Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Когда Фортуна улыбается


Когда Фортуна улыбается

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Действующие лица: Палома Моренте Алмейда, Мария Флорес, Жоан Диаш, Говард Доусон (НПС)
Время:первая половина дня 28 июля 1714 года.
Место: Плантация Говарда Доусона, затем книжная лавка Жоана Диаша
Спойлер: Плантатор, взявший на себя обязательства опекуна и тюремщика пленницы капитана Томсона, решает на короткое время выпустить птичку из золоченой клетки.

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-03-24 10:11:06)

0

2

Плантатор Доусон гулял по своим владениям и перебирал в памяти события, случившиеся с того достопамятного дня, когда на пороге его дома появился капитан Томсон, держа в руках клетку с пойманной им райской птичкой. Выражение было фигуральным, но плантатор любил тешить свой ум подобными витиеватыми сравнениями. Вслед за одной райской птичкой появилась и другая, что сразу удвоило удовольствие любоваться свежими и хорошенькими девичьими личиками. Однако и хлопот прибавилось: хозяин дома понимал, что надо как-то организовать досуг юных леди, чтобы они от скуки не начали чудесить. Но с развлечениями в поместье дела обстояли неважно, особенно в отсутствие его драгоценной дочурки, которую он спешно отослал в Бостон к родственникам, чтобы там она наконец начала появляться в приличном обществе и нашла себе жениха достойнее, чем... На этом месте носок туфли Доусона зацепился за камень, неизвестно как оказавшийся на песчаной дорожке, и он чуть не упал, разом позабыв о своем бывшем управляющем Хоббсе, который взял расчет сразу же после того, как корабль, на котором Мэри отплывала в Бостон, поднял якоря.

Спихнув камень на обочину дорожки концом своей трости, Доусон развернулся и направился обратно к дому, где его ждал стол, накрытый к завтраку. Сеньорита Алмейда должна была уже быть в столовой: кофе в постель ей не подавали, поскольку Доусону не хотелось лишать себя общества прелестной сеньориты, а встречаться с ней в часы, не отведенные для благопристойных трапез, было бы неприлично. Дойдя до дома, плантатор сразу же направился в столовую, надеясь, что на этой короткой дорожке ему может попасться на глаза и Мария - очаровательная смуглянка, выполнявшая обязанности служанки сеньориты Алмейды. Вне всякого сомнения, жизнь вдовца, а теперь еще и бездетного, имела свои неоспоримые преимущества. Боже! Храни капитана Томсона! - вот уже неделю как плантатор мысленно предварял этой короткой молитвой каждую из трапез в своем роскошном даже по меркам Бостона особняке.

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-03-24 12:16:59)

+2

3

Палома действительно ждала хозяина в столовой. Пленница старалась не сердить своего хозяина.
Впрочем, теперь, когда сеньорита освоилась на плантации, она уже гораздо спокойнее глядела в будущее. Ее обязательно выкупят, дядя не позволит, чтобы племянница окончила свою молодую жизнь в пиратских лапах. А пока надо быть умницей... Единственное, что тревожило Палому, - это отъезд хозяйской дочки. Теперь на плантации не было белой женщины одного общественного положения с сеньоритой Моренте Алмейдой. А это бросает тень на репутации сеньориты. Это придется скрыть, когда она вернется домой.
Девушка уже представила себе, как мило щебечет, обнимая дядю: "О нет, меня не обижали. А дочь хозяина плантации - такая милая, приветливая барышня, даже жаль, что она англичанка и еретичка..." Это ведь не ложь, верно? Лгать грешно. А то, что эту самую хозяйскую дочку почти сразу отправили в Бостон... ну, это такая мелочь!
Но на всякий случай надо принять дополнительные меры: произвести Марию Флорес из горничных в дуэньи. Так ведь гораздо приличнее, не правда ли?..
Тут вошел сеньор Добсон. Девушка тут же поднялась, вежливо поклонилась хозяину дома, но не начала разговор - это было бы дерзостью. Она позволила себе лишь одну фразу:
- Доброе утро, дон Гоуардо!

+1

4

Доусон просиял, увидев перед собой очаровательную сеньориту.
- Доброе, в высшей степени доброе! На небе ни облачка, воздух - как топленое молоко! Но не будем обольщаться раньше времени, сеньорита Алмейда: климат в здешних местах в это время года коварный: в любую минуту набегут облака, задует шквалистый ветер и хлынет проливной дождь!
Хозяин дома занял свое обычное место во главе стола, хотя гораздо охотнее уселся бы рядом с юной испанкой, - и нет, совсем не затем, чтобы заглядывать в вырез ее платья или невзначай касаться своим подагрическим коленом бедра нимфы, надежно прикрытого ворохом юбок. Он всего-навсего хотел бы слышать ее чистый голосок прямо у себя под ухом и оказывать ей мелкие знаки внимания, как-то: передавать соль и перец или вместо слуги подливать кофе в чашку, края которой касались алые свежие губки сеньориты. Его жизнь давно уже состояла из подобных нехитрых удовольствий: больших подарков (увы!) судьба ему давно не преподносила, если не считать ночного сюрприза, воплотившегося в облике очаровательной Марии.  Отпив из своей чашки горячего шоколада, Доусон задал вопрос, который был простителен, учитывая их с сеньоритой разницу в возрасте: по сути, он годился ей в отцы и сам был отцом юной проказницы:
- Как вам спалось, сеньорита Алмейда?
Ему, если честно, спалось плохо: колено грызла подагра, а голову - мысли о том, что плантация не приносит достаточного дохода, чтобы обеспечить дочери достойное приданое. Ко всему прочему, страшно донимали москиты. Но страшнее москитов был незваный гость, заявившийся спервыми лучами солнца, чтобы превратить относительно сносное существование плантатора в сущий кошмар: испанец со звучным именем Фернандо, он же шпион и источник дополнительных доходов, а также головной боли.
Разумеется, прелестную головку сеньориты Алмейды не могли терзать те же тяжкие раздумья, что и вдовца, вот уже несколько лет оказывавшего посильные услуги испанской секретной службе в лице сеньора Кабреры. Доусон попытался забыть гостя, как страшный сон, и сосредоточился на москитах. Возможно, надо будет отдать распоряжение слугам повесить на окнах в спальне сеньориты Алмейды двойные противомоскитные сетки. А также в спальне ее служанки. При мысли о Марии и их коротком ночном рандеву лицо Доусона осветилось плотоядной улыбкой. Куда же запропастилась шалунья? Плантатор поерзал на стуле и бросил взгляд на дверь.

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-05 19:58:27)

+1

5

- Buenos días, сеньор Гоуардо, сеньорита Палома, - легкий книксен выдавал поспешность, опущенный взгляд и чересчур склоненное лицо – неловкость.
Руки скользнули по переднику, оправляя несуществующие складки. Белоснежный передник выглядел безупречно, чего не скажешь о самой Марии. Волосы девицы были собраны наспех, под глазами залегли нежно-сиреневые следы бессонницы, еле заметно припухли губы, и ко всему прочему, от нее распространялся запах гари, наполняя светскую благопристойную столовую ароматами баталий.
- Прошу простить мне опоздание, сеньорита Алмейда. Por favor…

На деле мысли служанки никоим образом не были связаны с беспокойством о прощении, но вовсе не потому, что Мария позволила бы себе проявить хоть каплю непочтения к своей госпоже, нет. Помыслы ее витали сладкой дымкой вокруг каменного подоконника – молчаливого свидетеля жарких объятий и поцелуев и благоухающего утреннего сада, в котором с первыми лучами зари растворился прекрасный идальго.

Отредактировано Мария Флорес (2017-06-06 00:32:06)

+1

6

- Благодарю вас, дон Гоуардо, - склонила головку сеньорита. - Я спала спокойно и сладко. Видимо, мой ангел-хранитель хотел этим сказать мне, что я в безопасности и под защитой доброго человека...
Про себя девушка подумала:
"Ложь - грех, но я не лгу. Я действительно под защитой доброго человека. И этот человек - Мария, храни ее Мадонна Кастильская!"
Марию необходимо было приблизить к себе. Срочно. Рядом должна быть девушка, которая впоследствии засвидетельствует, что ее юная госпожа и в плену вела добропорядочный образ жизни.
- Мария, - продолжила сеньорита вслух по-английски, чтобы ее понял хозяин дома. - Моя дуэнья... навсегда оставила нас обеих, да будут добры к ней ангелы. Сеньорита Моренте Алмейда не может жить без дуэньи, это было бы неприлично. С этой минуты ты - моя дуэнья.
Обернувшись к хозяину, Палома учтиво спросила:
- Дон Гоуардо, не будете ли вы так любезны пригласить мою дуэнью сесть с нами за стол? Уверяю вас, в жилах этой девушки течет благородная кровь.
И опять Палома не лгала. Она слышала краем уха разговоры прислуги о том, что Мария Флорес - незаконная дочь сеньора Алмейды. Но зачем рассказывать чужому человеку такие подробности, не так ли?

+1

7

- Присаживайтесь, сеньорита ммм...Флорес, - подхватил плантатор на испанском, собственноручно отодвигая соседний стул и жестом приглашая новоиспеченную дуэнью занять почетное место рядом с хозяином дома, то бишь с ним самим.
Салли, стоявшая поодаль и наблюдавшая за его суетливыми телодвижениями, мрачно сверкнула глазами, почуяв соперницу.
- Как это мудро и предусмотрительно с вашей стороны, сеньорита Алмейда! - продолжил Доусон, наливая Марии кофе из сверкающего серебряного кофейника и придвигая к ней поближе блюдо с горячими лепешками. - Разумеется, с сегодняшнего дня ваша дуэнья будет завтракать, обедать и ужинать вместе с нами... то есть с вами!
Но как бы ни хотелось Говарду Доусону продлить приятные минуты соседства с двумя юными красавицами, он уже обдумывал благовидный предлог, при помощи которого можно было поелику скорее отправить обеих подальше от дома, желательно до позднего вечера. Чертов Кабрера, в настоящее время отсыпавшийся в пустующей комнате Мэри (Доусон содрогнулся при мысли, что испанец, возможно, даже не снял сапог, ложась на чистые простыни) мог проснуться в любую минуту,  заявиться к завтраку и увидеть двух своих соплеменниц! Что будет, если испанец узнает подоплеку их пребывания в его доме, плантатор боялся себе представить, чувствуя, что река судьбы затащила его в узкую расщелину меж двумя скалами, на одной из которых сидела свирепая Сцилла в лице Адама Томсона, с другой - бешеная Харибда в облике Фернандо Кабреры. Оказав любезность одному чудовищу, он неизбежно попадал в пасть ко второму. Кабрера не будет церемониться, узнав, что его агент удерживает в плену двух подданных испанской короны... Доусон отечески улыбнулся Паломе:
- Теперь, когда у вас снова есть дуэнья, вы можете без опаски появляться в общественных местах. Не хотите ли ознакомиться с достопримечательностями нашего города? Конечно, их не так много, как в вашей родной Севилье, но кое-какие все-таки имеются. Например, книжная лавка, которую держит некто Марлоу, джентльмен до мозга костей. Я прикажу заложить двуколку сразу после завтрака, пока погода не испортилась.  Салли, найди Большого Сола и скажи ему, чтобы выводил лошадей.
Большой Сол был негром ростом в шесть футов четыре дюйма и сильным, как бык: достаточно надежная охрана для двух беззащитных пташек. О владельце книжной лавки, которого он описал сеньорите Алмейде как истинного джентльмена, плантатор имел самое смутное представление, но альтернативы не было: второй достопримечательностью Нассау был бордель.

[nic]Говард Доусон[/nic]
[sta]Плантатор[/sta]
[ava]http://s6.uploads.ru/cuAp5.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-12 08:02:51)

+1

8

- Благодарю вас, донья Палома, - слова сеньориты Алмейда спустили Марию с небес на землю. Но как же это...  Меня?! Дуэньей?!. К тому же, поговаривают, будто эти особы превращаются после смерти  в адских лягушек, квакающих без умолку в вонючей тине, за непрерывное надзирательство за нравственностью подопечных. Бог мой, за что ты наказываешь меня!

Округлив от удивления глаза, она неуверенно проследовала за стол, принимая приглашение хозяина усадьбы. Однако, вкусив господской еды, сочла свое положение не столь отчаянным, как показалось ей в первую минуту. Лепешки таяли во рту, а кофе крепостью мог сравниться разве что с последним  – нет, предпоследним! - поцелуем ночного гостя.
Итак, утолив голод и поразмыслив над преимуществами своего нового назначения – воистину непостижимы судьбы Его! – Мария начала прислушиваться к разговору плантатора с госпожой.
Известие о поездке в город девушка приняла с большим энтузиазмом.

- О, сеньор Гоуардо, - захлопала ресницами новоиспеченная дуэнья, - обещаю вам, сеньорита Палома будет под надежным приглядом во время прогулки и посещения книжной лавки. Надеюсь, у мистера Марлоу найдется экземпляр «Цвета Святых». В Севилье, по рекомендации покойной дуэньи,  – Мария смиренно осенила себя крестным знамением, - донья Палома  ежедневно читала  героические жития  мучеников, отшельников и святых дев!

Отредактировано Мария Флорес (Сегодня 01:38:50)

+2


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Когда Фортуна улыбается