Нассау

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Долг платежом красен


Долг платежом красен

Сообщений 61 страница 70 из 70

61

Мэри выразительно, но довольно мрачно хмыкнула. Не баба. Ага. Знал бы Рэкхем насколько это иронично звучит, учитывая реальность ситуации. С другой стороны эти слова были лишним подтверждением: в ее личности не сомневаются. А теперь, учитывая разбитую рожу и кособокую походку, тем более ни у кого сомнений не возникнет.
Рид тоже потаращилась, своим единственным пока глазом, на корабль. Выглядел он славно и был, на первый взгляд, не слишком потрепан, чтобы там с ним и его капитаном ни приключилось. Даже обидно: судно оказалось в руках болвана, что не смог уберечь его!
Вот что бывает, когда человек, принимающий весло за лопату, пытается выйти в море и стать пиратом. Сидел бы под пальмой на своих денюжках дальше да ром попивал, так нет - потянуло этого Боннета к приключениям!
Подобных людей Мэри не слишком уважала. Она видела смысл рисковать собой ради какой-то цели: денег, например. Но быть плантатором, а потом уйти в пираты? Ну, если только хозяйство совсем разорилось! Но, судя по всему, в этом случае все было иначе.
- Посмотрим, - сквозь зубы заметила Рид.
Ей был безразличен заработок доктора, которого она не знала, точно так же, как ей был безразличен заработок плотника, которого она утром наняла в команду. Есть у них возможность подработать на стороне - ну и славно, звонкая монета - это всегда к хорошему настроению. Если ее и команду это не касается, то она нос с эти дела совать не будет.
Больше положенного.
- Позвать доктора всегда можно, но если капитан плох, то кто платить будет? Не думаю, что у него здесь много друзей, готовых расстаться с деньгами... после случившегося.
Оказавшись на палубе, Мэри огляделась. Несколько матросов спали прямо здесь, небрежно укрывшись кусками старой парусины. Остальные, надо думать, были не берегу, зализывали раны, заливали глаза ромом и лечили душевные травмы с помощью шлюх.
- Как вы ушли от испанца? - поинтересовалась женщина, но как раз в этот момент матрос распахнул дверь в каюту капитана и осторожно нырнул внутрь. Из каюты пахнуло болезнью и страданиями - уж этот запах Рид отлично знала.
Внутри, это было видно, был зажжен фонарь, покачивающийся на цепочке, что свисала с потолка. Был виден край стола и стул с высокой резной спинкой - вот и все, что могла разглядеть Мэри, которая не хотела влезать поперек капитана, а потому ждала, чтобы он вошел первым.
А пальцы все же, невольно, касались мачете, ласкали его рукоять - на всякий случай.

+1

62

Джек вошел следом за матросом и прищурился, пытаясь как следует рассмотреть каюту в свете фонаря. Увиденное его поразило: это было логово джентльмена. Не джентльмена удачи, которым был он сам, а также Вейн, Лоу и им подобные ошмётки Старого Света, а настоящего джентльмена, выросшего в окружении слуг и дорогих вещей. Высокий шкаф , доверху забитый книгами и мебель, которой было место не здесь, а в доме богатого плантатора: одни резные спинки стульев из кампешевого дерева стоили целое состояние, не говоря уже о чайном сервизе из китайского фарфора, стоявшего на столе.
Джек перевел взгляд на кровать, на которой громоздилась грузная фигура, напоминавшая выброшенного на берег кита. Мучнисто-белое, одутловатое лицо маячило в полутьме призрачной маской, дыхание спящего было шумным и прерывистым.
- Он спит? - задал Джек риторический вопрос провожатому, и сам же на него ответил, - Спит без задних ног, каналья. Как думаешь, сынок, стоит ли будить твоего кэпа или нам с мистером Ридом попить чайку, пока он отдыхает?
Кит зашевелился под одеялом и пробормотал слабым, задыхающимся голосом, тонкой нитью протянувшимся от изголовья кровати к дверному проему, у которого стояли Рэкхем и Рид:
- Кто здесь? Это ты, Мэри?* Дети с тобой?
Капитан Боннет открыл глаза и Джек поразился их лихорадочному блеску: у раненого явно был жар.
- Мэри здесь нет, - поторопился объяснить он. - Меня зовут Джек Рэкхем. Я - капитан шлюпа "Чарли", а рядом со мной мой квартирмейстер Марк Рид. Мы пришли, чтобы засвидетельствовать вам свое почтение, капитан Боннет.
Про знакомого доктора Джек пока что упоминать не стал, хотя состояние капитана "Отмщения" буквально взывало к врачебной помощи.
Боннет попытался привстать на кровати, но ему это не удалось и он снова повалился на подушки, прижимая руку к груди, в которой что-то булькало и свистело.
-А-аа..., - простонал Боннет и слабо повёл другой рукой в сторону матроса, приведшего незваных гостей. - Налейте джентльменам чаю, мистер Джонс... и капельку рома... бутылка там... в поставце...
- Рому, - быстро ввернул Джек, крепко сжимая руку Рида, чтобы заручиться его согласием. - Чаю можно не добавлять.

*

Жену исторического Стида Боннета звали Мэри

+2

63

Мэри, зайдя в каюту следом за Джеком, удивленно сощурила глаз, и насмешливо фыркнула, разглядывая обстановку. Не корабль, а целый особняк, большая часть которого была втиснута в капитанскую каюту. Нет, ну что за глупости: книги! Если капитан будет слишком много во время плаванья читать, то с ним случится.. ну, собственно, то что случилось с Боннетом. Одна-две книги, если так уж хочется скрасить свой досуг – и достаточно. Про фарфор и говорить нечего: более нелепого предмета в каюте и представить сложно.
Впрочем, хотя Рид и была крайне практична, но все же умела ценить красоту: тонкостенные чашечки, блюдца, сахарницы и прочее – все с изящной росписью. Когда она вела оседлый образ жизни, то ей одно время хотелось приобрести нечто подобное – благородное, с налетом путешествий и дальних стран. Не для того, чтобы использовать их в общем зале - не тот контингент, но иногда наслаждаться ими вместе с мужем: сев спокойным вечерком на заднем крыльце и, глядя в закат, попивать не что-то алкогольное, а нечто просто для души.
Но таскать фарфор на корабле – это значит при любой, более-менее серьезной, болтанке или во время сражения спешно упаковывать весь набор в ящики, тщательно перекладывая сеном. И все равно ведь побьется!
Да и прочая обстановка...
Однако эти мысли выскочили у женщины из головы, когда Боннет вдруг позвал ее по имени. Хорошо, что Рид шла последней и никто не заметил мимолетного замешательства на ее лице. Неужели они знакомы? Неужели узнал?..
Еще секунду спустя Мэри поняла, что это просто дурное совпадение. Мэри Рид и дети – понятие не совместимое. Да даже и окажись здесь кто знакомый, то узнать ее побитую рожу было совершенно невозможно.
- Капитан! – подала голос женщина, приветствуя Боннета, который, несмотря на скверный вид пытался проявить гостеприимство. Будто они были приглашены в его поместье и все такое. И тут же как можно вежливее поддержала Джека. - Ага, не стоит тратить на нас воду.
Матрос принялся организовывать чай без чая, а капитан Боннет, приложив руку к груди, разглядывал Рэкхема.
- Прошу вас, садитесь, - прохрипел он.
И Рид не стала спорить, тут же усаживаясь на богато украшенный стул. Когда еще удастся посидеть на таком! Из-под полей шляпы женщина продолжила рассматривать капитана. Кажется без надлежащего лечения ему долго не протянуть. А, быть может, даже при таковом.
Перед Джеком и Мэри появились фарфоровые чашки, наполненные ромом - то ли здесь другой посуды не было, то ли мистер Джонс воспринял приказание капитана Боннета и пожелание гостей слишком буквально. С другой стороны: не все ли равно из чего пить?
Влезать в разговор двух капитанов Рид не торопилась: Джек, верно, знал зачем они сюда идут, вот пусть и задает тон беседе. А уж она, если сложится, поддержит его.

+1

64

Рид уселся на стул и Джек последовал его примеру, сев поблизости. Стул, несмотря на свой роскошный вид, был жестким и неудобным, и Джек в который раз за свою жизнь подумал о том, что богачи попусту пускают деньги на ветер. Когда он уйдет на покой с внушительной кубышкой и поселится на берегу океана в бунгал наподобие того, что было у Флетчера, он обзаведется плетеными стульями.
- Глубоко и искренне сочувствуем вашему состоянию, капитан, - ханжески сладким голосом промолвил он, не спуская пристального взгляда с Боннета. - Как же вас угораз... как  случилось, что вы пострадали таким ужасным образом? Рядом с вашим кораблем стоит "Доблесть", лишившаяся в плаванье капитана, но она и сама дышит на ладан, а ваш корабль выглядит крепким и на редкость здоровым.
Боннет хотел ответить,но зашелся в новом приступе кашля. Джонс, до тех пор стоявший в тени, бросился к капитану и, подсунув ему под голову руку, стал поить его из чашки, как малого ребенка.
Джек толкнул под столом  ногу Рида и возвел очи горе.
- Несчастливое стечение обстоятельств, капитан... Крахен, - наконец прохрипел Боннет, справившись с приступом.- Мы дрейфовали у берегов Флориды и заметили корабль, который приняли за американское торговое судно. Но он оказался военным испанским кораблем,сблизился с нами и дал по нам залп из пушек по правому боту. Мачты уцелели, а вот я...
Джек снова пнул Рида под столом, не веря своим ушам: каким же остолопом надо быть, чтобы спутать мирного торговца с испанским воякой.
- М-да... действительно плачевно, - промямлил он.-  Всем сердцем сочувствую вам, капитан Боннет. А куда вас ранили, если не секрет?

+2

65

И все-таки тонкие чашечки не подходили для такого славного напитка, как ром. Ром требовал такой посуды, чтобы ее вес ощущался в руке, чтобы можно было сделать большой глоток с удовольствием, а потом со стуком поставить посудину на стол. Кружка - идеальна.
А что чашка? Берешь ее аккуратно и цедишь напиток понемногу - издевательство. Так что Мэри пить не торопилась, только покрутила немного чашку в ладони. Решилась было попробовать ром капитана Боннета, но едва только взялась за крохотную ручку и подняла чашку, как Джек пнул ее. Напиток чуть было не расплескался и квартирмейстер временно оставила попытки испытать в деле китайский фарфор, вновь, на этот раз вроде как с сочувствием, уставившись на капитана "Отмщения".
Второй пинок по столом заставил Мэри бросить короткий взгляд на Рэкхема: видать тот тоже удивился как это торговое судно можно спутать с военным. Видать не только капитан Боннет не разбирался в морском деле, но и его помощники - тоже.
А Джек, похоже, все же пытался найти подход к Боннету, чтобы сосватать работенку для своего доктора. Что ж, пусть попробует.
- Лишь зацепило, - сквозь очередной приступ кашля сообщил Боннет. - В грудь. Ничего серьезного, мне требуется только отлежаться и силы восстановить . Именно поэтому, джентельмены, я вынужден принимать вас лежа.
- Да ничего страшного, - влезла в разговор Мэри. - Только бы вам было удобно. Говорят, что от чрезмерной суетливости при раненнии может случиться смертельная лихорадка. Хотя и не всегда, от случая к случаю бывает. Но доктора такие ситуации сразу видят.

+1

66

Джонс выскользнул из каюты, по-видимому убедившись, что гости не представляют опасности для его капитана.
Джек тоже покинул свой жесткий насест, но не для того, чтобы последовать за Джонсом: вместо этого подошел к шкафу, забитому книгами, и наугад вытащил с полки одну из них. Читать он умел, так же, как и писать: эти умения порой приносили ему не столько выгоду, сколько развлечение, более занимательное, чем возня со шлюхами или распитие рома, - занятия, на которые были падки его товарищи.Книга оказалась испанской. Джек по-испански объясниться мог, - не так свободно, как Вейн, но вполне приемлемо: проведя полжизни в широтах, на которых господствовали испанцы, было бы странно не овладеть их языком.

"Мы должны смирить
Честолюбивые порывы
Когда мы в самом деле спим
И жизнью нашей только грезим.
Ведь опыт научил меня,
Что люди в этом мире спят
И грезят жизнию своей,
Пока от сна не пробудятся!
Царь спит и грезит, что он царь;
В обмане этом он живет,
Повелевая, управляя"

Джек взглянул на Боннета: тот снова провалился в дремоту и лишь болезненные хрипы и свисты, вырывавшиеся из его груди, напоминали о том, что этот бесформенный клубок жирной плоти и слабых мускулов еще жив.
- Ты говоришь по-испански? - негромко спросил он Рида, мысленно все еще поражаясь тому, насколько точно прочитанное подходило капитану "Отмщения"

+1

67

Матрос сбежал, то ли отправившись лечить свои душевные раны ромом, то ли на поиски врача отправился. Боннет  впал в болезненную дремоту и чем дальше, тем все больше крепла уверенность Рид – долго он не протянет. Джек и вовсе – взял книгу и принялся листать ее.
Странный он все-таки. Тогда с платком этим в таверне.. и сейчас вот за книги хватается, будто в этом вся соль происходящего, словно они сюда пришли попить чаю из тонких чашечек да книги почитать. Это было странно, нетипично для тех пиратов, которых видела Рид. Но это почему-то интриговало и заставляло поверить в самого Джека, как в личность и как в капитана.
Мэри пожала плечами, тут же поморщилась, и ответила честно:
- Нахватался немного, но не так, чтобы очень.
Боннет громко захрипел, застонал. Рид посмотрела на него, поерзала на неудобном стуле и заглянула в свою чашку, которая уже была пуста.
А, и ладно!
- Зачем мы здесь? Доктора своего позовешь сюда? А то, кажется, дело здесь не очень славно, - женщина кивнула в сторону капитана «Отмщения». – Лучше не медлить.

+1

68

Джек снова уселся на стул, посматривая на  Боннета. Взял в руки чашечку, такую хрупкую, что становилось страшно: чуть сильнее сдавишь пальцами, - и сервиз капитана лишится одного предмета. Сделал глоток и поморщился: в Библии говорилось о том, что Иисус умел превращать воду в вино, но судя по всему Боннет его перещеголял, сумев обратить ром в воду.
Джек поставил чашку обратно на стол:
- Коротаем вечерок, Рид, не более того. А ты хочешь поскорее вернуться на "Чарли"? Эта гора жира действительно на ладан дышит, но поможет ли ему самый лучший эскулап - не знаю. Давай подумаем  том, что будет, если он отдаст концы, как бедолага Дюпре. А, ты же не знаешь, кто такой Дюпре: это бывший капитан "Доблести", с которой к нам на шлюп перешли несколько крутых парней. Собственно говоря, и док оттуда же.
Боннет снова на время вырвался из когтей забытья:
- Меня низложат... низложат... - забормотал он, беспокойно перебирая толстыми пальцами край одеяла. - А я платил этим оборванцам жалованье... Неблагодарные свиньи!
Джек вытащил из кармана платок, плеснул на него рома из чашки и, подойдя к раненому, смочил его потрескавшиеся губы целительной настойкой, а затем положил мокрый платок ему на лоб в качестве компресса.
- Успокойтесь, кэп. Команда вас любит и уважает. Лежите тихо и ни о чем не беспокойтесь: с вами рядом верные друзья.
Джек вернулся к Риду и шепнул ему на ухо:
- Ты слышал? Толстяк платил команде жалованье! Сдается мне, у него в голове опилки вместо мозгов.

+1

69

Мэри покачала головой - у нее не было никакой особенной причины торопиться на "Чарли". Что здесь, что там. По сути - никакой разницы, только бы приткнуться где да вытянуть гудевшее после побоев тело. Ровно так же Рид не беспокоил капитан Боннет. Если помрет, не дождавшись помощи, так сам в том будет виноват.
Женщина чуть склонила голову, глядя на Джека. А его-то что так интересуют последстви того, если капитан помрет? С чего это Рэкхему беспокоиться?
Ответить Рид не успела, потому что капитан Боннет вновь заметался, невольно высказывая вслух свои страхи.
Мэри криво улыбнулась. Надо же! Этот неудачник еще и жалованье пиратской команде выплачивал! Неплохо так работать: не только за долю, но и за гарантированный куш. И не важно будет ли успех в плавании или нет. Впрочем, подробности договора между капитаном Боннетом и командой ей неизвестны, может быть там полно своих подводных камней...
Взгляд женщины в очередной раз пробежался по убранству комнаты.
А, может быть, и нет никаких подводных камней. Одна глупость.
С другой стороны, если и присоединяться к такому вот щедрому капитану, то только при условии грамотного квартирмейстера или первого помощника, чтобы избежать ситуаций, подобных недавней катастрофе. Но, кажется, здешние помощники капитана так же особым умом не отличались, если вообще остались живы после всего произошедшего.
- А что будет, Джек? – шепнула Мэри в ответ, продолжая разговор. – Известно что: хорошее судно останется без капитана и достанется какому-нибудь очередному болвану, который пустит его на дно!
Раненый вновь протяжно застонал и забормотал что-то совсем неразборчивое. Еще один стон был совсем уж жалобным и тяжелым.
Сомнительное удовольствие это все выслушивать.

+1

70

Джек задумчиво посмотрел на Рида. Замечание, которое сделал его квартирмейстер, было дельным: Джек легко мог бы стать тем "болваном", которому перешло бы "Отмщение". Всего-то надо было слегка  пошевелить мозгами, а затем вытащить подушку  из-под головы раненого, никак не желавшего прощаться с земной юдолью. Немного помочь горемыке капитану, подтолкнуть его к последней черте, ускорить процесс перехода в лучший мир. Это был бы по-настоящему милосердный поступок: раненый невыносимо страдал, но упрямо цеплялся за свою никчемную жизнь. Ну а потом, отдав почести покойному, состряпать на скорую руку какую-нибудь бумажку, в которой говорилось, что капитан и законный владелец шлюпа Стид Боннет завещал все свое движимое имущество старому другу Джеку Рэкхему. Вряд ли на судне нашлось хотя бы два человека, способных не то что прочитать "документ", а понять смысл подделки, а то, что Боннет платил жалованье команде, говорило Джеку лишь об одном: Боннет был не только дураком, но и владельцем шлюпа, и стал капитаном совсем не в результате выборов. Любой, кому Джек изложил бы свой план, сказал бы, что это нелепое и безумное намерение неосуществимо в принципе, но Джеку крепко запало в память то, что однажды сказал ему вечно пьяный лондонский мазила, рисовавший полуголых баб в окружении фруктов: "Запомни, Джек: природа не терпит прямых линий" И Рэкхем, по складу своего характера напоминавший пройдоху Гермеса, с тех пор всегда выбирал самые извилистые и на первый взгляд нелепые пути, которые на удивление часто приводили его к цели.
Но когда он представил, как под его началом окажутся тридцать-сорок головорезов, среди которых не было ни одной знакомой души, искра дьявольскогое искушения тут же погасла. Даже на "Чарли" с его наспех набранной командой он мог положиться всего на троих: Улисса, Брэдфорда и Рида, а тут... Любимым присловьем Энн было "Да пошел ты, Джек..."*
Энн так часто ему это говорила, что по справедливости это он должен был от нее уйти, а не наоборот, но уж как сложилось. И сейчас он твердо знал одно: больше он никогда и ни от кого не хочет слышать подобное в свой адрес. 
Джек встал и склонился над умирающим:
- Капитан Боннет, мы с мистером Ридом уходим. Если получится, я пришлю к вам своего врача, но обещать не могу: вспомнил, что он как будто собирался провести последнюю ночь перед отплытием на берегу,  с любовницей, адреса которой я, увы, не знаю. Бог в помощь, капитан: выздоравливайте поскорее.
Он и вправду не знал, где сейчас прохлаждается Лейси: может быть, сладко посапывает в своем гамаке на шлюпе, а может, внезапно передумал идти к Эспаньоле на "Чарли" и рыщет по Нассау в поисках более надежного извозчика. Кто их, ирландцев, разберет.
- Идем, Марк, засиделись мы тут.
Джек открыл дверь каюты и вышел на палубу.

*

"Fuck you, Jack!" - наиболее часто употребимая фэндомная фраза Энн Бонни.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Долг платежом красен