантин:берегите свой павлиний хвост, чтобы в один прекрасный день вам его не прищемили. - последние слова он адресовал попугаю, занявшему его законное место у очага Рида.
Джек повернулся и пошел к тропе, спускавшейся к тому месту у реки, где ночью он оставил труп убитого зверя. Оттуда он намеревался добраться до деревни и переночевать в хижине на удобной постели.

* Игра слов: галантин - заливное, в том числе из мяса птицы, по звучанию слово напоминает слово "галантный".

+1

494

Насколько Мэри волновалась за Джека ночью, настолько же была сейчас зла на него.  И она не испытывала даже малейшего сожаления из-за того, что он уходит. Иногда лучше одной.. впрочем, кажется, ей всегда было лучше одной.
- Разберусь сам! – отрезала она, продолжая поглаживать попугая, который притих в ее руках, хотя время от времени злобно что-то выкрикивал. Что это было за оскорбление «месьё Галантин» она не поняла, поэтому только насупилась еще больше.
Мэри стояла на месте до тех пор, пока Джек не скрылся из вида.

+1

495

Джек спустился к реке и столкнул в воду свой ялик, который оставлял рядом с лодкой Рида. Тащиться несколько миль по лесу, спотыкаясь о поваленные стволы деревьев и путаясь в густом подлеске ему не хотелось, хотя оставалась опасность снова встретиться с крокодилом. Однако на этот раз обошлось без приключений: Джек добрался до заброшенной деревни довольно быстро, поскольку ручей, протекавший около нее, оказался одним из рукавов реки, в который он направил ялик, повинуясь скорее вдохновению, чем знанию дороги. Высадившись на берег в том месте, где глубина ручья не позволяла провести по нему даже такую маленькую лодку, что была у него, он вытащил ее на берег и зашагал к хижинам, удивляясь, что нигде не видно туземных лодок. Но потом Джек сообразил, что скорее всего, их забрали воины напавшего на деревню племени, чтобы перевезти на них захваченное добро и пленных. Посмотрев на деревню при свете дня, он уже не сомневался в том, что все было именно так, как он предположил ночью: все вокруг носило на себе следы не обычного запустения, а результата нападения, жестокого , яростного и беспощадного. Обойдя всю деревню, Джек заметил любопытную особенность, которая ускользнула от него ночью: все хижины, даже менее высокие, чем та, в которой он провел минувшую ночь, состояли из двух ярусов, причем  на верхний  можно было подняться по лестнице, сплетенной из прочных кокосовых волокон. Эта лестница спускалась вниз из единственного отверстия в стене, ничем не закрытого, но явно служившего окном, и убиралась на ночь. Таким образом тот, кто обитал под самой крышей, был надежно защищен от нападения диких зверей. Учитывая, что вместо дверей в хижинах были  легкие решетки из ветвей, а в его жилище даже таковая отсутствовала, подобная конструкция показалась Джеку весьма продуманной, удобной и безопасной. Решив не терять времени зря, он взобрался по висячей лестнице на второй ярус и влез в отверстие в стене, чтобы рассмотреть свою новую спальню. В отличие от нижнего помещения, она оказалась чистой и практически лишенной какого-либо, даже самого примитивного убранства. Лишь у дальней стены было устроено некое подобие места для сна в виде аккуратно уложенных друг на друга козьих шкур числом не менее дюжины. Джек понял, что деревянный настил внизу, который он принял за кровать, служил обитателям хижины для каких-то совершенно иных целей. Но его полностью устраивала перина из козьих шкур, к тому же очень тщательно выделанных.
Снова выбравшись наружу, Джек принялся за наведение порядка. Срубив топором достаточно крепкий и прямой сук, он соорудил подобие метлы, привязав к нему пучок из гибких молодых веток кокосовой веревкой, найденной им среди мусора. Избавившись от крупных обломков, валявшихся на полу, он тщательно вымел из дома мелкий мусор, подняв такие тучи пыли, что начал чихать. Но после его уборки помещение приняло опрятный и пригодный для жилья вид. Часть комнаты была отгорожена и за перегородкой, увы, безнадежно испорченной руками или топорами захватчиков, он с сожалением обнаружил жалкие остатки того, что можно было назвать кладовой с припасами. Ничего существенного не осталось - лишь разбитый горшок с уцелевшей горкой крупно смолотой муки, похожей на кукурузную. Но и это было неплохим уловом для пирата, не евшего со вчерашнего вечера. Джек обрадовался возможности приготовить лепешки из муки, разведенной водой из ручья, но тут же вспомнил, что у него нет ни кремня, ни огнива - все осталось у Рида. Почесав в затылке, Джек отправился инспектировать остальные хижины, надеясь найти в них что-то, пригодное для еды и не требующее приготовления на огне. В противном случае ему пришлось бы довольствоваться сырыми плодами, росшими на деревьях, и кокосами, которые уже успели ему поднадоесть.

+1

496

Джек ушел. Просто ушел и все.
Ну да Мэри только облегченно вздохнула, когда это произошло. Посадив попугая на жердочку, она направилась в пещеру, быстро разделив имущество на свое и чужое. Это было несложно: барахло Джека так и валялось около стены. Вытащив его наружу, женщина убедилась, что ничего не перепутала. Она ничего себе не взяла, но и лишнего давать не собиралась, тем более книгу, которая была так мила пирату. Он выкинул ее. Сам. Выкинул. В океан. А Мэри, рискуя жизнью, достала и высушила, так что – обойдется!
Книгу Рид перепрятала понадежнее: не то, чтобы она подозревала Джека в том, что он нечист на руку, но всякое может быть. Да и сундуки закрыла на замки – ведь притащится мартышка эта глупая и начнет пакостить!
Султан сидел грустный. Видимо удар плошкой не прошел для него бесследно. Мэри погладила бедолагу, почистила ему манго и продолжила работу. К полудню все столбы надежно стояли на своих местах, глубоко вкопанные в землю и приваленные снизу камнями. Закрепила Рид и поперечные балки. Оставалось только доделать «стены»-решетки и укрепить все это колючими ветками. И дверь, разумеется.
Но прежде Мэри отправилась на охоту, что с больной ногой было довольно тяжким занятием. К счастью, долго ей блуждать не пришлось: почти сразу ей встретились козы, одну из которых ей удалось подстрелить. Причем, следуя указаниям Крузо, Рид выбрала козу с двумя козлятами, которые, уже после того как стадо разбежалось, остались возле матери и даже не слишком шарахались от женщины.

+1

497

Обойдя всю деревню, Джек собрал все более-менее ценное, что уцелело после набега врагов, и сложил добычу перед входом в облюбованную им хижину, после чего начал методично раскладывать добычу на разные кучки. Съестного было немного: та же крупно смолотая мука, горсточка земляных орехов да несколько вяленых рыбок. Но к этой скудной снеди прилагались рыбацкие сети, сплетенные все из того же кокосового волокна, веревки, глиняные миски и кувшины, обломки копий и стрел для луков, несколько каменных топоров и пара-тройка деревянных идолов, раскрашенных всеми цветами радуги. Джек не нашел ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего кремень с огнивом - и это было самым серьезым разочарованием. Как туземцы добывали огонь? Ведь судя по наличию обожженной глиняной посуды и земляных печей, у них в распоряжении было что-то, позволявшее высечь искру, способную разжечь большой костер. Снова обойдя все хижины и как следует покопавшись в мусоре, он нашел круглый кусок прозрачного кварца, настолько тщательно отполированный, что напоминал собою увеличительное стекло лондонских ювелиров. Набросав в кострище сухих щепок, Джек стал ловить кругляшом солнечный луч, - благо дело, день выдался ясный. Спустя некоторое время его попытки увенчались успехом: щепки занялись огоньком. Не веря своему счастью, Джек быстро нарубил дров и развел такое пламя, на котором можно было целиком зажарить барана или свинью. Дав дровам как следует прогореть, он смешал в глиняной плошке кукурузную муку с водой и вылил получившуюся массу  на плоский камень,  который притащил с берега ручья и положил на пылающие угли. Получившаяся лепешка была сыроватой и пресной, но для Джека, давно не вкушавшего свежего хлеба, она показалась райским кушаньем. После этого он ощутил непреодолимую потребность выпить рома, но сие было невозможно.
Немного полежав у костра и дав желудку возможность переварить скромный обед, Джек в третий раз предпринял обход деревни и в одной из хижин нашел  запечатанный древесной смолой кувшин, чудом уцелевший после набега. Вскрыв печать, он понюхал содержимое: пахло какими-то неведомыми травами. Попытка - не пытка , - решил Джек и отхлебнул из кувшина. Жидкость потекла в горло, как масло: такого пойла Джек в жизни не пробовал. После нескольких глотков он почувствовал себя самым счастливым человеком на свете, которому не нужны ни друзья, ни корабли, ни деньги. Единственная насущная потребность, которую он ощущал, представлялась в виде аппетитной бабенки, готовой на все ради удовлетворения его желаний.

+1

498

Козлята были и вправду глупы и поймать их не представляло никакой проблемы. Мэри вбила в землю перед пещерой кол и привязала их. Постояла рядом, почесывая голову: если они еще не едят траву, то придется и их забить, чтобы не пропало мясо. Но, решив, что решит этот вопрос завтра, женщина вернулась к козе, чтобы приняться за разделку туши. Правда перед этим велела Султану:
- Следи за этими рогатыми! Кто будет подкрадываться – ори!
Тушу козы Мэри подвесила за задние ноги на дерево, отлично зная, что если спустить сначала кровь, то мясо будет храниться дольше. Знала она что некоторые дикари, в том числе каннибалы, пьют кровь добычи и из-за этого у них улучшается зрение и вообще сил прибавляется. Рид и сама, перерезав яремную вену, лизнула палец, смоченный в козьей крови, но тут же поморщилась - ей не понравилось. Поэтому она просто подождала, когда поток, привлекающий жирных мерзких мух, остановится, а потом принялась осторожно, но достаточно быстро, снимать шкуру: сделала надрезы, отвернула шкуру наружу и принялась осторожно тянуть. Усилия не пропали даром – Мэри получила отличную целую шкуру. Оставалось только выпотрошить добычу и разделать. 
В лагерь Рид вернулась уставшей, но довольной. Нога, правда, болела жутко, поэтому женщина решила, что больше сегодня напрягаться не станет, будет дела по мелочи делать.
Она вернулась к своей коптильне, сооруженной для рыбы и усовершенствовала ее: там, где дым выходил, поставила пирамидальную коптильню с несколькими платформами, на которых разложила тонко нарезанные куски мяса и прикрыла их по бокам огромными пальмовыми листьями, чтобы задержать дым внутри. Хорошенько прокопченное мясо будет долго храниться, особенно если завернуть его в мягкую кору и убрать в сухое место. Рядом с костром лежала гора зеленых листьев с приятным ароматом – их Рид время от времени подкидывала в костер, чтобы он давал побольше дыма.
Самые сочные куски женщина густо обмазала глиной и положила на угли, намереваясь хорошенько поджарить. А пока готовка шла полным ходом, сходила и нарезала колючего кустарника, чтобы успеть сегодня укрепить свою «стену».

+1

499

Желание порезвиться с бабёнкой быстро прошло. Джек впал в странное оцепенение: он не мог двинуть ни рукой, ни ногой, как будто его мышцы потеряли способность сокращаться. Он так же перестал слышать звуки, но зрение осталось прежним: он ясно видел все, что происходило вокруг. Низкорослые темнокожие туземцы ходили вокруг него и даже сквозь него, не замечая его присутствия, как будто он был не человеком из плоти и крови, а призраком. Женщины плели корзины, циновки и рыболовные сети из кокосовых волокон, разводили огонь при помощи отшлифованных кругляшей из кварца и жарили на нем початки, напоминавшие формой кукурузные, но не желтого, а серебристо-зеленого цвета. Мужчины занимались изготовлением стрел для луков из тонких бамбуковых палочек, прикрепляя к ним заостренные наконечники из кусочков раковин; обжигали глиняную посуду в земляных печах, ловили сетями рыбу и боронили при помощи треугольных камней участок земли, привязывая их к себе длинными веревками и, после того, как женщины руками измельчали крупные комья земли, оставшиеся после боронования, сеяли на подготовленном участке какое-то зерно. Дети тоже не сидели без дела, таская в выдолбленных из тыкв сосудах воду из ручья и собирая фрукты. Внезапно день сменился ночью, пламя костров погасло, оставив после себя лишь слабо мерцавшие угли, и поляна, на которой каменным изваянием застыл Джек , опустела: все жители деревни отправились спать. Джека наполнило предчувствие надвигающейся беды: захотелось вскочить на ноги и громким криком разбудить мирно спящих туземцев, но он не мог ни пошевелиться, не вымолвить ни звука. Из леса, окружавшего деревню, на поляну бесшумно вышли воины с луками и копьями в руках. Их головы были украшены перьями, и даже в темноте Джек смог рассмотреть узоры, покрывавшие их лица, руки и спины, тускло светившиеся в свете луны. Нападавшие были более светлокожими, чем жители деревни, и обильно смазывали тела жиром, от которого кожа начинала глянцево блестеть. Джек видел, как их предводитель подал знак и по этому знаку в каждую из хижин ворвались по полудюжине воинов. Джек не мог слышать ни криков их жертв, ни грохота разбиваемой посуды, но тени, метавшиеся внутри хижин, подсказывали ему, что очень скоро нападение закончится победой нападавших. Атака длилась недолго: жителей деревни, - и живых, и мертвых, - погрузили в их же лодки, стоявшие  у ручья, и деревня опустела. Но удивительное дело: мысленным взором Джек продолжал следовать за лодками! Он видел, как они спустились вниз по реке, а затем часть воинов пересела в лодки, на которых они приплыли к острову, и вся флотилия взяла курс на норд-ост.
Джек попытался пошевелить руками и понял, что они снова его слушаются. В ушах зазвенело пение птиц, ночь сменилась ярким солнечным днем - все вокруг стало, как прежде, и Джек понял, что все, что он только что испытал и увидел, было результатом действия травяного напитка из кувшина. При этом он был более чем уверен, что видел не сон, а реальные события прошлого. Джек поднялся на ноги и воззрился на кувшин: зелье, которогое было в нем, требовало осторожного обращения. Отнеся кувшин в свою хижину, он заткнул горлышко пучком чистой травы и закутал его циновками, снятыми с деревянного настила.
Теперь он точно знал, что случилось с жителями деревни, но ему также хотелось узнать, куда их увезли нападавшие и чем в результате все закончилось. Хотя подозрения у него были самые худшие: кто, кроме каннибалов, забрал бы с собой мертвые тела? Решив, что рано или поздно снова прибегнет к помощи напитка, Джек вернулся к насущным делам и заботам, а именно - разыскал в куче мусора в одной из хижин каменные бороны и отправился на поиски участка с мягкой и рыхлой почвой, чтобы подготовить его к севу. На тех островах, где ему случалось бывать раньше, посевы приносили по два, а то и три урожая в год: почему бы и здесь не случиться такому чуду? Тем более, что Джек успел заметить там и сям разбросанные зерна, напоминавшие кукурузные, и намеревался собрать их все и попытаться вырастить из них богатый урожай.

+1

500

Гора колючего кустарника около пещеры стремительно росла. Чуть позже Мэри вплетет это все в решетку и тогда никакая тварь не побеспокоит ее ночью. Пока женщина таскалась с колючими ветками, то набрала немного фруктов, которые затем свалила у костра. Попугай не стал ждать разрешения, а сразу принялся клевать фрукты, выбирая то один, то другой.
Копчение шло полным ходом – только листья свежие подбрасывай. Да и мясо было готово: Рид разбила глину и на нее пахнуло ароматным запеченным мясом: не подгорелое, не пережаренное и не сухое – идеальное. А про себя Мэри подумала, что надо так всегда делать, ведь тогда и птицу можно не ощипывать и рыбу не надо чистить – перья и чешуя сойдут вместе с глиной.
Женщина присела в тени, вытянула больную ногу, лениво подумав, что, пожалуй, все же следует применить лечение мочой, и принялась отправлять в рот горячие куски мяса, запивая все это ромом.
К вечеру она накопает корней и запечет их в углях. Или приготовит на пару, использовав для этого толстый бамбук – она подходящие стебли чуть ниже.
- Ветер попутный!! – крикнул Султан, отрываясь от чуть вытянутого ярко-красного плода с зелеными «лепестками», который внутри был молочно-белым с крохотными черными семенами*.
- Точно подмечено! – согласилась Мэри.

*вероятно Султан ест фрукт, известный как сердце дракона или питахайя.

Отредактировано Мэри Рид (2018-06-08 13:29:19)

+1

501

Когда Джек закончил бороновать свое небольшое поле, которое было размером в акр, ноги у него готовы были отвалиться. Но предстояло еще измельчить вручную комья земли, - так, как это делали туземные женщины в его видении. Впервые за все время своего пребывания на острове Джеку захотелось вернуться к прежней жизни пирата. Корабельная жизнь была не сахар, но по сравнению с трудом земледельца, к тому же лишенному железной бороны и тягловой рабочей силы, она показалась Джеку раем. И все же он решил не отступать и перетирал жирные комья чернозема в ладонях, пока на небе не зажглись звезды. Без помощи солнечных лучей костер он разжечь не мог и отругал себя за то, что не сохранил тлеющие угли. Впрочем, готовить ему было нечего, и он обошелся горстью земляных орехов, которые насобирал  в хижинах. Смыв с себя пот и грязь в ручье, Джек поднялся по веревочной лестнице в свою спальню и улегся на шкурах, глядя в единственное оконце, прорубленное в стене из крепко связанных толстых стеблей бамбука. Прямо на него смотрела луна, начавшая идти на убыль. Джек попытался разглядеть на ней зайца*, о котором рассказывал  ему Ян де Хох, но так и не смог его отыскать.
Понемногу его сморил сон и, уже засыпая, он услышал, как чьи-то быстрые цепкие лапки прошуршали по внешней стороне стены его нового дома, а спустя несколько мгновений к его голому боку прижалось теплое тельце обезьянки.
- Где ж тебя весь день носило, лентяйка? - сонно и недовольно пробурчал Джек. - Могла бы и помочь в трудах праведных...

*Японцы видят на луне зайца.

+1

502

Остаток дня Мэри трудилась, несмотря на свое недавнее желание побольше отдыхать и поменьше работать, чтобы не нагружать ногу. Она оплела свою стену колючими ветками, исцарапав себе при этом все руки, лицо и чуть было не выколов глаза. Из длинных прямых веток сделала раму, а затем, использовав более тонкие ветки – решетку, которую тоже украсила колючим кустарником, но, правда, только по низу. Получившуюся дверь она на веревках закрепила в проеме и приладила простейшую щеколду. Теперь можно было не волноваться за свою безопасность ночью и за вещи днем – все было надежно защищено от больших хищников и маленьких воришек.
Рид вновь, с неодобрением, подумала о макаке Джека. О самом Джека она не думала.
Приняв лечение мочой, Мэри оправилась на поиски съедобных корней. Пришлось в буквальном смысле покопаться, чтобы добыть себе достаточное их количество, но зато этим не придется заниматься завтра
Заросли бамбука поражали: толстенные и высоченные – все равно что деревья. И рубить наверняка так же сложно. Но зато можно будет сделать емкости для хранения продуктов, например сухих фруктов, а так же ведра для воды. Сегодня же Мэри понадобился кусок ствола бамбука среднего размера да и то – всего три колена. Две перегородки женщина осторожно проткнула, оставив целым только дно. Налила внутрь воду, которая просочилась в самое нижнее колено, и, при помощи рогатины, устроила всю конструкцию над костром. Вскоре вода начала закипать и пар через дырочки выходил наружу. Тогда Мэри положила в верхнее колено бамбука немного жестких фруктов и корней, заткнув отверстие неким подобие крышки из плотно связанного пучка травы. Еще немного корней Рид закопала в угли, потому что не была уверена, что они в достаточной степени приготовятся в бамбуке.
Только после этого она устало растянулась на траве и принялась негромко напевать песню. Султан, устроившийся рядом на ветке, время от времени вставлял свое слово.
Начинало смеркаться.

+1

503

Джек проснулся в самом прекрасном расположении духа. Мягкие козьи шкуры всю ночь ласкали его утомленное тело, а обезьянка согревала его бок своим теплом. Этта проснулась раньше него и сидела около него, перебирая бусины на своем ожерелье. Джек пригляделся и понял, что на шее у нее уже две нитки бус вместо одной. Схватившись за карман штанов, он понял, что Этта вытащила оттуда ожерелье из разноцветных камушков, которое он нашел накануне в хижине.
- Не стыдно тебе? - с упреком спросил он. - Воровать грешно, ягодка моя! Ну да ладно: все равно мне эти побрякушки ни к чему - носи на здоровье.
Сладко потянувшись и повертев головой, чтобы размять затекшую шею, Джек выбрался наружу по веревочной лестнице и отправился к ручью. Напившись чистой воды и как следует поплескавшись в ней, он снова облачился в ситцевые штаны и пошел собирать зерна, разбросанные по всей деревне. Набралось немало - две большие выдолбленные тыквы. Засеяв свое поле, Джек принялся таскать воду для полива. Голода он не ощущал: за последние два дня его желудок, казалось, сжался до размера мелкой монетки и не требовал еды. Кроме того, Джека поддерживал обет, данный им в присутствии Рида: он больше никогда не прикоснется к мясной пище! Закончив с поливом, он все-таки нарвал спелых плодов с деревьев, росших неподалеку, и насладился их сочной мякотью и сладким соком. Солнце уже поднялось достаточно высоко, чтобы при помощи его лучей можно было разжечь костер. Джек так и сделал и дождавшись, когда  пламя разгорелось, улегся около костра  размышляя по поводу того, идти или не идти к Риду за своими вещами.
Идти не хотелось, - прежде всего потому, что Джеку осточертели оскорбления и насмешки попугая. Да и Рид, скорее всего, скорчил бы кислую мину при его появлении. Джек задумался. насколько ему нужны ружье, порох и остальные мелочи жизни. Перспектива того, что каннибалы вернутся на остров, была минимальна: что им было тут делать, когда они вывезли отсюда всех местных жителей, чтобы пустить их на мясо? Сам Джек поклялся больше не есть мяса, - таким образом, стрелять коз или диких вепрей ему было ни к чему. Да и сами туземцы, насколько он мог судить, прекрасно выживали без пуль, ружей и пороха, обходясь копьями и луками. Джеку страсть как хотелось вернуть книгу о приключениях Робинзона Крузо, но он подозревал, что Рид уже пустил ее на растопку костра.
Чтобы быть совсем уверенным в правильности своего решения, Джек поглядел на небо, выискивая признаки надвигающейся непогоды. Если снова польет дождь - никуда он не пойдет.

бросок дайсов: 1 - польет сильный дождь, 2 - ясно

[dice=3872-12]

+1

504

Вечер у Мэри прошел чудесно. Тихо, спокойно, без каких-то осложнений и опасных событий. Самой большой заботой было завести козлят в пещеру – вот и все дела.
Плоды в колене бамбука получились довольно безвкусными, но зато, пропарившись, стали очень мягкими. Только соли, пожалуй, не хватало. Да и какие-нибудь травки пряные можно поискать и добавлять. А вот корни не слишком удались – все-таки их надо запекать в углях. В этом Рид убедилась сама: запеченные, они получились чуть вяжущими, но крайне приятными на вкус, хотя отдельные волокна, застревающие между зубов, приходилось вытаскивать пальцами.
Женщина еще полежала на боку около костра, заливая свое одиночество ромом, затем подкинула в костер коптильни побольше листвы, и, забрав Султана, который уже сонно закрыл глаза, ушла в пещеру, крепко закрыв за собой дверь.
Утром нога разболелась еще сильнее и Мэри поняла, что с загоном сегодня придется повременить. Козлят, которые ночью не раз будили ее, она вывела и вновь привязала к колышку, убедившись перед этим, что рядом много свежей травы и есть тенек.
А вот попытаться сделать из толстого бамбука несколько ведер было просто необходимо. Доковыляв до бамбуковой рощи, женщина срубила один из стволов, потратив на это изрядно времени, очистила его и разрубила, отнеся первым делом наверх избранные куски. Из отдельных колен бамбука получатся отличные ведра и поилка для козлят.
Устав, Мэри присела у входа пещеры в тенечке, вытянула больную ногу, и принялась топором доводить свои задумки до ума. Под рукой у нее было несколько манго, которыми она планировала перекусить как проголодается.

+1

505

Джек напрасно ждал дождя. Небо оставалось голубым и ясным, без малейшего намека на грозовые тучи. Поворчав на небесную канцелярию, он прихватил пару рыбацких сетей и пошел к ручью, - туда, где сиротливо лежал на песке его ялик. Обратный путь был гораздо проще и быстрее: маленькая лодчонка бодро поплыла вниз  по течению, почти не нуждаясь ни в рулевом, ни в веслах.
Счастливо избежав новой встречи с крокодилами, Джек пришвартовался к тому же месту, что и раньше, и вытащил ялик на берег, а сам. прихватив сети, пошел по тропе, ведущей к стоянке Рида.
Рид сидел у входа в пещеру, вытянув ногу и бодро орудуя топором. Вещички Джека были свалены в кучу неподалеку -  жалкая кучка, от вида которой у Джека тоскливо сжалось сердце. Окинув свое барахло острым взглядом, он понял, что книги о мистере Крузо там нет, и окончательно убедился в том, что она пошла на растопку костра.
- День добрый! - поприветствовал он Рида. - Как нога поживает?

+1

506

- Кого я вижу!! – заорал Султан, предупреждая Мэри о нежданных гостях. Впрочем, Джек и не скрывался, подходя к пещере спокойно, даже эдак по-свойски. Осмотрел все, словно искал чего.
А чего искать? Все его вещички тут же валялись.
- И тебе того же! – отозвалась женщина, даже не прекращая работы. Только голову подняла. -  Благодарю, еще не отвалилась. Смотрю и тебя ночью никакая тварь не потревожила и члены твои не отгрызла. А ты за барахлом своим пришел? Так вот лежит – забирай.
Один из козлят тем временем подобрался к вещам Джека и что-то там пытался попробовать на вкус.

+1

507

Джек не стал отвечать колкостью на колкость. Он ни на кого долго зла не держал, но Рид, кажется, был слеплен из другого теста. Не проронив ни слова, Джек расстелил на земле захваченные  рыболовные сети и начал укладывать в них свое имущество. Завязав все собранное в большой узел, он закинул его на плечо и собрался уходить, но счел своим долгом предупредить Рида:
- По всем приметам ту деревню, что я нашел, разорили каннибалы с другого острова. Так что смотри в оба: вдруг им снова втемяшится сюда наведаться.
О своем видении, навеянном травяным зельем из кувшина, он распространяться не стал: Рид ему все равно бы не поверил.
Развернувшись, Джек пошел прочь от пещеры. Козленок увязался за ним.

+1

508

От появления Джека не было ну никакого удовольствия: он даже пособачиться не захотел, предпочтя молча сделать свои дела. А осыпать кого-то оскорблениями, ничего не получая в ответ, было скучно. Поэтому и Мэри молчала, но поглядывала на бывшего товарища.
Сети притащил. Значит в деревне обосновался, где эти сети и нашел. Интересно, много там добра разного? А, впрочем, ей самой ничего такого не надо. Кусок мяса да чарка рома - вот ее удовольствие! А что для хозяйства надо, так то она сделает. А потом уплывет отсюда к людям и Джек сиожет пользоваться и ее добром. Вот так! Кто после этого скажет в ее сторону дурное слово?
- Ну, благодарствую, - ответила Рид, на мгновение растерявшись от столь неожиданных новостей. Но виду не подала, продолжая обстругивать края ведерка, делая их совсем гладкими. - Хорошо, что я в пещере живу, в стороне.
Козленок вприпрыжку направившийся было за Джеком, далеко не ушел - веревка натянулась и остановила его. Но он и не слишком, кажется, расстроился, тут же поскакав обратно.
- Смотри в оба!!! - угрожающим тоном закричал Султан вслед Джеку.

+1

509

- Иди к черту, пустомеля, - буркнул Джек, не оборачиваясь и прекрасно зная, что попугай его не услышал.
Погрузив вещи в ялик, он поднялся вверх по реке, свернул в протоку и спустя примерно полчаса оказался в деревне, которую начал считать своим вторым домом. Ожидать урожая зерновых было рановато, поэтому Джек первым делом разгрузил ялик, отнес вещи в свою хижину и развел костер, чтобы вечером можно было погреться у огня. Затем он кликнул мартышку и знаками объяснил ей, что проголодался. Этта умчалась в заросли и вернулась с огромной дыней, которую Джек почистил и умял в мгновение ока и запил чистой водой из ручья. Отказ от мяса теперь казался ему разумным: не надо было ни бегать по скалам, преследуя резвых коз, ни заниматься монотонным копчением и засолкой, да и живот у него, благодаря растительной диете, перестал бурчать, а в зубах не застревали жесткие волокна мяса и по утрам изо рта не несло тухлятиной. Цинга ему точно не грозила, как и лишние запасы жира.
После завтрака Джек решил заняться уборкой хижин: ему казалось, что таким образом он в каком-то смысле заменит их бывшим обитателям отсутствие захоронения и окажет им должное уважение. В деревне было двадцать хижин, включая ту, в которой он поселился, и работа предстояла нешуточная. Впрочем, Джек подбадривал себя тем, что уборка поможет ему обнаружить еще что-либо стоящее.

+1

510

Мэри вернулась к своей работе. Из колен бамбука получались чудесные ведра: не такие огромные, но зато устойчивые и надежные. Можно будет потом даже вытесать для них крышки. Но пока сойдет и так: Рид сделала небольшие дырки, привязала веревку – получились ручки, и, прихрамывая, направилась к ручью. За один раз она могла нести всего два ведра, но если найти гладкую прямую палку то, положив ее себе на плечи и шею, можно будет на каждый конец вешать по два или даже по три ведра – это значительно сэкономит время. Хотя ручей был совсем рядом и сходить к нему было не  так уж сложно.
Вернувшись с водой, Мэри поставила одно ведро козлятам, которые сразу к нему приникли. Мясо продолжало коптиться; фрукты практически высохли, превратившись в тонкие скрюченные лепестки, поэтому можно было устраивать сушку второй партии.
Солнце поднялось на свою самую высокую точку, когда Рид неспешно, словно госпожа обходящая владения, по извилистому пути спустилась к морю, успев перед этим поставить сети в реке – завтра утром проверит не попалась ли ей какая рыба.
Море в этот день было ласковым и спокойным. Волны его нежно касались берега, обнимали. Мэри вдруг подумала, что такой нежной может быть только любящая женщина, которая ласкает своего любовника, поглаживает ладонями, целует мягкими губами, неторопливо прокладывая сладкую, исполненную томительного ожидания, дорожку сверху вниз.

+1


Вы здесь » Нассау » Сундук Дэйви Джонса » Остаться в живых