Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Крысиные бега


Крысиные бега

Сообщений 1 страница 30 из 66

1

Действующие лица: юнга Каракатица, Джек Рэкхем, Энн Бонни, Морис Брэдфорд, Улисс
Время: 14 августа 1714 года
Место: корабль Джека Рэкхема
Спойлер: иногда появление юнги может стать причиной изменения курса

0

2

[nick]Каракатица[/nick][status]Юнга[/status][icon]http://s002.radikal.ru/i198/1705/b5/f38672f82b50.jpg[/icon]

Каракатица шел быстро, изредка оглядываясь через плечо. Тяжелые башмаки гулко стучали по мостовой. Мальчишка торопился, но походка, из-за больших, не по размеру сапог, выходила грузной и косолапой. На чумазом лице, золотистым от загара, с большими
коричневыми блямбами веснушек, читалась тревога. Каракатица снова оглянулся, бросив настороженный взгляд на расхлябанную толпу. Затем присел и усердно стал натирать рукавом сюртука носок башмака, всем своим видом показывая, что ему сейчас, не до чего, кроме чистоты его обуви, и дела нет. Насвистывая себе под нос, Каракатица тем не менее не терял бдительности. И только заметив, что его преследователь отвлекся, дал стрекача, теряя башмаки и сверкая пятками.
Мальчишка знал Нассау, как собственные ладони. Закоулки, улочки, подворотни и крыши, он, как уличный кот, мог найти дорогу даже в безлунную ночь. Каракатица мог бы отыскать нужное место даже по запаху. Однако сейчас чутье ему подсказывало, что в этот раз укромные закоулки Нассау его не спасут. На этот раз на хвост ему сел не просто пёс, с псами Нью-Провиденса он всегда мог договориться. По следу его неотвратимо шел убийца.
Само собой, на острове убийц было предостаточно, ибо убийство и пиратство были так же неразделимы, как неразделимы ад и рай, небо и земля, порок и добродетель. Но никто из пиратов, по-крайней мере из тех, кого знал Каракатица, не делал убийство своим основным заработком. Тот, что начал за ним охоту был не просто преследователем, обиженным за срезанный кошелек. За попавшую в руки нерадивого воришки информацию, незнакомец готов был не просто убить, - стереть любое упоминание о безголовом воришке, словно его и вовсе никогда не было.
Каракатица парень был башковитый. И потому не стал искать убежище в темных, малолюдных местах или прятаться где-нибудь на чердаках или крышах в одиночестве. Сейчас его спасала толпа. Хотя и она была сейчас опаснее змеиного жала. И чем больше тощий пацаненок бродил по докам, тем отчетливее понимал, что единственное его спасение — покинуть остров. Одна беда, денег за проезд у него не было, а юнгой наниматься — привлечь к себе лишнее внимание. Да и кто возьмет рыжего, вихрастого пацана, который даже нос от кормы не отличит?
Каракатица решил прокрасться на любой корабль, из тех, которые должны были вот-вот отплыть, и затаиться в трюме. Через полчаса, весь мокрый, похожий на тощего крысенка, мальчишка взобрался на палубу. Фортуна ему улыбнулась, -на палубе никого не было. Оставляя мокрые следы босых ног, которые, впрочем, быстро высыхали на солнце, мальчишка отыскал трюм и затаился среди крутобоких бочонков и мотков каната.
[nick]Каракатица[/nick][icon]http://www.kino-teatr.ru/movie/kadr/1730/135791.jpg[/icon]

Отредактировано Билли Бонс (2017-05-19 23:43:19)

+3

3

Закат сиял. Сиял в сто сорок дюжин солнц, а Джек стоял у штурвала 6-пушечного шлюпа «Чарли» и смотрел на огненный диск, катившийся за далекий горизонт. Держаться за штурвал особой нужды не было, поскольку «Чарли» стоял на якоре у берега Нассау, но новоиспеченный капитан не мог  отказать себе в этом удовольствии. То, что купленная за бесценок старая развалина носила то же имя, что и Чарльз Вейн, было случайным совпадением, но Джек радовался ему, как дитя малое: впервые он управлял Чарли, а не Чарли им.
Джек погладил нагретое солнцем полированное дерево, наслаждаясь его теплом так, как он не наслаждался даже теплом кожи Энн. Наконец-то он сам себе добрый хозяин и умная голова. А то, что Энни хмурит свои светлые бровки, тоскуя по Вейну, его особо не печалило: стерпится-слюбится. По левому борту просвистела чайка, украсив леер белым плевком. Джек показал ей средний палец: красноречивый жест, позаимствованный им у американских моряков.
Шлюп мягко покачивался на волнах, в трюме булькала вода, которую некому было откачивать. Вся команда Джека состояла из четверых, включая его самого. Энн Бонни и братья Брэдфорды были единственными, кто согласился покинуть «Странник». Кроме них, на борту шлюпа находились обезьяна-капуцин и одноглазый кот. Итого, их  шестеро: тютелька в тютельку,  чтобы управляться с полудюжиной пушек.  Но кое-чего не хватало. Капитану Рэкхему позарез был нужен флаг. Не красная тряпка, которой только коров пугать, а нечто более грозное. Джек подтянул ситцевые штаны: надо бы с Энн посовещаться. Пусть Энн и носит штаны вместо платья, но в модных веяниях разбирается, на то она и дама.

+3

4

Энн скучала по "Страннику". Вот ведь странное дело. Не то чтобы с капитаном "Странника" ее связывала тесная дружба, и уж точно не перепихивались они, но какая-то грусть все-таки была.
Но Джек решил пуститься в самостоятельное плавание, а за них надо было кому-то приглядывать. Чтобы не сломал себе шею.
"Чарли" был той еще посудиной, на взгляд Энн. Вычистить его надо. Помыть, покрасить, просмолить как следует. Такелаж заменить наполовину. Да только куда там! Джек уже у штурвала красуется. Вот ведь... капитан.
Энн сплюнула за борт. Все-таки неправильно это, что шлюп носил имя "Чарли". По крайней мере, пока шлюп настолько грязен.

+2

5

Стройную фигурку и рыжие волосы Энн Джек заметил сразу: глаз у него был наметанный. Впрочем, на палубе не было никого, кроме них двоих, поэтому не заметить ее было трудно. Вдоволь налюбовавшись тылами боевой подруги, Джек подкрался сзади, обхватил ее своими длинными граблями и закружил в воздухе. Радость новоиспеченного капитана омрачало лишь одно соображение: где найти денег на то, чтобы превратить гнилое корыто в быстроходный и крепкий парусник, который  будет достоин нового имени «Рыжая Энни», да нанять в команду еще человек десять. В настоящий момент на «Чарли» не было почти ничего, что не текло, не отваливалось и не грозило обратиться в прах от малейшего прикосновения. Откровенно говоря, Джек и за руль-то держался с опаской. Все деньги ушли на покупку шлюпа, а где раздобыть еще, Джек не знал, равно как не решался  выходить в море на протекающей посудине с драными парусами и полусгнившими мачтами.
И тем не менее, поставив Энн на твердую опору, он сказал  беспечным тоном, маскируя свою озабоченность:
- Надо бы обмыть покупку, крошка. Сбегай в трюм за ромом, а я кликну Мориса и Улисса. Выпьем, потолкуем. 

+1

6

А в это время на палубу из камбуза шагнул Улисс. Лицо озабоченное, нахмуренное - таким команда редко видела своего балагура-кока.
- Слышь, капитан, не знаешь ли, где можно украсть большой котел?
В слове "капитан" не прозвучало и тени насмешки. Только вполне понятное раздражение.
- Хотел бы я знать, какой урод уволок с камбуза котел, чтоб его на том свете черти в этом самом котле варили! Капитан, на судне может не быть парусов,может не быть мачт - а что, и на веслах люди ходят! Но котел на камбузе быть обязан! Очаг тут хороший. Может, шлюп на плаву рассыплется или потонет, но что не сгорит, это я ручаюсь. Но в чем мне готовить, если на камбузе, кроме очага, ничегошеньки нету? Полки - и те какая-то сволочь отодрала на прощание! Я с берега принес плоские камни, нагрел на огне. У мальчишек, что рыбачили поблизости, за медяк и пару подзатыльников купил рыбы, пожарю на нагретых камнях. Но если ты, капитан, думаешь, что я весь рейс так буду стряпать, так ты крепко ошибаешься, пусть тебе твой хвостатый капуцин стряпает! Отпускай меня на берег - котел красть. А если Морису его джентльменская честность не помешает, то и его со мной на берег отпусти.
Улисс не сказал "надо купить котел". Он понимал, что это так же реально, как украсить штурвал изумрудами.

Отредактировано Улисс (2017-06-06 00:11:16)

+2

7

- Я с тобой.
Морис бесшумно возник за спиной кузена.
- Капитан, можно мне с ним? Я знаю, где...  взять... котел.
Вместо невыразительного "взять" следовало использовать другое слово. Более точно отражающее суть предстоящего действия. Того, которое по самой своей сути было противно Брэдфорду, чуть ли не до физического отвращения. Котел надо было украсть. Да, это был низкий поступок, недостойный джентльмена. И Морис никогда не  решился бы на это для своих личных нужд. Но котел был необходим всем. Толпе здоровых мужчин, много работавших физически на свежем воздухе, и отсутствием аппетита не страдавших. И его брату, который должен был накормить их. Морис прекрасно знал,  к каким ухищрениям прибегал Улисс, чтобы команда не оставалась голодной. Потому-то он  сумел убедить свою совесть в том, что грязное деяние, совершенное  ради родственника и товарищей, может считаться очищенным этой благородной целью. Были бы деньги, Морис не раздумывая отдал бы их на покупку этого предмета первой необходимости на камбузе. Но их не было. Даже самой мелкой медной монетки.  И взять их тоже было негде. В отличие от котла.
- Нам надо постараться попасть во двор таверны. Одной, двух, трех... В каком-нибудь из них нам наверняка повезет, - на ходу  пояснял он кузену свой замысел.
- Котлы же надо, наверное, хоть иногда драить как следует. С песочком, до блеска. И в помещении такое обычно не делают. Во двор для этого выходят. В общем, где  увидим такое - там и стащим котел. Я отвлеку, а ты... сделаешь?
Морис на шаг обогнал Улисса и взглянул ему в лицо.
- Я вряд ли смогу так, чтобы не попасться.
Он будто бы  извинялся за свое неумение красть.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2017-10-24 22:54:46)

+1

8

Оставшись  в гордом одиночестве, Джек некоторое время тупо смотрел на воду, плескавшуюся у борта шлюпа. Энн права: корабль надо переименовать. Недаром любимой присказкой капитана, под началом которого плёл пеньковые канаты юнга Рэкхем, была "Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт". С одной стороны, "Чарли" должен был быть непотопляем, как и его знаменитый тёзка, с другой - от одного его имени у Джека во рту появлялась оскомина, такая кислая, как будто он наелся зелёных яблок из соседского сада или перебрал рому во время игры в карты. При воспоминании о последнем сорванном банке губы Джека растянулись в довольной ухмылке: да уж, свезло так свезло. Только что там говорится про везение? "Повезло в карты - не повезёт в любви"? До сих пор Джеку везло именно в любви, но теперь колесо фортуны сделало полный круг и, вознеся его на вершину финансового успеха, угрожало лишить любви. Где же Энн? Джек оглянулся на вход в трюм, ожидая, что в его  проёме покажется рыжеволосая головка, но чёрная пасть оставалась пуста. Джек сунул руки в карманы ситцевых штанов и вразвалку подошёл к лючку. Постоял, покачиваясь с мысов сапог на пятки, прислушался: из трюма не доносилось ни звука.
- Энни, голуба! - гаркнул он, чувствуя, как холодеет от нехорошего предчувствия сердце. -Ты там не хватила лишку, а? Смотри у меня, пьянство до добра не доводит.
Но уже понимал, что ответа от боевой подруги он не дождется. Джек на негнущихся ногах медленно направился к шлюпкам, крепко принайтовленным к кильблоку, и пересчитал оставшиеся. Так и есть: двух недоставало. Одну взяли Морис с Улиссом,  вторую - Энн. Значит, ушла. От "Чарли" - к Чарли. Джек постоял, кусая губы: ощущение, что мир вокруг него вот-вот раздробится на мелкие кусочки, было таким сильным, что он на мгновение даже зажмурился, чтобы не видеть этого апокалипсиса. Открыв глаза, он убедился в том, что вселенная нечувствительна к его личным передрягам и все остается на своих местах. Захотелось напиться и съездить по чьей-нибудь такой же пьяной роже, а то и двум. Джек шмыгнул носом и подтянул ситцевые штаны. Лады. Ушла так ушла. У него покамест есть, что терять: шлюп и Улисс с Морисом, хотя кто знает, может и они прикрылись котлом, чтобы избежать прямого разговора. А сами уже сидят на "Страннике" и травят морские байки, запивая их забористым ромом. Что-то больно быстро они слиняли на берег. Джеку было лень проверять, есть ли на камбузе котёл. Ему вдруг стал ненавистен и шлюп, и свои собственные мечты о вольных хлебах и жирной добыче. На берег! В таверну! К таким же, как он, азартным игрокам. Раз не повезло в любви, должно повезти в карты...

.... Ночной Нассау встретил капитана Рэкхема привычным гвалтом и сиянием масляных фонарей, висевших над входами в питейные заведения. У Джека мелькнула было мысль завернуть в бордель и найти там какую-нибудь шлюху с золотым сердцем, но он быстро взял себя в руки: первым делом - ром и игра, ну а девушки, даже самые распрекрасные - опосля, когда ему будет чем заплатить за разговор по душам и всё прочее, что к оному прилагается. Таверна "Палец висельника" славилась своими завсегдатаями: даже на фоне портового отребья эти подонки  выделялись так же сильно, как чирьи на белой заднице монахини. Джек обычно сюда не захаживал, памятуя о том, что можно ненароком схлопотать такие неприятности, что даже Энн Бонни вряд ли сумеет помочь. Но сегодня его тянуло на подвиги: он уверенно взялся за ручку двери, захватанную грязными лапами  предшественников, и вошел в таверну.

+2

9

Нассау, в общем-то, был ничего так. Во всяком случае он заслуживал одобрительное фырканье со стороны Мэри, которая много портов и городов за свою жизнь повидала. Разумеется по меркам избалованных господ Старого Света, Нассау был мерзким и вонючим, слишком беспутным и грязным городом. Но Мэри нравилось. У Нассау был собственный дух (пусть и не во всех местах и не всегда приятный), собственный шарм и свой собственный облик, который создавали ему пираты, торговцы и шлюхи.
Мэри Рид нравилось, что здесь она не выделяется из толпы, никто не обращал на нее никакого внимания. Разве что какая девица из борделя привяжется, за рукав схватит – да они всех мужиков хватают, к себе в койку зазывают. Или попрошайка какой мелкий увяжется: вроде монетку просит, а сам только и ждет момента, чтобы кошель подрезать. Уж кому как не Мэри знать эти приемчики.
В общем, Нассау заслуживал всякого рода одобрение от человека, знающего и понимающего что такое свобода и развлечения.
Единственное, что пока представлялось Рид в этих местах почвой несколько зыбкой, так это поиски работы. Ей приходилось служить на флоте с жесткой дисциплиной и на более лояльных к матросам торговых судах, но среди пиратов, которые вели себя на берегу более чем вольно, никогда. Что будет на борту? Однако Мэри не считала, что это повод отступать или сомневаться. Наоборот: преграды на пути заставляли ее быть еще более решительной и агрессивной, чем обычно. Но это не убавило в женщине осторожности. Прежде чем выбрать куда податься и к какому капитану обратиться, она предпочла поступить более чем по-женски: изучить этот вопрос со всех сторон.
Пока что получалось следующее. Самый лучший вариант: капитан Флинт и его команда. Да только про капитана всякое болтали, но главное – не прост он был. И команду собирал себе под стать – так легко, с наскока, и не оказаться на «Морже». Прежде нужно заработать хоть какой авторитет в здешних краях, показать себя. Еще нужно было дождаться момента когда в команде «откроется вакансия», но, учитывая среднюю продолжительность жизни пиратов, об этом совсем не стоило беспокоиться.
Был удачливый и сильный капитан Вейн, но один, видно обиженный на него, тип сообщил, что вся команда страшно неуправляема и чуть ли не дика.
Обдумав это, Рид решила попробовать для начала счастья в команде попроще.. но все же не совсем простой. И тут она удивительным образом услышала про Джека Рэкхема, раньше плавающего с Вэйном и бывшим там вторым членом команды после капитана. Этот самый Джек только что стал обладателем собственного корабля, а вот людей у него еще не было. Очень похоже на намек судьбы, которая только что подкинула Мэри козырные карты.
И все же, прежде чем тащиться на берег и искать новоиспеченного капитана, Рид решила собрать еще немного информации. Вдруг кто что интересное и полезное сболтнет! А где это сделать удобнее всего? Ответ прост, если вспомнить, что легче всего мужчины расстаются с информацией в постели или за кружкой алкоголя. Причем не важно какого алкоголя, главное чтобы покрепче.
В таверну «Палец висельника» Мэри пришла две четверти часа назад и уже успела подсесть к одинокому выпивохе, который с радостью принял нового «дружка». Еще бы не принять, если этот «дружок» платит за твою выпивку! Для Рид же это был вклад в будущее, поэтому она, пусть и без лишней радости, но и без скупости расставалась с монетами.
Таверна эта была не самым лучшим местом на острове. Уборкой тут занимались только если требовалось убрать кровавые пятна после очередной разборки. Кружки мыли путем плевка внутрь и протирания серой тряпкой, а грязь со столов лениво смахивали тут же на пол. Во всяком случае у Мэри, когда она сюда только вошла и под ногами что-то захрустело, сложилось именно такое впечатление. И девицы, разносившие выпивку, были, как одна: с безразличными выражениями на лицах и сильно затянутые в корсеты, так что прелести торчали наружу.
Был поздний вечер, фактически ночь, и внутри чадили масляные лампы. В одном углу на стене висела связка кокосов. В другом была узкая лестница, ведущая наверх – кажется здесь еще и комнату можно было снять. Хотя как по Мэри: лучше спать на берегу, чем в этой забегаловке.
Заняты были все столы: где просто пили, а где играли в карты и кости. То и дело раздавались громкие голоса, ругань и звон монет.
- Ну  так расскажи мне еще про какого-нибудь из капитанов, - Рид подтолкнула еще одну, уже вторую, кружку своему собеседнику. Это был плюгавенький пират с лицом, покрытым морщинами и жутким шрамом через всю щеку. Одна рука его двигалась с трудом – видно потрепало в бою.
Пират был изрядно пьян, но слова складывал ладно и вещи рассказывал интересные. Уже сообщил свое мнение и о капитане Хорниголде и о капитане Вэйне, щедро сдобрив это все местными сплетнями.
- Ты же знаешь, что я хочу к кому-нибудь наняться, но не знаю кто меня возьмет. Где попытать удачу? Может.. как его.. – Мэри, отхлебнув из кружки, притворно задумалась. – Кто-то говорил мне про Рэкхема.
- Ааа..  - пират фырнул, икнул и ударил кулаком по столу.  – Эт-то я могу рас-сказать..

+3

10

Джек постоял на пороге, оценивая  обстановку: за одним из столов просмоленная троица  играла в кости, швыряя их из замызганного стаканчика на засаленную столешницу. В кости Джек играть остерегался: слишком велика была вероятность нарваться на шулера с фальшивками, да к тому же стол располагался в дальнем углу таверны, и если бы дошло  до драки, выбраться из этого тупика было бы так же сложно, как  снять шлюп с песчаной банки. Гораздо ближе к спасительному выходу находился стол, за которым сидело пятеро  морских волков с картами в руках. Джек пригляделся: играли в коммит и судя по тому, что в заскорузлой клешне одного из игроков оставалась всего одна карта, круг был близок к завершению. Так и случилось: моряк  выложил в конец трефового ряда свою последнюю карту и победоносно ухмыльнулся, потянувшись к кучке монет, чтобы забрать выигрыш. Остальные кисло скривились, один из проигравших смачно сплюнул на пол и выругался. Джек быстро воспользовался коротким перерывом в игре, чтобы присоединиться до новой раздачи: подтащил к столу оказавшийся свободным стул, развернул его спинкой вперёд и уселся, удобно опершись руками на низкую перекладину.
- Шестой не лишний? - весело поинтересовался он, оглядывая пятёрку соигроков. - Сдайте и мне, ребята! 
Никого из сидевших за столом он не знал ни в лицо, ни по имени. Да оно и к лучшему: ему совсем не хотелось вступать в лишние разговоры, тем более, объяснять кому-либо причины своего ухода от Вейна, о чем неизбежно зашла бы речь среди давних знакомцев. Высокий костлявый моряк, которого Джек про себя тут же окрестил Скелетом,  быстро перетасовал колоду и поровну роздал карты. Игра возобновилась и поначалу шла в полном молчании, прерываемом лишь натужным кашлем толстяка, сидевшим по левую руку от Джека.
- Эка тебя прихватило! - посочувствовал Джек, выкладывая шестерку пик рядом с пиковой пятеркой соседа. - Издалече к нам прибыли? Что-то я никого из вас раньше здесь не видал...
- Угу, издалече, - буркнул Скелет, метнув предостерегающий взгляд на толстяка, от чего тот закашлялся еще сильнее.
-Ясно-о, - протянул Джек, враз почувствовав себя неуютно в этой компании: какой смысл что-то скрывать в таком городе, как Нассау? Любое новое судно вместе с командой тут же становится предметом общего неуемного любопытства и через день-два все тайное становится явным. Лучше уж сразу рассказать о себе хоть малую толику правды, пусть и щедро приправленной ложью, чем вызывать подозрения молчанкой. Но тянуть за язык незнакомцев он не собирался: молчат и молчат, ему какое дело? Рому на столе становилось все больше, а кучка монет таяла на глазах, и большая часть этого золотого ручейка текла прямиком в карманы ситцевых штанов Джека. Да, в уходе Энн были явные плюсы: Джеку везло в игре как никогда! Еще немного, еще чуть-чуть подержки со стороны мамзель Фортуны, и можно будет сменить старые паруса на новые и презентовать Улиссу блестящий медный котел. Вот чем облагодетельствовать Мориса, Джек пока не решил: вкусы улиссова кузена были ему неизвестны, но наверняка тот не откажется от пары крепких матросских штанов, сшитых руками капитана. Джек снова закончил круг первым и на радостях осушил до дна очередной стакан. Кроме положенного за круг, ему подвалил дополнительный выигрыш за девятку бубен, не успевшую сыграть.
- Угощаю! - пробубнил он, довольно рыгнув, и отделил от выигрыша монету, которой намеревался оплатить выпивку для всей честной компании. Витая в радужных мечтах о новой оснастке шлюпа, он не заметил тяжёлого взгляда, которым смерил его Скелет

+1

11

Рассказ о Рэкхеме, правда, начался не сразу. Пьянчужка долго мычал, несколько раз рыгнул, после чего надолго приложился к кружке с выпивкой, осушив ее практически до дна. Мэри с досадой поморщилась: не покупать же ему еще! Так и разориться можно, оставшись при этом почти трезвой. С другой стороны, они только дошли до самого интересного.
- Ну так что там? – поторопила пирата чуть хриплым голосом. – Рассказывай!
Новые посетители таверны едва ли интересовали Мэри, пока они ее не трогали. Здесь постоянно кто-то входил, а кто-то открывал дверь и растворялся в ночных сумерках. За одним из столов кто-то уже допился до той стадии, когда начинаются клятвы в вечной дружбе. И это Рид видела уже не раз. Интересно, как скоро они схватятся за ножи, чтобы с проклятиями пырнуть друг друга?
- Этот, значит.. Рэкхем.. он с Вейном плавал раньше. Джек-то себе на уме.. но кто он без Вейна?.. никто не знает! Вейн-то суров, он знаешь какой? Во! – пират продемонстрировал кулак без одного пальца (оторвало, верно, в бою?). – Он убить может и думать не станет.. просто так.. у него добыча всегда.. ага.. Джек.. кто его знает.. он всегда за Вэйном прятался.. но зато хитрую штуку придумал: завести на корабле бабу! Типа она пират.. ага.. в борделе ее дело, а не на борту..
Отношения этого самого Рэкхема со всеми бабами острова Мэри интересовали мало. Пусть он хоть коз любит! Главное, чтобы он был толковым капитаном, который приведет ее к золоту. Или приведет ее в ту команду, работа в которой озолотит Рид. Женщина все же была амбициозна и строила на будущее определенные планы. Например, помимо личного обогащения, там был пункт о отмщении врагам в Голландии: вернуться бы да выпустить им кишки! Когда-нибудь. Но сначала золото.
Хотя сам факт наличия на корабле женщины-пирата, безусловно, интриговал. Но об этом она в другом месте поспрашает еще, а то и своими глазами посмотрит.
- Ты про дело рассказывай!
Рид подтолкнула свою кружку к пирату, надеясь, что алкоголь заставит его соображать шустрее. Пьянчужка подачку тут же схватил, но ясности в его рассказ это не принесло.
- Так и говорю.. баба с ним плавает и они по очереди ее.. ну это... А тут не поделили. То ли она не дала, то ли дала и не тому.. вот и разошлись. А баба эта с Рэкхемом ушла. Теперь Вейн мстить будет, тут точно!.. ага.. поэтому Рэкхему в команду свою людей ни в жизнь не нанять.. его боятся.. он и меня звал.. я не пошел!.. ага.. я ведь штурман от бога.. да.. он три доли обещал.. а я ни в какую.. ага...
Речь пирата становилась все менее понятной и все более бессвязной. Мэри даже успела пожалеть, что связалась с ним. Откинулась назад, сердито и с досадой глядя на пьяницу. На что только она потратила время?

Отредактировано Мэри Рид (2017-10-31 16:06:15)

+1

12

За соседним столиком сидели двое: пьянь подзаборная и молодой моряк, которого Джек не знал. Джек поначалу и внимания на эту пару не обратил, пока не расслышал "баба с ним плавает". Баба-моряк в Нассау была одна, - Энн Бонни,-  и с этого момента Джек навострил уши. Услышанное заставило его бросить карты и покинуть насиженное место за карточным столом.
Сделав шаг к соседнему столу, он ухватил пьянчугу за жидкие волосенки, едва прикрывавшие скальп, и процедил достаточно громко, чтобы слышали все:
- Ты свечку держал, паскуда? Моя Энн не такая, заруби себе это на своем красном носу! - и приложил говнюка мордой об стол, наслаждаясь звуком треснувшего носового хряща. Глаза застила красная пелена: Джек не хотел верить, но услышанное вкупе с ромом вызвало перед его мысленным взором такую картину, от которой он на мгновение зажмурился: голая  Энн  на кровати Вейна  и сам Вейн, с его сальными патлами, склонившийся над её белоснежным, нетронутым лучами солнца телом...
Тяжело дыша, Джек попытался взять себя в руки, вытащил из кармана застиранный носовой платок и бросил его на стол:
- Утрись... и больше ни слова о Бонни, уяснил?

Вернулся к игральному столу, неловко сгреб остатки выигрыша и направился к двери, стараясь держаться прямо.

Снаружи ему стало полегче: теплый, благоухающий тропическими ароматами ночной воздух обвевал его, как руки Энн, лаская и успокаивая. Возвращаться на шлюп не хотелось. Что ему там делать в полном одиночестве? Джек снова подумал о борделе, сиявшем огнями буквально в нескольких шагах от того места, где он стоял, но тут на его плечо легла чья-то тяжелая рука, а кожу под ребром больно кольнуло острие ножа.
- Выворачивай карманы, придурок. Шевельнёшься- кишки выпущу, - зловещий шёпот вливался в уши ядом , проникая в разгорячённую ромом кровь. Джек скосил глаза: судя по теням, маячившим сбоку, нападавший был не один. Всё. Приплыли.

+1

13

Никогда не знаешь что произойдет в следующий миг – вот за это Мэри любила военную службу. Что на флоте, что в кавалерии. То ты сидишь тихо у костра, глотая свою еду и смеешься над скарбезными шуточками сослуживцев, а через миг бросаешь все, спешно седлаешь лошадь и мчишься в бой. И в голове в этот момент ярость смешивается с холодным расчетом, приправленным жестокостью. Иные женщины только порежут палец о бумагу и сразу же падают в благородный обморок. Мэри Рид была совсем иного склада.
Наверное этому и сейчас, когда из-за соседнего стола поднялся какой-то тип и набросился на ее собеседника, женщина лишь отшатнулась, качнувшись назад. Больше из-за неожиданности и ради безопасности, чем от страха. Рука ее тут же скользнула вниз, ладонь сжалась на рукояти кинжала. Брови сошлись на переносице, мрачный взгляд был устремлен на незнакомца. Если только он попробует подойти к ней!
Люди вокруг всколыхнулись, на миг заинтересовавшись происходящим. Но помогать пьянчуге никто не спешил, местные завсегдатаи только скалились и ожидали продолжения. Побитый пират скулил, зажимая нос ладонями, и бормотал проклятия сквозь зубы.
Несложно было догадаться, что перед ними предстал никто иной, как сам Джек Рэкхем, о котором этот плюгавый пират во все горло распинался. Да уж, судьба та еще шутница: иногда такие фокусы устраивает!
Мэри смотрела вслед Рэкхему, который уже развернулся, уходя. Заступник. Не понравилось, что его женщину тут опускают до уровня шлюхи. Платок вот еще оставил.. Надо же, чистоплюй какой! Иной пират бы просто харкнул на макушку противника, а то и слюны бы пожалел. Но в этом поступке Рэкхема было нечто... нечто.. нетипичное, а поэтому подкупающее.   
Мэри и сама не знала зачем поднялась и вышла следом за пиратом. Не подходить же сейчас насчет работы! Как-то время не слишком подходящее. Но она многие вещи делала интуитивно, так случилось и сейчас. Точно так же, благодаря внутреннему голосу, который часто оказывался прав, в ладонь скользнул кинжал, стоило ей увидеть компанию, которая остановилась неподалеку от таверны.  И опять разобраться в ситуации было несложно: за столом Рэкхема играли в карты и наверное проигравшие, не согласные с итоговым раскладом, решили вернуть свои деньги.
Первый тип едва ли успел понять что произошло. Мэри, ступая вперед мягко, почти бесшумно, подошла к незнакомцу, ударила его в живот и резко дернула – уже не противник. Второго, что обернулся на стон товарища, полоснула кинжалом по горлу и он свалился за землю, заливая все вокруг кровью. Если бы не неожиданность, с которой Рид появилась, то так просто разобраться не получилось. Но это было одно из искусств войны: пользоваться преимуществом, пока оно у тебя есть.

+1

14

Сначала Джеку показалось, что  хлынул дождь... И только когда под ноги ему кулем свалился один из нападавших, он понял, что теплые капли, стекавшие по его лицу - не вода, а кровь, фонтаном брызнувшая из перерезанной артерии. Хватка на плече ослабла, и он воспользовался этим, чтобы отпрыгнуть в сторону и повернуться лицом к врагу. Ходули у Джека были длинные и прыжок получился на славу. Картина битвы, развернувшаяся перед ним в тусклом свете чадящих факелов, была ясна, как карта течений, нарисованная рукой опытного лоцмана. Один из нападавших лежал на земле и жизни в нем было - что рому на дне кружки закоренелого  пропойцы. Немного поодаль корчился второй, зажимая живот руками, чтобы не вывалились кишки. Джек на такие ранения насмотрелся за бытность свою пиратом и знал, что дело труба. Третий, в котором Джек узнал Скелета, замер, выставив перед собой абордажный нож: его взгляд лихорадочно метался между Джеком и  незнакомцем, нагрянувшим на место разбоя как тать в нощи. Был ли незнакомец спасителем или просто дал Джеку небольшую отсрочку, чтобы затем почистить его карманы, Джек пока не понимал. Выхватив из-за голенища нож, он начал бочком продвигаться по дуге, приближаясь к Скелету с подветренной стороны. В этот момент из таверны вывалились еще двое дружков Скелета и  застыли, обозревая  урон, который нанес их команде незнакомец. Замешательство длилось недолго: более высокий и крепкий моряк с ревом кинулся на подмогу Скелету, оставив своего приятеля-толстяка выкашливать легкие на пороге таверны. Скелет явно приободрился, но Джек не дал ему возможности долго радоваться: в два прыжка преодолел разделявшее их расстояние и  полоснул лезвием по кисти правой руки, державшей нож. Скелет охнул и разжал пальцы, выронив оружие на песок, залитый кровью подельников.

+1

15

Мэри никогда не видела себя со стороны во время боя, но муж говорил, что ее лицо принимает хищное выражение, она будто скалится – видок так себе. Хотя кому какое дело до чужих рож, когда на землю проливается кровь? Резко запахло смертью. И этот запах перебивал все ароматы Нассау в этом не самом лучшем его районе.
Разобравшись со вторым противником, Мэри настороженно замерла, оценивая ситуацию. Нападать или подождать нападения? Вдруг оставшийся в живых решит сбежать, спасая свою шкуру? Появление его сообщников дало понять: не сбежит.
Выдавив сквозь зубы ругательство, Рид мысленно разделила противников между собой и Рэкхемом – каждому по одному. Все заняло мгновения: обернуться к противнику и, когда он был уже совсем близко, резко отступить в сторону. Мери Рид, пусть и неплохо маскировалась под мужчину, но была женщиной и пользовалась своими преимуществами в виде большей ловкости и гибкости. Уклонившись от удара она резко ударила тяжелым ботинком в голень противника, заставляя его припасть на одно колено. Следующий безжалостный пинок – в живот, опрокинул моряка на землю. Тот попытался перевернуться и уйти в сторону, но Мэри чуть ли не прыгнула вперед, наступая ему на руку, в которой был зажат нож для такелажных работа. Кажется грустными пальцы? Может быть и показалось. А, может быть, и нет, потому что Рид, перенеся весь вес на левую ногу, правой несколько раз заехала нападавшему по лицу. Раздался крик боли, перешедший в глухие стоны. Умереть – не умрет, но приятного мало. Хотя, если сравнивать с другими, то этот тип еще легко отделался.
Мэри, так и не сойдя с чужих пальцев, торопливо глянула по сторонам, оценивая ситуацию. Еще один нападавший медленно пятился – с ним разобрался Рэкхем. Захочет – сам и добьет. Толстяк около таверны тоже не горел желанием заступаться за товарищей, а Рид на всякий случай сделал угрожающий жест в его сторону.

+1

16

Джек не любил крови. И к убийству себе подобных не стремился. Вот Энн - да, она убивала быстро, чисто и в какой-то степени даже красиво, не задумываясь о спасении собственной души  и  не мучаясь угрызениями совести.  Но Джек придерживался иных правил, а потому толкнул противника так, что тот плюхнулся на песок,  наступил сапогом на его выступающий кадык и произнес с той долей высокомерия, которое просыпалось в нем всякий раз, когда Энн вытаскивала его из очередной передряги. Сейчас его вытащила не Энн, но чувства, обуревавшие Джека, были подобны тем, что охватывали его в присутствии менее милосердной, чем он сам, подруги.
- Что, сучонок? Думал, легко пощипать самого Джека Рэкхема? Хрен тебе!
Подобрав с песка оружие поверженного врага, Джек обратил свой ястребиный взор на незнакомца, так кстати заступившего на вакантное место его бывшей напарницы.
- Не знаю, чем и отблагодарить... Пропустим по кружечке на борту моей посудины?
в Нассау было много таверн, но Джеку захотелось пустить пыль в глаза. В конце концов, разглядеть в темноте дырявые паруса  "Чарли"  и гнилой такелаж было непросто.

+1

17

Жирный тип проявил благоразумие и не стал нарываться, предпочтя убраться вместе со своим кашлем прочь. Мэри проводила его долгим взглядом, чувствуя как кровь, всколыхнувшаяся во время сражения, успокаивается. Женщина повернулась и с интересом смотрела как Рэкхем (точно он!) ставит точку в отношениях со своим бывшим партнером по картам.
Почему-то получалось так, будто Джек Рэкхем сам со всем разобрался и то, что здесь разлилось немало крови – исключительно его заслуга. Мэри вскинула брови, но возражать не стала. Она целый день узнавала у людей что и как, пытаясь найти способ подступиться к одному из капитанов, а здесь столь подходящая ситуация!
Рид присела на корточки, вытирая кинжал о одежду одного из убитых. Оружие надо держать в чистоте и порядке, ведь от этого зависит твоя жизнь – это было первое, что она запомнила, когда поступила во флот. Нет, это было второе. Первое было: ни в коем случае нельзя нарушать порядки и попадаться, потому что за это могут приговорить к проходу через строй и тогда уж наличие груди скрывать будет совершенно невозможно.
С другой стороны Рэкхем тут же признал ее заслугу и Мэри довольно хмыкнула.
- Можно и не по одной. Их-то, - она уже поднялась, спрятала кинжал и теперь презрительно пнула одного из поверженных врагов в бок, - было трое. Ты Рэкхем, значит? А я Марк Рид.
Кажется удача повернулась к ней лицом: она не только познакомилась с Джеком Рэкхемом, но и могла посмотреть что у него за судно и сколько там на самом деле членов экипажа. Рассказы – рассказами, но очень часто люди врут или приукрашивают. Увидеть своими глазами все же самый лучший вариант!
Дверь таверны скрипнула – кто-то собирался выходить. И Рид сделала несколько торопливых шагов вперед, готовая следовать за Джеком. Не очень-то хотелось, чтобы их заметили рядом с трупаками.

+1

18

Насвистывая легкомысленную песенку, Джек повел своего спасителя в сторону гавани, время от времени бросая на него косые взгляды. Чернильная темнота не позволяла как следует рассмотреть профиль незнакомца, наполовину скрытый широкополой шляпой, но острый взгляд Джека все же заметил аккуратный нос и гладкую щеку без намека на щетину. Ишь ты, сосунок ишшо, а дерется, как зверь! Или как Энн Бонни, что по сути одно и то же.
"Чарли" лениво  покачивался на волнах у пристани, веревочный трап услужливо свисал  до самых досок,  предлагая всем желающим подняться на борт. Странно, что никто не позарился на шлюп, на котором вот уже пару часов как не было ни одной живой души... М-да... видимо, эта дырявая, источенная древоточцами лохань никому и даром не нужна. Джек остановился у трапа и сделал гостеприимный жест:
- Добро пожаловать на мой королевский фрегат, мистер Рид. Не удивляйтесь отсутствию команды: я всех отпустил на берег, чтобы ребята смогли как следует отпраздновать наш последний удачный вояж.
Первым взбираться по трапу он опасался: кто его знает, может незнакомец не так прост и пырнет его ножом в спину, чтобы беспрепятственно обчистить карманы. Конечно, он мог бы сделать это и раньше, но кто их разберет, этих джентльменов удачи... Джек нехотя признался сам себе, что без Энн за спиной он побаивается собственной тени, не то что  молодца, сумевшего за несколько минут уложить троих.

+1

19

Мэри была любительница поболтать, потрепаться о том и о сем, а еще лучше – дать совет.  Если же собеседник совет не воспринимал, то повторить, добавив при этом кулаком по макушке или под ребра. Но то со знакомыми, в команде или в отряде; или с людьми, на которых тебе плевать. Сейчас же женщина предпочитала помалкивать, опасаясь как-то испортить ситуацию.
Вдруг Рэкхем запомнил ее как собеседника того незадачливого пирата, что слишком много разговаривал? Мэри тогда ничего не говорила, но слушала! Лучше уж добраться до корабля, а там начать осторожно подбираться к самому важному.
На пристани было темно и тихо. Все разошлись по своим делам: по борделям, тавернам и добродетельным пуританкам. Рид остановилась и, уперев руки в бока, подняла голову, разглядывая корабль – она чувствовала себя более чем в своей стихии. Да уж, фрегат.. королевский. Судно, честно говоря, размерами не поражало. С другой стороны, для пиратства это и лучше! Небольшое маневренное судно, которое берет скоростью и внезапностью. Налететь на противника, пока он не опомнился, взять на абордаж и скрыться в прибрежных водах, куда суда с большой осадкой войти не смогут. В этом был смысл.
- И насколько удачный, если не секрет? – Рид обернулась, бросив короткий взгляд на Джека. – С кем сражались?
Значит команда все-таки есть! Брешут в городе, утверждая, что к Рэкхему никто не идет. Проклятье! Но, быть может, во время последнего набега кто-нибудь из пиратов отправился на дно морское, образовав столь необходимую Мэри вакансию. Ладно, это все она сейчас узнает.
Не дожидаясь специального приглашения  - одного было достаточно, женщина поправила шляпу и схватилась за трап, быстро поднимаясь наверх. И уже спрыгнув на палубу привычно топнула ногой три раза, слушая как отзывается корабль на эту проверку. Поет ли древесина? И что именно поет: удалую шэнти о Бетти или нечто печально-унылое о погибших и сгинувших без следа моряках?
Если уж разглядеть толком ничего не получалось, то хоть так оценить корабль.

+2

20

Кудлатая голова Джека появилась над планширем аккурат в тот момент, когда гость трижды испытал на прочность палубную доску. Джек с беспокойством проследил за этими манёврами, гадая, выдержит ли его гнилушка такой напор и если нет, то не провалится ли  нога  Рида в образовавшуюся дыру. К счастью, старушка не подвела и Джек перевел дух и  выбрался на палубу. Карабкаясь по трапу вслед за гостем, он успел сделать кое-какие выводы: тот взобрался наверх так ловко и быстро, как будто имел привычку к работе на вантах.
Вопрос, который задал ему гость, был не из легких, и Джек успел пожалеть, что распустил язык. Теперь придется либо навести тень на плетень, либо перевести разговор на другую тему. Джек решил в кои-то веки сказать правду: в конце концов, его спаситель этого заслуживал.
- Тут такое дело, мистер Рид: последний мой удачный вояж был под началом Чарли Вейна, после чего на свою долю добычи я и приобрел этот шлюп. Впрочем, мне надо нанять еще двух-трёх матросов в дополнение к тем, что уже есть, прежде чем "Чарли" распустит паруса и выйдет в открытое море. А теперь предлагаю обмыть знакомство. У меня в каюте есть бутылочка рома, - прощальный подарок от капитана Вейна.
Лезть в темный трюм, чтобы нацедить из бочки рому, Джеку не улыбалось. Он только сейчас вспомнил, что спрятал в каюте здоровенную бутыль с любимым напитком Энн, - хотел сделать ей презент, а оно вон как все обернулось.  Джек открыл дверь тесной каморки, которую гордо именовал капитанской каютой, и вошел первым, чтобы зажечь масляный фонарь, стоявший на столе. Слабый огонек осветил убогую обстановку и уничтожил последнюю каплю надежды: втайне Джек все же лелеял мысль, что вернувшись на шлюп, обнаружит Энн крепко спящей в обнимку с наполовину опустевшей бутылкой. Но каюта была пустой, еще более пустой, чем всегда: Энн прихватила с собой свой нехитрый скарб и теперь вместо двух матросских сундучков у стены стоял только один. Джек откинул крышку сундучка,  выудил из него бутылку рома, зубами выдернул самодельную затычку и разлил ром по кружкам.
- Ну, вздрогнем? - предложил он, оборачиваясь к гостю и надеясь, что вздрогнуть им придется не единожды. Джек сообразил, что после всего, что произошло на берегу, оставаться в одиночестве на шлюпе было бы легкомысленной бравадой. А ну как Скелет залижет раны и с оставшимися в живых дружками нагрянет на шлюп, чтобы отомстить за поруганную моряцкую честь? Еще чего доброго, подожгут шлюп... Надо как можно дольше удержать Рида на борту "Чарли", порасспросить о том о сём, предложить переночевать: человек он явно не местный, и чем платить за вонючую комнатушку с клопами на втором этаже какой-нибудь таверны, лучше с удобствами разместиться в гамаке...

+1

21

Судно ответило глухим басом, который разошелся во все стороны и вернулся. Не идеально, но Мэри понравилось. Все остальное оценить в темноте было сложно, поэтому женщина обернулась к Рэкхему.
Значит добыча была получена под началом Чарльза Вейна. Проклятье! Это говорило только о том, что Вейн, несмотря на все недостатки, которые ему приписывали местные выпивохи, был толковым капитаном, но совершенно ничего не говорило о самом Рэкхеме. С другой стороны, у толкового капитана – толковый квартирмейстер, верно?
- Понятно! Видать жирная была добыча!
И очень даже жирная, если на эти деньги можно купить и снарядить корабль, пусть даже небольшой.
- Наверное какой-нибудь беспечный торговец, решивший что обойдется без сопровождения?
Требуются матросы – это уже более интересный разговор. Мэри, пройдя следом за Джеком в каюту, чуть улыбнулась своим мыслям.
Капитанская каюта Рид не удивила, но и не огорчила. Ждать чего-то большего на подобном судне было сложно. Да и, к тому же, ее внимание сразу же привлекла пузатая бутылка с ромом.
Мать Мэри редко рассказывала дочери про отца, но одно женщина знала точно: умение много пить и мало пьянеть – от него. Говорят папаша мог вылакать целую бочку и оставался трезвым. Мэри так, конечно, не умела, но и на пол от половины кружки не падала.
- За знакомство! – женщина взяла кружку и сделала глоток. О, этот напиток был, определенно, гораздо лучше той дряни, что подавали в таверне.
И только сейчас, пожалуй, Мэри могла рассмотреть Джека повнимательнее. В таверне и в переулке не до того было. Правда и теперь свет от лампы падал наискосок, чертя на лице угрожающие тени.
- С чего такое имя корабля «Чарли»? Звучит странновато!

Отредактировано Мэри Рид (2017-11-02 16:16:42)

+1

22

- А хрен его знает, - Джек широко зевнул и отхлебнул из кружки. - Я так смекаю, что раньше эта дама ходила под своим девичьим именем, но опосля ее переименовали, как водится среди нашей братии. Я ее потому и выбрал, что она мне кое-кого напомнила...И все же есть у меня мысль снова ее переименовать, чтобы не злить Вейна. Мне по душе "Провидение", если что. Или... Слушай, друг! А давай -ка я назову шлюп "Марком Аврелием" в твою честь и честь капитана Флинта? По Нассау ходит слушок, что он с этой книжкой не расстается ни днем , ни ночью. А кроме того, какой военный фрегат заподозрит в шлюпе с таким названием пиратское судно?
Джек снова сделал могучий глоток, чувствуя, как ром заструился по жилам, согревая кровь и вселяя бодрость и веру в будущее. Шлюп надо переименовать, это факт. А также сшить и разрисовать собственный флаг, который скоро будет вселять страх в сердца капитанов всех встречных кораблей.  Но это всего лишь половина дела. Где взять матросов? Сейчас их трое - достаточно, чтобы управлять шлюпом, но про абордаж придется забыть, а значит, прощай добыча.
- Ты о себе расскажи, старина. Откель прибыл в наши края, чем занимался? Сдается мне, что ты не новичок в нашем деле.
Развалившись на стуле, Джек лениво рассматривал гладкое, как у младенца, лицо Рида. Не то чтобы он много младенцев повидал на своем веку, но не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о том, что у них на лице щетина не растет.
Проведя пятерней по щеке, Джек с удовлетворением убедился, что у него-то со щетиной все в порядке.

+1

23

- Выбрал корабль по имени? Да ты оригинал! – коротко, чуть хрипло рассмеялась Мэри. Это заявление показалось ей забавным и очень странным, нетипичным, как, пожалуй, и все, что окружало Джека Рэкхема. Во всяком случае все то, что она имела счастье до этого момента наблюдать. Ей, конечно, было далеко до того, чтобы разобраться что за человек сидит перед ней, но то, что он не похож на других пиратов, которых в Нассау было море – факт.
- Марк Аврелий.. – Рид произнесла имя медленно, будто пробуя на вкус. – Это шишкая какая-то была в стародавние времена что ли?
Женщина наморщила нос, пытаясь вспомнить что ей там говорил муж, который любил подобную ерунду. И пока он в армии служил – читал и потом дома завел целую полку книг. Мэри не противилась этому его увлечению, но и поддерживать не спешила, считая, что если случится холодный год, то книгами хоть камин топить можно будет. А больше проку от них и нет.
- Если он закончил хорошо, то имя для судна отличное! – вынесла она вердикт, поднимая кружку. – Выпьем за твой корабль, Джек!
Рид отхлебнула из кружки и громко стукнула ей по столу.
- Прибыл из разных краев, - размыто сообщила женщина. – И в Англии был и в Голландии и в других местах. Моряком служил долго. Да вот надоело мелочь по карманам собирать, хочу удачу в здешних краях за хвост поймать. Пираты, говорят, ребята лихие да быстрые. А ты давно пиратом ходишь? Поди все самые лучшие места знаешь?

+1

24

- Все лучшие места давно уже застолбили те, кто в пиратах дольше нас с тобой, - возразил Джек, прихлебывая ром из кружки. - Чтобы мелочью в карманах не бренчать, информаторы нужны, а в Нассау их раз-два и обчелся. Главный - Гатри, вернее - главная. Но она  наводки только Вейну и Флинту даёт, так что с ней нам ловить нечего, надо самим пошустрее крутиться и держать уши открытыми. А ты, значит,  тоже из Англии, - заплетающимся языком заключил он, хотя ничто в словах Рида не указывало на этот факт. - Я  сам из Лидса: хороший городишко, жить бы там да жить...
Джек попытался сфокусировать взгляд на собеседнике, но перед глазами все плыло. Он даже не заметил, что сказал "нам", а не "мне", как будто Рид уже был членом его команды.
Сделав еще один глоток, Джек почувствовал, что хорошо бы закусить, иначе ром сделает свое черное дело. На камбузе может и завалялась пара сухарей, но тащиться туда и рыться в кулях и бочонках с  припасами ему было лень. Вроде бы в сундучке у него хранился кусок чеддера, заветрившийся и совершенно окаменелый, но все же это было лучше, чем ничего. Джек  хотел было встать и  проверить, на месте ли сыр, но не успел: под походной койкой что-то зашуршало.
- Крысы, житья от них нет! -  пожаловался Джек гостю и начал стаскивать сапог, - лучшее, на его взгляд, оружие против нашествия грызунов. Но из-под койки вылезла не крыса, а их с Энни питомец, маленький серый капуцин, волоча за собой пачку пожелтевших бумаг, перевязанных бечевкой. От изумления у Джека чуть глаза на лоб не полезли, а в голове слегка прояснилось. Откуда в его каюте бумаги?!

+1

25

Про Гатри Мэри тоже слышала и, опять-таки, самое разное. Что она покупает и продает товары, которые привозят пираты из рейдов. Что предприятие это принадлежит ее отцу, который здесь, в Нассау, правда,  не показывается. Якобы она та еще шлюха, но с характером. Что наводки у нее хорошие, но достаются они только избранным.
Крутиться..
- Из Англии, - согласилась Рид, не испытывая, впрочем, никакой печали или тоски. Тот дом, который она оставила позади почти десять лет назад, она и домом-то толком не считала. Мать? Глупости!
Как бы сейчас подойти к главному вопросу о работе? Джек Мэри нравился. Пусть у него корабль не шикарный и в деле в одиночку он еще не был, но надо же когда-то начинать! К тому же если с иным человеком говорить все равно что в бочку кричать, старайся - не старайся, а вернется к тебе лишь эхо, то с Рэкхемом было иначе.
Кружка вновь со стуком опустилась на стол. Слишком громко. А так, кажется, она и не пьяна вовсе..
- Крысы - твари! - согласилась женщина. - Но если попал в штиль и жрать нечего, то они становятся крайне ценным запасом продовольствия!
Вот только вместо крысы показалась маленькая обезьянка с какими-то бумагами. От удивления Мэри рот раззявила - выпила-то не так много..  Но и Джек, кажется, был удивлен, а значит обезьянка ей не чудится.
- Обезьяна, дьявол ее раздери!
Зверек тем временем заковылял дальше, продолжая тащить за собой бумаги. И Рид, самая не зная зачем, метнулась ей наперерез, выхватывая бумаги. Обезьянка недовольно заверещала, но удержать добычу не сумела.
- Украсть хотела! Что это?

+1

26

- А, пустое! - отмахнулся Джек, чуть покачнувшись на стуле. - Небось письма  мужьям, потерявшимся в море, от их супружниц, заскучавших на берегу. Я такое уже видывал, и не раз: захватишь какую-нибудь шхуну из Бристоля или Лидса, а у нее на борту - хоть шаром покати, только пара мешков с письмами да бочонок с мочёными яблоками. Помню, однажды я Энн вслух зачитал письмецо от некоей миссис Чарлтон. Она чуть животик не надорвала от смеха. Дай-ка сюда, я гляну, что нам пишут из старушки Европы.
Тем не менее, в глубине души Джек не переставал удивляться находке: он-то считал, что прежние владельцы приза вынесли с него все, кроме гнилого такелажа и рваных парусов, однако пачка бумаг свидетельствовала об обратном. Попозже надо будет проверить, откуда Педрито вытащил нычку. Наверняка под привинченной к полу койкой есть тайник в виде лючка. Может, там еще что-нибудь завалялось: алмаз раджи или пара пистолетов... Но ежели он сейчас туда полезет, там и уснёт мертвецким сном. Протянув длинную руку к Риду, он бесцеремонно отобрал пачку бумаг и разрезал бечевку ножом. Взяв верхний конверт, вскрыл его, развернул хрупкую бумагу и недоуменно  уставился на строчки, написанные непонятными знаками: черти что, по-китайски, что ли, написано? Но почти сразу сообразил, что держит лист вверх тормашками.
- Как я и думал, написано бабой! - ликующим тоном воскликнул он, гордый тем, что его догадка подтвердилась. - Подпись -Сара Роусби. Хм, только письмецо-то не из Старого Света, а из Нью-Йорка...
Джек откашлялся и начал зачитывать письмо вслух, надеясь, что Рид вернется на свое место за столом и выслушает исповедь незнакомки.
"Дорогой родственник!
По вашей просьбе высылаю вам в Лондон бумаги Уильяма, которые он передал мне на хранение незадолго до ареста. Их содержание мне неизвестно, поскольку зрение у меня настолько ослабело за те тринадцать лет, что минули с рокового дня, о котором мой язык отказывается упоминать, что я не могу ни прочитать, ни написать ни строчки. Письмо, которое вы сейчас читаете, написано рукой моей старшей дочери Элизабет с моих собственных слов. Элизабет тоже не просматривала бумаги своего покойного отца: она замужняя женщина и добрая пуританка и не хочет даже прикасаться к страницам, запятнанным кровью. Мой нынешний (четвертый) супруг, мистер Роусби, не знает о существовании этих бумаг, поэтому очень прошу вас никогда не упоминать о них в своих письмах ко мне, если таковые еще будут. Уж не знаю, что вы хотите отыскать в этих кощунственных записях, скажу одно: я счастлива от них избавиться, как в свое время я избавилась от фамилии Кидд  после своего имени..."
Джек запнулся и оторвал взгляд от письма. Глаза у него стали похожи на два оловянных блюдца:
- Кидд? Уильям Кидд?! - пробормотал он. - Будь я проклят: если это не совпадение, его труп я видел в железной клетке в Тилбери! Рид, ты что-нибудь слышал о капитане Кидде?

+1

27

Кажется наличие обезьяны на борту не слишком удивило Джека, хотя именно это интересовало Рид даже больше бумаг. Бумаги - что? Ну, бумаги. Так – любопытно, конечно.. Пусть Рэкхем их забирает! А как обезьяна на борт попала?! Они ведь, говорят, плавать не умеют!
Мэри нахмурилась, вернулась на свое место и задумчиво покрутила в руках кружку с остатками рома. Затем все-таки оторвала взгляд от животного и посмотрела на капитана, который уже принялся читать письма.
Чужие, стало быть письма. Но на это тоже было плевать: моральными принципами, согласно которым не следует читать чужие письма, Мэри обременена не была, а вот любопытство всегда было ее основополагающей чертой. Продолжая крутить в руках кружку, женщина слушала - эвон как складно да ровно написано, будто лебедь по пруду плывет. Заслушаться можно. Ровно до того момента, как прозвучало имя Кидда. Мэри удивленно и недоверчиво фыркнула, а затем покачала головой.
- Да кто ж из тех, кто бывал в море, имени этого не слышал! Про него байки травят на кубрике часто! Уж не знаешь чему верить.
Рид еще раз качнула головой. Кружка с ромом внезапно оказалась просто пустой кружкой и женщина слегка оттолкнула ее прочь, склоняясь ближе к Джеку.
- Думаешь письмо от его вдовы, что ли? Так читай дальше! Что там за бумаги такие?
Мэри покосилась на обезьяну, которая, после того как у нее отобрали добычу, вела себя довольно спокойно: сидела и выгрызала блох, и добавила:
- И, Джек, какого дьявола у тебя на корабле делает обезьяна? Ты с ней живешь что ли?

+1

28

Джек отложил письмо и задумчиво поскреб подбородок. Рид, почти не целясь, попал в яблочко: с уходом Энн обезьяна оставалась единственной альтернативой одинокому существованию капитана Рэкхема.
- Угадал, браток, - протянул он. -  Вот так и живём, сухари жуём: Педро обычно дрыхнет у меня в головах, а кок наш, Улисс, своему коту скоро гамачок в камбузе повесит. А у тебя как с этим делом? Жена, детишки? Невеста в Англии?
Джек снова скользнул взглядом по неестественно гладким щекам Рида и в его душе заворочался червячок сомнения. То ли его новый знакомый был слишком молод, то ли, не приведи Господь,  принадлежал к числу тех румяных купидонов, которые хотя и редко, но попадались среди берегового братства. Тусклое освещение каюты не позволяло Джеку как следует рассмотреть собеседника и  определить его истинный возраст, но судя по тому, как он орудовал кинжалом, боевого опыта ему не занимать.
Пальцы Джека нетерпеливо перебирали бумаги Кидда и неожиданно нащупали более плотный на ощупь лист, напоминавший пергамент. Вытащив листок из общей кучи, он развернул его и опустил глаза, ожидая ответа Рида. На бумаге была нацарапана карта с изображением островка в виде перевёрнутой подковы с указанием местных достопримечательностей, как-то: деревьев, цепочки холмов и удобной для стоянки лагуны... Нижнюю часть островка окаймляли коралловые рифы. Так-так-так... Джек напряг зрение, пытаясь разобрать координаты острова, накорябанные в левом нижнем углу карты.

карта туточки Сокровища капитана Кидда.

+1

29

Против животных Мэри тоже ничего не имела. В общем-то, если ей не в тягость было общество мужчин, совершенно не знающих что такое культура, часто грязных и вонючих, и временами пьяных, то чего же ей возражать против животных? Животные хотя бы полезны. Кот крыс ловит, а обезьяна развлекать может, трюки разные показывать. Опять же животные – это ценный запас мяса на голодное время.
Рид покачала головой:
- Я один и никем не обременен, - заметила Мэри. Но, поскольку она всегда придерживалась правила, что врать нужно как можно более близко к правде – тогда не запутаешься, то добавила. – Была жена, но умерла от неизвестной болезни. А так не ни невесты, ни детей.. да и не надо.
Рид только и сделала, что заменила мужа на жену, а остальном ничуть не соврала. Женщина хотела было спросить еще про подругу Рэкхема, о которой столько слышала, но появление карты отвлекло ее.
- Что там? – она потянулась еще ближе, чтобы в неясном мерцании лампы разглядеть накарябанное на бумаге. За давностью лет рисунок и символы начали истираться, но все же еще были неплохо видны. – Пятнадцать.. SE.. и на пятьдесят к N.. тридцать шесть NE 36.. не разберу.. камень.. проклятье!.. не может же это быть настоящая карта Кидда!
А внутренний голос уже шептал: может.. может!..

Отредактировано Мэри Рид (2017-11-08 17:23:18)

+1

30

Один как перст... Джек моментально проникся к Риду самыми  дружескими чувствами, как будто для симпатии недоставало того факта, что Рид спас его от удара кинжалом в бок, одновременно избавив и от прогулки по райским кущам с лирой наперевес вместо абордажного топора. Джек против рая весомых аргументов  не имел, но всему свое время. Его время еще не настало.
Он склонился над картой, но кривые буковки расплывались перед глазами и разобрать координаты острова никак не удавалось.
- Мать за ногу этих грамотеев! По слухам, папаша Кидда был попом, чего ж не обучил сынка разборчивой писанине? Только сдается мне, что островок этот где-то в Индийском океане обретается, неподалеку от Мадагаскара или Цейлона: там старина Уильям пиратствовал в последние годы своей геройской жизни и там же и должен был закопать то, что не смог забрать с собой.
Джек устало потянулся: руки и ноги затекли, затылок ломило от рома и недосыпа.
- Утро вечера мудренее, - объявил он, понимая, что при свете солнца и на трезвую голову разобрать каракули Кидда будет в разы проще. - Оставайся на шлюпе, браток. Можешь занять мою койку: я у тебя в неоплатном долгу и предоставить тебе кров на эту ночь - меньшее, что я могу сделать.
Сам Джек намеревался покемарить на полу, накрывшись куском старого паруса.

+1


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Крысиные бега