Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Квант милосердия


Квант милосердия

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Действующие лица: Фернандо Гарсия Кабрера де Гамбоа, Мария Флорес
Время: на исходе ночи с 27 на 28 июля 1714 года.
Место: дом плантатора Говарда Доусона
Спойлер: испанская секретная служба не дремлет, а ее агенты разрабатывают старые связи и устанавливают новые даже с риском для жизни


[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-03-27 11:31:22)

0

2

Ночь, окутавшая Нассау траурным покрывалом, была благословением для тех, кто промышлял ночным разбоем и тех, кто наносил ущерб интересам английской короны более тонкими методами. К последнему разряду относился и одинокий путник, пешком преодолевший несколько миль, разделявших пиратскую гавань и плантацию Говарда Доусона. Длинный плащ из темного сукна и широкополая шляпа служили путнику не для согрева, а для того, чтобы он мог слиться с окружающей темнотой. Путеводной нитью служила дорога из утрамбованного светлого песка, петлявшая между редких пальм и зарослей колючего кустарника. Завидев смутные очертания белого плантаторского дома, он облегченно вздохнул и снял шляпу, явив луне и звездам шапку черных, как смоль, волос, настолько густых и буйных, что их приходилось усмирять при помощи помады из кокосового масла. Невысокая ограда, окружавшая владения  Говарда Доусона, не стала серьезным препятствием: путник перемахнул через нее так легко, что лишь мазнул полой плаща по каменной кладке, и направился к дому, погруженному в сон: ни одно из его окон не было освещено. Завернув за угол, чтобы проверить заднюю дверь, ночной гость был остановлен тихим, но зловещим рычанием, раздавшимся за его спиной. Он замер на месте и чуть повернул голову, чтобы рассмотреть своего врага: пес ростом с новорожденного теленка стоял в половине куэдры от каблуков его сапог, широко расставив мощные передние лапы и обнажив желтые клыки, с которых, как показалось гостю, капала слюна.
- Diablo… - пробормотал скиталец и тут же сообразил, что собака английской породы и с ней надо разговаривать на понятном ей наречии.
- Хороший мальчик, - сверкнув белозубой улыбкой, произнес он, надеясь что легкий акцент не помешает церберу уразуметь смысл его слов. – Оочень хороооший... И я хороший, о да!
Вытащив из кармана плаща краюху хлеба, он швырнул ее собаке, рассчитывая ненадолго отвлечь ее внимание от своей персоны, после чего со всей возможной прытью удалиться в сторону окна в первом этаже, которое, как он заметил ранее, было приоткрыто и, что еще более важно, не затянуто сеткой от москитов. Однако этот жест возымел обратное действие: пес зарычал громче, а в его налитых кровью глазах замелькали отблески адского пламени. Одним прыжком преодолев разделявшее их расстояние, он сомкнул челюсти на сапоге из прочной буйволиной кожи.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-03-27 13:03:44)

+1

3

Новая жизнь в Новом Свете, по крайней мере, в одном из его поистине райских уголков – на острове Провидения, а  если уж быть предельно щепетильным и точным – в роскошном  доме местного плантатора, оказалась не столь ужасной, как рисовалось в воображении Марии, пока они с госпожой Алмейда томились взаперти в душной, без окон и надежды на спасение, каюте пиратского шлюпа, размышляя о своем будущем. Когда же немногословный капитан пиратов увез в неизвестном направлении сеньориту Палому, оставив растерянную служанку один на один с суровой корабельной командой, жизнь свою Мария посчитала уже законченной, а раз так, то почему бы не выбраться в последний раз на свет Божий и не глотнуть перед смертью свежего воздуха! Все лучше, чем дрожать от страха в темной затхлой комнатенке… Но, Небеса оказались столь щедры, а вернувшийся в критическую минуту капитан Томсон – этот святой человек! -  столь великодушен, что Марии оставалось только радоваться своему везению и ежедневно поминать Адама в горячих молитвах.
Положа руку на сердце, жизнь на плантации, да простит ее сеньорита Алмейда, казалась Марии намного приятнее, нежели ее жизнь в Севилье, в скучном доме важного чиновника, который хоть и был ее родителем, своего отцовства признавать не торопился, почитая оказанные милости к крошке Марии де лас Мерседес вполне достаточными. Впрочем, девушка на судьбу никогда не жаловалась и молочной сестре не завидовала, полюбив ее всем сердцем, и все же не будем кривить душой, известие о путешествии к далеким берегам Мария восприняла с нескрываемым восторгом. Наконец-то исчезнут из ее жизни перешептывания  и противные улыбки челяди за спиной, она уплывет туда, где никто не вставит шпильку о незаконном ее появлении на этот свет. Она будет просто служанкой. Просто Марией.
Остров очаровал ее лазоревыми берегами и золотым песком, плантация – густыми зарослями маниока, чудесного растения с нежными клубнями, из которых можно было приготовить любое блюдо от супа до киселя. «Пища богов» - так сказала ей  чернокожая кухарка, поведав историю о Мани - белокожей дочери вождя, в честь которой боги подарили людям «манну небесную».
Всю работу по дому выполняли слуги мистера Доусона, и поскольку обязанности Марии сократились, чуть ли вдвое, в то время, когда она не была нужна своей госпоже, девушка вертелась на кухне или болтала с Салли, оказавшейся веселой и добродушной, несмотря на грозный вид.
Да и сам хозяин плантации был весьма радушен и внимателен…
«…я бы сказала чрезмерно внимателен… Может, стоит намекнуть  мистеру Доусону о пологе от москитов? В качестве компенсации за внезапные шалости при утренней встрече в коридоре...» - размышляла Мария, лежа в жаркой постели под непрерывными атаками пищащих над ухом длинноносых идальго. Эти проворные кабальеро, налетели в комнату вместе со свежим дуновением, стоило Марии, изнемогая от непомерно застоявшегося, густого и душного воздуха, приоткрыть створку окна, и теперь они, не стесняясь, знакомились с меню, не давая юному телу погрузиться в долгожданный сон.
Неожиданно, сквозь комариный звон, слуха Марии коснулись странные звуки, доносившиеся со двора. Девушка прислушалась. Из ночной тьмы доносилось тихое рычание и - не может быть!- кто-то разговаривал с Дьяволом! Причем сразу на двух языках пытался заверить нечистого в своей исключительности! Тело девушки одеревенело от страха, так что москиты перестали его жалить: то ли и впрямь она им оказалась не по зубам, то ли Мария просто перестала что-либо чувствовать. Повторившийся в ночи рык – еще более громкий и отчетливый – вывел девицу из состояния оцепенения, и разум, наконец-то возобладал над эмоциями: «Собака! Грабители!» - мелькнувшее озарение выбросило ее из постели. Быстрее молнии Мария подлетела к окну, хотела было закрыть его, но в последнюю секунду испугалась - а вдруг они уже под окном, заметят, схватят ее за руку? – девчонка беспомощно вжалась в стену, успев схватить с комода что-то тяжелое. Кажется, канделябр…

Отредактировано Мария Флорес (2017-03-28 12:01:09)

+1

4

Фернандо, частично обездвиженный стальной хваткой, потащился к открытому окну, волоча за собой собаку. С трудом добравшись до черного проема, он перекинул одну ногу через подоконник и, усевшись на нем, как в седле, начал трясти другой ногой, пытаясь сбросить сапог. Каким-то чудом ему удалось избавиться от сапога вместе с собакой и он рухнул на пол комнаты, как мешок, набитый мукой. Впрочем, разлеживаться было некогда: тут же вскочив на ноги, Фернандо захлопнул ставни и запер окно на задвижку. В комнате, лишенной призрачного света луны и звезд, сразу же стало темно как в брюхе каракатицы. Вполголоса чертыхаясь, испанец снял второй сапог и выпрямился, прислушиваясь и пытаясь разглядеть хоть что-то в окружавшей его чернильной темноте. Судя по тому, что от тишины звенело в ушах, он сделал вывод, что ему невероятно повезло забраться в пустую комнату. У одной из стен явно должна была стоять кровать, на которую он мог прилечь, чтобы вздремнуть часок-другой перед рассветом. Фернандо пошевелил пальцами ног, затекших от долгого перехода по пескам Нью-Провиденс, и немного поразмышлял о том, не снять ли чулки, однако в результате сбросил лишь плащ и шляпу и широко зевнул и потянулся, собираясь улечься на мягкое ложе.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-03-28 23:42:54)

+1

5

Когда грабитель показался в проеме окна,  Мария крепче сжала медный шандал и задержала дыхание.  Стоит ей закричать – она тут же обнаружит себя, слуги пока-а проснутся, пока-а сообразят…  А бандиты вот они – рядом, руку протяни. Однако, судя по долгой возне и рычанию, а так же по тому, что пес  не лаял, а рассчитывал на свои силы – вор орудовал в одиночку. Это открытие придало Марии уверенности. Тяжесть подсвечника, в случае удачи, обещала быстрое разрешение проблемы, девица от души замахнулась, намереваясь подсобить собачке и успокоить наглого проходимца. К несчастью, ей пришлось задержать удар в самом начале – грабитель весьма некстати свалился ей под ноги, к тому же оказался не на шутку прытким: пока она прицеливалась во второй раз, нахальный кабальеро в плаще вскочил, по-хозяйски закрыл окно и стал снимать одежду. «Нет, ну каков наглец, он еще и раздевается! Основательно подготавливается к делу!» - возмутилась Мария, замахнулась в третий раз, и, споткнувшись в темноте о какой-то предмет на полу – видимо брошенный грабителем сапог -  опустила канделябр на голову непрошенного гостя.  Ворюга беззвучно осел к ее ногам.
- Пресвятая мадонна, что же я натворила! Надеюсь, я не убила его! - девица одновременно  успела посокрушаться об участи успокоенного, своем прегрешении, и, услышав слабый стон поверженного, тщательно связать руки и ноги преступного кабальеро первым попавшимся под руку сподручным средством - собственными подготовленными на утро чулками, аккуратно сложенными на стуле.

*согласовано

Отредактировано Мария Флорес (2017-03-29 22:33:22)

+1

6

Шорох за спиной - и комната, в которой до тех пор было темно, как в могиле, осветилась фейерверком от искр, полетевших из глаз Фернандо от удара по самому уязвимому месту. "Это провал", - успел подумать он и действительно провалился в небытие. Очнувшись, он застонал и попытался пошевелить рукой, чтобы ощупать голову, которая трещала как, как будто он накануне выпил бочонок малаги, но руки оказались связанными, как, впрочем, и ноги. Такого горячего приема в доме Говарда Доусона он не ожидал и терялся в догадках, что бы это все значило: ошибся адресом или же хозяин за то время, что они не встречались,  успел дать дуба и его плантация перешла в чужие руки? Девичий голосок, горестно причитавший над ним, как над свежеупокоенным трупом, подарил ему луч надежды. Девица говорила по-испански так чисто, что было ясно: родилась она не в забытом богом Нассау, а в краях намного более отдаленных и благословенных: Севилье, Мадриде или Барселоне. К сожалению, темнота не позволяла Фернандо разглядеть девушку, но голос ее звучал, как соловьиная песня, и был приятен для слуха. Кроме того, вокруг витали ароматы цветника, а не корзинки со штопаными чулками, и это позволяло испанскому идальго с достаточной степенью уверенности предполагать, что он попал в комнату молодой девицы, а не престарелой дуэньи или замужней дамы, прожившей в браке лет двадцать с лишком. С молодыми девицами было проще договориться о чем угодно, а ему, скорее всего, понадобится помощь соплеменницы. В общем-то, достичь соглашения с замужними дамами было еще проще и быстрее, но при этом гораздо менее увлекательно.

- Сеньорита, это вы обошлись со мной так неблагосклонно? - морщась от боли в затылке, спросил Фернандо. - Пресвятая Дева, почему это все женщины, которых я знаю, вечно торопятся избавить себя от моего общества? А вы еще торопливее остальных: мы ведь даже не успели познакомиться! Это упущение необходимо исправить. Подойдите ближе, сеньорита: я не кусаюсь.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-03-30 13:32:59)

+1

7

-О-о-о! –тихо простонала Мария, услышав во тьме волнующий баритон  – приглушенный и глубокий, произносящий  полные изысканной учтивости речи, на которую были неспособны головорезы вроде пиратов Томсона. К тому же, говорил незнакомый кабальеро на языке, от которого припадочно забилось сердце.
«Клянусь пресвятым чревом, я покалечила  благородного идальго!»  - девица – трепетное дитя пламенной Севильи - горестно прижала к груди сплетенные в смятении пальцы и сбивчиво зашептала:

- Сеньор, иная девица, услышав вашу речь, могла бы даже оскорбиться!
Ведь  очевидно же – опасным вас считают!
Судите сами – под предлог знакомства, вы лезете в окно к пристойной деве
Как вор, под покрывалом темноты!
Тогда как должно днем входить и дверью!
Не удивительно, что почитают этот способ причудливым и слишком необычным.
Я разбудить весь дом хочу, чтоб вас уверить, что этикет визитов вам неведом.

От страха служанка сеньориты Алмейда заговорила высоким штилем, не приличествующим ее положению. Она была несказанно рада, что не убила канделябром ночного вора - окажись он и в правду благородным сеньором, ее бы неминуемо ждала виселица.

Отредактировано Мария Флорес (2017-04-03 14:59:55)

+1

8

Фернандо напряг память, пытаясь определить автора строк, процитированных мелодичным голоском сеньориты. Лопе де Вега или Лопе де Руэга? Наарро или Кальдерон? После удара по голове мысли путались и вспомнить, кому принадлежали рифмованные строчки, так и не удалось. Но разговор с незнакомкой, несмотря на драматическую или даже трагическую завязку, начинал ему нравиться. Фернандо согнул ноги в коленях и попытался переместиться так, чтобы устроиться поудобнее: ползти на спине со связанными руками и ногами было не слишком привычно, но тем не менее он преуспел в этом нелегком начинании и смог сесть и опереться ноющим затылком о штукатуренную стену.
- Как мне к вам обращаться, сеньорита? У вас ведь есть имя, не так ли? Меня зовут Фернандо де Гамбоа. Можете называть меня сеньором де Гамбоа, можете по имени. И бога ради, приложите мне к затылку что-нибудь холодное, - если в подвале этого дома нет льда, я вполне обойдусь мокрой тряпкой или даже лягушкой.
Фернандо назвал только вторую половину своей фамилии, и это была фамилия его матери, служившая довеском к родовому имени отца. Говарду Доусону он был известен под именем Фернандо, без добавления фамилии, титула и иных знаков отличия. [nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-04-04 10:13:41)

+1

9

- Так вы не вор, сеньор Гамбоа? – воображение Марии рисовало немыслимые картины, одно за другим вспыхивали всевозможные красочные предположения, испуг постепенно уступал место женскому любопытству. – И стоит ли вам верить?..  Извольте прежде рассказать, что привело вас  в чужую спальню? – осторожно ступая, девица подбиралась к шевелящемуся во тьме кабальеро.
- Вы мой нарушили покой и напугали. Почти до смерти. Смею вас заверить. – На всякий случай служанка решила сгустить краски, подыскивая себе оправдание. – За льдом я не пойду. Я гостья в этом доме. К тому же не одета… Сеньор, так мне позвать прислугу? Или доверить мне решитесь вашу тайну?
Мария подобрала брошенный на пол канделябр, свечей в нем не оказалось, видимо они вывались, не выдержав встречи с головой идальго. Это было весьма печально, поскольку ей до ужаса хотелось посмотреть на обладателя столь волнующего голоса.

Отредактировано Мария Флорес (2017-04-09 19:42:53)

+1

10

Фернандо пошевелился, устраиваясь поудобнее, и попытался ответить в тон заинтриговавшей его девчонке.

- Так значит, вы гостите в этом доме?
А я решил, что вы его хозяйка,
И понадеялся на то, что вместо плюхи
Мне подадут портвейн с бисквитом сладким...
Увы и ах, судьба моя печальна!
Не получу я ни вина, ни хлеба...
Прислугу звать, я думаю, не нужно:
Мне только с вами хочется общаться
И слушать мелодичный голосок,
Что с пеньем соловья отчасти сходен,
А не крикливый перестук сороки,
Которая у вас в прислугах ходит.

Глаза Фернандо уже немного попривыкли к темноте и он смог различить очертания стройной женской фигурки, которая, тем не менее, обладала приятными округлостями выше и ниже тонкого стана. В одной руке она держала некий предмет, напоминавший ветвистые оленьи рога, из чего испанец заключил, что именно этим предметом она его и оглоушила. Он пошарил взглядом вокруг себя, надеясь обнаружить свечу, выпавшую из канделябра, и тотчас в этом преуспел.

- Сеньорита, зажгите свечу! - попросил он, прибегнув на этот раз к презренной прозе. - Вот она, на полу слева от меня, закатилась под кровать ближе к изголовью. Зажгите, зажгите! Увидев мое честное лицо, вы сразу же поймете, что пред вами не вор и не лжец, а человек, которому в жизни не раз приходилось  быть обманутым и обкраденным.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

+1

11

«Святые небеса, он принял меня за хозяйку усадьбы! Должно быть, этот сеньор – тайный воздыхатель дочери плантатора – сеньориты Мэри Доусон! Тогда понятно, почему он брал на абордаж окно… Как это романтично!»
Зачем лукавить и отрицать, что во все времена столь сладкие речи, произнесенные бархатным  грудным баритоном, способны вскружить голову любой юной особе. А уж тем паче – запертой с туманными перспективами во владениях престарелого плантатора испанской красавице - темпераментной и страстной. Как бы ей хотелось хоть раз побывать на месте благородной доньи и услышать подобный красноречивый мадригал в свой адрес. Увы, об этом не стоило и мечтать! Мария тихо вздохнула, отгоняя тщетные надежды: служанкам со стороны господ предназначалось внимание несколько иного рода…
Тем не менее, с каждым ласкающим слух словом, образ ночного гостя  становился все более загадочным, разжигая в Марии пламенное желание приоткрыть завесу окутавшей его тайны.
Окончательно отринув страх и сомнения, девица опустилась на колени рядом с Фернандо, на ощупь проверила его запястья, убедилась, что они по-прежнему связаны – значит, гость не будет представлять опасности, в то время как она займется поиском свечи.
- Ну, хорошо, свечу зажгу я. – прошептала Мария на ухо испанцу. – Но с обратной целью: понять, что предо мною вор и плут!
Девица пошарила под кроватью, в месте, на которое указал назвавший себя сеньором Гамбоа, рука действительно наткнулась на свечу, которая в скором времени увенчала иглу канделябра.
-  Любой захваченный с поличным нечестивец, будет клясться, будто честный малый. А здесь случайно - жертва обстоятельств!
Она провела руками по комоду, затем проверила пол вокруг комода, стула и кровати, безуспешно пытаясь обнаружить в темноте пропажу, наконец - раздосадованная - устроилась на полу возле Фернандо, прислонившись спиною к отштукатуренной стене.
- Нет, не зажгу, сеньор…  – обреченно вздохнула девица, - мне не найти кресало…

+1

12

- Не печальтесь, сеньорита: у меня есть свое, - живо откликнулся Фернандо, у которого, как у любого путешественника, действительно имелись при себе все необходимые мелочи, облегчающие жизнь.

Он придвинулся ближе к девушке, гадая, на самом ли деле она не смогла найти столь востребованный предмет обихода, как кресало, или же решила воспользоваться темнотой, чтобы оправдать свою стыдливость. Могло быть так, что обладательница мелодичного голоса и стройного стана  была дурнушкой и потому не хотела, чтобы благородный идальго  видел ее неказистое лицо. Или же она могла быть хорошенькой от природы, но не избежала горестной участи тех, кого обезобразила оспа или иная болезнь, настолько заразная, что при мысли о ней Фернандо вздрогнул и пожалел, что не может осенить себя крестным знамением. Впрочем, он тут же успокоился: девушка говорила и вела себя так, как будто всю жизнь провела на попечении монахинь, а к таким дурная хворь не прилипает.

- Пошарьте в правом кармане моего плаща, сеньорита, - попросил он, - В нем вы найдете огниво и сможете зажечь свечу. В левом же находится моя любезная подруга, - единственная, что мне верна вот уже много лет. И кисет с табаком там же. Вы ведь не откажете раскаявшемуся преступнику в последнем желании: раскурить трубочку?

Заморить червячка после утомительного пути и перенесенного потрясения он бы тоже не отказался, как не отверг бы и глоток-другой доброго вина, однако просить об этом было бы чересчур поспешным поступком.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-04-14 06:43:14)

+1

13

Дыхание незнакомца щекотнуло ухо и нежную кожу на шее, отчего Марию бросило сначала в жар, а затем в холод. Она сделала попытку отодвинуться, но уперлась в неподкупную стенку комода, оказавшись в ловушке, из которой необходимо было немедленно бежать, поскольку сеньор Фернандо, подобно виртуозному гипнотизеру или опытному заклинателю говорил мягко и негромко -  его голос, вызывал странные ощущения, он был сродни сладкому вину, разливающемуся  приятной истомой по телу. Этот коварный для женского уха приглушенный тембр усыплял бдительность, отравлял разум, превращая сознание в помутневшее застывшее желе.
- В каком сказали вы кармане… - переспросила испанка заметно ослабевшим голосом, - ваша трубка?.. Верней огниво. Что зажечь сначала?
Глупое сердце учащенно трепыхалось, помимо ее воли, что необыкновенно злило Марию. Зачем, зачем она впускает в уши его речи, вместо того, чтобы поставить на уши весь дом? Да еще, кажется, прониклась к этому типу сочувствием! Всему виной ее проклятое любопытство, которое, как известно, сгубило не одну кошку. Правда, удовлетворив его, она воскресла... Конечно, кошке проще, у нее девять жизней, а у Марии лишь одна. И все-таки, как хотелось узнать продолжение истории таинственного поклонника мисс Доусон…  Нет, не стоит пока будить хозяина и чинить неприятности несчастному влюбленному. «Ну, конечно же, он несчастен! – рассуждала Мария, обшаривая карманы плаща ночного визитера и вспоминая, как женщины шептались на кухне о романе хозяйской дочки и бывшего управляющего, - безответно влюблен и полон страданий! Как это печально! Он даже не знает, что мисс Мэри отправлена в Бостон!»
- Хочу расстроить вас, сеньор Фернандо, хоть был ваш путь тернист, вы шли сюда напрасно. Хозяйки дома нет. - служанка, наконец, отыскала огниво, хотела было запалить свечу, но замешкалась, увлекшись построением гипотез: почему богатая красотка Мэри сделала выбор в пользу мистера Хоббса, который, как казалось испанке, обладал довольно заурядными данными – ни вида, не величия.  Выходит, сеньор Гамбоа, еще невзрачнее? А вдруг он страшен, как смертный грех?
От этой неожиданной мысли Мария вздрогнула.
Сейчас она прольет свет на это обстоятельство – девушка решительно чиркнула огнивом, рассыпая яркие искры, однако пламя не вспыхнуло. Мария нахмурилась и повторила попытку еще несколько раз все с тем же успехом. Она старательно раздувала трут, чиркала, снова дула, но тот и не думал разгораться. Отчаявшись, Мария, вновь подперла стену, опустившись возле испанца, и сердито протянула огниво хозяину.
- Чертова игрушка!  Клянусь желтками святой Терезы, ваш трут сырой! – едва ли не в голос  возмутилась испанка, всплеснув руками.

Отредактировано Мария Флорес (2017-04-20 21:35:33)

+1

14

Фернандо пошевелил связанными руками:

- Сеньорита, развяжите мне руки и я докажу вам, что мой трут такой же сухой и крепкий, как порох в форте Нассау.

Да, форт... Собственно говоря, он собирался поговорить с Доусоном именно о форте, в котором засел некто Хорниголд с кучкой пиратского отребья и зорко следил за подступами к Нассау, держа порох сухим. Чужаку, да еще с испанским акцентом, пробраться в форт было так же сложно, как верблюду войти в игольное ушко. А надо было узнать, насколько хорошо вооружены его защитники. Конечно, он не собирался просить Доусона самолично идти в разведку, но ожидал, что старый лис, осыпанный испанской золотой пылью, найдет человека, сумеющего выполнить это не столь сложное задание. Мужчину, женщину, да хоть смышленого ребенка, умеющего считать и запоминать цифры. Женщина была бы даже предпочтительнее. Красивая девичья мордашка лучше всякого пароля, и ее обладательница, не вызывая подозрений, без пропуска войдет туда, куда заказан путь многим мужчинам. Но где же найти такую, что сделает все без сучка без задоринки и при этом сумеет держать язык за зубами?

Фернандо устало смежил веки и повторил, надеясь, что на этот раз девушка ему поверит и выполнит его просьбу:

- Пожалуйста, развяжите мне руки: я вас пальцем не трону, слово дворянина.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

+1

15

- Ах, дон Фернандо!
Был бы трут ваш крепкий,
Я бы смогла огонь разжечь в два счета!
Фитиль добротный вспыхивает сразу
От небольшой искры.
Но каковы мужчины!
Вместо извинений,
Вы подвергаете сомнению пустому
Мою сноровку и мое уменье!
Желаете, чтоб я вам доверяла,
Тогда как сами вы полны предубеждения!
Клянусь мадонной - вы ко мне несправедливы!
Я развяжу вам руки, чтоб вы убедились:
Вам не рассеять сумрак этой ночи!

* освобождает руки

Отредактировано Мария Флорес (2017-04-23 00:09:45)

+1

16

Фернандо мысленно вознес хвалу Непорочной Деве и  святой Терезе Авильской и принялся растирать онемевшие запястья, в жилах которых, как ему казалось, давно уже перестала струиться кровь. Ноги оставались крепко стреноженными, но он был уверен, что развяжет узлы на лодыжках самостоятельно, как только усыпит подозрения своей прекрасной тюремщицы.

- Благодарю покорно, сеньорита... - начал он, тщетно пытаясь сочинить ответ, достойный монолога, только что произнесенного сахарными девичьими губками и не менее сладостным голосом. Увы, пережитое потрясение давало знать о себе, и на ум не шло ничего, кроме нерифмованных строк. Посему он решил сделать паузу и принялся разжигать огонь. Как он и ожидал, искры посыпались после первого же удара кресала о кремень, что позволило ему зажечь свечу и в свете пламени как следует рассмотреть личико незнакомки. Надо сказать, посмотреть было на что. Взгляд Фернандо с удовольствием скользил по гладкой коже и густым волосам, блестящими волнами стекавшим на обнаженные плечи, по темным глазам, похожим на два лесных озера,  и чувственному рту, - возможно, несколько великоватому по меркам Мадрида, Севильи и Картахены, но от этого казавшемуся лично ему еще более привлекательным.
Подняв с пола канделябр, он поместил горящую свечу в один из рожков и произнес несколько стесненным тоном - так поразила его красота девушки, которую он до сего момента считал дурнушкой:

- Должен извиниться перед вами, сеньорита: мне надо было сразу признаться в том, что я пришел сюда не случайно, а для того, чтобы повидаться с хозяином дома.


 


[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]
[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-04-29 22:54:29)

+1

17

- Ну что ж, сеньор, беру слова свои обратно! -  уязвлено дернула подбородком Мария, увидев брызги искр, высеченных из огнива уверенными руками. А когда мерцающее пламя свечи осветило его пальцы и поднятый к локтю белый рукав, а следом  грудь и шею в разрезе сорочки, очертания подбородка, … о, Мадонна!.. он был… красив как бог... нет … как дьявол… порочно, немыслимо, чертовски красив… о нет…Sancta María, Mater Dei, ora pro nobis peccatóribus…*

Его взгляд смущал, хотелось, чтобы он так больше не смотрел. Нет, чтоб смотрел… о, Pater noster!.. Зачем он дал слово дворянина?..
Девушка спохватилась, что не одета, стянула с кровати простынь и растерянно прижала ее к груди.
- Я… я развяжу вас, дон Фернандо. Чтоб было вам удобно… идти к хозяину…

*Святая Мария, Матерь Божия, молись о нас грешных

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-01 20:48:09)

+1

18

Хозяин? Неужто такая красавица и умница  была простой служанкой?  Впрочем, она могла иметь в виду хозяина дома, а не своего.  Наверное, гостья, заключил Фернандо, с удовольствием разглядывая прелести, освещаемые пламенем свечи, и невольно жалея, что опрометчиво пообещал не давать воли рукам. Увы, слово идальго было нерушимо.

- Сеньор Доусон наверняка уснул, напрасно меня ожидая, поэтому лучше мне не тревожить его сон и обождать  до утра. - возразил он, набивая табаком трубку. - Вы давно гостите в этом доме, сеньорита? В прошлый мой визит из благородных сеньор здесь была лишь мисс Доусон. Весьма достойная девица! Надеюсь, старый Говард уже успел сбыть ее с рук, удачно выдав замуж?

На очаровательной ручке испанки не было обручального кольца, из чего он заключил, что перед ним незамужняя девушка. Срывать цветы невинности было не в привычках Фернандо: он предпочитал вкушать  сочные, пусть порой и перезревшие плоды из чужих супружеских теплиц. Вот если бы девушка была действительно служанкой, другое дело, а так... не хватало еще заиметь неприятности от ее отца или брата, которые, кстати, могли гостить в этом доме. Не то чтобы это его останавливало в принципе, но сейчас перед ним стояла важная задача иного рода, и подвергать опасности дело ради любовной интрижки он бы никогда не стал.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]
[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-02 08:36:37)

+1

19

Он говорил… О, лучше б он молчал! Одно только звучание этого приглушенного голоса с мягким неуловимым вибрато пробирало Марию блаженной дрожью почище чарующих звуков органа  кафедрального собора в сердце Севильи.
Стоит ли говорить, что сочетание сладкоистомного, соблазнительного баритона с обликом прекрасного Адониса, по которому рыдала сама богиня любви, было и вовсе невыносимо: оно триумфально пленило земнородную неискушенную душу Марии, лишая разум остатков рассуждения.
Бедняжка не могла оторвать от мужчины глаз, внезапно понимая, почему Ева оказалась во власти изгнанного с небес  херувима, и, не задумываясь, променяла все сокровища рая на вкушение греховной услады.
«О, Мадонна! – посетила ее крамольная мысль, - да если бы Господь спустился к тебе в облике Фернандо де Гамбоа – оказалось бы зачатие непорочным?»
Щеки Марии – конечно же не святой, но все же стремящейся к добродетели, хоть и не столь усердно, как того желала покойная дуэнья сеньориты Алмейда, заполыхали адским пламенем, она осторожно перевела дыхание и опустила ресницы. Стало ужасно стыдно от догадки, что сеньор Гамбоа заметил, какое ошеломляющее впечатление он произвел. Эта мысль ненадолго отрезвила Марию, сыграв на нужных струнах женской извечно противоречивой натуры.
«Еще чего не хватало! Если этот испанский кабальеро думает смутить меня своей наружностью, то он совершенно не понимает, с кем имеет дело! Не зря же перед каждой мессой нам с госпожой Паломой приходилось выслушать назидательную историю о севильских мученицах»* -  старательно изображая полнейшую невозмутимость – что выходило из рук вон плохо - она освободила ноги гостя, и, не поднимая глаз, тихо произнесла:
- Прошу меня простить, сеньор Гамбоа, я действительно приняла вас за грабителя.  На острове я недавно и еще не привыкла к местным нравам и порядкам в доме мистера Доусона, который оказал милость после того как наше судно потерпело… -  Мария запнулась, раздумывая стоит ли посвящать совершенно незнакомого сеньора в подробности ее жизни. – А мисс Доусон гостит у родственников в Бостоне, надеюсь, вскоре мистер Доусон утолит ваше желание в большей мере...
Мария плотнее закуталась в простыню и негромко добавила: - Позвольте мне осмотреть, сеньор, вашу голову. Хочу убедиться, что рана не опасна. Я так виновата перед вами…

* Святые покровительницы Севильи сестры Хуста и Руфина, принявшие мученическую смерть за отказ поклониться богине Саламбоне (Венера)

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-03 03:16:54)

+1

20

Возможно, это была всего лишь игра света и тени, но Фернандо показалось, что нежные щеки девушки заполыхали румянцем, а грудь, стыдливо прикрытая простыней, заволновалась сильнее при упоминании плантатора. Это его немного раздосадовало: Говард Доусон был галантным и все еще достаточно привлекательным мужчиной, однако годился юной красавице в отцы, а к тому же не был испанцем! Неужели она купилась на его деньги? Но не таковы ли все женщины... Старый состоятельный муж, разумеется, удобен для молодой и красивой жены, особенно если она ловка и сообразительна. Фернандо вспомнил скольким престарелым супругам он безнаказанно наставил рога при помощи их спутниц жизни и мысленно согласился с выбором сеньориты. Наклонив голову, он произнес:

- Осматривайте, сударыня, хотя это излишне: испанские головы крепче английских, а к тому же такая маленькая ручка, как ваша, не способна нанести хоть сколько-нибудь серьезный ущерб моей черепушке. Уверен, что вы не обнаружите даже шишки... Вы сказали, что судно, на котором вы плыли, потерпело крушение? Ужасное несчастье! Вы уже написали своим родственникам о своем чудесном спасении и о гостеприимстве, которое вам оказал сеньор Доусон? Если нет, можете написать прямо сейчас: я с готовностью доставлю это известие по нужному адресу при помощи дипломатической почты. По крайней мере, оно точно не затеряется.

Конечно, про дипломатическую почту он упомянул для красного словца: разветвленная шпионская сеть испанской короны имела в своем распоряжении гораздо более надежные каналы связи. Но помимо желания оказать белокожей красавице услугу, он хотел узнать, откуда она родом и кто ее ближайшие родственники.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]

[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

+1

21

С первым утверждением – о превосходстве испанских голов над английскими – можно было охотно согласиться.  А вот уверенность в неспособности маленькой женской руки приносить большие неприятности носителям этих голов вне зависимости от происхождения и положения в обществе, была весьма опрометчивой. Вспомнить хотя бы черепушку мистера Атьена…
Мария вздохнула. Пододвинувшись поближе к дону Фернандо, она коснулась его затылка трепетной рукой, медленно и осторожно  перебирая непослушные пряди, приятно благоухающие  нежной сладостью пальмового молока.  Где-то недалеко, за стенами спальни, непроглядная тропическая ночь ласкала корабли в спящих морях, почти умолк ленивый шепот волн, прохладная свежесть  и спокойствие окутали землю. Мария снова вздохнула – с самой зари палящие лучи солнца ворвутся в спальню, превращая воздух в удушливый сгусток зноя, а ее в служанку, разделенную неодолимой пропастью с испанским кабальеро…
Затерявшиеся в темных волнах пальчики, наконец, вынырнули, а заблудшее сердце Марии продолжало тонуть, погружаться в пучину томительного недуга.
- Благодарю вас, дон Фернандо, мистер Доусон уже отправил письмо в Севилью. А вам действительно необходимо принять компресс и лежачее положение. Ссадина небольшая, но ушиб еще обязательно даст о себе знать.

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-06 00:04:22)

+1

22

А девушка была крепким орешком. Фернандо почувствовал невольное уважение к ее твердости: своего имени она так и не назвала, несмотря на то, что он пытался вызнать его не мытьем так катаньем. В чем причина такого упорства, он не понимал: ведь ему достаточно спросить Доусона... Однако необычное для женщины умение держать язык за зубами навело его на новую мысль. Судьба при посредстве злющего сторожевого пса подарила ему шанс обзавестись союзницей. Безымянная сеньорита была не из пугливых и не молола языком, как большинство ее товарок. Такую можно отправить в форт... но сначала еще немного елея и патоки, чтобы польстить ее самолюбию и женскому тщеславию.
Фернандо решил, что незнакомке подошло бы имя Инесса и не замедлил ей об этом сообщить:

- Можно я буду называть вас доньей Инессой? Огрейте меня канделябром еще трижды, если я лгу: вы как будто сошли с полотна маэстро Риберы... а Ваши пальчики лучше всякого целебного снадобья и компрессов...

Испанец не лукавил: нежная девичья ручка, перебиравшая его волосы, действительно обладала чудодейственным свойством. Затылок перестал ныть, а ум прояснился настолько, что он почувствовал угрызения совести.

- Сеньорита, если меня застанут здесь в лежачем положении, мне, как честному кабальеро, придется на вас жениться. Уверяю вас: я почел бы за счастье соединиться с вами узами брака, но честно говоря, вы горько пожалеете, что случай вынудил вас обзавестись таким негодным мужем.

"Что это я такое несу?" - удивился Фернандо, но остановиться было трудно, - по чести, девушка ему понравилась, и он не хотел наносить вред ее доброму имени, каким бы оно ни было.

***
Имеется в виду картина Хусепе Риберы "Святая Инесса" (1641год)

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]
[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-06 16:01:52)

+1

23

Нелестное сравнение с персонажем, запечатленным кистью Риберы заставило девушку отпрянуть от дона Фернандо.
В живописи служанка разбиралась не больше, чем иберийская свинья в севильских апельсинах. Несмотря на то, что паслась хрюкающая элита свиного царства исключительно под испанскими дубами, в отличие от дворовой чушки, в жизни не видавшей желудей, не то что дубов. Но одну картину мастера Риберы служанка сеньориты Алмейда все же имела несчастье лицезреть собственными глазами. После чего потрясенная Мария долго размышляла, что же натворила грешница, обнимающая в горьком раскаянии, неподдельном страхе и скорби почерневший череп.

- Простите, сеньор Гамбоа,  - в ужасе пролепетала Мария, спешно поправляя  беспорядочные локоны, - видимо, я сильно напугала вас. Я такая же страшная?

***

Имеется в виду картина Хусепе Риберы «Кающаяся Магдалина или Vanitas» - 1609-11гг

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-09 12:07:19)

+2

24

Некоторое время Фернандо ошеломленно молчал, теряясь в догадках, почему его комплимент был воспринят как ядовитая насмешка. Святая Инесса с полотна Риберы была единственной непорочной девицей, которая вызывала в нем самые что ни на есть порочные желания. Нежное белокожее личико, густые темные волосы, струящиеся по  простыне, которой она стыдливо прикрыла грудь - стыдливо, но не настолько надежно, чтобы не заставлять жадные взоры зрителя догадываться о том, что скрывается за грубой холстиной. А эти голые ножки! А этот томный взгляд, обращенный к небесам! Фернандо мог бы поклясться, что святая в этот момент думала о Небесном Женихе совсем не так, как позволено думать о Сыне Божьем его невинным невестам. Да, он действительно хотел польстить самолюбию незнакомки, но с другой стороны, лесть была не ложью, а правдой. Фернандо отдавал себе отчет в том, что всякий раз, воссоздавая в памяти картину, он хотел оказаться на месте ангелочка, державшего второй край простыни:  было непонятно, хочет ли ангел закутать святую  в простыню плотнее или же, напротив, освободить ее от ненужных покровов.

- Вы не страшная, сеньорита! - с жаром воскликнул Фернандо, все еще под впечатлением воспоминаний о шедевре Риберы. - Своим сравнением я хотел сказать, что вы бесподобно, божественно красивы, и если бы в этой Богом забытой дыре нашелся художник, чей гений равнялся бы мастерству нашего соотечественника, он на коленях умолял бы вас ему позировать! Увы, я не владею кистью, не то я сам запечатлел бы ваш дивный образ на первом попавшемся холсте!

Расстроенный донельзя, он разжег трубку, хотя руки у него почему-то дрожали, и глубоко вдохнул ароматный дым.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]
[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-09 18:08:13)

+1

25

Дивный образ?!
Это уже ни на что не годилось и не лезло ни какие ворота, двери, и, тем более окна – на лице юной испанки отразилась сложная гамма чувств, удивление последовательно сменилось недоумением, разочарованием, неприязнью и сожалением во всех полутонах и оттенках, видит Бог, сам маэстро Рибера, позавидовал бы богатству этой палитры.
Выразительность взгляда Марии Флорес  лишний раз свидетельствовала о великолепии и щедрости природы, запечатленной в горячей испанской натуре.
-  Не сомневаюсь в вашем чувстве вкуса, –  издалека начала она, - не каждый равно понимает в красоте,
Но я определенно не старуха!  - наконец возмутилась уязвленная  девица.
«Божественно красива? Как то, не первой свежести страшилище с черепом? Я, конечно, тоже становлюсь вполне себе черепных дел мастером… Святая Дева,  видимо сильно я его приложила… А еще просит трижды огреть его канделябром, когда и одного раза оказалось довольно для столь серьезного помутнения рассудка… »
Этот довод оказался достаточным, для того, чтобы немного оправдать сеньора Гамбоа в своих глазах. Праведный гнев  понемногу уступил место жалости и состраданию. И если для похотливого негодяя Атьена в душе Марии не нашлось и кванта милосердия, то на испанского амиго оно излилось искрящимся потоком.
- Дон Фернандо, я понимаю, вас восхищают женщины преклонных лет, осознавшие бренность бытия… Vanitas vanitatum et omnia vanitas* - она аккуратно приблизилась к прекрасному идальго, мягко взяла его за руку и потянула в сторону постели. – Вам тяжело, вам нужно отлежаться. Покой и сон – вот лучшее лекарство. Не стоит называть меня Инессой,  я не только внешне похожа на ту сеньориту с черепом, у меня и имя такое-же - Мария…  Но, не беспокойтесь – жениться на мне вам не потребуется…

*Суета сует - всё суета

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-20 03:10:13)

+1

26

Сизые колечки дыма свивались в таинственную мавританскую вязь, значение которой было недоступно непосвященным. Фернандо в очередной раз глубоко затянулся трубкой: кубинский табак был не менее забористее опиума, но при этом намного безопаснее. Но насколько безопасна была сеньорита, назвавшаяся Марией? Слабая женская ручка с неженской силой и настойчивостью тянула его к постели, обещая, что не потребует брачных обязательств. Фернандо не склонен был верить подобным посулам. Опыт, сын ошибок трудных, предсказывал: дай женщине палец - руку по локоть откусит.
Не к ночи будь помянута, вспомнилась юная мавританка из Гранады, чьи глаза сияли как  самые яркие звезды в созвездии Южного Креста, чье тело, умащенное благовониями, извивалось на хлопковых простынях подобно черной ручной змее. Вспомнилась танцовщица фламенко: уже не столь молодая, но ненасытная в ласках. Вспомнились и другие, юные и не очень, но одинаково лукавые и обольстительные. Сеньорита, сперва показавшаяся ему невинной и чистой, как прозрачная слеза Девы Марии, теперь предстала перед ним в ином свете. Воспользоваться или нет?

Фернандо аккуратно выбил трубку о столбик изголовья кровати и спрятал в карман плаща, по-прежнему валявшегося на полу.

- Вашими прелестными устами глаголет истина: мне и вправду нужно отлежаться.

Испанец встал, не отнимая руки у Марии, и сделал роковой шаг к постели.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]
[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-20 17:47:40)

+1

27

Уложив Фернандо в постель,  предварительно заботливо поправив подушку в изголовье, Мария облегченно вздохнула. Оставить его в своей кровати до утра, а самой присоседиться к кому-нибудь из служанок? Или вообще пойти сообщить мистеру Доусону о ночном визитере? Как правильно поступить?.. Ей необходимо было подумать, что делать дальше, но, как бывает в такие минуты, все, что признанно приличным и благоразумным, вступает в жестокий поединок с тем, что вызывает волнение крови и трепет сердца: разум спорит с чувством и малодушно проигрывает…

- Здесь слишком душно, дымно, я открою ставни, -  от столь близкого присутствия мужчины, она пришла в замешательство.  Самым лучшим сейчас было распахнуть окно и глотнуть свежего отрезвляющего воздуха. Мария нервно щелкнула задвижкой, дрожащая ее рука торопливо дернула створки  -  одинокое пламя свечи сбило ворвавшимся сквозняком.

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-20 18:34:31)

+1

28

Плантатору не спалось. Часов в девять вечера он уснул крепким сном праведника, но проснулся после полуночи, донельзя взволнованный грешными видениями, которые послал ему коварный Морфей, - не иначе как для того, чтобы сбить вдовца с пути истинного.   Помаявшись без сна около часа и перебрав в памяти волнующие детали сновидения, Доусон понял, что не в силах изнывать долее. Самым простым выходом из создавшегося положения был и самый привычный: дернуть за шнурок колокольчика и вызвать Салли, но отчего-то делать этого не хотелось. Что нового могла предложить ему Салли, кроме горячей ванночки для ног? Доусон встал с постели, накинул на ночную рубашку длинный стеганый халат и крадучись, вышел из спальни. Свечу он брать не стал, чтобы не привлечь внимание   кого-нибудь из слуг, которые так же, как и он, могли маяться бессонницей. Спускаясь вниз по лестнице, Доусон всякий раз хватался за сердце, когда рассохшаяся ступенька издавала противный скрипучий звук. Наконец его мучения закончились: он оказался перед дверью комнаты, которую занимала юная служанка сеньориты Алмейда. Чувствовал он себя так, как будто был одним из старцев, которые подглядывали за добродетельной Сусанной, купающейся в своем саду, иными словами, был "уязвлен похотью" и одновременно ощущал жгучий стыд и страх того, что его разоблачат. Вдруг Мария начнет кричать и поднимет на ноги не только слуг, но и свою благочестивую госпожу?  Но на самом деле больше всего беспокоил плантатора гнев Салли, которая из ревности вполне могла подсыпать ему в еду какое-нибудь рвотное снадобье, позаимствованное у черных колдунов. И все же, несмотря на страхи и сомнения, он не мог справиться с вожделением, которое, как огонь, охватило его с ног до головы. Была не была! Марии он скажет, что услышал лай собаки и спустился вниз, чтобы проверить, не забрался ли в дом злоумышленник или беглый раб с соседской плантации.
Приложив ухо к двери, он прислушался: в комнате было тихо, по-видимому, красавица-испанка сладко спала, утомившись от дневных трудов. Представив прелестницу, раскинувшуюся на простынях, плантатор почувствовал, что в голове у него помутилось, а в ушах зашумело. Он осторожно поскребся о дверь - точь-в-точь кот, изнывающий от желания отведать свежей сметаны, но опасающийся кухарки, которая громыхает  кастрюлями за запертой дверью кухни.

- Сеньорита... - задыхающимся от страсти голосом проговорил плантатор, наклонившись к замочной скважине. - Сеньорита, у вас все в порядке? Вас никто не потревожил? Мне послышался какой-то подозрительный шум, и собака лаяла...

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-20 19:06:32)

+1

29

От голоса мистера Доусона за дверью Мария остолбенела, как пойманный на месте воришка, точно она, а не удалой кабальеро, влезла в чужую спальню. Святая Тереза! Да если сейчас хозяин особняка войдет в комнату и увидит мужчину в ее постели, ей во веки вечные не отмыться от позора! Кто поверит хоть единому ее слову?!

Будто ошпаренная Мария бросилась к Фернандо, чтобы растолкать  его и выпроводить той же дорогой, что привела сеньора в девичью обитель  – последний шаг испанки в темноте стал роковым – девица вновь споткнулась о злополучный сапог сеньора Гамбоа и полетела в темную неизвестность.

Неизвестность оказалась довольно мягкой и знакомо пахла тропической сладостью.

- Умоляю, сеньор, уходите! – сдавленно прошептала Мария, ощутив на своей щеке жаркое дыхание прекрасного идальго.

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-21 00:57:20)

+1

30

Фернандо узнал голос своего связного несмотря на то, что тот звучал непривычно страстно. М-да... седина в бороду, бес в ребро. В ночь-полночь вдовый старикан явно пришел не за тем, чтобы проверить, надежны ли запоры на окнах и дверях юной красавицы. быть обнаруженным Фернандо не боялся: напротив, ему было даже на руку, что зверь прибежал прямиком к ловцу. К тому же он не мог оставить Марию на произвол распаленного похотью плантатора. Задумываться о том, что было истинной причиной такого благородства, - кодекс чести идальго или же банальная ревность, - он не стал. Просто обхватил обеими руками упавшую на него деву и прижал к своей груди ее хрупкое, и (что греха таить) соблазнительное тело, яростно шепча в розовое ушко:
- Уйти и отдать вас на растерзание этому старому развратнику? Да вы за кого меня принимаете, сеньорита? Пусть входит, если у него есть запасной ключ: послушаем, как он запоет каплуном, увидев меня.
Давно он не держал в объятиях трепещущее девичье тело! Особенно такое, какое было у Марии: даже сквозь рубашку он ощущал жар, подобный жару хорошо растопленной печки. В запертой комнате было неимоверно душно, поэтому он не льстил себя надеждой на то, что красавица разгорячилась от его присутствия. Да и дрожала, скорее всего, не от естественного влечения к привлекательному мужчине, которым он, без сомнения, являлся, а от страха, вызванного неожиданным появлением хозяина дома. Несмотря на все эти контрадикции, Фернандо не мог выпустить Марию из объятий: слишком сильным было искушение.

*Каплун - кастрированный петух, откармливаемый на мясо.

[nick]Фернандо Кабрера[/nick][sign]Завтра не умрет никогда (с)[/sign][status]Агент испанской секретной службы[/status]
[ava]http://s3.uploads.ru/m0PXb.jpg[/ava]

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Квант милосердия