Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Восток-дело тонкое » Средь шумного бала, случайно...


Средь шумного бала, случайно...

Сообщений 31 страница 60 из 70

31

Элис сидела сама не своя. Она понимала: что все, что говорит баронет, он говорит для нее. И его жалобы о том, что он торопился, но не успел на свадьбу – значит он следовал за ними, искал.. только не нашел. И что он так ждет их в гости и хочет, чтобы она осталась вместе с ним, когда Генри уедет. Это ведь тоже был намек: едва лейтенант отбудет из Англии, то – не жди пощады.
Баронет – страшный человек и от своего не отступится.
Немного придя в себя, девушка принялась ковырять еду в тарелке. Нужно было собраться и вести себя достойно: ведь хозяйка вечера не должна подумать, что ее праздник не пришелся миссис Кендал по душе. Есть совершенно не хотелось, но Элис постаралась проглотить хоть что-нибудь, хотя даже не поняла, что именно кладет в рот –совершенно не чувствовала вкуса. Ей хотелось повернуться к Генри и попросить, чтобы они уехали домой. Но это тоже было бы неуважением по отношению к леди Ребекке, поэтому девушка молчала.
В конечном итоге от нее ничего не зависело: ее судьба целиком и полностью находилась в руках двух мужчин, между которыми она сидела. И именно они решали за нее.

+1

32

Тревога Генри за безопасность жены росла по мере того, как он наблюдал за Уайтом. Баронет настойчиво гнул свою линию, по сути не оставляя лейтенанту выбора. Раз и навсегда отвергнуть его настойчивые приглашения в присутствии леди Ребекки и мисс Тэвисток Генри не мог; пообещать, что его жена будет навещать своего дядю - тем более.  За стенами "Папоротников" ей ничего не угрожало, но ведь она будет выезжать - и в экипаже, и верхом, - хотя бы затем, чтобы отдать долг вежливости той же леди Ребекке ответным визитом. Он не мог запереть жену в "Папоротниках" даже ради ее собственной безопасности: это было бы равносильно тому, что он заставил ее сменить одну тюрьму на другую. Разве ради этого она согласилась на брак, скрепленный не у аналоя, а у наковальни? Генри взглянул на жену: она все больше напоминала ему розу, лишенную шипов, и всем своим видом опровергала латинскую пословицу Tuta rosa coram spinis. Защита розы в ее шипах, но раз его жена не обзавелась этим оружием, придется ему найти способ, как ее защитить.
Баронет тем временем не унимался, подтверждая худшие предположения Генри о его темных и корыстных намерениях. Вопрос о том, как скоро лейтенант расстанется с женой, был более чем красноречив. Лгать не имело смысла: скрыть свой отъезд Генри никак не мог.
- В самое ближайшее время, сэр, - ответил он, отодвигая от себя тарелку с мерлангом. - Буквально на днях. Но это не значит, что миссис Кендал получит возможность навестить вас сразу же после моего отъезда. Мой дядя уже пообещал ей поездку в Лондон на весь зимний сезон.
Генри снова положил ладонь на руку жены, молча призывая ее сохранять спокойный и невозмутимый вид и ничем не выдать удивления по поводу несуществующего обещания Бартоломью Кендала. Впрочем, эта идея, неожиданно пришедшая ему в голову,  так ему понравилась, что он решил обсудить ее с дядей, заменив Лондон на Лидс или Бат, чтобы сбить баронета со следа.
Подоспела вторая смена блюд: фаршированная каштанами индейка и вареная баранья ножка с мятным соусом и пюре из репы.
Леди Ребекка, то и дело бросавшая на Элис обеспокоенные взгляды, не выдержала:
- Вы не съели ни крошки, ангел мой. Так не годится: приносить здоровье в жертву моде - смертный грех.
- Полностью с вами согласна, миледи, - поддакнула мисс Тэвисток, расправляясь с последним кусочком курицы, лежавшем на ее тарелке

+1

33

Баронет Джон Уайт

Молодой Кендал очень старательно увиливал от его приглашения погостить – и баронету это понравилось. Что за радость сражаться с противником бесхребетным, лишенным инициативы и воображения? Такого растопчешь – и никакого удовольствия. А если жертва трепыхается и сопротивляется, то в этом самая соль!
И, значит, этот Кендал скоро уезжает – славные новости! По губам Джона Уайта даже пробежала улыбка, которая, впрочем, быстро исчезла.
- Что за времена пошли: посещению родственников молодые дамы предпочитают развлечения в столице, - Джон Уайт произнес это не с укором, но с толикой грусти, будто бы и вправду печалился о том, что его племянница пренебрегает обществом своего единственного кровного родственника.  – Впрочем, я понимаю стремление юного сердца к свету и блеску столичной жизни.

[nick]Джон Уайт[/nick][status]Не переходи мне дорогу[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/mIwax.jpg[/icon]

+1

34

Элис не удивлялась уже ничему – ей казалось, что ее эмоциональные силы исчерпаны до самого дна. Продолжая вяло ковыряться в еде, она лишь вздохнула, когда услышала, что они, оказывается, планировали поездку в столицу.
Еще утром она бы обрадовалась возможности побывать в грязном Лондоне, вкусить его суетливой и суматошной жизни. Посмотреть что сейчас входит в моду, прогуляться по одному из парков, заглянуть в новый музей декоративного искусства*. А Лондонская национальная галерея, о которой она столько слышала, но ни разу не была? Однако сейчас Элис даже не была уверена, что это – правда.
Следовало отдать Генри должное: он всеми силами старался оградить ее от баронета, и Элис, видя это, была мужу очень благодарна, хотя и понимала, что все его усилия пропадут впустую. От дьявола не скрыться, не спрятаться.
Гадалка была права. Вот и казенный дом замаячил на горизонте.
Не стоило во все это впутывать Генри и его дядю! Вот только первая встреча, а баронет уже  источал столько яда, столько желчи и злости. Лейтенант совершенно не заслуживал подобного отношения, как и его дядюшка.
- Вы, конечно, правы, миледи, - Элис кивнула, послушно принимаясь за индейку, от которой ее воротило. Но девушка впихивала в себя кусок за куском, стараясь угодить хозяйке дома.
И ей отчаянно хотелось прекратить разговоры о гостях, поэтому она, уже оправившись после внезапной встречи, решилась окончательно поднять голову и чуть скосила взгляд, глядя на руки баронета, который ловко управлялся с едой.
- Мистер Кендал, я уверена, что после мы обязательно постараемся договориться о таком варианте, который покажется приемлемым всем.
- Конечно, дорогая племянница, - в голосе баронета Элис почудилась злобная радость. – Я ни в коей мере не собирался становиться на вашем пути! Но поймите и меня: мое сердце жаждет теплого родственного общения.. а, впрочем, довольно об этом!  - Джон Уайт активно налегал на баранину. – Расскажите нам лучше о том, как вспыхнули ваши чувства, приведшие к такому счастливому финалу. Уверен, что дамам, - уважительный кивок в сторону леди Ребекки и взгляд в сторону мисс Тэвисток, - это будет крайне интересно.

*в дальнейшем этот великолепный музей стал известен, как музей Виктории и Альберта.

+1

35

Мисс Тэвисток устремила ясные фиалковые глаза на замужнюю ровесницу:
- О да, миссис Кендал! Расскажите нам как вы познакомились с мистером Кендалом! Уверена, что это произошло самым романтическим образом! Ах! Я так живо себе это представляю: все было так, как описывал лорд Байрон?
Она идет во всей красе —
Светла, как ночь ее страны.
Вся глубь небес и звезды все
В ее очах заключены

Хозяйка дома поспешно вмешалась, пытаясь предотвратить назревавший скандал: вопрос баронета, умышленно или по наивности поддержанный мисс Тэвисток, был того сорта, который не был принят в светских гостиных. То, что он исходил от ближайшего родственника миссис Кендал, делало его еще более дерзким и выглядело как попытка бросить тень на репутацию племянницы.
- Баронет! - сказала леди Ребекка, дружески-фамильярно постукивая сложенным веером по руке Уайта, - Разве подобные вопросы позволительно задавать молодым замужним дамам да еще в присутствии невинных девушек? Не будем смущать молодую пару и выпытывать подробности их знакомства, тем более что у меня нет никаких сомнений в том, что оно было в высшей степени целомудренным. Взамен могу поведать вам, как я познакомилась с ныне покойным сэром Робертом, - я уже в том возрасте, когда воспоминания о былом уместны. Либо попросим лейтенанта Томаса рассказать нам о том, как обстоят дела под Севастополем.
Ангельское личико мисс Тэвисток разочарованно вытянулось: ей явно хотелось услышать совсем другую историю.
Генри крепче сжал руку жены, переплетая ее пальцы со своими, и посмотрел в глаза баронету Уайту:
- Я думаю, сэр, что как ни прекрасны строки, процитированные мисс Тэвисток,  к нашему с миссис Кендал знакомству более подходят другие:
Я на тебя взирал, когда наш враг шел мимо,
Готов его сразить иль пасть с тобой в крови,
И если б пробил час - делить с тобой, любимой,
Все, верность сохранив свободе и любви.
*

*Байрон "Любовь и смерть"

+1

36

Баронет Джон Уайт

Просьба баронета была наглой, но всю глубину смелости этой просьбы могли понять, разве что, молодожены. Джон Уайт был почти уверен, что они познакомились не далее чем несколько дней назад, что до встречи в старом особняке они даже не были представлены друг другу. А значит и свадьба их была довольно скандальной... если это обсуждать.
Ну а для остальных это должно было видеться еще одной прекрасной историей любви, которые так любили глупые и романтичные натуры вроде мисс Тэвисток. К сожалению, леди Ребекка не пожелала выслушать этот забавный рассказ и Джон Уайт улыбнулся:
- Как скажете, миледи, ваше слово для меня - закон! - мужчина склонил голову. - Я лишь хотел, чтобы все насладились этой прекрасной и тонкой историей, как насладился ей я.
Баронету и вправду было интересно, как выкрутится из этой ситуации молодой Кендал. Но нет - так нет. Он был доволен уже и тем, что ему удалось ранее.
- И, думаю, я выражу общее мнение, но нам хотелось бы услышать вашу историю, миледи.
Хотя лейтенант все же удивил баронета, выдав стихами то, что не посмел бы сказать прозой при всех: он открыто угрожал Джону Уайту. И баронет от этого пришел в восторг и одновременно в ярость - мальчишка смел адресовать ему подобные слова! Но все же - каков!
- Что ж, если эти слова в полной мере отражают ваше отношение к моей племяннице, то я более чем рад этому.
Готов пасть в крови? Это легко можно устроить.
И ведь Кендал сам подсказал ему такой замечательный вариант!

[nick]Джон Уайт[/nick][status]Не переходи мне дорогу[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/mIwax.jpg[/icon]

Отредактировано Элис Кендал (2018-01-12 19:17:49)

+1

37

Элис онемела, услышав просьбу баронета. Рассказать..
Она не хотела врать, особенно при леди Ребекке, но и сказать правду не могла. К счастью, им на помощь пришла сама хозяйка, мягко попеняв гостю на излишнее любопытство. Элис перевела дух, хотя стихи мисс Тэвисток ее поразили: настолько они были верными. Настолько они четко отражали момент их с Генри встречи - аж мурашки по коже пробегали. Конечно, мисс Тэвисток ничего не знала и знать не могла, а просто случайно угадала. Но каково совпадение!
Слишком много в последнее время было мистических знаков и сбывающихся предсказаний.
Но Генри! Девушка повернулась, глядя на мужа новым взглядом. Он умел удивлять ее. И каждый день она видела лейтенанта с новой стороны. И сейчас он предстал перед ней не только утонченным собеседником, который с легкостью поддерживает столь непростую и двусмысленную беседу, не только знатоком поэзии; он показал свою внутреннюю силу. И поэтому Элис ощутила, что к ней возвращается спокойствие. Она чувствовала, что муж оберегает ее и, будто обняв руками, защищает от всех опасностей. Хотелось сказать ему что-то хорошее, поблагодарить, но присутствие за столом людей неосведомленных делало это невозможным. Все, что оставалось миссис Кендал, это крепко сжать ладонь мужчины, передавая таким образом ему тепло своей души, и на краткий миг поймать его взгляд, надеясь, что он все поймет.

+1

38

Леди Ребекка благосклонно кивнула, возвращая баронету свое расположение.
- Это случилось тридцать лет назад,  - начала она и ее выразительные глаза под тяжелыми веками мечтательно затуманились, а пышный бюст, казавшийся еще более внушительным из-за обилия хонитонских кружев, заколыхался, выдавая душевное волнение. - Тогда я была юной и хорошенькой девушкой, не испытывавшей недостатка в поклонниках. Но о замужестве я не думала, поскольку оно представлялось мне лишением свободы в отличие от привольного существования  избалованной родителями наследницы немалого состояния. Молодые люди, слетавшиеся ко мне на балах как мотыльки на свет лампы, интересовали меня лишь как трофеи, и уж точно я ни в кого из них не была влюблена. И вот однажды в доме моего отца был устроен званый обед, - одно из тех скучнейший событий, во время которого все разговоры крутятся вокруг погоды и местных сплетен. Место напротив меня за столом занимал юноша, которого я до тех пор никогда не видела, но матушка, сидевшая рядом со мной, шепотом сообщила, что это 5-й граф Чатсуорт,  недавно унаследовавший титул. Я отметила про себя, что молодой лорд красив, но неразговорчив, в отличие от своих соседей по столу. Он внимательно слушал то, что они говорили ему, но редко отвечал, по большей части ограничиваясь короткими "Да, сэр!" или "Вы правы, миледи" Я решила, что он не слишком умен и сразу потеряла к нему всякий интерес. Как я ошибалась! Обед шел своим чередом и я уж не чаяла, когда он закончится, когда случилось происшествие, перевернувшее всю мою жизнь.
Леди Ребекка сделала знак лакею и тот наполнил ее бокал. Сделав глоток, рассказчица откашлялась и продолжила:
- Во второй перемене блюд подали запеченную форель: именно она и послужила тем рычагом, который привел в движение скрытые силы, соединившие мою судьбу с судьбой сэра Роберта.
На этом месте  рассказ леди Ребекки был прерван появлением десерта: взбитых сливок с клубникой из теплиц, бланманже из миндального молока, пирожков со сладкой начинкой, мороженого и творожного пудинга с изюмом.
Генри все никак не мог отпустить руку Элис: ему почудилось ответное пожатие с ее стороны и он гадал, что это было: невольная дрожь, вызванная скрытыми нападками ее родственника, или же поощрение пополам с благодарностью. Он едва  ли расслышал хоть слово из рассказа леди Ребекки, поскольку был полностью поглощен новым ощущением: зародившейся надеждой на то, что в сердце его жены наконец-то затеплилась искра симпатии к нему.
Сочные ягоды клубники, соблазнительно выглядывавшие из белой шапки взбитых сливок, вызвали у него странную фантазию: посмотреть на то, как ягода за ягодой будут исчезать в алом, похожем на бутон, ротике жены и как она будет слизывать белую пену со своей капризно изогнутой верхней губы. Картина была настолько яркой и волнующей, что вызвала в нем мучительное желание попросить Элис выбрать именно этот десерт, но вместо этого он пододвинул к ней вазочку с мороженым, щедро политым шоколадом.

+1

39

Наконец-то баронет замолчал и слово взяла леди Ребекка. В любое другое время Элис с удовольствием послушала бы рассказ хозяйки, но именно сегодня девушке приходилось сосредотачиваться, чтобы уловить о чем шла речь - мысли ее разбредались в разные стороны. Она все еще была крайне расстроена случившимся. Впрочем, первоначального ужаса уже не было, слова Генри и его прикосновение удивительным образом излечили Элис. Миссис Кендал осмелела настолько, что решилась глянуть на своего родственника. Баронет Уайт выглядел вполне довольным жизнью и неторопливо наслаждался десертом в виде сладких пирожков, делая вид или вправду с интересом случая леди Ребекку.
Но взгляд племянницы он почувствовал, обернулся и улыбнулся ей заботливой и приторно-доброй улыбкой. И в выражении его лица Элис почудилась угроза.
Девушка отвернулась, решив сосредоточиться на мороженом, которое подвинул ей лейтенант - это было очень даже кстати. Миссис Кендал так много танцевала, что запыхалась, а после, при появлении баронета, ей стало невыносимо жарко и душно в корсете, так что прохладное мороженое должно было принести то самое удовольствие, которого она была лишена весь ужин.
Элис взяла маленькую серебряную ложечку и принялась за лакомство.
- Ах, миледи, но что же было дальше! - воскликнула тем временем мисс Тэвисток, что без устали поглощала клубнику со сливками. - Умоляю вас, не томите! Какую же роль сыграла форель?

+1

40

Генри мельком взглянул на мисс Тэвисток, по иронии судьбы выбравшую именно тот волнующий десерт, который он  хотел предложить своей даме, и отвел взгляд, приготовившись внимать концовке истории, начала которой он не слышал, увлекшись своими собственными фантазиями, увы, не нашедшими воплощения в жизнь. Но разве не все мечты оставляют после себя легкий привкус разочарования? Успокоившись этой мыслью, он на мгновение скосил глаза на вазочку с мороженым, в которую погружалась серебряная ложечка.
- Превосходное токайское! - тем временем продолжила леди Ребекка, покачивая в руке бокал с белым вином и задумчиво его разглядывая. - Любимое вино моего батюшки: он предпочитал его всем другим сортам. Точно такое же, за исключением года урожая, подавалось на том обеде, о котором я расказываю. Да, форель... Форели в то лето было видимо-невидимо. Мой батюшка, а как позже выяснилось, и сэр Роберт, был заядлым рыболовом и его часто можно было видеть стоявшим с удочкой в руках на берегу ручья, протекавшего по северной оконечности Гримсби-парка. Наловив полную корзину рыбы, он, как правило раздавал ее окрестным ребятишкам, которые так его и называли: "Старый джентльмен с корзинкой". Так вот: подали форель, запеченную целиком. Как сейчас помню веточку петрушки, торчавшую изо рта рыбины, и ломтики лимона, разложенные по ее спинке. Я положила в рот кусочек - всего кусочек!- и проглотила...
Леди Ребекка сделала драматическую паузу и глубоко вздохнула.
- О ужас! - пронзительно воскликнула она сразу же после этого, так что сидевшие за соседними столиками гости на мгновение прервали разговоры и с недоумением посмотрели на хозяйку дома. - Рыбья кость застряла у меня в горле, да так, что я не могла ни вздохнуть, ни издать крика о помощи. Я прижала руки к горлу (тут леди Ребекка изобразила как именно она это сделала) и широко открытыми глазами уставилась, то есть посмотрела, на молодого лорда, сидевшего напротив меня. Из глаз моих хлынули слезы, я покраснела, как вареный рак,  и чувствовала, что задыхаюсь и жить мне осталось не более нескольких мгновений. Впоследствии сэр Роберт рассказывал мне, что я выглядела в тот момент, как жена причетника, увидевшая дьявола. Гости переполошились, но никто не знал, что делать, и все лишь беспомощно наблюдали за моей агонией, в то время как моя матушка и еще две или три дамы упали в обморок от потрясения.
Мисс Тэвисток отложила десертную ложечку и прижала обе руки к груди:
- Какой ужас! - прошептала она потрясенно, повторив недавно сказанное леди Ребеккой. - Но кажется, я догадываюсь, кто пришел вам на помощь, миледи!
Леди Ребекка торжественно кивнула:
- Да, это был воистину судьбоносный момент. Пока остальные гости, обратившиеся в соляные столпы, не предпринимали ровным счетом ничего для моего спасения, молодой лорд Чатсуорт молча встал и, неторопливо обогнув стол, подошел ко мне сзади, приподнял меня со стула и крепко обхватил руками, нажимая вот сюда. Лейтенант Кендал, привстаньте: я покажу, как он это сделал. Впрочем, нет: боюсь, это шокирует юных леди, как шокировало гостей на званом обеде моего отца.

+1

41

Мороженое было чудесным! Холодное, в меру сладкое, а не приторное, как любят делать в некоторых домах. Еще бы посыпать его сушеными ягодами или колотыми орешками! Впрочем, и с шоколадом было очень вкусно - Элис давно не пробовала такого лакомства. Ложечка раз за разом опускалась в вазочку с мороженым и, хотя девушка старалась есть аккуратно, она испачкала губы, которые украдкой облизала. Хотя еще мгновение спустя Элис чуть было сама не подавилась, когда хозяйка дома столь эмоционально воскликнула, что привлекла всеобщее внимание.
Рассказ леди Ребекки, несмотря на ситуацию, все же сумел заинтересовать миссис Кендал - очень уж удивительным было знакомство будущей леди и ее мужа. Элис с удивлением смотрела на хозяйку дома. Она на какой-то момент даже забыла о баронете, что сидел рядом с вежливым выражением на лице и хранил полное молчание. Казалось, что мужчина просто наслаждается их обществом и ужином, хотя, сомневаться не приходилось: он обдумывает свои следующие шаги.
Ложечка уже касалась дна вазочки - мороженное закончилось. Да и рассказ хозяйки дома стремительно двигался к своей кульминации.
Элис подумала, что, если она верно поняла леди Ребекку, то после подобного лорд Чатсуорт просто обязан был жениться на девушке, которой оказал помощь столь... нескромным образом. Обхватил руками у всех на глазах да еще и надавил! Подумать только! Миссис Кендал даже захотелось схватить мужа за руку и удержать, чтобы он не стал подопытным леди Ребекки в столь откровенной демонстрации, но, к счастью, и не пришлось.
Лейтенант Томас, молчавший почти все время и мрачно поглядывающий на баронета, отодвинул от себя пустую тарелочка из-под пудинга.

Отредактировано Элис Кендал (2018-01-13 11:10:36)

+1

42

Глаза леди Ребекки вновь заволокло мечтательной дымкой.
- Рыбья кость пулей выскочила у меня изо рта и я наконец-то вздохнула полной грудью! Какое неимоверное облегчение! Я до сих пор испытываю смешанные чувства по отношению к рыбным блюдам: с одной стороны, я их боюсь, с другой, благодарна за то, что одно из них подарило мне спутника жизни, о котором мечтали все девушки на выданье из нашего графства. Как вы понимаете, мои дорогие, после такого конфуза, произошедшего на глазах полусотни представителей высшего общества, молодой лорд Чатсуорт был просто обязан на мне жениться: впоследствии именно так он мне и говорил: "Как честный человек, я был обязан попросить твоей руки, Бекки! А мое сердце принадлежало тебе с того момента, как ты посмотрела на меня, едва сев за обеденный стол" Я прожила с сэром Робертом долгую и счастливую семейную жизнь и жалею лишь об одном: что не умерла с ним в один день.
Леди Ребекка вздохнула, смахнула с ресниц набежавшую слезу и окинула Генри многозначительным взглядом.
- Лейтенант Кендал, я думаю, вы должны знать, что напоминаете мне сэра Роберта в лучшие дни его молодости.
- Весьма польщен, миледи, - пробормотал лейтенант, недоумевая, что именно в его облике или характере вызвало у вдовы ностальгические воспоминания о покойном муже.
- Что ж, пора возвращаться в бальную залу, - деловым тоном заявила леди Ребекка и поднялась со своего места, подавая знак дамам, что им надо последовать ее примеру.
Генри тоже встал и обратился к баронету Уайту:
- Сэр, после такого обильного ужина я не расположен к танцам. Не хотите ли вместе со мной выкурить сигару на свежем воздухе, если, конечно, вам не обещан последний танец одной из прекрасных дам?
После ужина должен был состояться последний из заявленных танцев: кажется, вальс, если Генри запомнил правильно. Однако он хотел воспользоваться оставшимся временем для того, чтобы наедине переговорить с баронетом и расставить все точки над "i", пока его жена будет кружиться в вихре вальса.

+1

43

Чем дальше, тем интереснее становилась история леди Ребекки. И дело было не в оттенке скандальности и не в том, что, будучи молодой, леди попала в такую ужасную ситуацию, после которой, верно, проще провалиться под землю, чем еще раз выходить в общество. Вовсе нет!
Но случай - кость рыбы, стала залогом счастья двух людей. Не подавись тогда леди Ребекка и как сложилась бы ее судьба? Была бы она счастлива или жизнь ее оказалась полна темных оттенков?
Как понять: ведет ли страдание, которое дает им Господь, к счастью или это лишь подготовка перед еще большими трудностями и будами? Элис очень хотела бы спросить об этом, хотя и понимала, что ответа нет ни у кого.
- Какая необычная история, миледи, - заметила миссис Кендал, поднимаясь.
К счастью, ужин закончился, и не было нужды и дальше терпеть общество баронета Уайта. Хотя сама леди Ребекка оказалась очень интресной и неординардной собеседницей и общение с ней хотелось продолжить. Но оставался еще один танец и можно будет, поблагодарив хозяйку, уехать в "Папоротники". Вот только у лейтенанта оказались немного иные планы - и это встревожило Элис. Зачем, к чему ему разговаривать с баронетом? Это чудовище не отступится от своего - в этом сомнений нет, и никакие слова не переубедят его.
Девушка обернулась к мужу, негромко замечая:
- Генри, зачем? Я прошу вас..
- С огромным удовольствием, сэр, - раздался за спиной Элис голос Джона Уайта. - Нет ничего приятнее, чем провести хоть немного времени с новым родственником.
Элис покачала головой, не зная какие слова сказать, чтобы заставить Генри отказаться от этой идеи, но тут рядом раздался еще один голос:
- Миссис Кендал, вы обещали мне этот танец. Позволите? - один из гостей леди Ребекки, который запился в ее карточку, протягивал девушке руку. Отказать ему - значит нанести оскорбление, а допустить этого никак было нельзя. Элис покорилась судьбе:
- С удовольствием. 
Она бросила еще один умоляющий взгляд на мужа и послушно пошла в зал, мысленно уже представляя сколько недобрых слов скажет сейчас баронет лейтенанту.
Джон Уайт же, не говоря больше лишних слов, развернулся, направляясь в сторону балкона и предоставляя лейтенанту возможность следовать за собой, если тот, конечно, еще не передумал.

+1

44

Генри ограничился тем, что поцеловал руку жены и поклонился дамам, после чего направился вслед за баронетом, сделав вид, что не заметил суровый и предостерегающий взгляд леди Ребекки, которая благодаря огромному житейскому и светскому опыту успела ощутить в воздухе запах пороха.
Леди Ребекка сочувственно прикоснулась к перчатке Элис и вполголоса заметила, так, чтобы не расслышали мисс Тэвисток и новый кавалер, тенью следовавший за прекрасной блондинкой:
- Не волнуйтесь, дорогая: в моем доме никто не посмеет устроить скандал. Тем более я по своему опыту знаю, что табак успокаивает нервы: мой врач прописал мне лечение табаком от сильнейших головных болей, которыми я страдала после кончины моего драгоценного мужа.
Генри вышел на балкон, с которого открывался вид на Чатсуорт-парк, являвшийся уменьшенной копией Хэмптон-корта. В нем был и пруд с высаженными по берегу плакучими ивами, в это время года покрывшийся льдом и служивший местом для катания на коньках, и прогулочные дорожки, посыпанные песком, и небольшой лабиринт из подстриженных граба, букса и лавра с миниатюрной смотровой башенкой в центре, - в нем Генри как-то заплутал, будучи мальчишкой, -  и даже вольер с павлинами, которых летом выпускали бродить по лужайкам и распускать свои великолепные, похожие на восточные опахала, хвосты.
- Вы курите, сэр?
Генри вытащил серебряный портсигар и открыл его, предлагая баронету угоститься сигарой. Несмотря на то, что разговор предстоял сложный и неприятный, он чувствовал, что должен проявить хотя бы минимум уважения к ближайшему родственнику жены.

+1

45

Баронет Джон Уайт
Оказавшись на балконе баронет Уайт почувствовал бодрость. После душного зала и плотного ужина ночная прохлада была именно тем, что и требовалось.
Под ногами мягко захрустело - слуги подметали балкон, но ветер и начавшийся снегопад успели принести сюда еще немного снега. За их спинами сиял огнями зал. Мягкий свет свечей лился из окон, падал на пол длинными прямоугольниками, касался перилл балкона и даже достигал земли. Но баронет встал так, чтобы оставаться в тени. Чтобы ему было хорошо видно как в доме скользят в танце пары, как уверенно ведут своих дам кавалеры и как чуть приподнимаются юбки, позволяя на миг увидеть танцевальные туфли или даже лодыжки красавиц; но чтобы самому оставаться не замеченным.
Повернувшись к лейтенанту, Джон Уайт молча протянул руку и взял сигару. Пробежался оп ней пальцами, выискивая дефекты скрутки: провалы или уплотнения, но все было идеально. Затем баронет понюхал открытую часть ножки, стараясь не отвлекаться на запах покровного листа сигары. Что ж, военный не курил дешевку и не предлагал гнилой товар другим.
Боронет не торопился. Ему было что сказать молодому Кендалу, но сейчас он предпочел подождать и услышать что же собирался поведать ему этот хитрец.

[nick]Джон Уайт[/nick][status]Не переходи мне дорогу[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/mIwax.jpg[/icon]

+1

46

Генри обрезал кончик сигары и протянул крошечную гильотину баронету, чтобы тот проделал ту же экзекуцию со своей.
Коробок со спичками "Люцифер"* как нельзя больше подходил к той сцене, что должна была развернуться между ним и дьяволом, временно принявшим облик почтенного провинциального джентльмена.
Раскурив сигару, Генри сделал медленный и глубокий вдох, чувствуя, как его охватывает легкое головокружение от действия табака и предвкушения словесной схватки с врагом. Впрочем, он был уверен, что она будет недолгой.
- Буду краток, сэр. Я женился на вашей племяннице не потому, что хотел завладеть ее состоянием, которое вы так злонамеренно попытались присвоить. У меня достаточно собственных средств для того, чтобы обеспечить себя и жену. Признаюсь, что поначалу я собирался подать на вас в суд - лишь для того, чтобы восстановить справедливость. Но сегодня, увидев вас, я переменил свое решение. Распоряжайтесь деньгами, которые вы украли у своей племянницы, как вам угодно, но навсегда избавьте ее и меня от своего общества. Это все, сэр, что я хотел вам сказать.

*Марка спичек для разжигания трубок и сигар, запатентованная лондонским химиком Сэмюэлем Джонсом в первой трети XIX века

+1

47

Баронет Джон Уайт
Баронет принял гильотину, расправился с сигарой - точно так же он разбирался со всеми своими врагами: одним щелчком, и неторопливо раскурил. Слегка прищурившись, он смотрел на лейтенанта.
Наглый щенок. Смеет говорить ему подобные слова. Но баронет, как мог впадать в безумства и неистовство, так, в других ситуациях умел владеть собой, накапливая гнев и злость, чтобы выплеснуть их потом одним махом - и пусть противник захлебнется.
Однако, следовало признать, вариант избавиться от девчонки и оставить все деньги себе был крайне соблазнительным. Но это все хорошо звучало на словах. На деле же могло оказаться, что Кендал врет ему, пытается усыпить бдительность, пусть и таким наглым способом. А после все-таки обратится в суд, попытаясь отобрать деньги, с которыми Уайт не был готов расстаться.
- В суд, - баронет презрительно усмехнулся, чтобы лейтенант сразу понял, что он думает о шансах Кендала в суде. - Воспользовавшись безумием девчонки, вы совратили ее, а затем выкрали из дома. И после этого смеете говорить мне о том, что я украл ее деньги!
Но очень уж Джону Уайту хотелось разозлить собеседника, проверить насколько трепетно он относится к своей жене. К тому же баронет, не без оснований, подозревал, что лишь таким образом Элис могла "уговорить" мужчин ей помочь.
Что поделать: в бескорыстные поступки он совсем не верил; зато отлично знал, что за все приходится платить свою цену.
- Где вы женились: в Гретна-Грин? - резко спросил Уайт. Это был едиснтвенный возможный вариант, если учитывать время, прошедшее с момента похищения, поэтому мужчина был уверен, что он - прав. - Достойное место! И после этого у вас хватает наглости приходить в дом леди Ребекки! Вот что я вам скажу: хотите избавиться от моего общества - бегите. Бегите так далеко, насколько сможете. А, впрочем, вы ведь и так вскоре уезжаете, оставляя молодую жену совсем без своей защиты.
Баронет улыбнулся и улыбка эта была похожа на оскал - и пусть Кендал понимает, как хочет. То ли это намек, что Кендал, накувыркавшись с симпатичной девицей, спешит уехать к другим своим подружкам. То ли намек на то, что Элис не избежать общества своего кровного родственника.
[nick]Джон Уайт[/nick][status]Не переходи мне дорогу[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/mIwax.jpg[/icon]

+1

48

Генри не мог не признать, что  баронет был недалек от истины. Судебное разбирательство, прежде казавшееся ему наиболее приемлемым способом добиться справедливости, на самом деле обернулось бы, помимо огромных судебных издержек, целиком ложившихся на истца, скандальными разоблачениями, которые окончательно и бесповоротно разрушили бы репутацию его жены. Падкая на сенсации публика скорее поверила бы в то, что племянница ответчика - полупомешанная и безнравственная особа, сбежавшая от заботливого опекуна с первым попавшимся красным мундиром. Он не мог этого допустить, но также не мог допустить и другого: подвергнуть жену опасности снова попасть в нечистоплотные руки ее дяди. А то, что баронет Уайт не оставит ее в покое, было очевидно даже слепому. Единственным выходом, который он видел - физически устранить баронета, но таким способом, который более всего соответствовал его собственным понятиям о чести и справедливом возмездии.
Дуэль. Поединок, вот уже десять лет как запрещенный законом в лице премьер-министра Роберта Пила, но по-прежнему пользовавшийся популярностью среди людей, не чуждых гордости и чести.
Генри знал, что для него участие в дуэли было чревато военным трибуналом и увольнением из армии. Для его жены - в случае, если судьба будет на стороне его врага, - потерей офицерской пенсии мужа. Последнее Генри не слишком волновало: его финансовое положение было настолько стабильным, что в случае его смерти Элис не грозила не только нищета, но даже стесненное существование. Но вот с армией он не был готов расстаться, тем более сейчас, когда Англия участвовала в войне. И все же он должен был пойти даже на такой риск: ради того, чтобы женщина, которую он любил и с которой связал свою жизнь, была навсегда избавлена от опасности закончить свои дни в сумасшедшем или работном доме благодаря проискам своего беспринципного родственника.
Продолжение разговора с баронетом не имело никакого смысла: в нескольких фразах они оба обозначили свои будущие намерения, которыми, как полагал Генри, ни один из них не собирался поступиться. Генри бросил сигару и она, прочертив  в темном воздухе огненную траекторию, упала в снег.
- Вы вор и подлец.
Обращение "сэр" в данном случае было неуместно, поэтому он его опустил. Стащив с руки перчатку, Генри хлестнул ею по гладко выбритой щеке баронета, надеясь, что после подобного оскорбления тот не сможет уклониться от вызова.

+1

49

Баронет Джон Уайт
И все-таки подобного да еще прямо сейчас баронет от лейтенанта не ожидал. Он рассчитывал на вспышку праведного гнева, на высказывание недовольства и обиды. Ожидал услышать пылкие слова и, быть может, повторение обвинений в воровстве. Однако намерения лейтенанта были более чем очевидны: он знал к чему приведут его действия и рассчитывал на дуэль. Что ж, баронет был не против принять в судьбе своей племянницы самое деятельное участие и собирался с превеликим удовольствием сделать ее вдовой.
Правда в первое мгновение, когда перчатка Кендала коснулась его лица, баронета охватил гнев. Это была яркая вспышка ярости. Джон Уайт шагнул было вперед и все в его движениях, в выражении его лица пылало угрозой.
Его остановило одно: появление на балконе третьего - это был лейтенант Томас, сидевший с ними за одним столом. Военный появился крайне не вовремя и успел увидеть ситуацию с перчаткой, а, быть может, даже услышал обвинения.
Пусть так.
- Стреляться. На рассвете, - голос баронета был мрачным, но с ноткой тожества. Он уже видел как пристрелит этого наглеца. Уж что-что, а обращаться с оружием Джон Уайт умел отлично, особенно часто любил забавляться стрельбой, с самого утра пугая прислугу и гостей в своем доме. 
- Я пришлю вам своего секунданта, - теперь в голосе Джона Уайта слышалось откровенное пренебрежение. Сигара упала им под ноги и погасла с легким шипением.
Баронет шагнул вперед, собираясь покинуть это общество в частности и этот дом, в общем. Оставалось только еще раз засвидетельствовать свое восхищение леди Ребекке.

[nick]Джон Уайт[/nick][status]Не переходи мне дорогу[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/mIwax.jpg[/icon]

Отредактировано Элис Кендал (2018-01-13 22:46:00)

+1

50

- Ты вовремя... Завтра на рассвете мы с Уайтом стреляемся и я прошу тебя быть моим секундантом.
Генри понимал, что этой просьбой ставит друга в безвыходное положение: отказаться тот не мог согласно неписаному дуэльному кодексу, но, соглашаясь, рисковал так же, как и сам Генри.
Лейтенанту снова страшно захотелось закурить, но времени не было: судя по тому, что оркестр перестал играть, бал подошел к концу и надо было забирать жену и везти ее "Папоротники", сделав вид, что ничего экстраординарного не случилось. Ставить Элис в известность о предстоящей дуэли он не собирался, хотя с дядей Бартоломью поговорить следовало.
- Не хочешь переночевать в доме моего дяди? Я бы предпочел вместе с тобой выехать на место поединка, чтобы не пришлось объяснять Элис, куда и зачем я один еду спозаранку: пусть думает, что мы отправляемся пострелять рябчиков. Если сумеешь договориться с секундантом Уайта насчет места, я бы предпочел развалины аббатства: в это время года там никто не бывает.
Генри пробрала дрожь: не от холода, который царил на открытом всем ветрам балконе, а от того, что он только сейчас осознал, что возможно, жить ему осталось не более нескольких часов. За время отпуска он успел так привыкнуть к мирной жизни, что забыл то жутковатое ощущение близкой смерти, которое охватывало его на рассвете перед атакой.

+1

51

Лейтенант Джеймс Томас

Весь ужин лейтенант Томас был мрачен, хотя и старался быть внимательным к своей даме, что, к счастью, было не очень сложно: пока мисс Тэвисток поглощала еду и слушала чужие рассказы - она была довольна. А послушать в этот раз было кого!
Честно говоря, Джеймс так и не определился в своем отношении к мисс Уайт, а ныне уже миссис Кендал. Против самой девушки он ничего не имел, даже жалел ее - она попала в ужасную жизненную ситуацию. Но свадьбу с ней все равно считал поспешным и необдуманным поступком. Красота мисс вскружила Генри голову и это не было удивительно, ведь девушка была прекрасна, а одетая в новое платье, с прической, подчеркивающей ее тонкие черты лица и оголяющей шею, она стала еще более сияющей. Но одной красоты мало, чтобы супружеская жизнь была счастливой.
А Генри связал себя узами брака раз и навсегда. Взвалил на свои плечи громадные расходы и серьезные обязательства.
Однако, все эти события померкли с появлением баронета Джона Уайта - тот еще мерзавец! Мимо Джеймса не прошли все его гнусные намеки и резкие насмешки. Так что, когда Генри отправился в компании нового родственника выкурить сигару, лейтенант Томас поспешил следом, хотя ему и пришлось немного задержаться, чтобы раскланяться с мисс Тэвисток, которая никак не могла остановиться и все восторгалась романтической историей встречи леди Ребекки с будущим мужем.
На балконе Джеймс появился в тот момент, когда вызов уже был брошен и баронет, бросив напоследок еще один презрительный и высокомерный взгляд, удалился. Лейтенант покачал головой: случилось то, чего он опасался. Но охать и причитать - удел женщин. Мужчина коротко кивнул:
- Да, конечно.
В том, чтобы решать свои споры посредством дуэли, Томас не видел ничего плохого, однако не был уверен, что конкретно в данном случае для этого были достойные причины, уж лучше бы Кендал и Уайт решила свои споры в зале суда. Впрочем, не ему делать выводы о принятом решении. Его главная задача сейчас: позаботиться обо всем, обязательно найти доктора - уже есть на примете один хороший человек, и надеяться, что меткость баронета Уайта довольно посредственна. А вот в своем друге Джеймс был уверен.
Вот убьет Генри Джона Уайта - и проблем не оберешься.
- Благодарю за приглашение, я.. а, впрочем, да, - лейтенант кивнул. - Я приеду к твоему дяде, но сначала узнаю кто будет секундантом баронета и мы обо всем с ним договоримся.
Томас помолчал немного и заметил:
- Как я понимаю, жене своей ты ничего говорить не собираешься. А что насчет твоего дяди?

[icon]http://sf.uploads.ru/t/Jp1Sf.jpg[/icon]

+1

52

- Я не имею права оставлять дядю Бартоломью в неведении: если все закончится плохо для меня, старик может не выдержать внезапного потрясения. Лучше дать ему возможность подготовиться, да и к тому же я обязан обсудить с ним кое-какие важные распоряжения, касающиеся моего имущества.
Невысказанным осталось то, почему он не собирался точно так же подготовить к возможному  неблагополучному исходу событий свою молодую жену. Но зачем Джеймсу было знать о том, что он думал на этот счет?
Что почувствует миссис Кендал, если ее мужа принесут в "Папоротники" с простреленной головой или лёгким, а потом опустят в могилу на том кладбище, что было видно из окон особняка, в котором ей предстояло жить?
Мгновенное сожаление, которое на ее месте почувствовала бы любая добросердечная девушка?
Ужас при виде кровавой раны?
А может быть, презрение к человеку, который так глупо распорядился своей жизнью?
И если она будет горевать после безвременной кончины супруга, то как долго? День? Два? Неделю? От силы месяц?
Поразмыслив немного, лейтенант понял, что гораздо хуже будет другое: если он убьет баронета Уайта, а жена возненавидит его за это. Сердце женщины - загадка. Пусть она и сбежала от своего опекуна и сейчас, казалось, боялась и ненавидела его, но все это продолжалось, покуда он был жив. Но если он погибнет от руки ее собственного мужа - кто знает, не начнет ли она жалеть своего единственного кровного родственника и не простит ли ему все его грехи и жестокое обращение, которому он ее так долго подвергал?
Впрочем, к чему гадать: Рубикон перейден.
- Мне нужно отвезти Элис домой, увидимся на рассвете. Спасибо за все, Джеймс.
Лейтенант вернулся в бальную залу и стал высматривать жену. Толпа гостей успела значительно поредеть: утомленные, но довольные дамы и их кавалеры покидали гостеприимный особняк леди Ребекки, на прощание рассыпаясь в похвалах хозяйке дома и блеску, с которым был организован бал.
Генри стоял неподалеку от леди Ребекки, ожидая своей очереди, чтобы поблагодарить ее за приглашение, и пытаясь разглядеть в пестром цветнике кринолинов стройную фигурку жены.

+1

53

Котильон не принес миссис Кендал совершенно никакого удовольствия. Она была задумчива и рассеяна, хотя и старалась улыбаться своему партнеру и даже что-то отвечала ему, чтобы не обидеть.
Девушка не раз успела пожалеть, что не отказалась от танца, сославшись на дурное самочувствие, что оставила Генри и баронета один на один. Разумеется, сейчас Джон Уайт продолжает сыпать колкими и обидными словами, стремясь задеть честь и гордость лейтенанта. Но Генри, добрый и внимательный, совсем этого не заслуживал. И он, слишком благородный, конечно, не может ответить дьяволу такой же подлостью. И Элис было больно думать о том, что лейтенант подвергается подобным неприятностям исключительно по ее вине. Мало того, что и она его постоянно, пусть и невольно, совсем не желая этого, обижала, а теперь еще и баронет - ее кровный родственник.
Едва смолкла музыка, едва партнер по танцу отвел ее на место, как они торопливо раскланялись друг с другом и Элис, нервно теребя в руках веер, чуть ли не бросилась на поиски мужа, собираясь просить его уехать отсюда как можно скорее и забыть все это.. нет, забыть не получится. Баронет Уайт не оставит ее в покое, не позволит просто жить и уж, тем более, никогда не расстанется со своими.. то есть с ее деньгами. Но думать еще и об этом не было никаких сил и желания. Об этом она подумает завтра утром. А сейчас - просто уехать, чтобы больше не видеть своего жестокого родственнника. 
Лейтенанта Кендала (он был уже один) Элис заметила неподалеку от всеобщего центра суеты - леди Ребекки. Девушка с трудом сдержалалась, чтобы не ускорить шаг. А, подходя ближе, с тревогой вглядывалась в лицо мужчины, пытаясь понять его настроение и мысли. 
- Генри.. все в порядке?

+1

54

Генри ободряюще улыбнулся жене, глядя на ее встревоженное личико:
- Да, все сложилось так, как можно было лишь мечтать. Ваш дядя - человек самых честных правил, и вам больше не о чем беспокоиться: мы с ним обо всем договорились, как и подобает джентльменам. Но у вас усталый вид, душа моя: давайте попрощаемся с леди Ребеккой и отправимся домой.
В его словах была доля истины: баронет не стал увиливать от того, чтобы бросить ему вызов в ответ на оскорбление, хотя и мог бы сослаться на запреты и попросту подать на него в суд, как предписывал закон.
Леди Ребекка наконец распрощалась с последней парой и повернулась к чете Кендал, ожидавшей своей очереди. Вид у нее был утомленный, но держалась она, как и прежде, величественно и гордо, держа спину так прямо, как будто под платьем у нее было деревянное приспособление для исправления осанки.
- Дорогая! - ласково обратилась она к Элис, -  Не передать, как я рада нашему знакомству! Я принимаю с полудня и до пяти и двери моего дома всегда для вас открыты.
Генри достался взгляд, в котором по-прежнему сквозило легкое подозрение: видимо, хозяйка дома все еще не вполне избавилась от мысли, что баронет Уайт и лейтенант Кендал могли не сойтись характерами.
- Передавайте поклон дядюшке: я загляну к нему в следующий вторник. Надеюсь застать и вас, если вы к тому времени не уедете.
Генри с поклоном отвечал, что к его огромному сожалению не сможет иметь удовольствия вновь увидеться с миледи, поскольку действительно отбывает обратно в полк, и взглянул на жену, ожидая, что она поблагодарит хозяйку дома за теплый прием: женщины легче находили верные слова, когда дело касалось комплиментов и благодарностей.

+1

55

Элис удивленно посмотрела на мужа, будучи просто не в силах поверить тому, что ее дядя пошел на уступки и что Генри удалось с ним договориться. Разумеется, у девушки не было причин не верить лейтенанту, но, зная своего родственника, она никогда не могла бы предположить, что он пойдет кому-то на встречу. Тем более после того, что он устроил за ужином. Не следует ведь понимать все его намеки и просьбы погостить за искренние чувства!
Или может так оказаться, что баронет Уайт, внезапно осознав, что был не совсем прав, по доброй воле решился отдать в руки Генри принадлежащие Элис имущество и деньги, да еще и хочет наладить отношения?
Такой вариант казался совершенно невозможным! Но.. вдруг?
От мыслей пришлось оторваться, чтобы попрощаться с леди Ребеккой.
- Благодарю вас, миледи. Знамство с вами - честь для меня, - Элис говорила от души, а не просто сыпала положенными фразами и сухими комплиментами. Вечер ей очень понравился и, если бы не появляение Джона Уайта, то ничего не омрачило бы столь чудесный бал.
Так же очень много стоило приглашение леди Ребекки приезжать с визитами в удобное время - и это миссис Кендал тоже ценила.
- Мы благодарим вас за чудесный и незабываемый вечер. Не помню, чтобы мне когда-то было так весело и уютно, как на вашем празднике. И я искренне надеюсь на скорую встречу с вами.
Но рассыпаться долго в благодарностях не приходилось: за их спинами ждали другие гости, чтобы поблагодарить хозяйку и отправиться по домам.

+1

56

Сев с женой в экипаж, Генри попытался предотвратить расспросы по поводу его разговора с баронетом. Лгать ему не хотелось, а сказать правды он не мог. Поломав голову над возможной темой беседы, он наконец спросил:
- Как вам понравился бал? Удалось завести какие-нибудь перспективные знакомства? После моего отъезда вам надо будет ездить с визитами и принимать ответные, чтобы не скучать. Леди Ребекка от вас в восторге, надеюсь, что и другие дамы тоже.
"И джентльмены", - мрачно подумал он, вспоминая успех, который преследовал его красавицу-жену буквально по пятам все время бала.
- Я хотел бы оставить вам некоторую сумму наличными, чтобы вы после моего отъезда не были вынуждены обращаться к дяде за деньгами, если вам понадобится новый наряд или что-нибудь для рукоделия, - добавил он. - Не думаю, что разумно было бы делать покупки в кредит, хотя, безусловно, вам его предоставят где угодно и на довольно продолжительный срок.
Генри сомневался, что его жена хотя бы примерно разбирается в финансовых хитросплетениях: слишком молода и неопытна она была, и в довершение бед, ее собственный опекун не давал ей возможности хоть сколько-нибудь познакомится с тем, как правильно распоряжаться деньгами. Слава Богу, что теперь она сможет обратиться за мудрым советом к Бартоломью Кендалу. Если захочет, конечно.

+1

57

Только оказавшись в карете, Элис поняла насколько шумно было в доме леди Ребекки. И насколько она устала на балу: физически и морально. Оставалось совсем немного: только добраться до "Папоротников", а там можно будет снять с себя тесный корсет и растянуться на кровати, не заботясь больше о прическе.
Дом леди Ребекки все отдалялся, а затем его сияние исчезло, заслоненное деревьями.
Элис посмотрела на Генри, вновь пытаясь прочитать его эмоции по лицу, но не будучи в силах это сделать: полумрак в карете не позволял заглянуть в глаза.
- Мне сложно судить насколько я пришлась местному обществу по душе, - ответила девушка честно. - Но мне было очень весело! Все, без исключений, были столь приветливы. Я, представляете, даже не пропустила ни одного танца - меня на все пригласили!
Миссис Кендал улыбнулась, на миг погружаясь в воспоминания: как она кружилась по залу под звуки музыки и как смеялась - она была счастлива.
- Надеюсь и вы провели вечер с удовольствием. Наверное встретили много своих знакомых?
Элис сложила руки на коленях, но пальцы ее продолжали теребить веер - неосознанно, бездумно. Что будет она делать после отъезда Генри она еще не думала, ровно как не думала, что ей понадобятся деньги. Да и для чего? Наряды у нее уже есть, разве что, действительно, купить краски, кисти и картон для рисования. Да и нитки для вышивки.
- Это очень щедро с вашей стороны. Но не думаю, что мне понадобятся деньги - у меня, благодаря вам и вашей щедрости, есть все необходимое, - все же скромно заметила Элис, не желая в очередной раз вгонять мужа в расходы. - Вы дали мне даже больше, чем я могла мечтать еще несколько дней назад. И я спрашивала у вас когда вы уедете, но забыла спросить: когда вы вернетесь?

+1

58

- Не отказывайтесь, сударыня: мало ли на что могут понадобиться деньги такой красивой и молодой даме, как вы, - любезно возразил Генри. - Кстати, в самое ближайшее время вам надо будет заказать визитные карточки с новым именем.
По поводу продолжительности своего отсутствия он ничего сказать не мог даже без учета предстоящей дуэли, которая могла иметь любой исход. Прогнозы были неутешительны: окончание войны отодвигалось на неопределенный срок, а учитывая потери, которые понесла британская армия осенью, ожидать нового отпуска не следовало еще очень и очень долго. Разве что очередное ранение могло дать ему возможность снова вернуться в Англию, и хорошо, если не в гробу. Но говорить об этом жене он не хотел: пусть и дальше пребывает в убежденности, что война - это бряцание шпор и сверкание золотых галунов на мундирах.
- Я надеюсь получить очередной отпуск ближе к вашему дню Ангела, - солгал он, чтобы хоть что-то сказать. - Надеюсь, что мое возвращение станет для вас подарком.
Полумрак, царивший в карете, не давал его жене возможности увидеть кривую усмешку, промелькнувшую на его губах. Возможно, она успеет позабыть, как он выглядит, к тому моменту как они снова встретятся.

+1

59

- Как скажете, - Элис улыбнулась с благодарностью. - Но я обещаю вам не тратить больше того, что потребуется на самые неотложные вещи.
А карточки придется заказать, иначе будет совсем неловко. Миссис Кендал сделала себе мысленную отметку как-нибудь позаботиться об этом. 
И до этого момента она и представить не могла, что отъезд на войну означает столь продолжительное отсутствие. Девушка, честно говоря, и вовсе не думала насколько это затянется, однако озвученный военным срок удивил ее.
- О! - удивилась Элис. - Как долго!
До ее дня ангела оставалось ее полгода: и все это время Генри будет вдали от родного дома, от своего дяди, к которому, без сомнения, привязан. Все это время она будут, формально, считаться супругами, но, вместе с тем, не будут иметь ничего общего. И все это время баронет Джон Уайт будет рядом.
Зато теперь Элис, кажется, понимала почему муж предложил оставить ей деньги: ближе к весне и лету ей придется заказать еще хотя бы два платья.
- Это будем самым лучшим подарком не только для меня, но и, я уверена, для вашего дяди - тоже, - искренне заметила девушка, не заметившая в словах или в выражении лица собеcедника ничего особенного. - И, Генри, вы разрешите мне писать вам? Мне, в свою очередь, было бы приятно получать ваши письма и знать, что у вас все благополучно.

+1

60

Голос лейтенанта дрогнул: он никак не ожидал услышать от жены такую просьбу.
- Я буду счастлив получать ваши письма и писать ответные... До сих пор я писал только дяде Бартоломью, обычно не чаще раза в месяц, но вам постараюсь отправлять письмо каждые две недели.
Правда, он даже отдаленно не предполагал, о чем можно  будет написать жене: суровый и грубый армейский быт был не лучшей темой, но никаких других объектов для описания не было. Если бы они были влюбленной парой, тогда, конечно, поводов для писем было бы больше. Но учитывая то, что влюблен был только  он, рассказывать жене о своих безответных чувствах не считал возможным. Разве что он будет делать зарисовки всего того, что его окружало, и отправлять их жене: солдат у костра,  вставшего на дыбы жеребца,  полковое знамя, на худой конец - артиллерийский расчет или Перкинса с трубкой в зубах.
- Я постараюсь отыскать какую - нибудь вещицу и прислать ее вам: турецкую кружевную шаль или восточный килим, - добавил он, вдохновляясь этой идеей.

+1


Вы здесь » Нассау » Восток-дело тонкое » Средь шумного бала, случайно...