Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Крысиные бега


Крысиные бега

Сообщений 31 страница 60 из 66

31

- В Индийском океане! – Рид хмыкнула. Ей приходилось ходить через Атлантику на хороших, крепких кораблях. Но она никогда не была в Индийском океане и только по рассказам знала, что там находится. Разные чудеса.. и люди странной веры. Может брешут все, конечно.
Мэри все пыталась разглядеть каракули, но кроме того, что уже прочитала, ничего разобрать не получалось. Да и эта информация уже не выглядела такой уж достоверной: может дрожание теней играет с ней дурную шутку, заставляя видеть то, чего нет. И в чем-то Джек прав: утром разглядывать карту будет сподручнее и опередить их никто не может: бумаги-то при них. Но так хотелось узнать всю правду прямо сейчас!
Женщина отстранилась и, вновь глянув в пустую кружку, смачно почесала затылок.
- Ерунда, наверное! Найти эту карту вот так.. какой идиот откажется от подобного сокровища?!  - она махнула рукой и тут же кивнула. – А вот за это – спасибо! Не хочется сейчас шататься по ночи, выискивая подходящую кровать.
Отказываться от капитанской койки Мэри даже не подумала. И не потому что была женщиной, а потому что была пиратом:  бери, если дают, и никогда не отказывайся! Завтра такой роскоши может уже не предвидеться. А если Рэкхем хочет спать на полу, то это его решение.
Корабль будто качался чуть сильнее, чем должен был, когда Рид делала несколько шагов до койки. Но стоило скинуть сапоги и упасть в койку, как тут же стало хорошо. Женщина поплотнее натянула на голову шляпу: раздеваться она, конечно, не собиралась.
- Это.. Джек, а твоя подруга не вернется ночью и не полезет ко мне с койку? В темноте-то не разглядит сразу кто где лежит!

+1

32

Джека аж передёрнуло при упоминании Энн. Кружка, из которой он хотел сделать последний глоток на сон грядущий, гулко стукнулась о столешницу и ром выплеснулся наружу. Его вдруг обуяло безудержное веселье: так бывает с человеком, который побывал за гранью отчаянья и понял, что единственное средство не сойти с ума - посмеяться над обстоятельствами, которые от него не зависят. Всё, что было в его власти - показать кукиш фортуне и всем ее приспешникам, включая Энн.
- Не б-боись, - сказал он, мелко трясясь от смеха, сопровождаемого икотой. - Моя п-подруга нынче у подруги ночует. У этой, как её... Г-гатри. А ежели и вернется, так не сильно удивится, так что спи спокойно,  никто твой сон не потревожит, окромя клопов и моего храпа. А с утреца  продолжим разбор бумаг покойного Кидда. Слышь, Марк: ты на что свою долю сокровищ потратишь? Я давно порешил: вернусь в Лидс и открою там харчевню или...
Джек уронил голову на руки, скрещенные поверх пачки бумаг, и громко, раскатисто захрапел. На стол тотчас же взобрался Педро, привлечённый храпом хозяина. Примостился рядом с небритой щекой Джека, что-то агукнул на своём обезьяньем наречии, и затих.

+1

33

Из-под полей шляпы Мэри наблюдала за Джеком, который вдруг повел себя довольно странно. Вроде бы простой вопрос про подружку, ан – не такой уж простой, раз Рэкхем, до сих пор проявляющий завидное хладнокровие даже когда перед его взором замаячила карта сокровищ, вдруг чрезмерно развеселился.
Была ли эта Энн Бонни, о которой Рид столько слышала и с которой невольно себя сравнивала, и в самом деле у Гатри; или, как и вещал пьянчужка в таверне, осталась с Чарльзом Вэйном – не столь важно. Для Мэри было достаточно знать, что вопрос это мутный и, прежде чем ступать в эти воды вновь, следует хорошенько прощупать дно. Может даже хорошо, что так получилось и Энн здесь нет: одна баба всегда другую приметит.
А как Рэкхем говорит: «ты на что свою долю сокровищ потратишь»! Будто Мэри-Марк уже в его команде!
Рид слезла с кровати и, шлепая босыми ногами по гладкому деревянному полу, подошла к столу и загасила огонек лампы. Не дело: огонь на судне без присмотра оставлять.
Ну а завтра, и вправду, нужно будет поговорить с Джеком о вступлении в команду, о своей должности и о прочем. Главное чтобы утром, протрезвев, он не передумал.
Рэкхем шумно храпел, но Рид, привыкшей спать в общем кубрике, это не мешало. Она улеглась обратно на кровать, закрыла глаза и почти сразу провалилась в сон, где она, сидя на сундуке с золотом, управляла собственной таверной будто королева Анна  - Королевством Великобритания.

+1

34

Кто ходит в гости по ночам? Да кто угодно. Более того, это случается еще и чаще, чем вы предполагаете. Собственно, как раз наступил тот знаменательный предутренний час, когда всех хоть немного и хоть в чем-то честных людей в Нассау уже убаюкал ром, подружки и усталость. Не спалось только нечестным.
Двое мужчин, почти невидимые в темноте, перебрались с грязной улицы на деревянный настил пирса и остановились, то ли специально, то ли по привычке укрывшись за составленными неровной «пьяной пирамидой» старыми бочками на краю пристани.
- Во-он она, видите, - один из мужчин был постарше и явно не дурак пожрать, так что фигура его, коренастая от природы, солидно круглилась под свободным темным плащом. Именно он указал своему спутнику на тусклый фонарь на корме сонно покачивающегося на волнах «Чарли».  - Посудина, конечно, потрепанная. Но зато ее капитан еще не рассчитался со мной до конца, так что его можно попросить об услуге. Остальные будут менее сговорчивы.
- А по-моему ты просто хочешь меня утопить, - пробормотал второй любитель ночами разгуливать по берегу и глазеть на чужие корабли. Он был помоложе и повыше первого, темнота, шляпа и длинный плащ не давали возможности разглядеть больше. - А вину за это свалить на стихию.
- Да бросьте вы, малышка может и видала лучшие дни, - не согласился толстяк, как истинный англичанин, отзываясь о шлюпе в женском роде, совершенно не принимая во внимание надпись на борту. - Но все, что ей нужно, немного заботы и ласки.
- На заботу и ласку у меня времени нет, - отрезал его спутник, в голосе его слышалось раздражение, а от этого стал слышен и акцент, наводящий на мысль о том, что для этого человека английский не является родным языком. - Идемте. Нет, стойте…
Мимо них проскользнула пара теней, полку гуляющих по причалу по ночам стремительно прибывало. Один из любителей ночных рандеву, сопя, тащил бадейку смолы, второй - моток пеньковой веревки и фонарь. Окошко фонаря он заботливо прикрывал рукой, но свет все же иногда пробивался на волю, добавляя выражению мстительного торжества на лице крадущегося зловещего, почти бутафорского контраста.
- Это еще кто? - спросил высокий.
- Даже я не могу знать в лицо всех ублюдков в Нассау, - шепотом возмутился толстяк. - Гарпун им в глотку, эти парни собираются пустить Рэкхэму красного петуха.
- Тебе платят за то, чтоб знал, - не преминул напомнить собеседник. Шлюп, конечно, дерьмо, но сгоревший шлюп - дерьмо еще большее. Поэтому высокий решил оставить свое укрытие. Поджигатели не ожидали неприятностей с тыла, так что он беспрепятственно нагнал их у свисающей с борта «Чарли» лестницы.
«Призадумались, как будете тащить по ней бадью со смолой? Это, кстати, непросто. Но я облегчу вам труд».
- Бон суар… - Если бы француз, а высокий определенно принадлежал именно к этой нации, знал про недавнюю историю в «Пальце висельника», он бы отметил, что некоторых недоумков жизнь совершенно ничему не учит. Особенно тому, что ночью вокруг друзей нет.
Первому обернувшемуся на учтивое пожелание доброго вечера он резким движением вогнал нож снизу вверх в челюсть. При достаточной длине лезвия этот удар работал безотказно.
Второму великодушно предложил: «Пшел вон!»
Все же бедняга ничего дурного ему не сделал. Ну, подумаешь, нес бадью.
Фонарь плюхнулся в воду и погас. Покойник… просто плюхнулся в воду. Приятель его не заставил себя уговаривать, здраво оценил свои шансы, учел, что помимо напавшего на них человека, на борту «Чарли» может быть еще и команда, и благоразумно бросился бежать.
- Ненавижу кровопролитье, - трагическим шепотом возвестил подоспевший толстяк.
- Это что-то из Шекспира, да? - уныло сострил француз. - Давайте из Данте. Смола при нас, котел раздобудем…
Он с размаху ударил кулаком по борту, сырое дерево отозвалось глухим утробным звуком.
- Продаем смолу! Недорого!
- Да не орите вы! - предостерегающе вцепился в его руку толстяк. - Нашли тоже время забавляться. Вдруг с борта пальнут не глядя.
- Любопытство, мой друг, погубило одну кошку. И тысячи людей. Не глядя не пальнут…
Первым на шум отреагировал корабельный кот, с шипением выгнулся над головами незваных гостей, угрожающе сверкая своим единственным глазом.
- Вот вам и кошка…
- Матерь божья, одноглазая, - восхитится француз. - На этом судне есть хоть что-нибудь целое?

+2

35

Джеку снился удивительный сон: "Чарли", переименованный то ли в "Провидение", то ли в "Марка Аврелия", стремительно рассекал волны,  на всех парусах летя к берегу безымянного кораллового острова в Индийском океане. Над камбузом вился дымок: Джек знал, что это Улисс варит в новом котле похлебку из свежей рыбы. На корме троица замеряла скорость судна: Морис бросал в воду лаг, Рид держал вьюшку с намотанным на нее линем, а  юнга  переворачивал склянки, контролируя время. Остальные  матросы дружно тащили по палубе плиты из грубого песчаника с продетыми в них веревками, чтобы как следует отдраить палубные доски. Крепко держась за штурвал, Джек чувствовал себя властелином морей и из этого благостного состояния его вывел сильный удар по обшивке шлюпа.
- Кит по левому борту! - заорал со своих недосягаемых высот впередсмотрящий
- Кррракен! - одышливо отозвался корабельный плотник, не просыхавший, по подсчетам Джека, с самого выхода из порта Нассау.
- Русалки? - с надеждой  в голосе пробормотал юнга, отвлекшись от склянок, и Джек свирепо на него зыркнул: молоко на губах не обсохло, а туда же, поближе к бабам норовит, пусть у каждой из этих баб вместо пары стройных ног один хвост, покрытый скользкой рыбьей чешуёй.
На этом сон прервался, хотя у Джека страсть как чесались руки надрать юнге уши.
- Чё такое, - пробормотал он, приподнимая голову и сонно щурясь. - Чё за шум, а драки нет...
Он уже собирался вернуться обратно к своему волнующему сновидению, как вдруг его ухо действительно уловило лёгкий шумок , который доносился то ли с пристани, то ли кормовой части палубы его собственного шлюпа. Первой мыслью была та, что наконец-то вернулись Улисс с Морисом, но Джек ее тут же отбросил, поскольку с чего бы им было понижать голос в непосредственной близости от капитанской каюты. Вторая мысль была такого сорта, что от неё по спине Джека забегали холодные мурашки. Не иначе как Скелет явился по его душу... Стараясь не шуметь, Джек медленно съехал со стула, на котором заснул в разгаре беседы с Ридом и пополз к койке, на которой безмятежным сном праведника спал Рид.
- Эй, Марк! Просыпайся, слышь? - напряженный шепот Джека вряд ли бы мог быть услышан на палубе, поскольку чревовещал он прямо в ухо Риду. - Проснись, браток: сдается мне, что у нас гости!

+3

36

Спалось Мэри хорошо. На капитанской-то койке всяко лучше, чем в гамаке или просто на досках спать! Тут вроде как и некое подобие подушки имеется – есть к чему щекой прижаться; и тонкий, промятый травяной матрас. Один раз за ночью Рид проснулась, чуть приоткрыла глаза, но только и разглядела, что силуэт Рэкхема на фоне оконного проема. Перевернувшись на другой бок, женщина заснула.
Следующее пробуждение было не столь приятным и заставило женщину в один миг схватиться за кинжал. Но ладонь только коснулась рукояти, потому что Мэри уже узнала Джека и до нее вполне дошло то, что он шепчет.
- Какого дьявола?. – пробормотала она. Взгляд скользнул по каюте: кроме них с капитаном и обезьяны никого не было. Значит шебуршатся снаружи. – Кто-то на палубе? – чуть слышно уточнила Мэри, подхватывая свою обувку.
Вот как хорошо, что она вчера даже камзол снимать не стала: теперь не приходится тратить время на одевание. Обувь-то натянуть – пара мгновений. В это же время Рид прислушивалась к тому, что происходит за пределами каюты. По палубе явно никто не топал и не громыхал, но что-то все равно было слышно.
- Твоя команда, может, вернулась? – женщина покосилась на капитана. Да нет, будь это команда, то Рэкхем бы так не напрягся. Значит ожидает подлянки от дружков тех типов, которых они вчера порезали. Так и знала: нельзя никого было отпускать!
Говорила Мэри тихо, едва шептала – на всякий случай.
- Я проверю, - кинжал она уже сжимала в руке, а теперь двинулась вперед, к двери. Если кто-то ворвется сюда, то она пырнет его в живот. Если нет, то она сама выйдет – не в первый раз!

+2

37

Ожидание затягивалось.
- Кис-кис-кис… - позвал толстяк.
- Будем с кошкой договариваться? - желчно уточнил француз. - Шарман. Ладно, поднимайся давай. Раз этот Рэкхем - твой дружок.
Сам он не спешил сделаться первопроходцем на борту «Чарли», резонно полагая, что веревочная лестница - крайне неудачное место для знакомства с кем бы то ни было.
- Не дружок, а должник, - поправил толстяк безрадостно. В этот миг, как никогда ясно, понимая, насколько мертвый кредитор выгоднее живого. И, скорбно сопя, двинулся на штурм крутого корабельного борта. Спутник его продолжал изучать шлюп с пирса.
«Низковато сидит. Груженый? Или течь в трюме? Что-то не пойму, кто кому должен доплачивать в этой говеной сделке».
- Рэкхем, это я, Флетчер, - толстяк все еще рассчитывал дожить до спокойной старости, хоть место для подобных надежд было выбрано крайне неудачно. Поэтому предпочел назвать себя. В пустоту. Потому что палуба «Чарли» была девственно пуста. Котяра не в счет. То ли у новоявленного капитана вообще не было команды, то ли он, поганец, наврал ему на счет суммы, которой располагает. Денежки у команды все же водились, и как раз сейчас команда расставалась с ними в злачных уголках Нассау.
Не услышав наверху никакого подозрительного шума, на палубу взобрался и француз, заинтересованно огляделся и даже погладил кота.
- Ну?
- Нет никого. Джек? Рэкхем?!

+1

38

Джек был из той породы людей, что не кидаются в омут очертя голову. Навострив уши, он распознал знакомый голос и мысленно возликовал, хотя по чести сказать, ликовать было особенно не о чем: гость был его кредитором, но любой кредитор всяко лучше, чем пара-тройка отморозков, с которыми договориться можно лишь посредством абордажной сабли.
Ладонь Джека легла на плечо Рида, удерживая его от опрометчивого шага. Марк Рид был настолько же предсказуем, как и Энн Бонни: та не стала бы разбираться в сказанном: выскочила бы на палубу и парой точных ударов кинжала отправила бы  недругов Джека на тот свет, в котором их дожидалась раскаленная до красноты жаровня. Странное дело: именно эта черта характера Рида и вызывала в Джеке приятное чувство дежавю и уверенность в занимающемся рассвете.
- Охолони, приятель, - прошептал он. - Ошибочка вышла. Это жирдяй Флетч, явился стребовать старый должок. Но с ним разговаривать можно мирно, а денежки у меня имеются.
Распахнув дверь каюты, Джек явил себя во всей красе, несколько смазанной сумрачным предрассветным занавесом, и громогласно объявил:
- Флетч, старина! Какого черта ты явился в такой неурочный час? Не иначе, жить надоело?

+2

39

На палубе наконец раздался голос. Флетчер какой-то. Мэри покосилась на Джека, пытаясь по выражению его лица понять кто это такой может быть. Друг? Враг? Просто никто?
О! Да на палубе, как минимум, двое типов шарахаются. И первый никак не уймется, все Рэкхема зазывает. Нет, ну, все-таки, вряд ли он сюда притащился для того, чтобы отдать даром сундук золота и мешочек с драгоценными камнями. Наверное, отомстить-пырнуть хочет..
Мэри поудобнее перехватила кинжал, готовясь к схватке: ориентируясь по голосам она знала где находятся их «гости».
А если эти типы в команду наниматься собрались?
В любом случае решение о действиях принимать должен был Джек: ему-то и виднее кто по его кораблю разгуливает. Он и принял – обойтись без кровопролития. Рид чуть слышно разочарованно вздохнула и одним движением убрала кинжал. Но в случае надобности она была готова выхватить простое, но смертоносное оружие в один миг.
На палубу Мэри вылезла следом за капитаном, тут же из-под полей шляпы оглядывая незнакомцев. И дверь захлопнуть за собой не забыла.

+2

40

Из распахнувшейся (наконец-то) двери капитанской каюты во влажную тропическую ночь дохнуло перегаром. И Флетчер облегчено вздохнул.
Трезвый пират - опасный головорез, от которого неизвестно, чего ждать. Пьяный пират - дело им всем привычное.
Подозрительно зыркнул на капитанского собутыльника. И тяжело засопел.
И правда, какая нелегкая понесла его в порт, не дожидаясь рассвета. Ну, не объяснять же Рэкхему, что кому-то он, папаша Флетч, кредитор, а кому-то и должник, причем такой должник, что отдавая должок, сорвешься в бега и посреди ночи.
- Жизнь я люблю, - миролюбиво хохотнул гость, похлопывая себя по солидному животу. - Бьюсь об заклад, Рэкхем, что ром у тебя уже закончился. Так вот, у меня с собой припасено…
Флетчер извлек из-под полы плаща призывно булькнувшую бутылку.
Француз недовольно пихнул его локтем в бок.
Ни черта не смыслит в пиратских переговорах! Только ножом хорош махать.
- …Посидим, выпьем, потолкуем. Кстати, познакомься, это…
- Жан, - подсказал его нетерпеливый спутник.
- Да, точно. Жан. Он славный парень, и у нас к тебе дельце, Рэкхем. Сущий пустяк, сам увидишь.

Отредактировано Диего Осорио (2017-11-09 21:10:04)

+2

41

Сущий пустяк, вон оно как... Жизненный опыт подсказывал Рэкхему, что за подобными невинными словечками прятались серьезные неприятности. К тому же жирдяй Флетчер был известен своей способностью навести тень на плетень и не мытьем, так катаньем вытрясти из должника не только звонкую монету, но и бессмертную душу.
- Рома у меня в трюме столько, что можно устроить второй вселенский потоп и пустить по его волнам очередной ноев ковчег, - с деланным равнодушием отпарировал он соблазнительное предложение Флетчера. -  Ты о дельце на сухую говори: не стесняйся ни меня, ни моего квартирмейстера.
Джек на всякий случай легонько подпихнул в бок Рида,  чтобы тот сгоряча не опроверг свое высокое звание.

+2

42

- Вода у него в трюме, - не выдержал Жан. - Соленая, как слезы тех простачков, которые поверят…
- Да знаю, что вода. Я продал ему этот шлюп, - напомнил Флетч и перестал дружелюбно ухмыляться. Заплывшие жиром глазки его оценивающе сузились, а бутылка рома, прощально блеснув пузатым боком нежно розовеющему над горизонтом рассвету, исчезла под бездонным плащом.
- Ты должен мне, Рэкхем. И я знаю, что ты на мели. Я мог бы подождать, пока удача тебе улыбнется, но обстоятельства… Обстоятельства сильнее людей, - Флетчеру решительно не шли лавры философа, поэтому долго распинаться про рок и людскую перед ним беспомощность он не стал.
- Жана нужно подбросить в…
- В Пти-Гоав. - Француз предпочитал говорить за себя сам. - Чем скорее, чем лучше.
Лет тридцать назад, когда звезда Тортуги уже закатилась, а звезда Порт-Рояла еще не разгорелась в полную силу, Пти-Гоав был известной флибустьерской базой. Но век пиратских стоянок недолог, к концу последней войны городок этот превратился в респектабельное французское поселение. Если местные жители и продолжали якшаться с пиратами, то в основном со своими соотечественниками, великодушно закрывая глаза на то, что каперские свидетельства этих искателей удачи давно просрочены, а вместо королевской благодарности колониальные власти сразу четырех держав пророчат им тугие пеньковые галстуки. Но Рэкхем никогда не был капером, тем более, французским капером. И вряд ли мог рассчитывать на французском побережье Эспаньолы на теплый прием.

+1

43

Джек и без Флетчера знал, что он на мели: даже выигрыш в "Пальце висельника" не мог спасти его от толпы кредиторов и насущных требований, которые безжалостно предъявлял своему новому владельцу шлюп. Но он также знал, что Уильям Кидд в последние годы своей жизни промышлял не в Карибском море, а в Индийском океане, и учитывая это, Пти-Гоав был совсем не по пути прогнившему шлюпу под командованием Джека Рэкхема. Тем не менее, поторговаться стоило: сделать крюк по пути к сокровищам Кидда было возможно, особенно если за это собирались заплатить сумму, достаточную для замены гнилого такелажа. Или скостить должок Флетчеру. Впрочем, о последнем Джек не особо беспокоился: кто знает, может быть следующее плавание избавит его ото всех долгов, отправив на корм рыбам...
- В Пти-Гоав, значит... А чего я там забыл, скажи на милость? Разве что пеньковую веревку, намыленную провансальским мылом? Не, ну если ты мне скостишь должок да еще и приплатишь, тогда, может быть, я и обмозгую это деловое предложение...Вы согласны, мистер Рид?
Джек избегал обращаться напрямую к мусье, которого знать не знал, в то время как Флетча он знал как облупленного.

+2

44

По началу разговора было понятно: дело, с которым притащились эти двое, какое-то мутное.
Мэри не слишком жаловала французов, считая их всех довольно скользкими типами. Разумеется, англичане тоже были непросты, как и горячие испанцы. Но во французах было нечто такое.. словами не передать. Подобный тип с улыбкой на губах пырнет тебя тонким стилетом под ребра, раскланяется и пойдет спокойно своей дорогой, заставив медленно и мучительно умирать. Быть может отношение Рид было предвзятым, но что в их жизни не было таковым?
К тому же недаром толстяк Флетчер, которому должен был Рэкхем, притащился сюда вместе с французиком в столь ранний час, когда всем достойным и не слишком достойным господам положено спать в объятиях Морфея или шлюх. К крайнем случае в обнимку с бутылкой.  Значит Флетчер боится француза? Или так сильно уважает? Нет. Боится. Иначе не начинал бы разговор с предложения выпить.
Мэри скептически скривилась. Она пить с самого утра не собиралась, считая что они довольно неплохо посидели ночью, но теперь нужно на трезвую и светлую голову изучить карту. К счастью, Джек оказался не из тех пиратов, которым только бутыль покажи – и они тут же обо всем забывают; он тоже от дармовой выпивки отказался. И даже больше: в двух словах, словно это ничего не значило, провел свое первое назначение в команде на сегодня. К счастью, Мэри была довольно хороша в лицедействе – жизнь заставила и научила, чтобы ни единым движением не выдать своего удивления, хотя в душе и всколыхнулась волна восторга.
Квартирмейстер, да? Невероятно! Никогда ее еще не назначали на столь высокую должность. И не потому что она не могла бы справиться, а потому что, глядя на нее гладкие щеки, все считали, что она-он слишком молода для подобной чести. Разве может быть мальчишка, у которого даже намека на щетину нет, быть квартирмейстером или боцманом? Нет, конечно!
Ну а теперь, что ж, раз судьба дала ей такой шанс, то она Рэкхема не подведет.
Рид сложила руки на груди, оценивающе глядя на гостей.
Точно в какое-то мутное дело пытаются их затянуть. Говорят да только не все, а может и вовсе брешут почем зря. И ладно бы, если это все окупалось звонкой монетой! Вот только Мэри не знала насколько сильно Джек погряз в долгах и как много он должен конкретно Флетчеру.
- Согласен, - буркнула Мэри. – Причем деньги вперед и никаких отсрочек.

+2

45

Встречный оценивающий взгляд толстяка задержался на том, кого Джек Рэкхем назвал своих квартирмейстером, намного дольше, чем на самом капитане. Чего ждать от Рэкхема, он себе представлял, а этого мистера Рида видел в первый раз.
Впрочем, и отповедь новоявленного капитана, и ответ его собутыльника, как и ожидалось, прозвучали вызывающе и невыполнимо, как библейские заповеди. Ни убий там, ни укради… Этому Флетчер не удивился. У пиратов, как на восточном базаре, не принято было подписываться на авантюры, не поторговавшись всласть.
- За что доплачивать, Джек? - Картинно возмутился он. - За дырявый гамак? Или тебе не все равно стало, где промышлять? Английское мыло, испанское или французское: конец один, - заключил толстяк безжалостно. Мало кто из искателей удачи доживает свой земной век в покое в окружении выводка детей и внуков. Зато сколько их болтается в железных клетках в гаванях местных портов, сделавшись в посмертии мрачным напоминанием о том, какова будет участь попавшегося властями пирата. Или Рэкхем решил заняться на этой гнилой посудине честной торговлей?
Рэкхем?
Честной торговлей?
Ха-ха-ха.
- Французское мыло лучше прочих, - серьезно добавил Жан. - Люди не всегда понимают, где их поджидает настоящая опасность. На самом деле. Там, на причале, стоит ведро со смолой.
- А ведь верно. Рэкхем, дружище, только что какие-то парни собирались поджечь нашу малышку, - вспомнил Флетч, без всякого смущения намекая на их совместное владение шлюпом. Не помешает лишний раз напомнить Джеку, что рановато ему считать своим то, за что еще до конца не заплачено.
- Они ушли, - продолжил рассказывать француз. - Один на дно, второй… не знаю, куда. Когда и с кем он вернется, тоже не берусь предполагать.
Тут Флетч подозрительно покосился на своего спутника, внезапно подумав о том, что тот, быть может, отпустил второго поджигателя не из милосердия, а с умыслом. Враги моих врагов мои друзья и прочая чушь, которую, тем не менее, многие принимают на веру.

+2

46

Джек глянул в сторону причала, пытаясь рассмотреть бадью со смолой, о которой толковали ему Флетч с французом. Раскладец получался интересный: он должен был поверить, что эта парочка только что оказала ему неоценимую услугу, избавив от поджигателей. Намек француза был так же прозрачен, как вода спокойной лагуны: Джеку давали понять, что один из злоумышленников свалился с пристани не просто так, а с помощью его личного ангела-хранителя по имени Жан. Ну нет, шалите:  на такую жалкую наживку Джека Рэкхема не поймать.  Джек готов был съесть свою шляпу и шляпу Рида впридачу, если французик на пару с Флетчем не сами притащили на причал бадью со смолой, чтобы придать вес своей выдумке.
- Чего-то вы напутали, джентльмены, - голос Джека был так же хладнокровен, как ушедший на дно мертвяк (если тот вообще был),- Мистер Рид, не вы ли нынче вечером отправили на берег за смолой нашего кока на пару с боцманом? Нам такелаж смолить надо. М-да... стесняюсь спросить,  Флетч: не опознался ли твой друг в темноте и не отправил ли на дно Улисса или Мориса? Если так, тебе вовек со мной не расплатиться.

+2

47

Отчего-то у Мэри сложилось впечатление, будто толстяк считает себя хозяином ситуации. Ишь ты, как заговорил: «конец один»!  Так и захотелось, несмотря ни на что, достать кинжал и сделать в его солидном пузе несколько дырок, через которые бы кишки полезли наружу. Но Рид, помня о том, что Джек хотел договориться без крови, сдержалась. Скривилась правда на мгновение презрительно.
Толстяк! Сам-то, интересно, в море давно ходил? А на мачту хоть раз забирался? Деньги в долг дает и считает себя выше всех!
Мэри легко вскипала, но так же и легко остывала. Все-таки сейчас дело надо делать. Карта – картой, но до острова еще добраться нужно, а значит требуется на что-то корабль снарядить. Вот тут и встает вопрос денег. 
В историю с поджогом как-то не шибко верилось. Да и кто в таком деле на слово поверит? Было или не было..
Но Рэкхему Мэри подыграла, нахмурилась недовольно, будто и впрямь их.. как звучит!.. их люди могли пострадать:
- Отправлял и велел управиться как можно скорее, пусть даже в ночь, потому что корабль не у причала стоять должен, а в деле быть.
Эдакий легкий намек, что дел у них невпроворот, так что лучше бы решать все вопросы поскорее. Спорить и отстаивать свое-то долго можно. Недаром толстяк предлагал все решить за бутылкой с ромом – верно понимал на что идет и что переговоры не будут простыми!

+2

48

- Довольно! - не выдержал француз. - Mieux vaut un sage ennemi qu’un sot ami.*
Флетчер снова тяжело вздохнул. Ну что за люди! Неблагодарные. Вздорные. Одно слово, отребье.
Он что же думает, что отправить его на Эспаньолу все равно, что рому в «Пальце Висельника» хлебнуть? Все же Нью-Провиденс - английский остров. И Рэкхем тоже хорош, кок, боцман. Брешет, как дышит. А то они не видели рожи тех ублюдков с бадейкой и фонарем.
- Если думаешь, что Жан прирезал твоего боцмана, то, может, пускай он за боцмана и отработает? - ухмыльнулся толстяк, давно научившийся держать свое раздражение в себе. - Денег я тебе не дам, Джек, все равно в ближайшем кабаке их оставишь или в карты спустишь. Кое-какой такелаж и парусину… Может быть.
- Я заплачу ему, - внезапно сдался Жан. - Но только в Пти-Гоав, не раньше.
- Видишь, Рэкхем, как удачно все складывается, - просиял Флетчер, на всякий случай отодвигаясь от мистера Рида поближе к французу. Что-то было в безусом квартирмейстере такое, что беспокоило толстого торгаша. Глаза, говорят, зеркало души, в них многое отражается. Желание убивать отражается тоже. Флетчер научился распознавать это желание, долгое время имея дело с головорезами, которым жизнь человеческая, что понюшка табаку.
- Ну и должок скошу, куда ж без этого, - добавил он вкрадчиво.  - Расписку за расписку. Жан едет к своим лягушатникам, и эта красотка - твоя.
Толстяк топнул ногой по замызганной палубе.
- А ты ее капитан. Капитан! Послушай только, как звучит. Капитан Джек Рэкхем.

--------------------
* В русском аналоге что-то вроде «лучше с умным потерять, чем с дураком найти».

Отредактировано Диего Осорио (2017-11-10 19:12:11)

+2

49

Сволочь ... Джек скрипнул зубами, до самых печёнок уязвлённый гнилой подколкой Флетча. Он знал, что в Нассау его никто не принимал всерьез, считая  жалким подкаблучником, которого Вейн терпел только потому, что он был придатком к Энн Бонни и умел торговаться с поставщиками.
То, что все это слышал Рид, спокойствия не добавляло, но Джек призвал на помощь все свое природное терпение, которое не раз выручало его в общении с Энн и Вейном,  и обратился к французу, - только для того, чтобы не заехать кулаком в заплывший жиром глаз "совладельца" шлюпа.
- Заплатите по прибытию, мусье? Я не против, но мистер Флетчер дело говорит: сперва выдайте мне расписку с указанием точной суммы. Перо и чернила в счет будущей оплаты. И еще одно. Вы будете работать наравне с другими матросами: лишняя пара рук нам не повредит.
Пылая праведным гневом, Джек развернулся и направился к двери каюты, чтобы гостеприимно распахнуть ее перед французом. Деньги не пахнут, а шлюпу нужны новые паруса.

+2

50

Жирдяй нравился Мэри все меньше и это неким образом повышало француза в ее глазах, будто они двое находились на двух разных чашах весов оценщика и если один опускался вниз, то другой взлетал вверх. Впрочем, это не значило, что нежданный пассажир стал ей симпатичен. Тот, кто появляется столь внезапным образом и диктует свои условия не может вызывать симпатию.
Окончательное решение принимать было, конечно, Рэкхему, а Рид могла только согласиться с ним. Интересно, какую работу будет выполнять этот француз? Брать рифы будет? Или Джек отправит его в трюм откачивать воду? Если последнее, то вот потеха будет! Хотя такой, как этот «гость», заартачится и откажется – слишком уж грязная и вонючая работа. И дохлые крысы частенько попадаются.
Капитан распахнул дверь и только сейчас Мэри поняла, что письмо вдовы Кидда и карта так и остались на столе. Еще не хватало, чтобы этот французик чего приметил. В каюте царил полумрак, конечно, но и у незнакомца глаз может быть орлиным. Поэтому новоявленный квартирмейстер, ничуть не сомневаясь, первой нырнула в каюту, в последний момент, когда чужие уже не могли ее видеть, взглядом указав Джеку внутрь, на стол.
Мэри нужно было сделать всего несколько шагов, чтобы протянуть руку и, сгребя все документы, засунуть их себе запазуху – в самый надежный женский тайник.
Грудь была еще одной проблемой Рид, когда она притворялась мужчиной. Женщиной в этом плане было быть хорошо: утянулся в лиф со шнуровкой, грудь торчит наружу – удобно! В образе мужчины приходилось сильно перетягивать грудь широкой полоской ткани. И рубашку во время работ на палубе не снимешь. Впрочем, это были незначительные мелочи, на которые Мэри досадовала, конечно, но которых было недостаточно, чтобы заставить ее прекратить маскарад. Свобода была дороже.
Забрав документы, Рид чуть отступила в сторону, чтобы иметь пространство для маневра в случае чего.

+2

51

В каюте было еще темнее, чем на улице, да и на улице еще толком не рассвело. Так что француз помедлил на пороге, не слишком долго, потому что трусом он не был, Но все же достаточно для того, чтобы понять, что своему будущему капитану он совершенно не доверяет и подсознательно ожидает любой пакости. Кто знает, сколько там у Рэкхема осталось собутыльников. Помимо первым нырнувшего в полумрак квартирмейстера.
Словно в подтверждение его сомнений, из темноты на Жана зыркнули два блестящих глаза. И гостю понадобилось какое-то время, чтобы понять, что перед ним не враг, а всего лишь ручная обезьяна.
Обезьяна, кот, зверинец какой-то. Ладно, плевать, ему просто надо вернуться на Эспаньолу. И если другого способа нет, придется смириться с тем, что есть.
Флетчер недовольно сопел, мысленно обещая себе при случае припомнить поганцу Джеку и эти торги, и то, что его он войти не пригласил.
А мистер Рид… Кажется что-то торопливо припрятал. К счастью, толстый Флетч этого не видел, а Жана сейчас чужие тайны не беспокоили, со своими бы разобраться.
- И во сколько же вы оцениваете свой риск, капитан Рэкхем? - Спросил он Джека. - За вычетом провансальского мыла и моего, видимо, дармового труда?
За проезд он заплатит, работать будет наравне со всеми, но прав, положенных каждому члену пиратской команды ему не светит. Не слишком приятное намечается путешествие.
«Это недолго», - утешил себя француз. Он не возлагал больших надежд на быстроходность потрепанного шлюпа, поэтому дней пять-шесть придется помучиться. И это с условием, что они без потерь пройдут Наветренный пролив. Правда еще неизвестно, когда этот Рэкхем вообще собирается отчаливать из Нассау. Судно его не выглядит готовым к плаванию куда-либо.

Отредактировано Диего Осорио (2017-11-10 21:31:54)

+2

52

Джек в очередной раз отдал должное расторопности своего квартирмейстера. Малый был не промах как в драке, так и в делах сугубо мирных. Сам Джек о карте напрочь позабыл, - не о самой карте, а о том, что она лежала посреди стола, привлекая к себе внимание незваных гостей. Да, Рид был сущим подарком судьбы, и его капитан даже подумал о том, чтобы в кои-то веки заглянуть в церковь и поставить свечку святому Николаю, покровителю моряков, присовокупив к этому скромному дару слёзную просьбу о спасении души и тела Марка Рида. Галантно пропустив вперед себя француза,чтобы доказать этим жестом, что английские джентльмены удачи не уступают в воспитанности своим извечным противникам, Джек бросил сочувственный взгляд на Флетча, обиженно пыхтевшего неподалёку,  и с ханжеским смирением в голосе сказал:
- Не серчай, приятель: в моей каморке больше троих разом не помещается, а с твоей комплекцией и подавно. Хлебни рому, погляди на звёзды.
Затворив за собою дверь, Джек зажёг лампу и уселся на стул, спихнув с него Педро, настороженно следившего за гостем.
- А во сколько вы сами оцениваете мои услуги перевозчика? - задал он встречный вопрос, наполняя кружки ромом из бутылки, оставшейся на столе с вечера.
Джек подозревал, что его выбрали не просто так: Флетч наверняка убедил своего знакомца в том, что неудачник Рэкхем - наимее затратный способ добраться до Эспаньолы. Дешевле разве что вплавь. И сейчас ему было интересно узнать, насколько низко его оценили.

+2

53

Флетчер остался снаружи и это слегка беспокоило женщину. Вот только, выбирая из двоих типов, француз казался наиболее опасным, поэтому Мэри осталась в каюте, ощущая как бумаги медленно сползают вниз, до самого пояса.
- А ваш труд мы еще видеть не видели, - негромко, но весомо сообщила Рид. Вроде бы и не очень вмешиваясь в беседу, но все-таки выдав, как ей казалось, довольно ценное замечание. А то, ишь!, еще не показав себя в работе, уже требует оценить его в звонкой монете. Послабление получить хочет! Одно дело, если он вдруг окажется толковым моряком, а если – крыса сухопутная, которую в штиль выворачивать будет?
Капитан наполнил кружки и Мэри со своей стороны предложила гостю присесть: просто пихнула ногой в его сторону второй, и последний, стул в крохотной каюте.  Пусть серьезные дела ведут как порядочные люди.
А про себя Рид решила, что ведро со смолой они тоже заберут себе. Пригодится. И покупать не нужно. Просто сплошная экономия от этих незваных гостей! О том, что она сама здесь еще и суток не провела, женщина даже не думала. Почему-то ей хватило одной ночи и одной кружки рома, чтобы начать считать это корыто своим кораблем, за которым нужно следить и о котором нужно заботиться. И о капитане этого корабля – тоже. Это казалось правильным.

+2

54

Француз аккуратно придвинул стул к столу, но садиться на него не спешил. Тоже имел привычку оставлять за собой свободу маневра, не любил незнакомцев, стоящих за спиной, и мебель, мешающую бою. Каморка была тесная, тут капитан Флетчеру не соврал. И, вероятно, единственная «каюта» на шлюпе. В кубрике у них, наверное, еще хуже.

Вопрос Рэкхема застал Жана врасплох. После всего, что уже было сказано, он ожидал услышать очередную нелепицу, сумму, которую не в состоянии заплатить ни один житель Нью-Провиденс, зарабатывающий на жизнь своим трудом. Торгаши, вроде Флетчера, не в счет. Пират оказывал своему будущему пассажиру сомнительную любезность, предлагая оценить путь до Пти-Гоав самостоятельно. Но вот беда, француз полагал, что парусина, такелаж, остатки какого-то там долга, - все это более чем достаточная плата за любые возможные будущие неприятности капитана Рэкхема с его соотечественниками. Кого, он полагает, он повезет на Эспаньолу? Французского короля?

- Если бы я был тюком с хлопком, то… Два фунта, - Жан не мог отказать себе в этом веселье. Фрахт парусника где-нибудь в Плимуте обходился коммерсанту в 46 фунтов стерлингов за тонну груза. И все это за то, чтобы пересечь Атлантику. А ему нужно всего-навсего на Эспаньолу.
- Но я понимаю, что за рваный гамак придется доплатить. Двадцать фунтов, капитан.
За черномазого раба на аукционе в Нассау пришлось бы раскошелиться фунтов на 15. А француз не горел желанием вместо Пти-Гоав оказаться где-нибудь на Ямайке на невольничьем рынке. Подобный поворот дела решительно не входил в его планы. Поэтому, 20 фунтов. А с чего, собственно, он должен предлагать больше? Большая сумма вызовет резонные вопросы о его платежеспособности, разве нет? 

Флетчер тем временем уселся на палубу, с трудом скрестив ноги. Тяжеловато было ему с его комплекцией моститься на голых досках.
- Как думаешь, они договорятся, или он их прирежет? - спросил он у пузатого бока бутылки с ромом. - Если прирежет, то с кем поплывет, а?

Отредактировано Диего Осорио (2017-11-11 05:33:45)

+1

55

для справки

Вдруг обнаружил, что не могу открывать темы в разделе пояснений к эпизодам. Но высказаться-то хочется. Поэтому тут.
Шлюп.
Самое распространенное пиратское судно, с которым больше всего неясностей, потому что под эту классификацию засыпают, что попало. Едиственное, что мы знаем наверняка, что речь идет о кораблике с одной открытой палубой, она же оруженйная.
Одномачтовый шлюп
В качестве рисунка выглядит вот так

http://perego-shop.ru/gallery/images/563673_odnomachtovyi-shlup.jpg

В реальной жизни как-то так

http://perego-shop.ru/gallery/images/563658_odnomachtovyi-shlup.jpg

В компьютерных играх про пиратов вот так

http://perego-shop.ru/gallery/images/563662_odnomachtovyi-shlup.jpg

Такой шлюп обычно имел большой гафельный парус и два-три треугольных. Дополнительно при хорошем ветре можно было поставить еще один-два квадратных паруса. Шлюп был в длину 11-20 метров и нес 6-12 пушек.

Вот гравюра Royal James и Нету, мыс Фар, Северная Каролина, 27 сентября 1718 г.

https://coollib.com/i/87/289787/pic_11.jpg

На ней два шлюпа, пиратский и английский, паруса частично убраны, но в общем видно, что там куда.

А вот тут я когда-то (не помню уж зачем) пытался перевести оснастку бермудского шлюпа на русский язык

http://f3.s.qip.ru/TWijOm8T.jpg

Где-то вот так примерно выглядит и "Чарли".

Вот тут еще хорошая картинка в разрезе, правда это не шлюп, а бриг, но размещение кубрика-камбуза и пр. у шлюпа очень похожее, он просто меньше сам по себе

http://sundukpirata.com/_fr/10/6224792.jpg

Отредактировано Диего Осорио (2017-11-11 04:41:24)

+1

56

Джек кивнул с таким выражением лица, как будто мизерность озвученной суммы его нисколько не смутила. До этого момента он считал Флетчера всего лишь посредником, а его посулы насчет взятия на себя издержек по ремонту шлюпа и прочего - пустопорожней болтовней: Джек знал, что у скряги Флетча бесплатно не выпросишь и пригоршни прибрежного песка, а тут такое... Но судя по тому, как повел себя француз, именно Флетчер был готов нести все убытки, связанные с транспортировкой приятеля к французским берегам. Ежели Флетчер решил назваться груздем, пусть полезает в кузов. В Нассау просто так словами не бросались: слишком унылыми могли быть последствия.  Джек слегка пожалел о том, что Рид успел припрятать все бумаги, лежавшие до тех пор на столе. Ни на что особо не надеясь, он сунул руку в карман своих просторных штанов и ( все-таки фортуна продолжала ему улыбаться!) выудил из него обрывок какого-то старого счета, в который, судя по пятнам и запаху, неоднократно заворачивали то ли сыр, то ли рыбу. Тщательно расправив листок на столе, Джек перевернул его чистой стороной вверх и пододвинул к себе перо и чернильницу. Почесав затылок замусоленным остьем, он сказал:
- Такой шанс упускать нельзя. Мистер Рид, вы тоже слышали, как мой компаньон распинался о расписках, скощении старого долга и передаче шлюпа в мою полную собственность? Слышали-слышали, не отпирайтесь. Да и мусье Жан не глухой. У меня под подушкой лежит связка сальных свечей, возьмите одну и посветите мне, пока я буду составлять документ, а то фонарь только чадит, а света дает недостаточно.
Джек обмакнул перо в чернила и начал писать, громко проговаривая вслух все то, что выходило из-под его бойкого пера.
"Я, Джек Рэкхем, капитан двухмачтового шлюпа "Чарли", обязуюсь в целости и сохранности (ежели будет на то Божья воля и попутный ветер)  доставить в Пти-Гоав ценный груз, доверенный мне коммерсантом из Нассау Робертом Флетчером. Роберт Флетчер, в свою очередь, обязуется оплатить мои услуги авансом, безвозмездно передав мне свою долю во владении вышепоименованным шлюпом, а также столько погонных английских футов пеньковой парусины, чтобы хватило на починку парусов, а в дополнение к этому - новый крепкий гамак.
Составлено и подписано 14 августа 1714 года в присутствии двух свидетелей:
Марка Рида, моего квартирмейстера и Жана, матроса."
Джек дважды жирно подчеркнул слово "безвозмездно" и размашисто расписался внизу листа, после чего передал перо Риду:
- Поставьте крестик вот тут, мистер Рид, а после вас то же самое попрошу сделать и второго свидетеля.

+2

57

«Если бы ты был тюком с хлопком, то тебя бы просто запихнули в трюм и не беспокоились» подумала Мэри. Перевозить груз всегда проще: он не треплется, не устраивает неприятности и не может лелеять тайных замыслов. Впрочем, как знать, может этому типу и вправду просто нужно добраться до обозначенной точки.
А все равно это дело женщине не нравилось. Слишком много недоговаривали. Все.
Но Мэри лишь кивнула, а затем достала свечу, чтобы разогнать полумрак каюты. Вместо крестика она, правда, черканула закорючку, которую всегда выдавала за свою подпись. Ну а тот факт, что в документе она фигурировала как мужчина, ее не беспокоил. Десять лет ее это не волновало, так почему теперь должно?
Жаль только, что Джек написал «в целости и сохранности», а то мелькала у Рид мыслишка: коли француз придется не ко двору, то отправить его на дно морское. Но нет, так нет. Она не только свое слово держала, но и готова была соблюдать положенные договоренности, тем более оформленные на бумаге.

+2

58

Жан, теперь уже «матрос» облегченно вздохнул. И не только потому, что сделка почти уже состоялась. В помятой расписке о нем упомянули вскользь, откровенно грабили только Флетчера. И это было именно то, на что он рассчитывал. Никаких лишних подробностей. Поставив свой свидетельский крестик на договоре, француз вышел на палубу, уступая место, так сказать, главной жертве грядущей сделки.
Толстяк торопливо протиснулся в каюту, выхватил бумагу из рук Рэкхэма и, прищурившись, прочел ее.
Ну что за каракули?
Нет, не так. Это просто золотые каракули!
- Давай перо, чернила сохнут.
Однако вместо того, чтобы немедленно подписать, как есть, невозмутимо сделал снизу приписку.
«Капитан Рэкхем обязуется привезти мне, Роберту Флетчеру, письменное подтверждение о доставке груза по назначению. В противном случае сделка будет считаться недействительной, а капитан возместит мне все понесенные убытки».
- С Божьей волей - это в церковь, Рэкхем. Это не ко мне. Я человечек маленький, - заметил желчно. - А то вдруг груз мой за борт упадет или свинцовую лихорадку подхватит, случается, я слышал, в наших краях такая неприятная болезнь. Ты уж позаботься, чтобы в целости и сохранности.
И подписал размашисто.
Жан на палубе насвистывал "Si le Roi m'avait donne"*, приятно удивленный столь непоколебимой заботой торгаша о его здоровье. Хотя он, возможно, просто слишком хорошо знает, к кому его спровадил. Потому и беспокоится.
- Людей за парусиной днем пришлешь, - морщась, будто от зубной боли, предупредил Флетч. - А про бадью со смолой ты все же подумай. Как бы у вас не вышло чего… худого.

-------
* "Когда б король мне даровал" - французская народная песенка тех лет

+2

59

Флетчер всё-таки оставил за собой последнее слово, но на это Джеку было наплевать: всё складывалось настолько удачно, что он чуть ли не потирал руки от удовольствия, хотя ему ещё предстоял непростой разговор с Ридом, который не знал о том, что команда  "Чарли" размером с гулькин нос, и набирать недостающих матросов придётся ему на пару с капитаном. Во второй раз перечитывая приписку, сделанную Флетчем, Джек гадал, останется ли с ним Рид, когда поймёт, в какую историю вляпался.Не переметнется ли к более удачливому Вейну или отморозку Лоу. Впрочем, оставалась надежда на то, что сияние сокровищ Кидда сделает его сговорчивее: Джеку страсть как не хотелось в одночасье лишиться нового напарника, которого так неожиданно послала ему переменчивая судьба.
Джек подавил тяжёлый вздох и в третий раз перечитал приписку к договору. Требование письменного подтверждения о доставке груза по адресу  подразумевало, что груз должен быть передан из рук в руки, в противном случае Джек мог бы состряпать такую записку самостоятельно и подарить Флетчу, чтобы тому было чем подтереться в гальюне. Н-да, все-таки тёртый калач подцепил его на крючок и это вселяло в Джека смутную тревогу насчёт исхода дела. 
- Флетч, я чего-то не понял, кто будет принимать груз? Ты имя-то не вписал... - спросил Джек, складывая листок и убирая его в карман штанов. -  А ну как твоего мусью никто не встретит или встретит, да не тот, и я останусь с пустыми руками? Ты ж понимаешь, что ежели он сам мне такую бумажку напишет по прибытии, будет ей  грош цена в базарный день...
Джек не стал растолковывать, что он имеет в виду: это и так должно было быть ясно такому прожжённому дельцу, как Флетч.

+2

60

Француз убрался на плубу, уступая место толстяку, который своим пузом заполнил сразу все пространство. Мэри чуть отшагнула в двери, которая осталась приоткрытой. С этого место и француза хорошо было видно. Не то, чтобы она сейчас ждала от него каких-то гадостей – ему самому на этом судне еще плыть, но на всякий случай пригляд не помешает.
Однако, когда Флетчер стал что-то корябать на бумаге, женщина не удержалась, прочитала – и ей жутко не понравилось увиденное. Подтверждение еще надо? Какого дьявола?! Они что, девицу невинную на свадьбу отправляют, и подтверждение требуется, что она в неприкосновенности до жениха своего добралась?
Скверное, скверное дело.
Рид нахмурилась, бросила на Джека мрачный взгляд. Скрывать свое мнение она не собиралась, если ей что не по душе, так она готова была прямо об этом заявить. Но уж после того, как лишние тела покинут судно.
Флетчер еще и угрожать вновь начал. Гад! Мэри пальцами, почти ласково, коснулась кинжала: одно движение и все долги покрыты.
- Не днем, а утром за парусиной пришлем, - непререкаемым тоном заметила она, поглядывая из-под полей шляпы. – Нечего время попусту терять: чем быстрее снарядим корабль, тем быстрее ваш груз на место прибудет.
Ждать и вправду не было смысла. Парусина – полдела, еще паруса пошить нужно, да приладить их. Не говоря уже обо всем остальном. Размеры «всего остального» Мэри еще были неизвестны, она ведь корабль только ночью видела и сейчас в предрассветной мгле. Много так разглядишь!

+2


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Крысиные бега