Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Восток-дело тонкое » Почтальон всегда стучит дважды


Почтальон всегда стучит дважды

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

Перкинс вернулся из палатки с револьвером лейтенанта и своей винтовкой.
- Возьмите, сэр: оружия лишнего не бывает, а мне оно здесь пока ни к чему.
Генри не стал отказываться и, поблагодарив денщика коротким кивком, взял под уздцы одолженную лошадь и нагнал лейтенанта Томаса, бодро месившего сапогами глину и ледяное крошево.
- Ума не приложу, Джеймс, - ответил он на вопрос друга. Лорд Кардиган мог бы передать письмо через французских штабных офицеров: это же ближе, чем от нас до Камьеша. А может быть, этому надутому павлину, его вестовому, просто не хотелось ехать самому и он выбрал для этой цели нас лишь потому, что вспомнил мое имя, а также почуял изысканный парижский дух, которым от тебя разит на целую милю. И мундир у тебя с иголочки, не то что у других. Без шуток: я думаю, этот лентяй решил отсидеться в лагере вместо того чтобы скакать двадцать с лишком миль по пересеченной местности с риском нарваться на казачий патруль ...
Конюшни были  уже совсем близко: почуяв запах своих сородичей, кобыла вестового беспокойно запрядала ушами.

+1

32

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

- И ты намекаешь на изысканный аромат, который источает мой сыр! – закатил на мгновение глаза Томас, покачав головой. Впрочем, ухмылка на его лице дала понять, что он шутит, в то время как в голове его крутились не слишком веселые мысли. Если Генри никак не выделился за то время, пока он находился в лагере в феврале, то, видимо, вестовому и вправду просто неохота месить грязь по дороге в Камыш. Но какой наглец!
- Если сидеть на одном месте, то так можно и от скуки сдохнуть, а не от холода и голода, - заметил Джеймс. Впрочем, по виду вестового не скажешь, что он особенно сильно страдал от первого или второго. – Черт с ним! Думаю, что у французов мы сможем закупиться какой-нибудь провизией, а Перкинс затем сообразит нам ужин.
Мужчина шагнул в конюшню, погружаясь в чуть душное и крайне пахучее тепло. Его конь только сегодня занял свое место в деннике и поэтому выделялся среди прочих несчастных животных в лучшую сторону: бока его имели приятную округлость, а шерсть блестела. А все потому что Томас, отправляясь в Англию в отпуск по ранению, не решился расстаться со своим верным другом, а взял его с собой. Может быть это путешествие было для коня не таким уж простым, но теперь Джеймс ни капли не жалел о тогдашнем своем решении.
Конюхи были заняты и проще всего было оседлать коня самому, чем Томас и занялся, для начала ласково похлопав скакуна по морде. Взяв уздечку в руку, он закинул повод на шею лошади и настойчиво предложил взять железо. Затем закрепил все ремешки и принялся за седло: для начала проведя ладонью от холки до поясницы животного, проверяя нет ли какого сора. Затем накинул вальтрап и, подхватил седло в левую руку, словно взвешивая его. Еще мгновение и Томас положил седло от холки, чуть сдвигая его затем по направлению к крупу; затянуть подпруги было делом минутным.
А мысли уже переключились на скорую дорогу. В движении для Джеймса и состояла жизнь, от монотонности и однообразности он быстро впадал в уныние. Наверное, это была одна из причин, из-за которой он никогда не собирался жениться.
- Ну, пошли, прогуляемся немного, - сообщил он коню, выводя его из денника. – Здесь хотя бы нет той чертовой метели, как мы два раза попадали в Англии...

+1

33

Генри достал брегет: стрелки показывали половину одиннадцатого утра. Если в пути ничто их не задержит, они с Джеймсом успеют вернуться в лагерь до полуночи. Арабская Красавица забеспокоилась, и лейтенант обернулся, чтобы посмотреть, что или кто так ее встревожил. К конюшням приближалась небольшая группа, состоявшая из полудюжины арабских и десятка турецких лошадей. Все лошади выглядели  хорошо откормленными и отдохнувшими.
- Откуда такие сокровища? - обратился Генри к двум верховым, исполнявшим роли табунщиков.
- Подарок Омар-паши, сэр! - объяснил один из них, остановив своего жеребца. - А в бухте бросила якорь  "Дануба" - на ней прибыли еще с полсотни из Англии. То есть я хочу сказать, с полсотни выживших.
Генри сумрачно кивнул, удовлетворившись объяснением: лошади, перевозимые на кораблях, зачастую не выдерживали тяжелых условий и он своими глазами видел, как павших лошадей погребали точно так же, как и моряков, отдавая их трупы ненасытной морской пучине.
Верховой посмотрел на Арабскую Красавицу и его брови удивленно взлетели вверх:
- Это же лошадь капитана Морриса из штаба!
- Капитан Моррис любезно одолжил ее мне, чтобы я смог доставить депешу в Камьеш. Моя лошадь, увы, в настоящее время не способна преодолеть и милю под седлом.
Генри страшно хотелось проведать Кумира, но присутствие арабской кобылы связывало его по рукам и ногам. К тому же он не хотел понапрасну расстраиваться перед дорогой, глядя на своего изнуренного жеребца. А в том, что Перкинс в его отсутствие навестит Кумира, он не сомневался.
- Великолепная лошадь, сэр! - верховой продолжал придерживать свою, любуясь гнедой кобылкой.
- Эй, Кеппел! Хватит лясы точить: сейчас все лошади разбегутся! - окликнул верхового его товарищ. - Простите, сэр, но нам надо как можно скорее разместить наших подопечных в конюшне.
Последнее адресовалось лейтенанту.
Генри кивнул:
- Конечно, капрал...
Лицо второго верхового, одетого в форму капрала,  показалось ему смутно знакомым, но он не смог вспомнить его имени.
Верховые занялись делом, а он вспомнил Мальту и случай на озере. Прикоснувшись к той стороне груди, на которой было спрятано письмо жены, он подумал, не прочитать ли его, пока Джеймс занят в конюшнях, но решил, что не успеет.

+1

34

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Не успел Джеймс вывести своего коня из денника, как внутрь стали заводить лошадей: здоровых, красивых. Они изгибали шеи и опускали головы, потряхивая гривами и смотрели серьезно из-под густых ресниц. У Томаса даже вырвался короткий возглас удивления при взгляде на это сокровище – настолько сильным был контраст с лошадьми, которые уже стояли в конюшне.
Коротко расспросив откуда появились кони, Джеймс поинтересовался:
- А сена и овса турки нам не подарили?
- Об этом не ничего не известно, сэр, - заметил капрал, закрывая воротца. – Разрешите?..
- Конечно, - Томас направился к выходу, ведя на поводу своего коня. И уже на улице он воскликнул, обращаясь к Генри. – Видел? Будет дело – не иначе! Точно говорю тебе! Ну, не может быть, чтобы такие лошади просто стояли в конюшне, медленно хирея!
Джеймс вскочил на коня и подобрал поводья. Скакун под ним загарцевал, выдавая свое желание как можно скорее двинуться в путь – он, подобно хозяину, не любил долгое безделье.

+1

35

Генри не разделял оптимизма друга, но не стал возражать, только заметил:
- Ну разве что в разведку отправят, да и то не факт. Двадцатого февраля отряд из тридцати пяти или тридцати восьми драгун из 4-го полка* был застигнут таким сильным снегопадом, что был вынужден вернуться: не видно ни зги, а снега за час насыпало столько, что лошади с трудом шли шагом, да и люди промерзли до самых костей. Какой сильный ветер сегодня! Как бы не начался шторм. Кстати, вот тебе новость: шестнадцатого февраля лорд Лукан отплыл в Англию. Возможно, скоро за ним последует и лорд Кардиган? Давай будем забирать левее, Джеймс...
Гнедая кобылка шла под ним той особой, грациозной и плавной рысью, которая присуща арабской породе лошадей. Поскольку Камышовая бухта располагалась к северо-западу от того места, где они находились, Генри решил продвигаться, насколько это возможно, параллельно береговой линии. А всего в нескольких милях от них, но к востоку, находилась Долина смерти, усыпанная ядрами русских пушек. Навстречу двум всадникам медленно продвигалась санитарная тележка, на которой лежали два солдата: то ли раненые, то ли больные холерой.
Разминувшись с нею, Генри хмуро заметил:
- Видел? Тоже подарок французов: у нас даже своего санитарного транспорта нет! Эх Англия, Англия! Скоро с королевского герба исчезнут и лев, и единорог...А впрочем, есть кое-что, что тебя наверняка порадует: в нашем балаклавском госпитале недавно появились восемь сестер милосердия: прибыли из Скутари. Я ни одной не видел, но Перкинс уже все разузнал: сказал, что старшая над ними - бой-баба и сержант в юбке, еще пятеро - серые мышки, но две ирландки - чистое загляденье. Одна темноволосая с синими глазами, вторая - рыжая с зелеными. Правда, обе - католические монахини, но тебя ведь такие мелочи не смутят?

*4-й драгунский полк Лёгкой Бригады под командованием лорда Джорджа Огастуса Фредерика Пэджета. Вообще же легкая кавалерия в основном использовалась в качестве застрельщиков, для осуществления стратегической разведки и связных функций. В бой посылалась (за редким исключением) лишь для уничтожения противника, потерявшего строй или бегущего. Лошади были быстроходные и легче по массе, чем в тяжёлой кавалерии. Изначально же английские драгуны были, по сути, конной пехотой: единственной функцией лошади было доставить всадника к месту сражения, где он спешивался и вступал в бой на земле

Долина смерти после атаки легкой бригады

http://s5.uploads.ru/uBQJ7.jpg

+1

36

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Томас только пожал плечами. Он смотрел вперед с оптимизмом, несмотря на окружающее их унылое и серое настоящее.
- Уплыл в Англию? – переспросил Джеймс.
Генерал Джордж Лукан – командующий британской кавалерией. При мысли о нем почему-то первым делом возникали воспоминания о неудачной, кошмарной атаке 25 октября – двадцать минут, бессмысленно сломавшие жизни нескольких сотен. И только потом перед внутренним взором возникал образ: высокий мужчина с проплешиной на макушке, шикарными бакенбардами и усами*.
- Понятно, - он качнул головой, отгоняя тяжелые и неприятные воспоминания. Кто прав и кто виноват? Капитан Нолан уже ничего никому не расскажет. Лукан и Кардиган стоят на своем, как и Раглан.
Но погибли, были ранены и взяты в плен столько солдат и офицеров!
- Обеспечение у нас никуда не годится, - согласился Томас, проводив телегу долгим взглядом и тут же усмехнулся. – Но тем больше причин не становиться мишенью вражеской пули!
Однако через несколько мгновений, после интересной новости от Генри, мнение Джеймса слегка изменилось.
- Или наоборот, - он широко улыбнулся. – Люблю рыжих! Представляешь: лежишь ты, а такая чаровница касается тебя своими ласковыми ручками и спрашивает тревожно как ты себя чувствуешь и не очень ли тебе больно. А ты отвечаешь, что боль утихает как только она оказывается рядом, а уж если поцелует, то вот оно – мгновенное исцеление!
Впрочем, и Томас отлично это знал, действительность была куда как более сурова: раненные лежали тесно, чуть ли не вповалку. Грязные, вонючие, завшивевшие...
- Ладно, посмотрим потом что там за монашки. Рыжие – они ведь, сам знаешь какие горячие! Сплошной огонь, с какой стороны не коснись!

Генерал Дж. Лукан

http://s9.uploads.ru/t/xre7O.jpg

+1

37

- Нет уж, уволь! - усмехнулся Генри. - Я уже побывал в нашем госпитале, и больше туда ни ногой:пусть лучше сразу прикончат. В этот ад меня не заманишь даже самой красивой сестрой милосердия! К тому же гораздо проще завести знакомство, не будучи раненым. И тебе ведь известны мои вкусы: я предпочитаю блондинок.
Вспомнив одну из них, Генри не удержался от вздоха. Снова захотелось прочитать письмо, спрятанное на груди, но он понимал, что придется обождать, пока они с Джеймсом не доберутся до Камьеша, а там можно будет с удобством расположиться в какой-нибудь греческой или турецкой кофейне и в тепле прочитать послание жены и, может быть, даже написать ответ.
Ледяной ветер, порывами налетавший с северо-востока, нагнал туч и в воздухе запорхали первые снежинки.
- Проклятый холод! Ты никогда не думал о том, чтобы перевестись в какой-нибудь колониальный полк? В Индии, по крайней мере, всегда тепло. А отсутствие рыжих легко можно компенсировать, любуясь на раскрашенные хной руки местных дам. Как думаешь: они только руки так украшают или и все прочее? Надо будет при случае спросить у  полковника Битсона или лейтенанта Эллиота: они же служили в Индии и должны знать!
Офицеры, упомянутые Генри, были адъютантами генерала Скарлетта, командовавшего тяжелой кавалерийской бригадой.

+1

38

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Джеймс и сам побывал в госпитале, поэтому понимал нежелание Генри оказаться там вновь. Томасу, правда, повезло: он не подцепил холеру, пока лечился, но иначе как чудом это назвать было нельзя.
И, конечно, с сестрами милосердия он потом познакомится при более приятных обстоятельствах, чем ранение - в своих силах военный не сомневался, несмотря на то, что сестрички были наверняка осыпаны знаками внимания.
Он уже готов был представить рыжую бестию с лукавым взглядом и острым язычком, готовую доставлять удовольствие и получать его.
- Ну так, может, там и блондинки есть! - заметил Томас. - Поедем как-нибудь, поглядим!
О том, что его друг женат, Джеймс как-то и забыл. Та история казалась какой-то выдумкой, почти сказкой, настолько этот мир и его заботы, отличались от Англии.
Томас поправил воротничок и вздохнул, хотя ему, говоря откровенно, пока жаловаться было не на что:
- Пара недель здесь и, чувствую, я буду согласен на что угодно, только бы там было тепло и сухо. Хоть Индия, хоть еще куда! И ты думаешь, что тамошние дамочки украшают себя там ? - он многозначительно вскинул брови, пытаясь представить себе эту соблазнительную картину. - Или даже разукрашены целиком от ног до головы?
Небо все затянуло тучами, с новой силой пошел снег.
- А ты бы поехал? Катание на слонах, экзотические фрукты... тепло.

Отредактировано Элис Кендал (2018-02-16 18:09:05)

+1

39

- Охоту на тигров забыл! Я бы поехал, да: в Бенгалию или Пенджаб... Дядя мне все уши прожужжал, как там красиво и насколько жизнь в колониальном раю отличается от английской глубинки. Правда, англичане мрут, как мухи,  от малярии, но с другой стороны: чем она хуже холеры? Как только закончится эта бесславная заварушка, сразу же подам прошение о переводе. А что касается тамошних дамочек -  ты мог бы проверить лично или, как я уже посоветовал,  расспросить наших индусов.
"Индусами" называли офицеров, отслуживших в Индии. Представив себе сцену с участием Джеймса и индийской чаровницы, Генри почувствовал легкое волнение. Разумеется, взволновал его не Джеймс, а облик дамы, украсившей себя там и сям причудливым рыжим орнаментом, нарисованным хной.
- А впрочем, турчанки тоже красят ладони этой краской: будешь в Константинополе - постарайся рассмотреть все в подробностях и после расскажи мне, как у местных гурий обстоят дела "там", а я с удовольствием выслушаю твой рассказ.Кстати, ты мне так и не поведал о своих амурных парижских приключениях.

+1

40

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Джеймс кивнул: охота на тигров, должно быть, это что-то с чем-то! Тут вам не на зайца охотиться и не на кабана. Тигр – совсем другое существо! Говорят, что они невероятно умны, хитры и опасны. Говорят, что они способны раствориться в джунглях, словно капля воды в реке – и не заметишь, не найдешь. Говорят, что они умеют запоминать и мстить...
Впрочем, сколько в этих разговорах правды – сложно сказать. Надо было у мистера Кендала узнать. Да что уж теперь.
- А жена твоя согласна поехать в Индию? – поинтересовался Томас, воспоминания которого о женитьбе друга внезапно вернулись. Наверное, так на него действовал холод и снегопад. – Не оставишь же ты ее в Англии на столь долгий срок!
Мысль подать прошение о переводе в Индию была интересной и крайне заманчивой. Во всяком случае там наверняка не придется скучать. Впрочем, об этом он еще успеет подумать после – такой вопрос требует всестороннего осмотра и тщательного размышления.
- Расспрашивать не столь интересно, нужно видеть все своими глазами: и турчанок и индианок. Но ты услышишь обо всем незамедлительно, Генри, - Томас потер большим пальцем подбородок. – Любовь в Париже все время приятно удивляет, - ответил Джеймс. – Но для того, чтобы пресытиться ей я был в городе просто возмутительно мало!
На мгновение лицо его приняло чуть мечтательное выражение – это нахлынули воспоминания и очень даже приятные. Все-таки парижские чаровницы умели обольщать мужчин гораздо лучше английских прелестниц.  Было в них нечто особенное.

+1

41

Генри пожал плечами:
- Я не успел поинтересоваться мнением миссис Кендал по этому поводу и не собираюсь делать этого и впредь, поскольку не имею желания подвергать её  хрупкое здоровье опасностям колониального климата. Воздух Камберленда, хотя и прохладный,  стократ здоровее для английских роз. Жене вовсе не обязательно, а порой и вредно сопровождать мужа к месту его службы. Ты ведь встречал в лагере миссис Дюберли*, жену казначея 8-го гусарского? Она каждый день разъезжает верхом в компании офицеров и обедает с ними. Признаться, я не понимаю ее мужа. Как он мог позволить ей приехать в Крым? Впрочем, в данном случае мы с тобой находимся по разные стороны баррикад: я женат, а ты холост, и отношение ко многим вещам, касающимся семейной жизни, у нас разное. Но скажу тебе откровенно: мне жаль Генри Дюберли, супруга которого на устах всего экспедиционного корпуса.
Генри впервые неприятно царапнуло совпадение его имени с именем казначея. Ранее он об этом не задумывался, поскольку не был женат на красивой женщине, привлекавшей внимание подавляющего числа мужчин.

*Историческое лицо

+1

42

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Джеймс с легким удивлением посмотрел на друга, который еще в декабре, в Гретна-Грин, уверял его, что влюблен. Влюблен безумно и сильно. Настолько, что готов жениться на девице, о которой не знает практически ничего. Теперь же он планирует уехать в Индию один – и будь Томас проклят, если при этом Кендал думает исключительно о здоровье своей молодой жены. О, нет, тут нечто гораздо более серьезное.
- Встречал, конечно, - согласился Джеймс. Миссис Дюберли находилась в лагере (хотя и жила не в лагере, разумеется, а на кораблях, но постоянно крутилась где-то рядом) с самой весны 1854 года. Часто она, будучи отличной наездницей, отправлялась со своей «свитой» и во французский лагерь. – А что касается ее мужа, то он либо дурак, либо слеп, либо совершенно безразличен к тому, что вытворят его жена. Впрочем, некоторых женщин не переспорить. Но ты все-таки не сравнивай это местечко с Индией, где жить можно с большим комфортом. Сам знаешь: жены многих офицеров едут туда с мужьями и возвращаются вполне счастливыми. А, впрочем, не буду тебя уговаривать, потому что без жены, и вправду, гораздо легче и проще.
Ведь и заботиться приходится только о себе самом да о своем коне. А женой – хлопот не оберешься! К тому же без жены проще познавать искусство любви с индийской женщиной, а они, как рассказывают, те еще выдумщицы.
- Но если ты серьезно решил отправиться в Индию, то я тоже подумаю об этом. Всегда хотел посмотреть мир!

+1

43

- Поедем вдвоём! - с воодушевлением подхватил Генри, - Заведём себе слуг-индусов: мой дядя Бартоломью до сих пор сокрушается, что его индийский камердинер умер незадолго до того, как им надо было возвращаться в Англию. И у капитана Клиффорда отличный слуга-индус, ты ведь его видел... Не знаю, будет ли доволен Перкинс, но с другой стороны, ему осталось всего два года до того момента, когда он сможет покуривать трубочку на кухне у Джайлз, получая за свои былые заслуги по шиллингу в день.
Генри с трудом представлял себе, как можно прожить на шиллинг в день: такая пенсия полагалась нижним чинам, верой и правдой отслужившим в доблестной британской армии двадцать один год* В Балаклаве за фунт мыла платили пять шиллингов, за бутылку шерри - десять,  а новый гусарский мундир стоил сорок фунтов, хотя на аукционах, время от времени устраиваемых офицерами, можно было приобрести ношеный всего за два с половиной фунта.
- Разумеется, я не обреку Перкинса на полуголодную жизнь, - решительно добавил он. - Он получит от меня гораздо больше, чем согласна выплачивать ему казна, а если вдруг ему втемяшится в голову жениться на Джайлз, уверен, что дядя предоставит ему и кров, и стол, и работу в конюшне или саду.

*введена герцогом Веллингтоном

+1

44

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Джеймс усмехнулся. Картина, представленная Генри, выглядела крайне заманчиво. Он уже видел перед собой зеленые джунгли, слонов, неспешно и размеренно вышагивающих по едва видной тропе. За загривке слона сидит слуга-индус с длинной палкой, а он сам - в кресле, укрепленном на спине огромно животного,  и чуть покачивается в такт шагам слона.
И вот широкие пальмовые листья расступаются перед ними и взору путешественников открывается огромный, безбрежный Индийский океан. Легкий ветер, сильно пахнущий йодом, приятно освежает после жаркой духоты тропического леса. А на берегу уже ждут великолепные девушки в ярких одеждах и с красными точками на переносице.
Мужчина поправил кивер и покачал головой - слишком красиво выходило. Но по губам его все еще блуждала чуть мечтательная улыбка.
- Неужели Перкинс подумывает на Джайлз жениться? - отчего-то удивился Томас. Брови его чуть приподнялись. - Что за поветрие такое: жениться! А, впрочем, может Перкинс еще и не захочет оставлять тебя! Кто же променяет такие шикарные приключения на теплый бок жены? С другой стороны: готовит ваша кухарка отменно.
Разговор каким-то неведомым образом вновь вернулся к еде. Верно от того, что мысли всех англичан здесь концентрировались вокруг этого вопроса.
- Надеюсь в этом «маленьком Париже» нам удастся разжиться чем-то стоящим из еды. Тогда один будет передавать депешу, а второй – похлопочет о насущном?

+1

45

Генри окинул взглядом своего друга, гарцевавшего рядом на свежей лошади и одетого как на парад, и сравнил его чистый мундир со своим. Сравнение явно было в пользу Джеймса. Кроме того, Генри хотелось остаться одному хотя бы на полчаса, чтобы прочитать письмо жены и он собирался сделать это, пока Джеймс будет выполнять поручение лорда Кардигана.
- Если ты не против, я займусь поисками провизии, а ты передашь письмо адъютанту Его французского Превосходительства: у тебя вид аккуратный и, прошу прощения, сытый, а я, напротив, своими грязными лохмотьями и запавшими щеками смогу высечь искру сострадания в сердцах маркитанток. Но не завидуй моему счастью: эти дамы носят сапоги со шпорами и украшают платья эмблемами полков*. Ничего общего с теми красавицами, которыми ты любовался в Париже! Однако, по слухам, французские солдаты относятся к ним с огромным уважением и любовью. Собственно, так оно и должно быть: кто кормит солдата, тот, или скорее "та", и танцует с ним кадриль. Взять хотя бы Перкинса: я уверен, что Джайлз покорила его сердце отнюдь не внешними достоинствами, а лимонным кексом, ну а после того, как он показал  почтенной вдове свои тылы, продырявленные дробью, он просто обязан на ней жениться.
Генри оглянулся: монастырь святого Георгия, располагавшийся на вершине мыса Фиолент, остался далеко позади. По его расчетам, до Камышовой бухты оставалось не более получаса.

* из биографии лорда Реглана.

+1

46

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

- Так и быть, - согласился Томас, не особенно долго размышляя. Он ухмыльнулся, внеся в разговор привычную ему нотку бахвальства. – Передам письмо. Я всегда умел внушить людям уважение к своей особе и изыскать расположение.
К тому же сложно было отрицать, что выглядел он более цивильно, чем Генри. И хотя бедственное положение английской армии наверняка не секрет для французов, но показывать им насколько все плохо лишний раз – не стоило. К тому же голодный Кендал скорее найдет для них каких-нибудь съестных припасов – пойдет по запаху, чем сытый Томас.
- Я слышал, - заметил военный, воодушевляясь, - что среди страшненьких маркитанок появилась и одна красотка.* Верится в это, конечно, с трудом, ведь в подобных условиях, как у нас, и понятие красоты неизбежно претерпевает уродливые изменения, но – вдруг? С другой стороны, если она хоть немного отличается от тролля, то она уже танцует кадриль с кем-нибудь из французов... ну да ладно! Расскажи-ка мне, лучше, что за история случилась с Перкинсом? Кто и за что стрелял в него? Я ничего не знаю об этом!

*  Маркитантка, 1855 год, Р.Фентон

http://s9.uploads.ru/t/vHfR9.jpg

Отредактировано Элис Кендал (2018-02-18 12:03:24)

+1

47

Генри не слишком хотелось сдавать Перкинса, но отказать другу он тоже не мог, хотя в дополнение к прочему понимал, насколько неприглядной была его собственная роль в истории с розами леди Ребекки. Не то чтобы он был напрямую виноват, но все же должен был предполагать, на что способен его денщик.
- Боб в буквальном смысле слова понял моё распоряжение достать цветы посреди зимы хоть из-под земли. Поскольку в подземное царство доступа у него не было, он позаимствовал розы в доме леди Чатсуорт, а привратник, поймав его с поличным, довольно метко всадил ему в зад порцию мелкокалиберной дроби. Хвала Господу, что старикан подслеповат, да и расстояние до мишени было слишком большим, - иначе Перкинсу пришлось бы уйти со службы: ты же знаешь, что заряд дроби способен разворотить не то что тазобедренную кость, но и кое-что покрепче. Я безмерно благодарен леди Ребекке за то, что она не выдала нас с Перкинсом миссис Кендал.
Упоминание о красавице-маркитантке он не стал комментировать, поскольку на самом деле не собирался просить милостыни у этих ангелов-хранителей французских солдат, а хотел отыскать какую-нибудь кофейню, чтобы без лишних свидетелей прочитать в ней письмо жены и написать ответное. Генри предполагал, что его другу придется прождать не менее получаса, пока адресат лорда Кардигана напишет ответ. А у хозяина кофейни наверняка найдется пара-тройка битых цыплят и дюжина свежих яиц.

re: маркитантка

Хороша! только файл почему-то открывается лишь когда копируешь ссылку в адресную строку

+1

48

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Джеймс громко рассмеялся – история о Перкинсе изрядно позабавила его. Он так и представлял себе денщика, который, прячась за сугробами подбирается к дому леди Ребекки, залезает в окно, чтобы украсть один из букетов, которые украшали дом во время бала, но на обратном пути получает порцию дроби в задницу. После чего, припадая на обе ноги, героически бросается прочь, прижимая к груди цветы... да как он, несчастный!, сумел на лошадь после такого сесть! Ведь наверняка он на «дело» отправлялся не в экипаже.
- Я бы сказал, что любовь в прямом смысле этого слова сводит с ума, но только почему-то с ума сошел твой денщик, а не ты! Наверное, доктор Рассел прав: ты все-таки был заразен! – одним махом выдал свои логические умозаключения Джеймс, отсмеявшись. История Генри была, по сути, лишь шалостью, достойной, правда, не солидных офицеров, как они, а безбородых юнцов. Но чего только не бывает!
- Уверен, если бы миссис Кендал знала, что цветы достались ей кровью, то она еще больше ценила бы их, - заметил Томас и тут же покачал головой. – Однако, поверить не могу, что леди Ребекка обо всем знала и не устроила тебе достойный нагоняй! Уверен: тебе пришлось вымаливать прощение у нее на коленях – иначе с этой суровой женщиной и не получится.
Или у леди должна была быть другая, более веская причина, чтобы простить Генри и его денщинка. Но Джеймс таких причин не видел, поэтому и не стал даже говорить об этом.
Лошади, сытые, сильные преодолевали расстояние между лагерем французов и англичан легко – уж был слышен гул артиллерийских орудий, которые непрерывно обстреливали Севастополь.

+1

49

- Смейся, смейся! - мрачно сказал Генри, чуть пришпоривая арабскую кобылку, чтобы она продолжала идти голова к голове с лошадью Джеймса. - Счастье, что Перкинс поехал за цветами в экипаже*: я же ему поручил купить в теплицах не только розы, но и корзину фиалок: моя супруга очень их любит. На лошади он бы это все не доставил. Но красных роз не оказалось, вот он и решился на грабёж средь бела дня. Думаю, что леди Ребекка не стала раздувать скандал из-за моей раны, в противном случае не поздоровилось бы ни мне, ни тем более Перкинсу. Но прошу тебя никогда не упоминать об этой криминальной истории в присутствии миссис Кендал. Да и Перкинсу лучше не знать, что я его сдал тебе с потрохами. Но если бы ты видел его лежащим на кухонном столе без штанов, а рядом - Джайлз, выковыривавшую дробины, ты бы понял, что эти двое созданы друг для друга.
Сказав это, Генри почувствовал, как его охватывает уныние, ставшее неизменным и постоянным спутником  мыслей о браке в целом и о его собственном в частности. Если бы он мог сказать, что и они с Элис были созданы друг для друга! Но все, что произошло в "Папоротниках", доказывало обратное. И его жена наверняка страдала от этого еще больше, чем он: ведь юные девушки - такие трепетные и чувствительные создания... А виноват в ее страданиях только он.
Глухие, тяжёлые звуки разрывов пушечных ядер, доносившиеся со стороны Севастополя, отвлекли его от очередного приступа угрызений совести.
- Мы уже совсем близко, Джеймс. Возьми депешу сейчас.
Генри вытащил письмо лорда Кардигана и протянул его Джеймсу, который ехал на своей лошади бок о бок с ним, не отставая и не опережая: укоренившаяся привычка не приносить в жертву скорости плотный кавалерийский строй довлела над ними обоими даже когда строя, как такового, не было.

*

См. пост 28 в эпизоде "Розы красные, фиалки синие"

+1

50

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]
- Тебе действительно повезло, - согласился офицер, вновь усмехаясь. – Какое счастье, что баронет Уайт не промахнулся во время дуэли, а то быть тебе сурово наказанным.
Ворчание Генри казалось Джеймсу не менее забавным, чем вся эта история. Вот если бы сам Томас совершил нечто подобное, то, по прошествии двух месяцев, даже и думать бы об этом перестал.
- Буду нем, как...
В голову отчего-то совсем некстати пришла мысль «как могила» - и эти слова чуть было не сорвались с уст Томаса, но он вовремя удержался. Скверно говорить о могиле, когда ты находишься на войне – все равно, что звать неприятности. И пусть Джеймс не был суеверным, но и лишний раз гневить судьбу не хотел.
- ... как рыба! Никто и никогда не узнает от меня об этом ужасной криминальной истории! Можешь быть спокоен на мой счет, Генри.
Протянув руку, он принял депешу и убрал конверт за пазуху. От Джеймса не укрылось, что Генри вдруг стал чуть более унылым, вот только в причине Томас ошибся, а потому заметил:
- Перестань думать о этой истории! Уверяю тебя: все уже давно забыли про эти розы – только ты один и помнишь. Кстати, пока я буду занят, спроси пару бутылок бренди. Сдается мне, что Перкинс быстро уговорит свои запасы, а когда нам еще удастся выбраться сюда!

+1

51

Джеймс не мог догадаться, как больно задело его друга сделанное им замечание. Разумеется, думал Генри, его любимая давно забыла и о розах, и о фиалках, и о других его подарках: да и как могло быть иначе после того, как ее увлек за собой вихрь парижской жизни и окружила толпа новых поклонников.
- Ну, Перкинс-то не забыл, - возразил он. - До сих пор погоду предсказывает согласно тому, ноет у него раненое место, или нет. Да и леди Ребекка наверняка всё помнит, так что я на месте Перкинса поостерегся бы показываться ей на глаза после того, как мы вернемся в Англию. Бренди куплю, не волнуйся. В "маленьком Париже" он несравненно лучше, чем у греков и армян в Балаклаве, но и дерут за него втридорога.
Перед всадниками раскинулась широкая и удобная для стоянки Камышовая бухта, только вместо камышей неподалеку от берега вырос густой лес из корабельных мачт, разбавленный трубами паровых фрегатов и  винтовых линкоров, - таких, как 90-пушечный "Наполеон" или адмиральский "Вилль де Пари".
- Не потеряешься тут без меня? - на губах Генри заиграла тонкая улыбка: он любил поддразнить друга. - Смотри, не забреди на "Монтебелло": никого, кроме лошадей, там не отыщешь.
Военный корабль "Монтебелло" еще в начале кампании был переоборудован французами в морские конюшни.

+1

52

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Джеймс выразительно хмыкнул еще раз: о том, что старые раны ноют на погоду, он знал – у него самого, нет-нет, да еще тянуло неприятно бок. Но одно дело когда у тебя рука или нога болит, и совсем другое – задница. О таком в приличном обществе не расскажешь.
- Пока мы в Англию вернемся – все и забудется, - оптимистично заметил офицер, хотя само по себе замечание было не слишком оптимистичным. У этой войны не было видать ни конца, ни края. И о славной победе пока говорить не приходилось.
- Я пока при деньгах, сколько бы сейчас за выпивку не просили, - заметил Джеймс. О том, что цены здесь просто безумные, он знал не понаслышке; но за три зимних месяца стоимость могла взлететь еще больше. Однако пока что Томаса это не тревожило.
Когда впереди показался лагерь французов, то Джеймс встрепенулся, чуть вскидывая голову и приосаниваясь.
- Да уж постараюсь не потеряться! Встретимся через... давай три четверти часа!.. около здешней столовой. А если я все же пропаду, то ищи меня в объятиях прекрасной маркитантки!
Вот французы: плавучие конюшни сделать они сообразили, а отвести один корабль для общения с прекрасными дамами в приватной обстановке - не догадались. Но каково бы это было!

+1

53

-  Лейтенант Кендал, а ваш друг времени даром не теряет... Или вы вместе с ним решили поохотиться на прекрасную дичь в чужих угодьях? Я бы вместо этого предложил вам отведать свежайшего пирога с куропатками и запить его шампанским в нашей офицерской столовой
Обратившийся к Генри офицер говорил по-английски почти безупречно, и лишь легкий акцент и форма  выдавали в нем француза. Генри узнал в говорившем полковника Вьено*, командира 1-го полка Иностранного Легиона, который впервые за всю историю своего существования сражался на полях Европы. Полковника он знал по достопамятной битве при Инкермане, - это была поистине запоминающаяся встреча, но он никак не ожидал, что храбрый ветеран запомнил его лицо и имя. Спутник полковника,  молодой человек примерно того же возраста, что и Генри, был одет в форму лейтенанта морского флота.
- Добрый день, сэр! Безмерно рад встретить вас снова! Огромная честь для меня...
Генри спешился и ограничился вежливым поклоном, не решившись подать полковнику руку в запачканной и порванной перчатке. Он не стал переходить на французский, справедливо заключив, что выбор языка общения за них с лейтенантом Томасом сделал Вьено.
- Мой однополчанин, лейтенант Томас. У него пакет для адмирала Буэ-Вильоме от лорда Кардигана, а я вызвался сопроводить его до Камьеша.
- Какое счастливое совпадение! - Вьено улыбнулся в густые усы. - Лейтенант Дюпюи служит на адмиральском линкоре и может сопроводить  вашего друга на борт судна вместо вас. А я, в свою очередь, приглашаю вас выпить шампанского - у меня есть полчаса свободного времени до того момента, как мне надо будет вернуться в Стрелецкую бухту**
Генри замялся, стыдясь своего непрезентабельного вида, но полковник уже указывал на вход столовую, предназначенную для французских офицеров:
- Привяжите своих лошадей у крыльца, господа. Здесь вам не ставка Омар-паши и они будут в целости и сохранности

* Полковник Вьено - историческое лицо, погиб в ночь с 1 на 2 мая 1855 года во время захвата союзниками редута Шварца.
**В глубине Стрелецкой бухты располагались полки Легиона (полковников Вьено и де Капре), входившие в 5-ю дивизию.

+1

54

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Услышав голос у себя за спиной, Джеймс ничуть не смутился. Обернулся, с интересом разглядывая француза, который так решительно вмешался в их разговор и из-за которого пришлось попридержать своего коня. И Томаса ни капли не заботило то, что кто-то посторонний услышал его слова. К тому же Генри явно знал этого француза, а знакомство с человеком, который приглашает тебя отобедать пирогом и шампанским, сейчас дорогого стоит.
Томас, следом за Кендалом, спешился, кивнул, приветствуя офицеров-союзников, но руки, как и друг, подавать не стал. Главным образом чтобы не смущать Генри, который выглядел рядом с чистенькими французами потрепанно и оборванно. И если в английском лагере это не столь бросалось в глаза, то теперь, на контрасте, Джеймс приметил и нелепую бороду с усами на лице друга (очень уж непривычно!) и потертый мундир и отсутствие приличных перчаток.
И если это – офицер британской армии, то что говорить про солдат! От подобных мыслей даже могло стать грустно, если бы Томас был подвержен приступам меланхолии. Но – нет. Джеймс отметил эти различия про себя, но душевное равновесие его не было потревожено.
- Действительно: счастливое совпадение! – воскликнул он. – Без вас мне пришлось бы тратить время на поиски судна с флагом адмирала.
А теперь это время Томас мог потратить более приятным и полезным лично для себя образом. Он решительно двинулся к коновязи, собираясь сделать так, как посоветовал француз.
- Закажите пирог и для меня, лейтенант Кендал! – бодро заметил Джеймс, потрепав своего коня по холке и оборачиваясь к Генри и его знакомому. – Я надеюсь скоро к вам присоединиться. Искренне благодарю Вас за помощь! – эти слова уже были обращены к французу, которому военный вновь чуть поклонился. После этого взгляд англичанина обратился к сопровождающему. – Лейтенант Дюпюи...
Вежливая улыбка дала понять, что Томас готов выполнять свою миссию.

+1

55

Расставшись с Джеймсом и лейтенантом Дюпюи, Генри позаботился о лошадях и вместе с полковником Вьено вошел в аккуратное дощатое строение, в котором размещалась столовая для офицеров. Взгляды находившихся там французов тут же обратились к нему: на лицах одних было изумление, другие позволили себе мимолетные  пренебрежительные усмешки, впрочем, тут же исчезнувшие, когда в спутнике одетого в грязный и потрепанный мундир англичанина узнали командира полка Иностранного Легиона.
Последующие полчаса Генри отвечал на вопросы полковника, касавшиеся преимущественно его отпуска, проведенного в Англии. Когда он упомянул о своей женитьбе, Вьено внимательно на него взглянул и спросил:
- Ваша жена не собирается приехать в Крым? Я недавно познакомился с очаровательной миссис Дюберли, женой одного из ваших офицеров: если мне не изменяет память, он служит в 8-м гусарском полку. Отличная наездница и одна из самых остроумных женщин, которых я встречал. И сколько отваги в этой маленькой леди! Приехать к мужу туда, где она каждодневно рискует попасть под артиллерийский обстрел или заболеть холерой... На такой поступок способны лишь единицы.
Генри придвинул к себе бокал с шампанским:
- Нет, не думаю, - ответил он, глядя на пузырьки, игравшие в бокале. - У моей супруги очень хрупкое здоровье, да и я буду против, если она выразит такое желание. Женщинам нечего делать там, где льется кровь.
- Это зависит от склада характера женщины, - возразил Вьено. - Кроме того, я слышал, что миссис Дюберли навещает раненых в балаклавском госпитале и приносит им еду, купленную на собственные средства. Мне сообщила об этом не она сама, разумеется, а полковник Сомерсет.
- Что ж, похвальное и закономерное поведение для англичанки, - вяло согласился Генри, который впервые слышал о благотворительных деяниях жены казначея 8-го гусарского полка.
Полковник изменил тему и, поговорив еще немного, попрощался с лейтенантом и покинул столовую. Генри остался наедине с мясным пирогом и недопитой бутылкой шампанского, к которой, впрочем, добавилась еще одна: по-видимому, о том заблаговременно распорядился Вьено, зная, что вскорости к одному англичанину присоединится второй.
Генри, на которого уже никто не обращал внимания, вытащил письмо жены и прочел его дважды. Упоминание о скором приезде в Париж юного Трелони не вызвало в нем бури негодования: он лишь досадливо поморщился, но не испытал очередного прилива жгучей ревности: горячий мясной пирог и ледяное шампанское настроили его на благодушный лад. Элис развлекалась в красивейшем городе мира, и это было хорошо для нее, а значит, и ему не стоило терзаться по этому поводу.
Генри подозвал к себе обслугу и справился на французском, нельзя ли получить письменные принадлежности, чтобы написать письмо. Оказалось, что можно, и спустя пару минут на чистый лист бумаги легли первые строки ответного письма.
Лейтенант Кендал сообщал миссис Кендал  о том, что их общий друг лейтенант Томас находится в полку с конца февраля, что здоровье его не вызывает беспокойства, впрочем, как и здоровье ее мужа, и что британский лев как никогда близок к тому, чтобы сломить сопротивление русского медведя. Также он просил передать поклон дяде Бартоломью и сообщить Джайлз о том, что Перкинс скучает по ее кексам.
Дописав письмо, Генри в очередной раз наполнил бокал и с чувством выполненного долга выпил его до дна.

+1

56

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Признаться честно, лагерь французов был местом гораздо более обжитым и приличным, чем лагерь англичан – с этим Джеймс соглашался, пусть и скрепя сердце. Но только мысленно! Признать это вслух его не заставили бы даже под оружием. И грязь, которую ему приходилось месить сапогами, было будто не настолько грязной, как в их лагере. И общий настрой был более позитивным, хотя и у французов в лагере присутствовали болезни и люди умирали. Вот только, как казалось сейчас Томасу, от голода и холода здесь не погибал никто.
Они вышли на Большую портовую улицу и направились в сторону берега, минуя палатки и деревянные сооружения, разного назначения. Если пройти в сторону юго-восточного берега, то можно было попасть на своеобразный базар, где втридорога  продавались почти любые товары.
Об этом Джеймс и спросил у своего провожатого: идет ли еще торговля? На что получил ответ – да, даже более чем! Теперь это не просто базар, но улица с аккуратными палатками и деревянными бараками, на которых красуются яркие вывески. Что на разгрузку чуть ли не ежедневно приходят корабли, товары с которых пополняют полки торговцев. Томас, не ожидавший, что за три месяца его отсутствия торговля развернется с подобной силой, лишь покачал головой. С другой стороны, в этом не было ничего удивительного: армии остались зимовать, тыловые службы (у англичан) работали ужасно и все, кто мог, готовы были покупать продовольствие за свои деньги.
Шагали они достаточно было и вскоре перед ними возвышался настоящий лес из мачт, опутанный паутиной-такелажем.
Томас знал, что с ноября прошлого года вход в бухту охраняют две береговые батареи в 30 и 36 орудий, находящиеся на мысах. Знал он, что каждый вечер вход закрывался молом на сваях с цепями. На берегу были три деревянных причала для выгрузки военных припасов и один, в виде каменной насыпи в самом конце Камышовой бухты, для разгрузки коммерческих судов. Однажды Томас был там и видел, помимо прочего, акведук, проложенный для снабжения судов пресной водой. Но с того места, где находился сейчас Джеймсу это было, конечно, не рассмотреть: все загораживали многочисленные складские помещения
- Прошу Вас, сюда, - пригласил лейтенант Дюпюи.
У Томаса было письмо к начальнику штаба французского флота контр-адмиралу Буэ-Вильоме и, чтобы передать его, требовалось поднять на борт линкора «Вилль де Пари», на котором развевался адмиральский флаг.
Пакет принял адъютант и попросил Томаса подождать ответа. Ожидание затянулось, давая англичанину возможность поразмышлять на разные отвлеченные темы, а так же шанс переговорить с военными, что служили при контр-адмирале. Наконец, получив ответ и спрятав его на груди, Джеймс решительно направился обратно, надеясь, что Генри оставил ему хотя бы немного пирога и пару бокалов шампанского.
На улице все так же шел снег, но ветер немного успокоился. Джеймс быстро добрался до столовой, а, оказавшись внутри, быстро нашел друга: это было, учитывая его внешний вид, совсем не сложно. Француз, который пригласил их сюда, уже исчез.

+1

57

К тому моменту, как вернулся его друг, Генри успел убрать все бумаги и вернуть обслуге письменные принадлежности, и теперь сидел за столом, расслабленно потягивая шампанское и думая о том, как сложно будет заставить себя покинуть это теплое местечко, чтобы вернуться в холодный и грязный лагерь под Балаклавой. Впрочем, выбора у них с Джеймсом все равно не было.
Генри налил шампанского во второй бокал и пододвинул поближе к другу блюдо с пирогом.
- Удалось повстречать красавицу-маркитантку? - поинтересовался он, чтобы поддержать разговор, хотя понимал, что если Джеймс и ответит утвердительно, то скорее всего, это будет шуткой. - Вижу, что нет: иначе ты бы не вернулся с пустыми руками.
Генри окинул друга испытующим взглядом, не нашёл на его гладко выбритом лице никаких следов встречи с дамой, и добавил:
- Ешь и пойдем купим чего-нибудь, как собирались. У меня при себе только английские деньги, но надеюсь, нас не заставят расплачиваться франками.

+1

58

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

- Увы, - развел руками Томас, усаживаясь напротив Генри, - сегодня Амур не благоволит ко мне.
Он взял кусок пирога и с удовольствием откусил. Умеют все-таки французы готовить.  Даже здесь, не говоря уже об изысканных ресторанах Парижа!
- А это значит, - продолжил офицер, прожевав и запив пирог шампанским, - что нам повезет в торговых рядах! И, уверен: здешние торгаши принимают любые деньги, только бы платили. Впрочем, на всякий случай у меня есть и французские монеты, так что без покупок не останемся.
Пирог стремительно таял, исчезая буквально на глазах. Томас справедливо решил, что Генри уже наелся, а оставлять еду на тарелке в нынешних условиях – почти преступление. Лучше налопаться от пуза, чтобы потом еще долго внутри не тянуло от голода. То же самое касалось и шампанского.
- Кстати, если тебе интересно: с главным поручением я справился, теперь везу ответ, - сказано это было негромко, чтобы услышать мог лишь Кендал. Не то, чтобы Джеймс чего-либо или кого-либо опасался, но о таких делах лучше во все горло не распространяться.

+1

59

- В том, что ты справишься с поручением так же легко и непринужденно, как и с этим пирогом, я ни минуты не сомневался! - ответил Генри, улыбаясь и невольно сравнивая друга с французскими офицерами, сидевшими за соседними столами. Все они смотрелись бодро, разговаривали громко и уверенно, много смеялись и вообще производили впечатление довольных жизнью людей. Джеймс, с его легким отношением ко всему окружающему, с его неизменным чувством юмора и повышенным вниманием к дамам, прекрасно вписывался в этот круг. Генри, в общем-то, и сам не страдал отсутствием интереса к дамам, но не до такой степени, как Джеймс, который, казалось, приходил в волнение от одного шелеста женских юбок.
- Послушай, а у тебя в роду точно не было французов? - спросил Генри, допивая свой бокал и с сожалением отмечая, что и во второй бутылке не осталось ни капли. - Характер у тебя истинно галльский.
Он помолчал, держа в руке опустевший бокал, и поставил его на стол:
- Давно хотел тебе сказать: я рад, что у меня есть такой друг, как ты.

+1

60

Лейтенант Джеймс Томас
[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

Джеймс многозначительно кивнул, соглашаясь с тем, что ему одинаково легко и пирог съесть и письмо передать. Хотя первое занятие, определенно, гораздо приятнее уму и сердцу, не говоря уже про желудок.
- Да кто их знает! – махнул рукой Томас. – Может и были! Официально-то – нет, но, сам знаешь: любовь – коварная штука: настигнет, словно молотом по голове ударит и тут уже не до соображений особых. Знай только молчи потом и о порывах своих не болтай.
Военный коротко, но как-то сладостно вздохнул, явно вспоминая нечто из собственного опыта. Затем, отряхнув руки от крошек, заметил:
- Но если родство с французами поможет мне попадать в эту столовую беспрепятственно каждый день, то я готов отыскать на своем генеалогическом древе галльскую ветвь!
Томас взял последний кусок пирога, но откусить не успел. Поднял взгляд, глядя на друга, который говорил такие правильные и хорошие вещи, но как-то.. печально что ли. Да нет, показалось! С чего Кендалу грустить, если он впервые за долгое время, набил живот вкусной и горячей пищей.
- Ну так давай за это выпьем! – воскликнул Джеймс. И тут же скромно уточнил. – Не за меня, конечно, а за нашу крепкую дружбу! Женщины приходят и уходят, меняются границы стран, но дружба – незыблема!
Он подхватил бутылку, но тут же с сожалением должен был констатировать, что та пуста. И вновь – словно скверный знак, обещающий нечто недоброе.
- Мне кажется, что в эти бутылки недоливают, - ворчливо заметил Джеймс. – А раз так,  то и оставаться здесь нечего. 
Он поднялся на ноги, поправляя мундир.

Отредактировано Элис Кендал (Вчера 17:11:22)

+1


Вы здесь » Нассау » Восток-дело тонкое » Почтальон всегда стучит дважды