Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Восток-дело тонкое » Розы красные, фиалки синие.


Розы красные, фиалки синие.

Сообщений 31 страница 60 из 127

31

Элис вскочила на ноги, пораженная тем, что перед ней появилась леди Ребекка. Но как? Откуда?
- Миледи! – девушка присела приветствуя даму. – Я очень рада видеть вас! Но, к сожалению, меня не предупредили о вашем приезде, иначе я встретила бы вас внизу...
Миссис Кендал подошла к гостье, гадая что могло привести ее в «Папоротники» в общем и в комнату к Элис в частности. Не на цветы же она пришла полюбоваться! А вопрос леди смутил девушку, которая до этого искренне полагала, что цветы ей прислал Генри – ведь больше и некому.
- Вы слишком добры ко мне, - заметила миссис Кендал. – Как и мистер Трелони – очень галантный джентльмен. Но я не знаю точно от кого цветы, карточки не было. Однако, я уверена, что эти цветы прислал мне Генри. Я, правда, еще не успела поблагодарить его: этот чудесный букет я нашла у себя в комнате, когда вернулась после завтрака буквально несколько минут назад. Может быть присядете, миледи?

+1

32

- Надо спросить у слуг, которые принимали букет, или у самого Генри, - внесла разумное предложение леди Ребекка и села в кресло, не отрывая взгляда от роз. - Чудесные цветы! Если это подарок от вашего мужа - могу заключить, что он любит вас всей душой, если же от поклонника - это значит, что он надеется на взаимность...
Леди Ребекка многозначительно посмотрела на миссис Кендал и снова вернулась к созерцанию букета. После недолгого молчания она добавила:
- Вы так и не рассказали мне, при каких обстоятельствах познакомились с лейтенантом, а от него я не надеюсь услышать ничего, что могло бы удовлетворить мое любопытство. Генри с детства отличался сдержанностью и скрытностью, которые, впрочем, время от времени сменялись вспышками ярости. Не знаю, как вам, а мне подобные проявления чувств кажутся весьма привлекательными. Мой покойный муж, при всей его внешней холодности, был способен на такие извержения, которым позавидовали бы и Этна, и Везувий. Но именно это более всего и привлекало меня к нему. Признайтесь: Генри уже проявлял свой неукротимый нрав?

+1

33

- Я обязательно так и поступлю, - согласилась Элис, все еще недоумевая по поводу столь пристального внимания к розам. Неужто леди Ребекке столь интересно кто их подарил? С другой стороны: а что еще может ее интересовать? Предполагать, что леди удивляется цветам посреди зимы, было бы глупо: на недавнем вечере весь ее дом был полон точно таких же прекрасных цветов.
Присев рядом с леди Ребеккой, девушка посмотрела на нее взглядом мученицы. Она бы не хотела рассказывать о том, как произошло их знакомство с Генри, но она помнила наказ мужа: не врать пожилой даме, а говорить все, как есть, на духу. К счастью, разговор пошел о Генри и его вспышках ярости.
- Да, проявлял, - призналась Элис, чувствуя себя довольно неловко. – И не раз.
Если хорошенько вспомнить, то ни один день не обходился без проявления этого самого неукротимого нрава в той или иной степени. Если, конечно, девушка правильно поняла о чем говорит леди Ребекка. Только миссис Кендал вовсе не находила эти черты привлекательными, они пугали ее и заставляли чувствовать себя виноватой. А недавняя история после бала и вовсе оказалась для Элис шокирующей.
- Я понимаю, что, возможно, причина во мне, но если я что-то делаю не так, то это вовсе не нарочно. Может быть вы посоветуете мне как правильно вести себя в подобные моменты? Когда Генри.. проявляет эту свою черту характера? Следует просто соглашаться с ним во всем?

+1

34

Леди Ребекка рассеянно похлопала сложенным веером по ручке кресла, все еще глядя на розы и отчего-то хмурясь: казалось, ее мучает какая-то невысказанная мысль или сомнение.
- Что вы сказали, дорогая? Ах, соглашаться ли... Это непростой вопрос. На моем месте любая другая дама, не говоря уже о джентльмене или священнике, сказала бы, что соглашаться с мужем во всем - главная заповедь доброй жены, но я такой глупости не скажу, о нет! Другое дело, что я решительно против семейных ссор: они отвратительны! Вот до них доводить нельзя, в этом и заключается основная задача женщины. Мы физически гораздо слабее мужчин, но у нас есть внутренняя сила, которая, если ее правильно применять, способна укротить льва.
Тут взгляд леди Ребекки упал на перебинтованные руки Элис и она в ужасе на мгновение прижала кончик веера ко рту, а затем  схватила обе руки слушательницы  в свои:
- Боже мой! Это он сделал?! Какой кошмар, дитя мое! И это в медовый месяц, когда женщина должна переживать самые упоительные моменты своего замужества!  Нет, с таким обращением соглашаться нельзя! Но как странно и неожиданно! Я никогда не замечала за Генри склонности к насилию: у него твёрдый характер, но доброе сердце. Думаю, это последствия войны: наверняка лейтенант был контужен ядром или его огрел по голове  какой-нибудь турок: от этого случаются временные помрачения рассудка!  Я поговорю с доктором Расселом и он пропишет вашему несчастному мужу какое-нибудь сильное успокоительное средство... Да и вам тоже оно необходимо после такого потрясения. Хотя самым лучшим успокоительным является по моему опыту супружеская постель. Иногда сэр Роберт возвращался с парламентских слушаний или с охоты в дурном расположении духа, и я в таких случаях сразу же уводила его в нашу спальню...
Взгляд леди Ребекки заблестел, а на щеках проступил легкий румянец.
- Видите ли, душа моя, - тихо закончила она, ласково поглаживая руки Элис, - Природная ярость мужчины должна находить выход, иначе он рано или поздно сойдет с ума и поубивает всех вокруг. Нам надо уметь подсказывать этой ярости правильный и безопасный выход...

+1

35

Леди Ребекка была странной женщиной, но с самом положительном смысле этого слова. Она говорила столь откровенно, высказывала свои мысли совершенно не стесняясь этого, что Элис могла этому только по доброму позавидовать. И в каждой ее фразе была заложена разумность, приправленная богатым жизненным опытом – это чувствовалось. Ее хотелось слушать и слушать – и запоминать.
Элис очень хотелось узнать, что это за женская сила, которая способна укротить льва, но не пришлось. Девушка удивленно посмотрела на леди Ребекку, которая схватила ее за руки, в первые мгновения не понимая о чем дама говорит. Ей просто в голову не могло прийти, что Генри способен впасть в настоящую ярость и покалечить ее каким-то образом. А когда Элис осознала о чем твердит дама, то испугалась еще больше: ведь если леди Ребекка говорит об этом, то, значит, предполагает, что это в той или иной форме вообще возможно. А уж она-то лейтенанта знает!
Да, Генри был суров с Элис, иногда строго отчитывал или, вдруг резко, кажется без причины, переменялся в настроении, но никогда не поднимал руку и даже намека на подобное не было.
О, нет! Она тут же покинет этот дом, если лейтенант коснется ее! Во всяком случае, если у нее хватит на это решимости и храбрости. Конечно, жена должна терпеть все, даже если муж ударит ее, потому что, как гласили все незримые правила: если муж бьет жену, значит жена виновата. Но Элис не была уверена, что у нее хватит на это сил.
- Вы все не так поняли, миледи, - торопливо заговорила девушка, стремясь как можно скорее объясниться. – Генри не имеет к этому, - она бросила взгляд на свои руки, - никакого отношения. Вернее, не так: весь вчерашний день он лежал в лихорадке, а когда я отошла ненадолго, то он пропал. Я бросилась на поиски, увидела его в библиотеке, обрадовалась и, забывшись, поставила свечу на пол. Затем свеча опрокинулась и чуть не случился пожар. Я испугалась и принялась тушить его.
Миссис Кендал вздохнула, считая, что даже такое путанное объяснение в полной мере дает понять, что вины лейтенанта в случившемся нет. И ей ужасно хотелось спросить как может быть супружеская постель успокоительным для мужчин, но Элис, пусть и осознавала собственную наивность и неосведомленность в этом вопросе, глупой не была, а потому не решалась выспрашивать у леди подробности. Хотя, пожалуй, она сама не понимала насколько мало знает о супружеских отношениях, потому что, не решившись напрямую спрашивать о таинстве в спальне, поинтересовалась, как ей казалось, о другом:
- И какой же правильный и безопасный выход есть для этой ярости? – девушка смотрела на леди Ребекку чистым взглядом, в котором можно было прочитать откровенный интерес. – Я всегда думала, что для этого существует охота.

+1

36

- Ах вот оно что, а я уж было подумала о лейтенанте плохо: и на старуху бывает проруха...
Леди Ребекка вздохнула с видимым облегчением и раскрыла веер.
- Охота, как и война, являются отдушиной для мужчин, тут вы правы, но их последствия крайне опасны и непредсказуемы прежде всего для нас, женщин.  При этом должна вам сказать следующее: хороший муж обязан быть джентльменом в гостиной и диким, необузданным зверем в супружеской спальне. Сэр Роберт порой так крепко меня обнимал, что у меня все косточки трещали, но уверяю вас, именно от этого я чувствовала себя на вершине блаженства, а он, в свою очередь, быстро успокаивался. Если помните, во время ужина на балу я сказала, что ваш Генри напоминает мне моего покойного мужа в молодости: джентльмен до мозга костей, притом еще  красивый и умный. Но в нем чувствуется скрытое пламя, которое может сильно обжечь, если вырвется наружу. А вы такое хрупкое, нежное создание: вам надо научиться правильно обращаться с этим яростным огнем.
Леди Ребекка бросила еще один взгляд на перебинтованные руки Элис и продолжила:
- Признайтесь: неужели вы не заметили, что один ваш поцелуй и ласковое объятие превращают грозного льва в послушного котенка? Чем чаще вы будете проявлять к своему мужу внимание определенного толка, тем более мягким и уступчивым он будет наедине с вами.  Скажу больше:  он станет податливым воском в ваших умелых ручках, и вы сможете лепить из него что угодно! И разве вам самой не доставляет удовольствия, когда он вас обнимает и целует? Я уж промолчу из чувства женской стыдливости о тех моментах, когда вы с ним сливаетесь воедино на супружеском ложе...
И без того розовое лицо леди Ребекки при этих словах загорелось таким ярким румянцем, что ей пришлось еще более интенсивно, чем прежде, обмахиваться веером.

+1

37

Элис не смогла долго смотреть в лицо леди Ребекке: разговоры, которые вела дама, изрядно смущали ее, заставляя краснеть. Никто никогда не говорил Элис о подобных вещах, никто никогда даже вида не подавал, что в супружеской спальне происходит нечто.. нечто особенное, из-за чего мужчина становится диким. И, признаться честно, сейчас это звучало несколько ужасно и пугающе. Ведь в порыве безумства, уподобившись зверю, мужчина может сделать все, что угодно! Или это безумство иного толка?
Леди Ребекка, девушка даже этому удивилась, очень точно описала Генри: в нем скрывалось пламя, которое способно было согревать - окружать заботой, но в какие-то моменты вспыхивало слишком ярко, неприятно кусая.
- Мне кажется я уже обожглась, – честно призналась Элис, вовсе не имея в виду начинающийся пожар, который она тушила руками. – И не раз. Но совершенно не понимаю что делать..
Женщина перед ней так много говорила про отношения между супругами в спальне, что миссис Кендал готова была провалиться под землю. Неужели это все так важно? У женщины, хорошей жены, есть определенные обязанности, которые она вынуждена выполнять – и всего-то. Но их брак с Генри изначально был очень странным и Элис давно уже потерялась в мыслях о том, что она должна и чего может избежать.
Столь же неловкими были вопросы про объятия и поцелуи. Следовало признать: ей понравился поцелуй на берегу озера – внезапный и легкий; и прикосновения в обувной лавке, пусть даже тогда они были в ссоре. Но когда Генри яростно, грубо схватил ее, буквально, накинулся после бала, Элис не испытывала никакого удовольствия. Ей было стыдно и страшно. Но леди Ребекка говорила так, словно ей подобные отношения приносили невероятное счастье! Столь почтенная леди.. как такое может быть?! 
Элис беспокойно заерзала в кресле.
Разве может мужчина быть податливым и уступчивым?
И что это значит: «сливаетесь воедино»? Каким это образом?
Миссис Кендал что-то неразборчиво пробормотала, но тут же спохватилась – нельзя так разговаривать с леди Ребеккой.
- Боюсь, что ничего подобного я не замечала, - пробормотала Элис. – Я стараюсь ни о чем Генри не просить, как можно меньше озадачивая его своими нуждами и заботясь о его благополучии и комфорте.
Хотя в этом было изрядное лукавство: девушка только сейчас, после этого разговора, начала осознавать, что мужчинам жизненно необходимо нечто большее, чем просто дружеское отношение. Не совершили ли она ужасную ошибку, когда поехали в Гретна-Грин?
- Генри и без того сделал для меня слишком много, чего я вовсе не заслуживаю.
На неловкие вопросы о том, что доставляет ей удовольствие, Элис предпочла просто не отвечать – прежде всего потому что ей было нечего ответить. Леди Ребекка явно считала, что миссис Кендал знает значительно больше, чем это было на самом деле, и открывать почтенной даме глаза на свою полную неосведомленность, девушка не хотела.

+1

38

Леди Ребекка, занятая своими мыслями или воспоминаниями о счастливой супружеской жизни, не сразу ответила: на ее губах играла мечтательная улыбка, смотревшаяся немного не к месту на лице немолодой уже дамы.
- Зачем же просить? - несколько невпопад ответила она, выныривая из трясины  ностальгии и обращая на собеседницу недоумевающий взгляд, -  Уверяю вас, ангелочек: Генри достаточно сообразителен, чтобы без всяких просьб с вашей стороны удовлетворить ваши самые насущные нужды...
Но сказав это, она как будто с запозданием поняла смысл того, что только что сообщила ей Элис.
- Не понимаете, что делать? Но как же так! Вы ведь не первый день замужем, хотя и не так давно...Мы с сэром Робертом быстро поняли, что к чему: еще до того, как... вернее, сразу после венчания: так всегда бывает, когда молодые люди без памяти влюблены друг в друга.
Леди Ребекка остановилась на полуслове, как будто осененная внезапной догадкой, и после небольшой паузы воскликнула:
- Боже мой! Кажется, я понимаю, в чем дело: вы вышли замуж не по любви, а по принуждению вашего опекуна, потому-то вам и изменяет догадливость, обычно свойственная всем влюбленным девушкам! А я еще на балу заметила, как менялось ваше настроение, когда вы возвращались к мужу после очередного танца с другим кавалером: на вас просто лица не было! Бедный Генри: ведь с какой стороны на него не взгляни, он способен составить счастье любой девушки, и при этом быть нежно любимым ею. Впрочем, вам я тоже сочувствую: ведь вас вынудили к этому браку и таким образом лишили надежды на счастливое будущее. Вам неприятен Генри, не так ли? Такое хотя и редко, но случается: помню, был у меня поклонник, блестящий молодой корнет, все мои подружки на выданье от него были без ума, а я, как только он ко мне приближался ближе, чем пару футов, начинала задыхаться и чуть не падала в обморок от отвращения.
Леди Ребекка подперла щеку рукой и с состраданием посмотрела на жену лейтенанта.

+1

39

Наверное, в этом была часть проблемы Элис: Генри был столь заботлив, так внимателен, что девушка постоянно чувствовала - она бесконечно обязана ему, но не знала как вернуть этот долг. Хотя теперь, кажется, она понимала более четко чего хочет мужчина, но не была уверена, что сможет дать это. Впрочем, нет: у лейтенанта был шанс – она ведь не сопротивлялась, когда мужчина впал в то самое безумство, о котором недавно говорила леди Ребекка. Элис молча терпела все, что он делал и что собирался сделать, не попрекнув его ни словом, ни действием.
Разве только слезы выдали ее чувства в тот момент.
Почему-то возникало неприятное чувство: она все это время только и делала, что была ужасно неблагодарной особой. Наверное, проблема была еще в том, что миссис Кендал была совершенно никудышной актрисой и не могла бесконечно притворяться там, где оказывались задеты ее чувства.
- Нет, Господи! – воскликнула Элис, пораженная воображением леди Ребекки. Девушка прижала ладони к вискам, собираясь с мыслями – просто голова шла кругом. – Все было совсем не так!  И Генри мне не неприятен, но…
Миссис Кендал сбилась, смешалась, не зная как лучше начать рассказывать, чтобы объяснить все кратко, но доходчиво.
- Но я так виновата перед ним! – прошептала она наконец. – Если бы я могла все изменить... чтобы он был счастлив!
Элис вздохнула еще раз, собираясь с силами. Ей стало совсем грустно и неприятно – из-за того, что она, в который раз, в полной мере осознала что натворила, когда согласилась выйти замуж. Она разрушила жизнь Генри, который мог и еще может влюбиться в ту девушку, что ответит ему столь же пылкой страстью. В девушку, подобную леди Ребекке в молодости.
- И баронет Уайт не принуждал меня к браку, - Элис опустила голову и смотрела теперь только на свои руки. Ей было страшно стыдно. Впрочем, голос ее при этом звучал, пусть и негромко, но уверенно. – Мои родители умерли когда я еще была ребенком и оставили в наследство немалую сумму денег. Когда я выросла и влюбилась, то баронет Уайт, мой законный опекун, чтобы не лишиться денег, запер меня в старом доме, оставив в качестве надсмотрщика одного слугу с женой. Это было прошлой весной. Я все время сидела в комнате и меня никуда не выпускали и только поэтому я... – девушка покачала головой. – Несколько дней назад, во время бурана накануне Рождества, в этот дом случайно, заплутав, попали Генри и лейтенант Томас. Я попросила у них помощи, но, видит Бог, я умоляла их только об одном: чтобы они увезли меня. Но Генри отказался, твердо сообщив, что единственный вариант: это пожениться. Только так он сможет забрать меня и затем через суд потребовать у баронета причитающиеся деньги. Мне нужно было отказаться, но в тот момент я едва понимала что происходит и мечтала об одном: выбраться из заточения. И я дала согласие.
Миссис Кендал говорила торопливо, словно опасалась, что ее перебьют и она не успеет объясниться.
- Той же ночью мы сбежали и поехали прямиком в Гретна-Грин, где на следующее утро кузнец объявил нас мужем и женой...

+1

40

Леди Ребекка выслушала, не перебивая, с огромным вниманием, и некоторое время помолчала, разглядывая ковер под ногами.
Когда она подняла голову, в ее глазах блестели слезы.
- Глупые, глупые дети! - прошептала она и поцеловала Элис в лоб. - Генри поступил благородно, но безрассудно и недальновидно, а вы, дитя мое... что ж, я думаю, у вас не было иного выхода, как согласиться на его предложение. Теперь изменить что-либо очень сложно, почти невозможно, и однако в ваших силах сделать мужа счастливым, но, конечно, не ценой собственного счастья. Беда в том, что вы с Генри не успели как следует узнать друг друга перед тем, как совершить этот непоправимый шаг. Он вас любит: для меня это очевидно, - леди Ребекка указала на розы, наполнявшие комнату тонким благоуханием, - Вы его полюбить не успели и, возможно, никогда не сможете этого сделать. Но попытаться-то стоит! Я думаю, хорошо, что он скоро уедет и оставит вас в покое на довольно длительное время, но вы постарайтесь потратить это время с пользой. Мой вам совет: пишите мужу письма. Пишите обо всем: о каждой мелочи, о новостях, пусть даже и незначительных, о своих мыслях и чувствах. Я не знаю ничего, что отражало бы душу человека лучше и полнее, чем письма. Генри будет вам отвечать, - иначе и быть не может, - и таким образом, вы в разлуке не отдалитесь друг от друга, а напротив, станете ближе. А сейчас я, пожалуй, оставлю вас одну, чтобы вы как следует подумали над моими словами.
Леди Ребекка  запечатлела на лбу юной миссис Кендал еще один материнский поцелуй и встала, шурша пышными юбками.

+1

41

Элис стало еще хуже, когда леди Ребекка проявила по отношению к ней  невероятную доброту. Впрочем, пусть ее слова были ласковы, но в них присутствовала и горечь.
Никогда не сможет полюбить.. почему-то из-за этой мысли внутри возникала гнетущая пустота.
Впрочем, в одном леди Ребекка ошибалась: Генри не любил свою жену, иначе не бормотал бы в забытьи имя другой. Во всяком случае Элис проще было думать так, это словно снимало с нее какую-то часть ответственности.
- Спасибо, миледи, - пробормотала девушка, все еще не решаясь поднять голову. Она только и видела, что пол да подолы платьев.  – Мне, действительно, нужно обдумать ваши слова. И я благодарна вам за совет. Ведь до сих пор мне не с кем было даже поговорить. 
На самом деле миссис Кендал была благодарна куда больше, чем могло показаться со стороны: все случившееся копилось в ней, раздирало изнутри, но, высказанное вслух, оно будто вырвалось на свободу и перестало столь сильно угнетать девушку.
Когда леди Ребекка вышла, Элис буквально упала обратно в кресло, закрыв глаза и смахивая с щек слезы. Она бы многое отдала, чтобы освободить Генри от столь опрометчиво заключенного брака. Он не жаловался, не роптал, но явно заслужил лучшей жены – и с этим было невозможно спорить.
Вот и леди Ребекка понимает, что они совершили ошибку. И ничего уже не изменить.
Единственное, что было в силах Элис: в следующий раз, когда Генри станет диким, необузданным зверем, сдерживать слезы и подчиняться.

+1

42

Леди Ребекка спустилась вниз и покинула дом Бартоломью Кендала, что называется, по-французски: то есть не прощаясь с джентльменами: вольность, которую могла позволить себе дама ее возраста и положения в обществе.  Единственное, что она попросила сделать дворецкого, - сказать лейтенанту Кендалу, что она восхищена цветами, которые он подарил своей жене.
Сам лейтенант сидел в столовой как на иголках, с минуты на минуту ожидая появления Немезиды, которая потребовала бы от него объяснений и реституций по поводу утреннего инцидента. Однако время шло, а леди Ребекка не появлялась. Наконец, не выдержав мук ожидания, лейтенант встал из-за стола и объявил, что ему необходимо отлучиться.
Поднявшись на второй этаж, он постучал в дверь спальни жены и вошел, трепеща как осиновый лист. Но в комнате не было никого, кроме Элис.
- Леди Ребекка уже ушла? - спросил Генри, ожидая, что жена начнет упрекать его за возмутительное поведение его денщика и даже, возможно, швырнет ему в лицо украденные цветы вместе с вазой.

+1

43

Минуты медленно утекали прочь, неутомимо превращая настоящее в прошлое. Элис вытерла слезы, но все равно пребывала в расстроенных чувствах. И в голове не было ни одной стоящей мысли.
Она хотела поступить правильно, но не знала что именно это под собой подразумевает. Ей хотелось найти идеальный вариант, но и его не было. Наверное, леди Ребекка, высказала единственно верное предложение: писать письма. А до тех пор? Нужно быть внимательной, вежливой, заботливой. Может быть стоит еще раз попросить прощения.
Хотя в последнем Элис не была столь уверена: иногда ей казалось, что Генри не всегда радуют ее бесконечные извинения.
Девушка сидела, глядя на розы и фиалки, и вздрогнула, когда раздался стук в дверь. Большими, расширенными глазами, миссис Кендал смотрела на мужа, но видела его теперь, после разговора с леди Ребеккой, будто немного иначе. Она медленно кивнула и только потом заметила:
- Да, леди Ребекка уже ушла.
А ведь она еще хотела узнать кто подарил Элис цветы!
Цветы! Ну, конечно!
- Леди Ребекке очень понравились розы, которые вы мне подарили, - девушка пристально всматривалась в лейтенанта, готовая уловить в выражении его лица удивление, если вдруг цветы не от него. – А для меня этот букет и корзинка с фиалками были большим сюрпризом. Я благодарю вас от всего сердца! Это такой чудесный кусочек лета посреди зимы.

+1

44

Лейтенант поразмыслил над сообщением о том, что леди Ребекке понравились розы, украденные из ее же дома. Значило ли это, что дама, которую он всегда считал исключительно здравомыслящей и снисходительной, и в данном случае проявила гораздо больше милосердия, чем он мог ожидать и надеяться? В любом случае, он перед отъездом напишет леди Чатсуорт письмо с извинениями и благодарностями, решил лейтенант. Розы будили в нем угрызения совести и вызывали почти отвращение, хотя по сути он и не был ни в чем виноват. Но, конечно, раз леди Ребекка не поставила его жену в известность о вопиющей проделке Перкинса, он тем более не будет этого делать. Поэтому он ограничился тем, что сказал:
- Я рад, что сумел вам угодить... А в общем-то, я зашел попрощаться перед отъездом и выразить надежду на то, что мы расстаемся друзьями. Я буду писать дяде по возможности раз в две недели, сообщая о том, как обстоят дела, а он , если вы этого захотите, будет держать вас в курсе событий.
Генри не был уверен в том, что жену будут интересовать подробности его армейской жизни, но если вдруг она изредка вспомнит о нем, то всегда сможет узнать чуть устаревшие новости от его дяди.

+1

45

Элис собиралась сообщить Генри, что рассказала леди Ребекке все о их внезапной свадьбе и о событиях, предшествующих ей, как мужчина  и велел, но сообщение лейтенанта временно выбило эти мысли у нее из головы.
- Вы уезжаете? – она поднялась, растеряно глядя на военного. – Куда вы уезжаете? Я не понимаю... вы ранены, вам нельзя сейчас в дорогу.
Новость об отъезде оказалась столь неожиданной, что девушка не сразу сообразила, что путь лейтенанта лежит не просто в соседнее поместье по делам и не в город, а гораздо дальше – в Крым. А осознав это – ужаснулась.
- Неужели вы не можете остаться еще на неделю? На несколько дней, чтобы оправиться хотя бы после лихорадки?
Элис шагнула вперед, но остановилась. У нее голова и так шла кругом после разговора с леди Ребеккой, а теперь – и того пуще. Все ее уговоры пропадут впустую – она лишь это понимала. Если лейтенант решил уехать, то он уедет. 
- И письма.. вы обещали, что будете писать мне. Впрочем, я понимаю: у вас наверняка будет столько дел и разных забот, что времени...
А, может быть, и желания.
- …на упражнения с пером не останется вовсе. Но, надеюсь, вы все-таки будете не против, если я стану иногда писать вам?

+1

46

Бросок кубиков на то, вернулись ли лихорадка и помрачение сознания
Четные значения - нет
Нечетные - да
[dice=5808-16]

+1

47

Генри растерянно провел по лбу здоровой рукой: он обещал жене, что будет писать ей из Крыма? Наверное, обещал, раз она так утверждает: зачем ей лгать? Но он этого не помнил. Попутно он сообразил, что его решение написать леди Ребекке неосуществимо из-за раненой правой руки. Да что с ним такое? Откуда эти провалы в памяти? Мысли снова начали путаться, а руки и ноги заледенели, хотя в комнате было достаточно тепло. Ему надо собираться в дорогу, - это единственное, что он понимал, и еще, - что Перкинс будет не в состоянии править лошадьми, потому что сидеть не сможет еще как минимум несколько дней. Придется попросить дядю отправить с ними другого кучера... Мервина? Или Полли? Наверное, все-таки Мервина, потому что Полли озябнет, сидя на козлах...
- Да... конечно, я буду писать и вам. А вы - мне и баронету Уайту.
К чему он упомянул баронета, Генри не смог бы объяснить даже себе самому. Он снова приложил левую руку ко лбу - тот, в отличие от нее, пылал, как раскаленная печь.
- Леди Ребекка, - сказал он, обращаясь к самой пышной розе в букете, - Почему вы выбрали красные розы для похорон сэра Роберта? Белые лилии гораздо уместнее: они пахнут, как кладбищенская земля. Прошу меня извинить: я не смогу присутствовать на поминках, поскольку под Балаклавой меня ждет капитан Нолан.
Генри на негнущихся ногах вышел из комнаты жены и добрел до двери собственной. Сил на то, чтобы сбросить с себя хотя бы халат и улечься под одеяло, не осталось: он неловко лег на левый бок и закрыл глаза, сотрясаясь в ознобе.

+1

48

Элис, неприятно удивленная упоминанием баронета Уайта, обхватила себя руками и сделала шаг назад, даже не зная как реагировать на подобные заявления. Ведь в словах Генри сейчас четко проглядывалось не ее отношение к лейтенанту или баронету, а отношение военного к ней. Он считает, что она способна, после всего случившегося, писать Джону Уайту точно так же, как и самому Генри!
- Что вы.. – начала было девушка, но замолчала, озадаченная продолжением. Леди Ребекка, похороны, сэр Роберт, капитан Нолан..
Лейтенант бредил. У него не просто был жар, как вчера, но сейчас разум его помутился – и это было крайне тревожным симптомом. Ему становилось хуже.
Миссис Кендал, забыв обо всем, бросилась следом за военным, который, кажется, даже не замечал ее присутствия. Убедилась, что он кое как устроился на кровати в своей комнате и тут же, приподняв подол платья, чтобы он не путался в ногах, торопливо сбежала по лестнице. Она надеялась, что доктор Рассел, увлеченный разговором с мистером Кендалом, еще не уехал. К счастью, так и оказалось. Даже лейтенант Томас еще наслаждался очередной чашкой кофе, никуда не торопясь.
- Прошу прощения, - торопливо, самым неприличным образом влезая в разговор, проговорила девушка. – Доктор Рассел, Генри очень плохо! Он бредит, прошу вас, поднимитесь наверх!

+1

49

Доктор выглядел озадаченным и несколько смущенным, ведь еще час назад он заверил всех, что выздоровление его пациента идет полным ходом. Поспешно убрав салфетку и отставив недопитую чашку кофе, он поднялся и стремительным шагом направился наверх. Войдя в комнату лейтенанта, он первым делом пощупал ему лоб, нахмурился, придвинул кресло к кровати и, вытащив из жилетного кармана большие золотые часы, свидетельствовавшие о том, что дела у него идут очень неплохо, взял больного за запястье и принялся измерять пульс.
- М-да... -закончив, промолвил он, качая головой, - Никак не ожидал подобного развития событий. Велите принести шампанского или виски - я считаю, что вашему мужу в данном случае необходимы возбуждающие силы средства, а не успокоительные. Кроме того, я пропишу ему хинин.
Доктор окинул сумрачным взглядом хрупкую фигурку миссис Кендал и добавил:
- Не хочу вас  пугать, сударыня, но лучше предупредить опасность заранее, чем впоследствии раскаиваться в недальновидности. Возвратные лихорадки, как правило, бывают заразны, поэтому настоятельно вам рекомендую покинуть комнату и прислать сиделку, а также приказать слугам обрызгать комнату уксусом и во избежание тифа обрить голову больному.

+1

50

Элис была откровенно недовольна доктором, который обещал им, что все будет в порядке. И вот: едва ли прошло два часа, как больной лежал в бреду, с жаром. Поднявшись следом за доктором Расселом, миссис Кендал, беспокойно заламывая руки, внимательно наблюдала за его действиями и старалась запоминать и помечать все. Хотя ничего особенного тот и не делал.
- Полли! Виски, живо! – мягкость и любезность были временно отставлена в сторону. Не до того сейчас. Сейчас все должны бегать и крутиться вокруг раненного.
Мрачный вид врача и его ужасные прогнозы заставили девушку пошатнуться.
- Откуда тиф? – в голосе Элис прозвучали чуть ли не слезы, но, вместе с тем, упрямство и нежелание верить предположению доктора, который не казался ей уже столь компетентным. – Он был ранен – отсюда и лихорадка! Ночью, вместо того, чтобы лежать, вскочил, а потом спал в кресле!
Миссис Кендал захотелось упрямо топнуть ногой, но она себя сдержала – это был бы поступок достойный девчонки, но не замужней дамы. Но в одном она точно не сомневалась:
- Я никуда не уйду, - твердо произнесла Элис. – Тем более, если эта лихорадка заразна. Но я обязательно велю обработать комнату уксусом.

+1

51

- Сударыня! - доктор слегка повысил голос, но затем махнул рукой и встал. - Поступайте, как подсказывает вам супружеский долг, но я вас предупредил о возможных последствиях. Сейчас я спущусь в столовую и попрошу мистера Кендала и лейтенанта Томаса  не входить в комнату больного до той поры, пока я не дам им на то разрешения.
Доктор порылся в своем чемоданчике и вытащил бумажный пакетик:
- Это кора хинного дерева, чудодейственное средство, которым  в колониях успешно лечат малярию и другие схожие по симптомам болезни. Пусть кухарка приготовит отвар, который вы будете давать больному трижды в день по четверти стакана, смешивая с таким же количеством виски. В остальном - легкая, но питательная диета:  жидкая овсянка на ячменном отваре и  подсушенные хлебцы со сладким чаем.
Доктор откланялся и удалился, чуть не столкнувшись в дверях с Полли, вернувшейся с бутылкой виски и стаканом.

+1

52

Элис упрямо посмотрела на доктора, никакие слова которого не могли переубедить ее и заставить уйти из комнаты. Наверное, никто бы ее не упрекнул, если она отправилась бы сейчас в свою комнату и переживала за мужа издалека. Ни для кого не секрет, что люди хрупкого телосложения при болезни умирают быстрее, чем люди в теле. Но разве она могла оставить Генри, который сделал для нее так много, неизвестно на кого?
- Благодарю вас, доктор Рассел, - произнесла миссис Кендал, провожая врача до дверей. Она все еще досадовала на врача за то, что он утром дал столь поспешное обещание в скором выздоровлении лейтенанта.
Забрав у служанки бутылку и стакан, Элис отдала ей пакетик с хинином.
- Пусть Джайлз сделает отвар и принесет сюда. Но в комнату никому лишний раз нельзя заходить – доктор запретил. И принести мою корзинку для рукоделия и какую-нибудь книгу из библиотеки... все равно какую. Ах, да, еще комнату нужно будет обрызгать уксусом.
Закрыв дверь, девушка вернулась к Генри, налила в стакан немного виски и поставила его на столик. Присела рядом с больным, накинула на него край одеяла и приложила ладонь к его лбу, который показался ей таким же горячим, как угли в камине. Наверное, имеет смысл сделать холодный компресс. Хорошо, что ванная комната – смежная со спальней.

+1

53

Стук лошадиных копыт по каменистой почве перемежался с бряцаньем металлических частей сбруи, -  больше никакие другие звуки не тревожили воцарившуюся в Долине Смерти гнетущую тишину. Генри слышал только это да еще монотонное, раздражающее жужжание мухи над левым ухом. Кумир под ним шел уверенной легкой рысью, слушаясь своего всадника и не пытаясь вырваться вперед. Краем глаза Генри заметил капитана Нолана, чья лошадь сравнялась с жеребцом, на котором ехал полковник Дуглас, возглавлявший 13-й драгунский полк.
- Капитан Нолан! - холодно и надменно произнес Дуглас, не поворачивая головы, - Не пускайте лошадь в галоп и не пытайтесь опередить своего командира.
Нолан бросил на полковника взгляд, исполненный глубокого презрения, и  характерным для кавалериста плавным движением вытянул вперед руку с саблей:
- Вперед! На прорыв! - крикнул он, указывая в ту сторону, где под палящим солнцем  поблескивали русские пушки.
Генри не успел удивиться этому неожиданному приказу: первое ядро разорвалось где-то справа и позади него, и в следующее мгновение, оглушенный взрывом, он уже лежал в пыли, задыхаясь под бьющимся в агонии Кумиром. Кое-как выбравшись из-под лошади, он почувствовал, как горит правое плечо, и понял, что при падении сломал руку. Подняться на ноги он не успел: на него набросился казак - небольшого росточка, тощий, но жилистый. Казак замахнулся шашкой и лоб Генри овеяло прохладным воздухом. Обхватив казака левой рукой, он прижал его к себе, удерживая так крепко, насколько позволяли стремительно убывавшие силы.

+1

54

Элис думала о том, что неделю назад она сидела в заточении, на которое ее обрек дядюшка, а теперь она сама посадила себя под замок – и не жалеет об этом.
Генри в бреду что-то бормотал, но, к счастью, это не были женские имена. Было похоже, что это нечто военное.. может быть леди Ребекка была права: и лейтенанта на войне контузило ядром?
Девушка принесла из ванной холодной воды в том самом кувшине, в который вчера опускала свои ладони. Обмакнула платок – другой тряпицы не нашлось, и осторожно положила на лоб военного, отведя перед этим прядь черных волос в сторону. Она была уверена, что короткая стрижка совершенно не пойдет Генри, но сейчас выбирать не приходилось: раз врач сказал, то придется состричь все волосы.
Миссис Кендал склонилась еще чуть ниже, собираясь поправить одеяло, и в этот миг лейтенант схватил ее, прижимая к себе сильно и яростно. Элис охнула и воскликнула:
- Генри! – на мгновение забыв, что перед ней больной. Слишком крепко муж обнимал ее, слишком тесно прижимал к себе. Корсет мог стать хотя бы какой-то преградой между ними, но домашнее платье, которое одела девушка сегодня, корсета не предполагало, и она буквально чувствовала как бьется сердце Генри – быстро и тревожно. Да и ее не отставало. Щекой Элис чувствовала жар лица лейтенанта.
Она попыталась было отстраниться, но хватка была слишком сильна.
- Вы делаете мне больно.. – но что человеку в бреду эти слова? Он просто не осознавал, что происходит. В то же время Элис боялась причинить вред раненному и поэтому осторожничила, не вырываясь столь активно, как могла. – Генри.. простите..
Свободной ладонью левой руки девушка слегка ударила лейтенанта по щеке, надеясь, что это отрезвит его и от разомкнет объятия.

+1

55

Адская жара сменилась райской прохладой, а вместо черной казачьей шапки перед лейтенантом возникло ангельское лицо в ореоле белокурых волос. Ангел слегка коснулся его щеки мягким крылом, и лейтенант понял, что сказки, которые рассказывали турки, - правда. Рай правоверных действительно существовал, и в нем были гурии, - белокожие и большеокие  девы, подносившие праведникам шербет и фрукты. Разве он не был праведником? Конечно, был! Недолго: всего с неделю или чуть меньше, но ведь главное - это умереть в тот момент, когда сражаешься за правду и свою религию - так утверждали старики  в  зеленых тюрбанах, которых он встречал на улицах Галлиполи. И вот она, заслуженная награда: сладкий запах цветов напоминал что-то или кого-то из его земной жизни, но он не мог вспомнить, кого именно. Зато гурия, сладострастно прильнувшая к его груди, была восхитительно реальна и в данную минуту  ничуть не походила ни бесплотного христианского ангела, ни на одну из его соотечественниц, закованных в клетки из жестких пластинок корсета. Горячая ладонь лейтенанта легла на прохладный затылок райской девственницы, поглаживая и лаская хрупкие позвонки,  чуть выступавшие под кожей ниже линии роста волос. Кажется, дева что-то ему сказала, - но что, он не понял, да это и не удивительно, учитывая, что говорила она на языке, который он до сих пор слышал лишь на пыльных, пропахших чесноком и кофе улочках Константинополя и Балаклавы.

о гуриях

Гурии каждое утро вновь становились девственницами

+1

56

С одной стороны, пощечина не оказала на Генри должного воздействия – Элис тайно рассчитывала, что лейтенант очнется. С другой стороны, слишком крепкие объятия разжались, а ладонь военного скользнула по спине выше, вызывая в теле девушки дрожь.
Наверное, это была дрожь от передавшейся болезни, не иначе. Потому что других причин дрожать у Элис совершенно не было.
- Прекратите, - не слишком уверенно произнесла она и, собравшись с силами, не столько физическими, сколько моральными, выскользнула из объятий мужчины. Как же тяжело с больными! Никогда не знаешь чего от них ожидать.
В комнате внезапно показалось очень жарко и Элис махнув на себя пару раз ладонями, протянула руку и не глядя взяла стакан с тумбочки из которого тут же отхлебнула – очень хотелось пить. Из головы у нее выскочило, что в стакан она не воды налила, а алкоголь для лейтенанта.  Поэтому миссис Кендал сразу закашлялась, когда виски обжег ей горло – какая все-таки гадость!
Уже следовало поменять компресс и Элис, протянула руку, чтобы снять платок, намочить его и вновь положить на лоб мужчины. При этом она пристально наблюдала за раненным.
И где там бродит Полли?!

+1

57

Полли вошла без стука, держа в руках книгу.
- Вот, мэм: взяла первую попавшуюся, как вы и велели. Джайлз пообещала, что лечебный отвар будет готов через час.
Подойдя к кровати, служанка заботливо  перевернула влажную тряпицу на лбу лейтенанта и расправила одеяло, хотя никакой необходимости в этом не было. Повернувшись к своей госпоже, она скрестила руки на груди, прикрытой помимо простого суконного платья кокетливой кружевной наколкой, и  смиренным тоном спросила:
- Мэм, не хотите отдохнуть в своей комнате? Я присмотрю за лейтенантом Кендалом: заразиться я не боюсь, а все домашние дела уже переделала.
С этими словами она взяла стаканчик с виски и склонилась над раненым.

Генри все еще покачивался на райском облаке, когда к первой гурии присоединилась вторая: ее голос был так же нежен, как у ее сестры, а слова, которые она произносила - сладкими, как патока и вересковый мед,  любимые его соотечественниками, и как рахат-лукум и варенье из лепестков роз, которые он как-то попробовал в одной из кофеен Балаклавы. Лейтенант гадал, сколько девственниц положено каждому из праведников, попавших в рай. Неужели придут и другие и он будет окружен ими, как султан наложницами в гареме? Ради этого стоило умереть...
Одна нежная  рука приподняла его голову, вторая поднесла к его пересохшим губам хрустальный фиал с амброзией. Генри жадно выпил содержимое фиала и почувствовал, что еще глубже погружается в мягкие объятья облака, на котором все это время лежал.

+1

58

- Спасибо, - Элис взяла книгу и отвернулась, чтобы положить ее на столик около окна: в чем смысл жечь свечи, если можно воспользоваться солнечным светом. Хотя, наверное, для больного будет лучше, чем закрыть окна шторами, чтобы ни один лучик солнца не беспокоил его. Надо было спросить у доктора как лучше! Но что уж теперь! 
А когда девушка обернулась, то просто обомлела от удивления: Полли смела брать на себя ее обязанности. И не просто брать – а хватать! Неслыханная наглость!
Она не только смела прикасаться к лейтенанту и ухаживать за ним, но едва ли не терлась грудью о его лицо да и вообще: явно готова была прыгнуть в койку, согревая раненного теплом своего тела. Почему-то это вызвало в Элис жуткую, страшную, черную ревность, которая, подпитанная  крепким алкоголем, только становилась сильнее. И бороться с ней не было сил.
Может быть лейтенант и не принадлежал Элис, но как может эта служанка поступать столь бесстыдно на глазах у законной жены!
Но как Генри тогда бормотал в бреду: Полли..
Миссис Кендал сцепила ладони так крепко, что ожоги заныли со страшной силой.
- Ты не принесла корзинку с рукоделием, как я велела, - холодно, но спокойно произнесла Элис. – А где уксус и тряпки, чтобы протереть здесь все? Неужели кроме книги ты не о чем не вспомнила? Так и за раненным ухаживать будешь? Поди прочь! И не приходи сюда больше: сказано же было, что нельзя в комнату лишним людям заходить! 
Она решительно шагнула вперед, подходя к кровати лейтенанта и оттесняя Полли в сторону. За грубость, столь нетипичную для Элис, ей ничуть не было стыдно: оказывается виски – отличная вещь! Не очень приятная на вкус, зато храбрости придает.

+1

59

Полли вспыхнула и метнула на хозяйку молниеносный, полный ненависти взгляд, однако страх потерять место одержал победу. Она опустила голову и прошептала:
- Простите, мэм... виновата. Я попрошу Джайлз принести ваше рукоделие и обрызгать комнату уксусом.
Сделав книксен, она выскользнула за дверь, не поднимая глаз.
Лейтенант, согретый и успокоенный ласками гурий и действием волшебного напитка, не слышал и не видел ничего, что происходило у его постели. Рай последователей пророка Мухаммеда оказался настолько лучше обещанного Евангелием, что он диву давался, отчего все его единоверцы до сих пор не перешли в ислам. Надо бы послать весточку лейтенанту Томасу и Перкинсу: предупредить их о том, что он ожидает их в обществе красавиц, каждая из которых была подобна скрытой в раковине жемчужине. Но как это сделать, он не знал, и поэтому поплыл дальше на своем облаке, вдыхая волнующие запахи фиалок и ячменного солода, которыми было пропитано все вокруг. Вскоре, однако, эти ароматы сменились на более резкие и неприятные,  и лейтенант удивился и насторожился, предчувствуя недоброе. Уж не заплыл ли он по ошибке в христианский рай, битком набитый бывшими отшельниками и монахинями, пившими ради умервщления плоти чистый уксус? Гурии исчезли и он затосковал по их нежным рукам и соблазнительным округлостям, скрытым под струящимися одеждами.

+1

60

Элис выдержала взгляд Полли и ничего больше ей не сказала, хотя так и хотелось угостить служанку еще парой ласковых слов – желание для миссис Кендал совсем не типичное. Однако, в последнее время Элис начала понемногу разбираться что к чему: теперь она смутно осознавала, что служанки в доме баронета Уайта оказывались в хозяйской спальне не только потому что там требовалась срочная уборка. И что Полли движет не только бескорыстное желание позаботиться о племяннике мистера Кендалла.
Ревность, столь непривычная и неприятная, заставила Элис схватить книгу, которую принесла служанка, и с силой швырнуть ее через всю комнату. На мгновение закружилась голова и девушка тяжело опустилась на кровать Генри, который пребывал в счастливом неведенье о происходящем вокруг.
Протянув руку, миссис Кендал крепко сжала стакан, но тот был почти пуст и девушке достались лишь жалки капли виски с самого дна. Как жаль: она надеялась, что алкоголь прояснит ее разум и успокоит. А, впрочем, у нее же есть целая бутылка! Однако, едва тонкие пальцы сомкнулись вокруг горлышка, как раздался стук и Элис испуганно отдернула руку. Вздохнула глубоко, поднялась и открыла дверь.
- Мэм, я вашу корзинку с рукоделием принесла, уксус вот еще – все как вы велели, - сообщила кухарка, стоящая на пороге. – Я вам помогу.
- Я все сделаю сама, Джайлз, благодарю, - Элис улыбнулась, но улыбка эта вышла бледной, едва заметной.
- Да что вы, мэм! – кухарка решительно зашла в комнату. – Куда тут с вашими ручками-то пострадавшими! Я все сделаю, а вы садитесь подле мужа и не беспокойтесь о разных мелочах.
- Спасибо, - Элис посторонилась, возвращаясь в свое... уже ставшим ее... кресло. Корзинку с рукоделием она поставила на пол, а пока занялась тем, что смочила холодной водой компресс, отжала и вновь положила его на лоб лейтенанта.
- Как себя мистер Кендал чувствует? – продолжала болтать кухарка в полголоса, принимаясь за обработку комнаты уксусом. - Полли-то на кухню пришла совсем мрачная, угрюмая.. ну, все, думаю, плохо племяннику хозяина!
- Сложно сказать, - вздохнула девушка. – У него жар и озноб. Ты не принесешь потом грелку и еще одно одеяло?
- Конечно! А то можно Полли сейчас послать...
- Не надо Полли!  - слишком торопливо заметила Элис, но тут же постаралась исправиться. – У нее и так наверняка много дел по дому.
- Сейчас у нас всех одно важное дело: сделать все, чтобы мистер Кендал поправился как можно скорее, - заметила Джайлз, но Полли все-таки звать не стала. Она быстро и умело обрызгивала комнату уксусом и протирала столики и каминную полку. – Может мне сиделку позвать? А то как бы вы не заразились: нас-то доктор испугал!
- Нет, - уже в который раз за утро отказалась от помощи Элис. – Я останусь и будь что будет.
- Ну тогда, если вам что надо, так сразу меня зовите! Вам-то тоже отдыхать, есть и пить надо, и так вы худенькая.
Элис улыбнулась благодарно, но не стала утомлять словоохотливую служанку рассказами о том, что сегодня во время завтрака она съела столько же, сколько в старом доме дядюшки получала за день. Джайлз тем временем подняла с пола книгу и положила ее обратно на столик, не забывая вести разговор дальше.
- Вам кушать хорошо надо, а то худеньким леди тяжело детишек рожать.. ой, заболталась я, пойду! Так вы непременно зовите меня! А про грелку и одеяло помню, мигом все организую.
Добавив углей в камин кухарка, добрая душа, покинула комнату, оставив миссис Кендал в тишине наедине с мыслями.

+1


Вы здесь » Нассау » Восток-дело тонкое » Розы красные, фиалки синие.