Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Под знаком Ионы


Под знаком Ионы

Сообщений 31 страница 52 из 52

31

-А, вы здесь, - отрывисто бросил Монтагю, появляясь на пороге каюты и принимаясь стаскивать с себя промокшую насквозь и липшую к телу одежду. - Врать не буду: дела наши не слишком хороши, но могло быть и хуже. К счастью чудовище не стало довершать начатое, иначе...До Фаяла чуть меньше пятидесяти миль: после того, как пластырь подведут под пробоину, мы сможем откачать воду из трюма, чтобы дать возможность корабельному плотнику заделать дыру изнутри, после чего развернём паруса и попытаемся добраться до острова. Что с вашими руками? К доктору решили не обращаться? Очень зря: док у нас весьма искусен в том, что касается перевязок и ампутаций. Дайте-ка мне взглянуть на ваши трудовые мозоли...

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-06 15:28:53)

+1

32

Перемены в настроении Монтагю злили едва ли не больше, чем равнодушие. Неужели единственной причиной, по которой совсем недавно в вельботе Монтагю звал его Диком, было желание поскорее закинуть балласт на борт корабля?
- Вы замерзли и простынете, если не согреетесь и не разотретесь как следует. Снимайте рубашку, она все равно промокла - вы совершенно мокрый. - Скинув с себя укоротившееся на ширину импровизированного бинта одеяние, Марлоу сложил рубашку так, чтобы было удобней растирать, и подошел к Мак-Вильямсу.
- Не бойтесь, ничего другого я от вас не хочу, и отвлекать от дел поцелуями, объятиями и любовными играми не буду. Что же до состояния моих рук, оно вас никоим образом не касается. - Ричард мерз, хоть он и не окунался в холодные океанские воды, и уже пожалел, что предложил: ведь ясно, что Монтагю не понимает хорошего отношения. Закончить поскорее и идти в трюм, чтобы и впрямь не быть бесполезным балластом на борту.
Может, хотя бы Закари обрадуется лишней паре рабочих рук и не будет сперва отсылать на ненужную перевязку.

0

33

- От морской воды становятся крепче, - фыркнул Монтагю, наскоро обтираясь куском полотна и натягивая на себя сухие панталоны, которые успел извлечь из сундука. - Матросы ходят в мокрых робах сутками, но я ещё ни разу не видел, чтобы кто-нибудь из них простудился. А знаешь почему? Потому что у тех, кто проводит жизнь на корабле, спины в ракушках...
Он коротко хохотнул и повернулся к лорду спиной, снова склонившись над сундуком, чтобы разыскать в нём чистую рубаху.
В дверном проёме вырос Закари:
-Капитан! С пластырем мы закончили: мне бы ещё пару рук, чтобы откачивать воду из трюма...
На доверенное лицо капитана он не смотрел, но намёк был более чем прозрачен.
Монтагю накинул рубаху и взглянул на лорда:
- Справитесь с помпой, сэр?

+1

34

- Если я вам не нужен здесь, сэр, - Марлоу не глядя швырнул скомканную рубашку в угол и повернулся к боцману.
- Я в вашем полном распоряжении, Закари, до конца плавания. - не переодевшись в сухое - хоть и промок в вельботе едва ли не до нитки - Ричард пошел вперед и встал в дверях перед боцманом. Все равно не было сухой одежды, как не было и куска тряпки, чтобы вытереться перед тем, как на мокрое тело надевать сухое. Да и в трюме наверняка едва ли не по пояс воды - зачем даже просить сухую одежду? - Вы сами поставите меня на нужное место, господин боцман?
А хотелось - теплых ладоней на плечах. Поцелуя меж лопатками. Крепкого объятия перед тем, как разойтись - каждый в свою сторону и делать, что нужно для спасения корабля, а вечером упасть в одну постель и уснуть, тесно прижимаясь, переплетаясь руками и ногами, уснуть, кожей чувствуя дыхание, слыша стук сердца.
Как хорошо, что болели ладони! Боль отрезвляла и отгоняла прочь ненужные мечты, ненужные желания.
Как же хотелось хоть одного прикосновения! Хоть одного теплого и ободряющего слова!
Спина в ракушках? Хорошо. Пусть будет так. Если станет совсем невыносимо одиночество, всегда можно шагнуть за борт.

0

35

Лицо капитана на мгновение исказила страдальческая гримаса, но тут же исчезла, сменившись обычным бесстрастным выражением. Он отвёл боцмана в дальний угол каюты, подальше от лорда, и, понизив голос, почти прошептал - так, чтобы лорд не мог услышать его слова:
-Зак, у него ладони стёрты до крови, но он скорее умрёт, чем признается в этом. Да-да, я всё понимаю: слабакам не место на корабле. Но поверь мне: он не слабак, дадим ему время, чтобы перебороть глупую гордость и  упрямство...Аристократы все такие - упертые как тысяча мулов...Не ставь его к помпе - заставь перевязать ладони как должно и...дьявол меня разбери, если я знаю, что ему можно поручить!
Закари смерил капитана тяжёлым взглядом:
-Будет сделано, капитан! Поставлю его бдить за склянками - руками там шевелить не нужно
Монтагю обречённо кивнул и отвернулся к стене, на которой был установлен барометр.

+1

36

Марлоу спиной чуял, что говорят о нем, и шептание это за спиной уязвляло сильнее, чем ему бы хотелось. Он по-своему истолковал его, решив, что боцман сомневается в способности неженки работать наравне с закаленными матросами - и поспешил вмешаться в разговор:
- Если позволите, господа, я предпочту встать на помпу - и, если я не ошибаюсь, у нас нет времени на долгие светские беседы.
Руки Марлоу завел за спину, пряча от взглядов. Неужели придется сперва доказывать, что он может выдержать больше, чем обычно способен изнеженный лондонский житель? Всегда доказывать! Может, и вправду остаться матросом на "Альбатросе"? Доказать еще один, последний раз, и провести здесь остаток дней?
- Не спорьте, Мак-Вильямс. Я выдержу больше, чем вы думаете.

0

37

-За мной...мистер Марлоу, - Зак послал капитану прощальный насмешливый взгляд, знаменующий тот неоспоримый факт, что теперь неженка-гость находится в полном его распоряжении. - Встанете к склянкам. Разговоры отставить.
Развернувшись, он прошествовал мимо аристократа и вышел на палубу.
Монтагю так и остался стоять, вперив невидящий взгляд в барометр, и не желая вмешиваться в противостояние новичка и своей правой руки, коей являлся Зак.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-06 18:22:31)

+1

38

Как ни хотелось поспорить, Марлоу проглотил все, что рвалось с языка, и молча пошел за боцманом "Альбатроса", кипя от злости - то ли на Монтагю, то ли на себя.
Зачем было увозить его из Лондона? Посмеяться? Унизить? Не дождется. Марлоу твердо решил исполнять все приказы так четко и полно, как если бы был простым моряком, добровольно нанявшимся на "Альбатрос".
Только было холодно и, как спохватился Ричард, татуировка на пояснице будет видна всем желающим.
Ну и что с того? Пусть смотрят. Это утонченные дамы проявили бы любопытство, да их престарелые родственницы упали бы в обморок от возмущения. А здесь...
Плевать. Он сделает себе еще одну. Между лопаток. Найти бы только умельца!

+1

39

Монтагю потёр лоб, приходя в себя. Времени на долгие раздумья не было. Капитан "Альбатроса" был человеком действия, как и большинство известных ему капитанов. Итак, он ошибся. Заставил другого человека изменить привычный и приятный образ жизни на тот, который мало кто мог выдержать, не повредившись рассудком. Почему он решил, что любовь побеждает все? Вонь протухшей солонины, мерзкий писк трюмных крыс, грубые шуточки матросни, а главное - призрак смерти, который неотступно витал над головой любого моряка? Сам он давно ко всему притерпелся и находил в жизни на корабле множество преимуществ: свободу от условностей, возможность принимать решения, не оглядываясь на чужое мнение, вольный ветер и крики морских птиц, чувство общности и братства, которое царило на борту его судна - каждый из его матросов готов был отдать правую руку за своего капитана, точно так же как и он - за любого из них.
К счастью, нет почти ничего такого, чего нельзя было бы исправить. Если удастся добраться до земли, он найдет судно и капитана, готового доставить Ричарда туда, куда тот сам пожелает.
Сунув ноги в башмаки и накинув на плечи камзол, Монтагю покинул каюту. Пора было поднимать паруса и идти к ближайшему острову, ловя попутный ветер либо вопреки всем ветрам.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-06 19:20:07)

+1

40

Подменив вахтенного матроса, Марлоу покорно отсидел вахту: ничего сложного, ничего требующего действия не было, корабль жил по своим законам. Перевернуть песочные часы, ударить в колокол, объявляя, что прошло еще полчаса...
Кто-то, пробегая мимо, набросил ему на плечи сырую куртку - но даже такая, она защищала от холода, а дело - какое-никакое - помогало отвлечься и не думать.
Но думать пришлось, когда молоденький матрос, сверкая белозубой улыбкой, забрал свою куртку и весело заявил:
- Дуй греться, весь синий уже!
Греться? Куда? На этом корабле у него не было места... или было? Одно-единственное?
Ричард тихо отворил дверь в каюту, надеясь застать Монтагю там. Проще, конечно, было бы у кого-нибудь спросить, где капитан, но раз уж Монтагю переходит на официальный тон каждый раз, когда кто-то оказывается поблизости, вряд ли он оценит, что Марлоу разыскивал его, расспрашивая всех подряд.
Хорошо, что "Альбатрос" невелик. Если не найдет его здесь - пойдет искать дальше. Пока не найдет. Гордость требовала молчать, но было слишком холодно и слишком хотелось согреться.
- Ты говорил, что мерзнут те, кого не греет любовь, - прошептал Марлоу самому себе, еле шевеля замерзшими и непослушными губами.

+1

41

- Добро пожаловать, Дикон, ты очень вовремя! - капитан "Альбатроса" отложил в сторону перо, которым делал записи в судовом журнале, и кивнул на две кружки, от которых поднимался горячий пар. - Выпей, согрейся! Одно из преимуществ существования вест-индского джентльмена удачи заключается в том, что у него на борту всегда имеется запас превосходного бразильского кофе! Как видишь, я позаботился о том, чтобы кружек было две...
Он снова взял перо, обмакнул его в чернильницу, и дописал строку в журнале, после чего посыпал страницу песком и отхлебнул из кружки.
-Устал...- сказал он то ли новому вахтенному, то ли сам себе и, отставив кружку, с хрустом потянулся. - Надо поспать хотя бы до следующей склянки...
Монтагю встал из-за стола и, подойдя к кровати, рухнул на неё, не потрудившись даже разуться.
-Я тебе рассказывал, что меня нашли в тростниках, как Моисея? - закрыв глаза, пробормотал он. - Если быть более точным - в камышах...Мне было всего два или три дня от роду, а я уже качался на волнах, как заправский моряк, только шлюпка была не из дерева, а из ивовых веток...Так что не волнуйся: я переведу тебя по бурным водам к Кабесу-Горду, а там...
Он замолчал и спустя мгновение капитанская каюта огласилась громким храпом.

Свернутый текст

Гора Кабесу-Горду - самая высокая точка острова Фаял. Аллюзия на гору Синай, к которой Моисей привёл израильтян, переведя их через Чермное море

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-07 07:31:13)

+1

42

Марлоу осторожно поднял кружку и отхлебнул кофе. Горячий, крепкий и горький, он бодрил - но от усталости все равно мутилось в голове. Наверное, поэтому Ричард отставил кружку, подошел к койке и наклонился, неловко стаскивая с Мак-Вильямса башмаки, а после лег рядом, стараясь не разбудить.
- Почему так? Почему я снова прошу о любви? Ведь это ты говорил, что Фортуна не любит меня - зато любишь ты. Разочаровался? - Марлоу шептал, понимая, что его не слышат - если б слышали, он не позволил бы себе это сказать. -  Если я не нужен тебе больше - высади на любом берегу. Но пока - обними меня. Солги, что не оставишь и не отпустишь. Согрей своей любовью, как тогда в Лондоне! Я хотя бы еще один раз, последний раз, хочу чувствовать, что я любим! А если не разочаровался - научи меня жить в твоем мире. Для меня здесь все чужое, я привыкну, полюблю этот мир, потому что ты в нем живешь, но для этого мне нужен ты, твое одобрение, а не твоя насмешка...
Замолчав, Ричард закрыл глаза и придвинулся ближе.
- Мы можем потерять друг друга. По глупости, из гордости. Потерять "нас". Или создать "нас". Начав здесь, в этой постели и учась доверять друг другу. Не думай, что тебе будет легко - я гордый и упрямый, и уже завтра пожалею, что сказал то, что сказал, хотя ты всего этого, конечно же, не слышишь...
...осторожно коснулся губ губами и снова опустил голову на подушку, задремав: в тепле каюты разморило, а засыпать рядом отчего-то было так хорошо, так правильно...

+1

43

-Земля! – срывающийся от радости крик вахтенного разнёсся над палубой и проник в самые потаённые закоулки корабля. Монтагю очнулся от беспокойного сна и сел на кровати, ошалело озираясь по сторонам.
-Земля, капитан! – в дверь каюты забарабанили кулаки боцмана. – Какой флаг поднимать?
-Английский, какой же ещё? – откликнулся Монтагю на вопрос боцмана и добавил себе под нос. – Надеюсь, ветер Гермеса не успел перемениться, и английскому кораблю позволят пристать для ремонта к португальскому берегу.
Потерев глаза и зябко передёрнув плечами, он потряс за плечо Марлоу,
-Просыпайся, Дикон! Земля!
Казалось, что он смакует это слово,  многократно повторенное устами команды. 

Свернутый текст

Азорские острова, частью которых является о. Фаял – португальская колония с 1427 года. Орта – главный город и порт Фаяла.
С 1703 года согласно Лиссабонскому, а позднее – Метуэнскому торговому соглашению, заключённому в разгар Войны за испанское наследство двумя давними союзниками — Англией и Португалией, Англия получала право ввозить беспошлинно в Португалию свои шерстяные изделия, что ранее не позволялось никаким государствам. В обмен на это Португалия получала право ввозить в Англию свои вина на льготных условиях (скидка пошлины на 1/3 по сравнению с пошлиной, взимавшейся с французских вин). Предоставленные Англии преимущества позволили последней в короткий срок овладеть почти всей торговлей Португалии.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-07 12:32:07)

+1

44

- Земля? - Марлоу сонно забросил руку за шею Мак-Вильямса и потянул к себе. - Надо вставать?
Все тело ныло так, будто вчера его били, и били жестоко. Вставать не хотелось, а от способа побудки, казалось, что-то хрустнуло и переломилось в плече. Марлоу застонал.
- Сейчас встану... - но вместо того, чтобы выполнить обещание, он ткнулся губами в подбородок Монтагю: гордость не позволяла ему сказать что-то большее, чем ничего не значащие слова, но разве обязательно все выражать словами?
- У тебя будет несколько минут, перевязать мне руки?

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-07 22:11:10)

+1

45

Монтагю не стал спорить: кому-то земля - манна небесная, кому-то - всего лишь клочок бесплодной пустыни.
-Можешь поспать: теперь "Альбатросу" ничего не грозит. А руки я тебе перевяжу...
Монтагю покривил душой. Фаял был местом опасным: в центре находился кратер вулкана, а кроме того, остров время от времени чувствительно трясло. Но по сравнению со штормовым океаном он всё же был тихой гаванью, в которой можно было отдохнуть и отремонтировать потрёпанный бурями корабль.
Положа руку на сердце, он с большей охотой доверил бы перевязку корабельному доктору: у того и руки были привычнее, и имелся внушительный запас заживляющих раны целебных мазей. Но Дикон был другим: летал над грешной землёй на крыльях воображения, в то время как его самого влекла к земной тверди сила, именуемая прагматизмом. Смогут ли они найти ту единственную точку, в которой их курсы пересекутся, или так и останутся незнакомцами, не понимающими друг друга?
Монтагю оторвал от простыни тончайшего голландского полотна две полосы и взял белые и холёные руки поэта в свои, разглядывая содранную до мяса кожу. Что-то перевернулось в его груди, и он, вопреки всему, не выдержал, прижал израненные ладони к губам, но тут же отпрянул и холодно сказал:
-Если ссадины загноятся, пеняй на своё упрямство...

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-07 17:40:24)

+1

46

- Не загноятся, если ты будешь их время от времени целовать, - серьезно ответил Марлоу, пробежал кончиками пальцев по щеке Монтагю и продолжил все так же серьезно:
- Это очень глупо с моей стороны, искать повод побыть с тобой наедине еще несколько минут. Но потом я пойду искать твоего боцмана, а уж он наверняка найдет мне дело до самого вечера. А вечером - можно мне вернуться сюда и остаться? Обещаю больше не громить твою каюту.
Вскочив, Марлоу быстро подошел к столу, схватил перо, разыскал чистый лист бумаги и набросал несколько строчек, после чего вернулся к Монтагю и сел, протянув ему ладони.

текст на листке

Отринув гордость, обнаживши суть,
Подставив грудь и горло добровольно,
Я-прежний умираю по чуть-чуть,
Я-новый возникаю не безбольно:
Из ран и ссадин, из обид и дней,
Несказанного слова пустоты...
"Земля!" - кричит моряк, он верит ей.
Моя земля отныне - это ты.

Отредактировано Чарльз Вейн (2016-04-09 13:13:45)

+1

47

Воспользовавшись возникшей паузой, Монтагю подошёл к большому глобусу, представлявшему из себя поставец для напитков, и, открыв его, вынул початую бутылку ямайского рома.
Дождавшись, пока лорд отложит перо, он взял его ладони в руки и предупредил:
-Потерпи: будет больно, но надо промыть ссадины.
С этими словами он поплескал на раны  из бутылки и принялся за перевязку.
-Разумеется, ты можешь располагать моей каютой как своей собственной. Тем более, что я заночую в доме местного губернатора: таков обычай. Развлечений в колониях немного, какой бы флаг не реял над фортом. Капитан любого корабля, бросившего якорь у берега, воспринимается не столько как гость, а скорее как странствующий аэд, трувер, миннезингер, шут (любое название уместно),  главная задача которого - развлечь гостеприимных хозяев повестью о том, что ему пришлось повидать во время своих скитаний и сообщить более-менее свежие новости из Старого Света или других колоний.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-09 15:50:19)

+1

48

Стиснув зубы, Марлоу выдержал экзекуцию, не издав ни звука, и открыл рот лишь когда Монтагю взялся перевязывать ладони.
- Я спрашивал, позволишь ли ты вернуться к тебе и остаться в твоей постели этой ночью, - мягко произнес он. Ладони помнили прикосновение губ, и это, подобно звезде, выводящей моряков к дому, вывело Марлоу из обиды и минутного желания уколоть как можно больнее в ответ к желанию объяснить и объясниться. - Быть может, местного губернатора развлечет не только твое красноречие, но и визит некогда известного при дворе поэта? Или ты хочешь завладеть всеобщим вниманием и владеть им в одиночку? Тогда я подожду тебя здесь - может, утром мы успеем перемолвиться хоть парой слов, обменяться хоть одним объятием...
Торопясь пока Монтагю не успел своим здравомыслием и холодностью разбить все надежды, Ричард заговорил быстрее, горячо, подавшись вперед:
- Мне нужен ты, нужны твои поцелуи, Монти, твои объятия. Я помню, как ты соблазнял меня в Лондоне - а теперь, когда я сдался и сам прихожу к тебе... прошу тебя...
Надоевший приз, от которого ты не знаешь, как избавиться и не решаешься сказать: "надоел, иди к матросам".
Тот, связи с кем ты стыдишься перед своими людьми.

- Если мое присутствие в этой каюте нежеланно в то время, когда ты тоже находишься здесь, я попрошу Закари найти мне работу по ночам, - закончил Марлоу, чуть повернув голову и глядя в угол за плечом Мак-Вильямса.

+1

49

Монтагю слушал молча, не прекращая своего занятия. Лицо его было сосредоточенным и бесстрастным. Казалось, всё его внимание поглощено перевязкой и тем, как бы получше завязать узлы на запястьях своего пациента - так, чтобы повязки не свалились при первом же движении руки. Наконец, покончив с этим делом милосердия, он поднял голову и перехватил взгляд лорда, устремленный за его плечо.
-Кого ты там разглядываешь, Ричард? - спросил он.-  Ангел ли, демон ли стоит за моим плечом, или оба сразу? Кажется, святоши утверждают, что ангелы обычно выбирают правое, а демоны - левое, но я не уверен, правильно ли запомнил эту максиму. И к тому же я не раз видел, как ангелы во плоти причиняли окружающим куда как худший вред, нежели их антагонисты: ведь сказано же, что благими намерениями вымощена дорога в ад.
Если сказанное и было шуткой, то по выражению его лица об этом невозможно было догадаться.
- Я не ангел, Ричард, никогда им не был и, боюсь, уже не стану, - продолжил он, скрещивая руки на груди и пристально глядя на лорда. - Но поверь: когда я обманом увёз тебя из Лондона, именно благими намерениями я и руководствовался. Но теперь я понимаю, какую ошибку совершил, и хочу её исправить. Мы отправимся к губернатору вместе и я приложу все силы, чтобы уговорить его предоставить тебе кров на то время, пока к вверенному его заботам острову не пристанет корабль, идущий в Англию. Я оставлю тебе достаточную сумму денег с тем, чтобы ты мог без особых забот и хлопот дождаться нужного корабля и оплатить свой проезд в Лондон. Обещаю, что проведу с тобой то время, которое потребуется для ремонта "Альбатроса", а после этого снова отправлюсь добывать десятину для Короны.
Сказав это, Монтагю положил обе руки на плечи лорда и  запечатлел на его лбу братский поцелуй.

Свернутый текст

Английские капёры отдавали королевской казне десятую долю добычи

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-10 09:37:16)

+1

50

- Так избавляются от надоевших любовниц. А твой поцелуй в лоб - это самое большее, что я теперь увижу от тебя? Теперь, когда ты добился своего, когда стал мне дорог, стал моей частью - мне надо будет с кровью выдирать тебя из сердца? Разочаровался - я-настоящий не соответствую тому образу, который ты любил, - и мстишь мне? - выдержка изменила Марлоу, он повысил голос, скинул руки Мак-Вильямса и рванулся вперед, обнимая и впиваясь в губы жадным поцелуем. - С "Альбатроса" ты меня вышвырнешь только силой! И из своей постели тоже. И прекрати этот благородно-занудный бред о том, что правильно и об исправлении ошибки! Нет никакой ошибки. Мы не ангелы оба, мы не так уж молоды оба, мы, черт побери, случайно нашли друг друга, один шанс из тысяч для таких, как мы! Иди к губернатору и постарайся вернуться к утру, иначе я буду чертовски ревновать...
Ричард замолк, крепко прижавшись, обреченно ожидая, когда его оттолкнут - и стараясь насытиться пока прикосновением, запахом, мягким касанием длинных волос Монти, щекочущих его шею и плечо. Сейчас. Еще мгновение - и будет незачем жить, все рухнет, останется лишь пепел...

+1

51

Губы капитана были холодны, как лёд: с тем же успехом поэт мог целовать каменное изваяние. Стоически переждав неуместный порыв, Монтагю встал и надел приготовленный камзол, сохраняя видимость спокойствия, хотя в груди у него клокотал гнев: он не терпел малейшего неповиновения его воле. На "Альбатросе" не было, нет и не будет любимчиков - таково было его кредо, и какие бы чувства он не испытывал к Ричарду Марлоу, он не собирался менять установленный им же порядок.
-Тебе в любом случае придётся покинуть "Альбатрос": завтра утром мы вытащим шхуну на отмель для ремонта и килевания. Продолжая упорствовать, ты лишь помогаешь мне утвердиться во мнении, которое я уже успел составить.Ты можешь остаться ночевать здесь, но я бы на твоём месте не упустил счастливой возможности свести знакомство с губернатором острова и его супругой, чтобы произвести на них благоприятное впечатление. По слухам, сеньора де Сильва - молодая и необычайно красивая дама, а кроме того, имеет на своего престарелого мужа огромное влияние. Понравишься ей - и можешь просить губернатора о чём угодно...   
Дверь открылась, пропуская в капитанскую каюту Зака:
-Капитан! Только что к борту пришвартовалась береговая шлюпка с весточкой от губернатора.
Монтагю развернул протянутый ему листок бумаги и, быстро его прочитав, удовлетворённо кивнул головой:
-Одевайтесь, Марлоу: губернатор де Сильва рассыпается в приветствиях и приглашает капитана и первого помощника отобедать, чем Бог послал. Выберите в моём сундуке что-нибудь, подобающее случаю: мы с вами примерно одного роста и сложения. Жду вас снаружи.
Застегнув последнюю пуговицу на камзоле, он покинул каюту вместе с боцманом.

+

Имя губернатора вымышленное.

Взял на себя смелость предположить, что графа Рамси похитили, не захватив с собою его гардероба, а потому ему не во что переодеться. Поправлю, если у графа есть возражения

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-10 17:00:41)

+1

52

Марлоу стоял неподвижно, закрыв глаза. Казалось, он вмерз в глыбу льда, не осталось ни тепла, ни жизни, только холод, нечто застывшее, замершее...
Луна серебрила поверхность воды, в распахнутые окна каюты лился холодный ночной воздух, Ричард замерз и попросил: "Обними меня!" - и его обняли горячие руки, Монтагю согрел его собой, увлек подальше от окна - согревать дальше...
Как же хорошо, как же тепло было тогда! Зачем он поверил сладким словам? Доверился, раскрылся, позволил причинить себе боль холодностью и равнодушием? Зачем позволил Монтагю занять в его сердце такое место, что сказанное сейчас было равносильно пощечине - и лучше б это была пощечина!
Подождав, пока перестанут дрожать пальцы, Марлоу подошел к сундуку и опустился возле него на колени, подбирая что-то подходящее. Одежда пахла Монтагю, это было почти невыносимо, но...
Пальцы наткнулись на нечто холодное. Шпага. Собственная шпага придала сил, Марлоу обнажил клинок и прижался губами к нему у самого эфеса, вдыхая запах стали и смазки, и старой кожи с рукояти.
Первого помощника? Отлично. Первый помощник на "Альбатросе" будет высокомерный и надменный петух, отвешивающий дамам сомнительные комплименты и глядящий на мужчин, как на грязь на подошвах своих сапог.
Подбор одежды не занял много времени - и пусть рубаха Монтагю было ему чуть широковата в плечах, как и камзол, но некоторая доля небрежности, с которой он повязал шейный платок и оставил сапоги грязными - еще хранящими на себе лондонскую грязь - была той небрежностью столичного щеголя, которым Марлоу был так долго. Шпага заняла свое законное место на боку владельца, и последним, что разыскал - пусть и с трудом - Ричард, были перчатки. Незачем кому-то видеть как перевязанные ладони, так и перстень с фамильным гербом.
Не хватало только шляпы, но придется обойтись без нее.
Зеркала не было. Небритость уже переступила ту грань, когда кажется неопрятной, и Ричард криво усмехнулся: словно и не англичанин... он окинул взглядом каюту, задержавшись на листке бумаги - Монти даже не взглянул на него, не прочел! - и поборол искушение уничтожить. Нет, к черту. Это слабость. Пусть остается. Он не откажется от своих слов - от этих не откажется.
Придерживая шпагу, Ричард шагнул на палубу и сощурился на солнце, ослепленный им после уютного полумрака каюты.

+1


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Под знаком Ионы