Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Квант милосердия


Квант милосердия

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

- Что вы себе позволяете, сеньор Гамбоа? – оказавшись в плену сильных рук, возмутилась  (но как-то уж очень неуверенно) Мария, - я добропорядочная католичка… 
Шепот ее безнадежно потонул в смоляных  кудрях обольстителя. Нужно было что-то немедленно ответить мистеру Доусону, чтобы он успокоился и убрался восвояси, а ну как ему и вправду придет в голову воспользоваться запасным ключом. От одной этой мысли у нее останавливалось дыхание.
- Все в порядке, сеньор Гоурадо, не стоит беспокоиться! – отозвалась, наконец, невольница мужских объятий на голос плантатора, -  я не слышала никакого шума…
Бессердечный идальго, вместо того, чтобы скрыться в ночи, подобрав свой сапог, продолжал подвергать риску ее почти безупречную репутацию. Воображение Марии, одну за другой, рисовало страшные картины появления в спальне плантатора и последующего за ним переполоха. А что подумает сеньорита Алмейда, когда узнает, что ее служанку нашли в постели с совершенно незнакомым мужчиной! А что будут говорить за ее спиной на кухне, особенно, если сейчас на голос хозяина соберется вся прислуга? Господи Иисусе!  А ведь она только собралась начать новую жизнь!
- Наверное, крепко спали, сеньорита? - проблеял Доусон, еще плотнее приникая к замочной скважине.
- Как безгрешный младенец, сеньор Гоуардо, - ослабевшая от возмутительно соблазнительных прикосновений кабальеро пискнула служанка.
- Пощадите мою честь, немедленно уходите или хотя бы спрячьтесь под кроватью! - пролепетала она, теряясь в райском блаженстве, которое обещало обернуться адским кошмаром, по крайней мере, Марии казалось, что за спиной у нее уже трепещут языки геенны огненной.

* совместно

Отредактировано Мария Флорес (2017-06-05 19:45:02)

+1

32

Умная девочка! Чистый голосок Марии звучал так искренне, как у монахини на святом причастии. Фернандо негромко рассмеялся и в награду поцеловал невинную деву в безгрешные уста. Собирать пыль под кроватью он по-прежнему не собирался: в конце концов, он не любовник, застигнутый врасплох старым рогоносцем-мужем, а агент секретной службы  Его Величества, явившийся на встречу со своим связным.
В комнате стало ощутимо жарче и потянуло паленым, - но не ароматным дымком тлеющего трубочного табака, а горьковатым запахом жженой бумаги. Фернандо с сожалением прервал поцелуй и оглянулся: длинная, до пола, хлопковая занавеска занялась ярким пламенем. Напрасно он выбил трубку! Раскаяние было искренним, но запоздалым.
- Вот теперь мы точно погорим, сеньорита, - пробормотал он, вскакивая на ноги и усаживая легкую, как перышко, девушку на постель. Сунув ноги в сапоги, Фернандо резко дернул за середину занавеси, еще не объятую огнем, сорвал ее и, бросив на пол, начал поспешно топтать пламя подошвами. Погасив огонь, Фернандо перелез через подоконник, на прощание шепнув Марии:
- Я буду сторожить под окном, как верный пес: если старый хрыч начнет распускать свои потные лапы, тут же вмешаюсь, сказав, что только что подошел к дому!

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-22 10:19:54)

0

33

Нос старого лиса учуял запах дыма. Кто-то надымил в комнате, и это вряд ли была служанка сеньориты Алмейды.

- Как младенец, говоришь, чертовка? - пробурчал плантатор, вытаскивая из кармана халата ключ и отпирая дверь, чтобы войти и застигнуть блудницу с поличным. Ворвавшись в комнату, он к удивлению своему, мужчины не обнаружил: в распахнутое настежь окно лился свежий ночной воздух, развеивая остатки дыма, а на полу валялась обугленная занавеска. Что за притча! Подслеповато щурясь, плантатор обвел комнату испытующим взглядом, не отвлекаясь на прелести юной Иезавели, прикрытые тонкой ночной рубашкой: он твердо решил разоблачить распутницу, не поддаваясь на ее дьявольские уловки. Ага! Вот и улика! Доусон с кряхтением нагнулся и поднял с пола курительную трубку:

- Кто здесь был? - тоном инквизитора вопросил он, поднося чашечку трубки к самому носу преступницы. - Кто здесь был и спал на моей постели?

Строго говоря, все, что находилось в доме, принадлежало ему, в том числе и постель, на которой спала служанка сеньориты Алмейды.

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-22 15:32:00)

0

34

Темноволосый агнец перед закланием, хоть и трясся всем телом, все же не был перед стригущим его безгласен. Жалобно хлопая ресницами, подкрепляя призывы к великодушию владельца поместья блеском горячих глаз, в которых еще не осели хмельные брызги искушения, он пролепетал:

- Я хочу вам в кое-чем признаться, сеньор Гоуардо…

Она замолчала, прислушалась – за окном не раздавалось ни единого звука, ни малейшего шороха. Дыхание ночи было кротким и безмятежным, словно и не было никакого прекрасного идальго. Мария готова была поверить, что сладкий поцелуй Фернандо – всего лишь прекрасный сон, если бы не трубка, которую противный старикашка держал у самого ее носа, и не обгорелая портьера на полу. Выражая всем своим видом раскаяние и покорность судьбе, девица робко взглянула на мистера Доусона:
- Могу ли я рассчитывать на ваше милосердие и снисходительность к моему ужасному прегрешению?

Отредактировано Мария Флорес (2017-06-05 19:46:22)

+1

35

Что может быть приятнее глазу инквизитора, чем вид готовой покаяться грешницы? Говард Доусон был, в сущности, добрым человеком, а красота Марии смягчала его сердце сильнее, чем дождь пересохшую землю. Растроганный смиренным обликом юной испанки, плантатор мысленно начал искать оправдания присутствию в ее комнате трубки. Кажется, кто-то рассказывал ему (уж не сеньор ли Кабрера, которого он не имел счастья видеть довольно давно и предпочел бы не видеть еще столько же), что работницы табачных фабрик на кубе курят сигары? Возможно, что и служанка сеньориты Алмейды поддалась этому пороку, а он заподозрил худшее...

Сунув злосчастную улику в карман халата, Доусон сел на постель рядом с Марией и приобнял ее за плечи.

- Признавайся, дитя мое, признавайся во всем, - отеческим голосом попросил он, ласково и ободряюще поглаживая плечики испанки. - Я готов отпустить тебе любой грех, если твое признание будет искренним.

Охваченный предвкушением исповеди, плантатор не заметил, что над подоконником показалась голова не к ночи помянутого сеньора Кабреры. Темные глаза испанца метали молнии, а густые волосы на темени встопорщились подобно отряду воинов, выросшему в чистом поле из зубов змея, посеянных Кадмом.

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-23 21:49:11)

0

36

- Ах, сеньор Гоуардо, - проворковала Мария. Проворную руку старикашки на своем плече она намеревалась стерпеть, полагая сию плату за разрешение пикантной ситуации не слишком обременительной, - благость вашей души воистину безмерна, что неудивительно для человека, столь редких… качеств. С первого же  дня, как я попала под кров вашего гостеприимного дома, я потеряла и покой и сон.  Каждую ночь я металась в постели, не смыкая глаз, мечтая лишь об одном – увидеть вас на утро и признаться в своих страданиях. Мне  было  неловко привлекать к себе ваше внимание, вы и без того чрезвычайно добры и заботливы, теперь я вижу, что мне следовало сразу довериться  вам, но раньше… всякий раз при встрече я смущалась и откладывала свое признание. И снова наступала нестерпимая ночь, и эти измятые простыни – немые свидетели моих всецело обращенных к вам одному мыслей! Вы, вы один мне виделись спасителем, избавителем, да, да, сеньор Гоуардо! Я молилась. Я каялась, просила  господа  уменьшить ниспосланные мне страдания, и господь услышал меня и сам привел вас ко мне…  Но слишком поздно! Вера моя оказалась меньше горчичного зерна, я не смогла сопротивляться испытаниям, не дождалась и согрешила! – глаза испанки заблестели от слез.
– Я отпугивала их дымом, сеньор Гоуардо, этих злобных роящихся вокруг меня исчадий ада, тогда как нужно было всецело положиться на господа и спасителя нашего. От моих неумелых действий заполыхала занавеска. Я знаю, сеньор Доусон, как низко я пала в ваших глазах, обратившись к дьявольскому фимиаму. Это непристойное для девицы поведение, и  теперь мне необходимо ежедневно посещать мессу, как самой безнадежной грешнице. Вы поможете мне встать на путь исправления? Наверняка, в форте есть церковь…

Отредактировано Мария Флорес (2017-06-05 19:47:26)

+2

37

Услышанное вселило в Доусона надежду на то, что именно он являлся причиной душевных и телесных терзаний юной красавицы. Надежду и гордость: он никак не ожидал, что может быть настолько привлекателен для противоположного пола, хотя отсутствием уверенности в себе никогда не страдал.
Рука плантатора, ненадолго прекратившая свои блуждания по спине сеньориты, вновь вернулась в прерванному занятию.
- Церковь на Нью-Провиденс есть, дитя мое, - с некоторым сомнением в голосе подтвердил он. - Правда не в самом Нассау, а в одном из небольших поселений в глубине острова. Сомневаюсь, однако, что вы будете ее посещать: это не католический храм и мессу там не служат. Впрочем, Господь един для всех: и для нас, англичан, и для ваших соплеменников. Пастор Ламбрик будет рад новой прихожанке
Да уж, пастор Ламбрик будет рад... Молодой осел, по самый узел шейного платка напичканный ханжескими предрассудками. Но разве он мог сказать что-то другое папистке, бросив тень на представителя англиканской церкви? Ох, грехи наши тяжкие... Задумавшись о своих собственных прегрешениях, и совершенных, и только планируемых, Доусон переместил руку со спины Марии на ее грудь, едва прикрытую тонким полотном ночной рубашки. Это вышло случайно, как будто его рука двигалась сама по себе, без какого-либо усилия с его стороны, и он продолжил мягкие движения вверх-вниз, не замечая, что равнина под его пальцами сменилась на более затейливый ландшафт: два холмика, меж которыми пролегала узкая впадинка.

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

+2

38

- Вот как? – разочарованно проворковала Мария, меланхолично снимая навязчивую руку старикашки со своей груди. – Не скрою, сеньор Гоуардо, теперь я вся во власти противоречий! Неужели на этой благословенной земле до сих пор нет ни одного служителя нашей Матери-Церкви? Но, если вы уверяете, что пастор Ламбрик будет рад помочь моей заблудшей душе, уверяю вас, я готова с ним встретиться прямо завтра. Если бы вы знали, мистер Доусон, как это отрадно, встретить здесь,  практически на краю света, столь понимающего и благочестивого сеньора как вы...
 
Заметив, что руки сластолюбивого плантатора с настойчивостью отчаянных конкистадоров, которые разграбив империю инков, решили отправиться вглубь континента, прокладывают себе новый маршрут от колена по внутренней стороне бедра, сметливая девица поняла, что начатый ею хвалебный панегирик, видимо, недостаточно величественен и достигает цели обратной поставленной. Мария решила взять на вооружение маневр, недавно продемонстрированный доном Фернандо – обратиться к силе искусства.
- Здесь, вдали от родины, - невинно продолжила она, перекладывая  ладони Говарда со своих на его собственные колени, - вы мне напоминаете героя Мигеля де Сервантеса Сааведры, благородного идальго Ламанчского (столь глубокие познания испанской литературы почерпнуты из вольного пересказа романа госпожой Паломой Алмейда) Вы так же, как Алонсо Кехана  всю ночь проводите в бдении, и готовы собственноручно защищать даму от беспощадных тварей. Уверяю вас, сеньор Гоуардо, со столь ничтожными хлопотами, как натягивание москитной сетки, справится любой из ваших слуг, вам же пристало сохранять себя для более великих деяний.

*действия мистера Доусона согласованы

Отредактировано Мария Флорес (2017-06-05 19:48:49)

+1

39

Несмотря на свободное владение испанским языком, плантатор имел самое смутное представление об испанской литературе в целом и о сеньоре Сааведре в частности. Кто такой Алонсо Кехана он тоже не ведал ни сном, ни духом. Однако сравнение с предположительно благородным защитником дам ему изрядно польстило. Если бы при этом его прекрасная дама не была так настойчива в избегании его авансов, он вообще чувствовал бы себя на седьмом небе от счастья. Однако Мария так непреклонно убирала его руки со своих коленей и иных частей тела, что старый любострастник понял: надо отложить любовные пассы на некоторое время: пусть невинная дева немного попривыкнет к мысли, что мужчине нужно давать волю рукам. К тому же любовь крепнет в разлуке. Плантатор крепко стиснул руки, чтобы усмирить их естественные потребности, и встал с кровати.
- Москитные сетки - не просто красивая деталь убранства дома, но и необходимое средство защиты, и я не могу доверить их натягивание никому, кроме себя самого. Завтра же ваше окно будет надежно защищено от вторжения москитов и иных незваных гостей.
Доусон почувствовал глубокое удовлетворение от сказанного и от своих намерений: теперь никто не сможет пробраться в комнату Марии через окно! А он сам будет входить через дверь, как и положено хозяину дома.
- Спокойной ночи, кудесница, сладких снов! - игриво попрощался плантатор и вышел из комнаты, ударившись боком о дверной косяк: его пошатывало от возбуждения, вызванного воспоминанием о том, как мягко колыхались под его пальцами упругие груди Марии.
Вернувшись в свою спальню, он рухнул на кровать и первым делом дернул за шнур звонка: Салли не могла сравниться с Марией, но на безрыбье и рак рыба.
[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-04 23:02:35)

+1

40

Фернандо не ожидал, что ему будет так сложно выдержать то, свидетелем чему стали его глаза и уши. Больше уши, чем глаза, поскольку ему приходилось в три погибели сгибаться под окном, лишь изредка приподнимаясь, чтобы убедиться в том, что Марии не угрожает по-настоящему серьезная опасность. Если бы в дело не были замешаны интересы испанской секретной службы, он, конечно же, вмешался сразу же после того, как преступная длань старого развратника легла на кружевные оборки ночной рубашки Марии, но ему надо было проверить, способна ли девушка в одиночку противостоять опасностям, исходящим от мужчин. Ему она противостояла весьма успешно, застав врасплох и чуть было не раскроив череп канделябром. Однако Доусон был хозяином дома, в котором она находилась на положении гостьи, к тому же обладал авторитетом старшего по возрасту и уважаемого в обществе землевладельца.  Тем не менее Мария сумела не только отбить его наглые атаки, но и сделать это так, что он не разозлился и ушел от нее в достаточно миролюбивом расположении духа. В глубине души Фернандо даже посочувствовал старому перечнику: на его месте он вряд ли сумел бы сохранить спокойствие даже если бы на него обрушились  потоки лести, сравнимые с теми, которые вылила на седую голову плантатора Мария.
Как только за плантатором закрылась дверь, Фернандо вернулся в комнату и уселся на подоконнике, с новым интересом разглядывая красавицу, которой в течение часа удалось успешно справиться с двумя мужчинами.
- Примите мои поздравления, сударыня: вы не только обворожительны и храбры, но к тому же еще и в высшей степени сообразительны! Старый козел ушел в полной уверенности, что вы от него без ума.
Фернандо собирался сказать совершенно другое, но ревность, которой он совершенно не ожидал почувствовать, вгрызлась в его сердце железными зубами и заставила произнести комплимент, который большинство женщин справедливо сочли бы оскорбительным.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-04 23:33:36)

+1

41

*совместно

- Ах, вот как! – второй раз за ночь изрекла Мария, уперев в бока строптивые кулачки.
Она-то надеялась увидеть проявление хоть какого-то сочувствия или волнения со стороны Фернандо, но, похоже, беспечный кабальеро просто забавлялся. И его поцелуй… Он ничего не значил!
- У-би-райтесь!  – Мария медленно надвигалась на украшавшего собою подоконник кабальеро. – Да-да, убирайтесь отсюда! – сверкнула очами испанка, гневно дыша сеньору Гамбоа в лицо.
– Хвала святой Терезе, завтра на этом месте мистер Доусон поставит сетки и ни одно нахальное кровососущее создание отныне не потревожит мой безмятежный сон!
-Тихо, тихо, сеньорита! - воскликнул Фернандо, спрыгивая с подоконника - Не то вернется ваш дряхлый поклонник! Или это именно то, чего вы добиваетесь? Но уверяю вас: толку от сеньора его возраста, что от козла молока.
Горячая натура испанца дала о себе знать: Фернандо не метал огненные взгляды, но взамен сыпал колкими язвительными насмешками, чего никогда бы себе не позволил, не затронь Мария тех струн его души, о существовании которых он раньше не подозревал. Второй раз за ночь его пытались выставить из комнаты, отдавая предпочтение старому дырявому мешку, набитому золотом, которое тот получал благодаря посредничеству Фернандо!
- О, нет-нет, сеньор Гамбоа, вам – туда, - указующий перст отправлял визитера в благоухающий сад,  - И не волнуйтесь, я как-нибудь разберусь без вашей авторитетной помощи! – распалялась испанка, задетая за живое. Ей было обидно, что Фернандо наблюдал за домогательствами проклятого старикана  и откровенно насмехается над нею. И этот человек обещал сторожить под окном, как верный пес!  Закипающее возмущение нарастало, переполняло взбешенную грудь: - Смею вам напомнить одну простую истину, дон Фернандо, - в ярости прошипела девица, не собираясь пасовать перед выпрямившимся перед ней в полный рост кабальеро, - старый конь борозды не испортит!
Фернандо чуть не подавился, услышав слово "борозда", которое в нежных устах невинной девицы прозвучало настолько двусмысленно, что он чуть было не ответил тем же. Однако и гулять по садам сеньора Доусона он тоже не собирался, как и выслушивать несправедливые упреки. Единственным способом заставить женщину замолчать был поцелуй. Фернандо молча притянул разгневанную красавицу к себе и запечатал ее уста своими губами.

Эпизод завершен

Отредактировано Мария Флорес (2017-06-05 02:10:41)

0


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Квант милосердия