Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Под знаком Ионы


Под знаком Ионы

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Действующие лица: Ричард Марлоу, Монтагю Мак-Вильямс
Место проведения: Атлантический океан
Время: круглосуточно
Краткое содержание: китобойный промысел - смертельно опасное дело. Не стать вторым Ионой - вот главная задача китобоя.

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-03-16 16:50:34)

0

2

Ричард открыл глаза. Он лежал на животе, в окна било солнце, пригревая обнаженную спину, и совершенно не хотелось вставать. Напротив, хотелось сладко потянуться, лениво развалиться с книжкой на постели, кликнуть слугу, чтоб подал кофе... но все  пошевелился и тут же не сдержал стона: спина тут же заныла в десятки раз сильнее, чем после ночи со страстной любовницей, любительницей царапаться и кусаться, все тело ломило, голова была тяжелой и кружилась - и еще, казалось, весь мир покачивался... нет. Покачивалась комната, вернее - каюта. Отлично знакомая Ричарду, она, казалось, была пропитала едва ощутимым ароматом белого мускуса, которым сладко и пьяно-тягуче пах Монти. Марлоу сунул руку под подушку и нащупал потрепанный томик. "Белая роза, алая хризантема". На последней странице появилось три новых сонета, коими не мог похвастаться ни один иной экземпляр сборника, и посвящены они были "Милому М.". Ох...
Кое-как Марлоу сполз с постели и, завернувшись в простынь - он обнаружил, что совершенно обнажен - прошелся до умывального столика. Небольшое зеркало отразило почти незнакомое лицо, непривычное в своей опухшей неухоженности: видимо, последний раз бритва касалась его щек отнюдь не вчера... сколько же они пропьянствовали? День? Два? Неделю? Последнее казалось наиболее вероятным. Извернувшись, Марлоу попытался рассмотреть спину, на которой, в нарушение христианской морали, раскинул отныне свои крылья вытатуированный альбатрос и игрался в волнах дельфин, но попытка эта была столь болезненной, что он счел за лучшее отложить ее на более позднее время. И все же... подойдя к окну, Ричард выглянул в него и не увидел ничего, кроме воды. Никакой суши. Зато качка и кильватерный след четко указывали на то, что корабль шел под всеми парусами. Куда? И все-таки, какой сегодня день? Страшное подозрение закралось в голову Марлоу. Неужели Монти настолько сошел с ума, что решил не ждать его согласия и не уговаривать его, а попросту выкрасть, воспользовавшись беспомощным состоянием?
Ярость вспыхнула в нем внезапно. Его украли! Как красивую безделушку, как раба... как наложника в гарем! Зарычав, Ричард схватил первое, что попалось ему под руку - кажется, это был тяжелый медный подсвечник с огарком свечи - и швырнул в зеркало. Посыпались осколки, но этот акт вандализма не утолил охватившую Марлоу жажду разрушения. Стеклянная чернильница разлетелась на сотни мельчайших осколков, на прощание зазвенев жалобно и тонко, чем еще больше распалила поэта. Кровать... даже крепкие болты не выдержали, поддались ярости англичанина, застонали, выходя из своих гнезд, сухо затрещало дерево рамы, ломаясь под натиском... стол с грохотом врезался в дверь, несмотря на то, что еще недавно был привинчен к полу, как и кровать. Книги беспомощно зашелестели страницами, лишаясь их, рассыпая листы по полу. Бутылки снарядами оставили отметины на стене, влажно истекли вином и коньяком, обрушив пару картин - с летящим парусником и раскинувшим крылья альбатросом над штормовым морем. Альбатросом. Он и сам - севший на палубу альбатрос, доверившийся и проигравший, пойманный и беспомощный... но он не смирится! Прыгать за борт было неразумно, и Марлоу дернул дверь, стремясь выбраться из проклятой каюты, найти Мак-Вильямса и прирезать, пусть даже это будет последним, что он успеет сделать перед смертью. Прирезать? Нечем... к черту, задушить, перегрызть горло зубами - да что угодно, лишь бы отомстить за это унижение, за эту ложь!
Пульсирующая боль в пояснице усилилась, в глазах потемнело, и Марлоу рухнул на засыпанный осколками стекла пол, не замечая, что дверь открылась.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-03-30 23:44:34)

+1

3

В открывшуюся дверь вошёл какаду: жёлтый хохолок на его голове воинственно подрагивал подобно султану на шлеме рыцаря тёмных веков. Подобравшись к распростёртому на полу телу, он вознамерился клюнуть его в темечко своим изогнутым крепким клювом, но был остановлен мускулистой, сплошь покрытой татуировками рукой и посажен в просторную клетку, которую держала другая рука, столь же обильно украшенная чёрным узором.
-Дьявол меня раздери! Ну и разгром! – вошедший вслед за попугаем и коком корабельный плотник озадаченно почесал в затылке. – Макори, выноси балласт, а мне оставь птичку – она, в отличие от тебя, не молчит будто воды в рот набрала!
В подтверждение этих слов попугай, уже надёжно запертый, издал булькающий клёкот и прокричал:
-Воды!Воды! – и принялся яростно терзать клювом прутья клетки.
Макори поднял с пола тело, взвалил его на свои мощные плечи и вышел из капитанской каюты. Если бы его подопечный находился в сознании и был способен оглядеться вокруг, он бы понял, что находится на юте судна, в центре которого располагалась кают-компания, выход из которой вёл прямиком на кормовую палубу, а по обеим сторонам от оной – каюты капитана и старшего помощника, буфет и две резервные гостевые каюты. В одну из пустующих резервных кают кок и принёс свою нелёгкую ношу и осторожно положил её на койку животом вниз, после чего вышел, притворив за собой дверь и отправился в свои собственные владения – на камбуз, размещавшийся в одной из кормовых рубок.
В каюте царила почти полная темнота, поскольку застеклённые квадратные окна были наглухо закрыты задвижными ставнями. Из темноты раздался мягкий голос – и судя по интонации, его обладатель явно пребывал в наилучшем состоянии духа:
- Как себя чувствуете, Марлоу? Кошмары не снились? Голубая акула или альбатрос, вырывающий вам сердце своими железными когтями?

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-02-22 02:38:11)

+1

4

- Это я - альбатрос... - механически отозвался Марлоу, очнувшийся примерно в тот момент, когда Макори бережно сгрузил его на койку. - А вот кто вы такой, Мак-Вильямс? И не перепутали ли вы меня с кем-нибудь из легкомысленных красоток, которые грезят об отважном и благородном похитителе? Вы что, не поняли слова "нет"?  Быть может, вы вообще желаете обрядить меня в платьице и усадить днем за вышивание у окошка вашей каюты, пока вы заняты управлением кораблем, чтобы ночью я грел вашу постель и подставлял зад по первому вашему желанию? Ах да, и развлекал вас стишками! - Марлоу сел на койке, чувствуя, как саднят ладони, ободранные во время разгрома каюты, и побаливают невесть когда порезанные осколками локти. Хотелось пить, ничуть не меньше хотелось есть - от голода сводило желудок и звенело в голове, появлялась омерзительная слабость, демонстрировать которую Марлоу не хотел бы даже попугаю, не говоря уж о Мак-Вильямсе. - Разворачивайте корабль, доставьте меня в Англию. Меня там ждут и будут искать.
Нагота начала тяготить. Пленнику не положено одежды? Или похититель чересчур часто любовался пребывающим без сознания любовником? Содрогнувшись от ужаса при мысли о том, что мог делать с ним, бесчувственным, Монтагю, Ричард нашарил одеяло и завернулся в него.
- Когда мы окажемся на берегу, верните мне шпагу и окажите честь взять в руки свое оружие.

+1

5

-Вы слишком долго подвизались при дворе, Марлоу, - хмыкнул Мак-Вильямс из своего угла. – Сие занятие вредно для мужчины: он начинает походить на избалованную дамочку, у которой по самым пустяковым поводам случаются нервические припадки. Я не могу, как вы выразились, «повернуть корабль» по вашему капризу: парусник – не тягловая лошадь и не тарантас. Кроме того, последние семь дней мы шли со средней скоростью около восьми узлов, поэтому от Англии нас отделяет изрядное расстояние. Дуэль между нами не состоится по двум причинам:  на берегу - потому, что я вам не ровня, по крайней мере – по рождению; а на палубе «Альбатроса»  вам достаточно выхватить шпагу из ножен, чтобы мигом оказаться за бортом как человеку, попытавшемуся поднять мятеж. Посему предлагаю вам одеться и отправиться в кают-компанию, чтобы там успокоить взвинченные нервы парой рюмок отличного хереса и простой моряцкой едой. Вашу одежду сейчас принесёт Макори.
Мак-Вильямс поднял ставень и в каюту хлынул дневной свет. Кроме двухъярусной койки в гостевой каюте был небольшой, набитый конским волосом диванчик, а также платяной шкаф и некое подобие письменного стола, под крышкой которого прятались фаянсовый кувшин и медный таз для умывания.
-Если вы стесняетесь одеваться в моём присутствии, я выйду,- с иронией промолвил он, снова усаживаясь на диванчик и рассматривая своего недавнего любовника, стыдливо закутавшегося в одеяло

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-02-22 02:20:19)

+1

6

- Вы считаете мое похищение пустяковым поводом? - голос Марлоу стал больше походить на несвойственное ему рычание. - Не можете вернуть в Англию? Отлично, высадите меня в ближайшем порту. На суше я позабуду о нашем неравенстве ради удовольствия перерезать вам глотку - если, конечно, вы соизволите вернуть мне столь неосмотрительно доверенное вам оружие. Что до еды - я не голоден и не желаю напиваться, хоть вам, видимо, представляется, что я готов пить по поводу и без!
Взбешенный ироничным тоном, Марлоу отшвырнул одеяло и рывком поднялся на ноги.
- Стесняюсь? Господи, Монти, чего вы здесь не видели? И неделю назад, и уж, конечно, в мельчайших подробностях изучили за то время, что я провалялся в вашей койке без сознания. Ухаживал за мной, вероятно, Макори? В таком случае, я поблагодарю его за заботу. Что же до вас... вы могли стать моей музой. Моим другом - как стали моим любовником. Неужели желание обладать мной стоило этого? Я не вещь, я не принадлежу никому. Даже вам. Что вы собирались со мной делать?

+1

7

- Друг, любовник, муза... - Мак-Вильямс устало потёр переносицу жестом настолько же красноречивым, сколь и бессмысленным. - Всё, что ты перечислил - это некие отдельные от тебя ипостаси, а я возжелал стать твоей половиной. Той, что нельзя оторвать без крови. Той, что вросла в тебя так, как морская ракушка врастает в обшивку корабля... Я понял, что в Лондоне ты счастлив так же, как гребец на галере, и подумал, что самое верное - спасти тебя от этого унизительного рабства даже вопреки твоей воле, ослабленной наваждением, о котором ты говорить не желаешь, но которое кричит и корчится в твоих стихах подобно пляске Смерти. Видишь ли, мне было несложно отыскать твоего "ворона" - ирландцы не в чести у Короны...Скажи, неужели этот зелёный юнец стоит того, чтобы ТАК по нему убиваться?

+1

8

- Он жив? Что ты с ним сделал? - ужас мгновенно выстудил затылок, лишил сил, заставив опуститься снова на постель. Ужас, что из-за него, из-за его длинного языка Ворон может пострадать или вообще погибнуть. - Зеленый юнец прикрывал меня собой от опасности, на руках выносил из воды, когда я едва не утонул. Я чертил строчки на песке, а он запоминал. А потом я тайно вернулся в Лондон, вместе с ним, и ночью... я тогда был так счастлив. Я обнимал его, прижимался губами к его спине... той ночью было так мало, но я думал, это только начало. Думал, что это наш первый робкий шаг навстречу друг другу... Я сошел с ума, а он... он прочел мой дневник. Сказал, что я... - Ричард зябко передернул плечами. Происходящее показалось ему бредом: не может же быть, чтобы он, будучи в здравом уме, сидел голым перед своим похитителем и рассказывал самую сокровенную боль души? - Что я развращен и играю чужими жизнями. Смешно: я хотел защитить его от всего, а оказался не в силах защитить даже себя.
Поднявшись вновь, Марлоу подошел к похитителю и встал перед ним.
- Хочешь быть моей половиной? Я стану твоей тенью. Но ты не тронешь его. Мы договорились?

+1

9

Мак-Вильямс пожал плечами:
-У меня не настолько длинные руки, чтобы через полторы тысячи миль дотянуться до твоего воронёнка и подрезать ему крылья. Как я уже сказал, меня томило любопытство, и я его полностью удовлетворил. А теперь перейдём к делам насущным. Якорь мы сможем бросить у острова Фаял, это владение португальцев, но поскольку "Альбатрос" - не пиратский, каперский или военный корабль, препятствий нам чинить никто не будет, более того - охотно продадут коз, фрукты и зерно. Кроме того, "Альбатрос"  отяжелел и требует очистки корпуса. Если хочешь, я высажу тебя там - возможно, через несколько месяцев тебя заметит и возьмёт на борт  какой-нибудь испанский стопушечный галеон - на них всегда недостаток в  пороховых обезьянах.*
В каюту вошёл Макори, держа в одной руке вычищенное и как следует проветренное платье лорда, а в другой - сапоги.
Поставив сапоги около стола, он аккуратно разложил одежду лорда на диванчике и, скрестив руки на груди, воззрился на капитана, ожидая новых распоряжений.

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-02-22 02:18:24)

+2

10

- Я не знаю, чего я хочу. - Не обращая внимания на Макори, Марлоу поднял руку и провел по щеке своего похитителя, тут же убрав и отойдя, и принялся одеваться. - Я хочу вернуться к моему ворону. Я хочу остаться с тобой. Я хочу убить тебя за это похищение, за то, кем ты заставил меня себя почувствовать. Впрочем, довольно о моих желаниях. Они не имеют ровным счетом никакого значения. Я не знаю, что такое пороховая обезьяна и не выживу на борту пиратского корабля, и тебе прекрасно об этом известно. Как и о том, что я самое бесполезное существо на борту корабля и буду только путаться у всех под ногами. Ты сделал, что посчитал нужным и ошибся. Оставь меня там, откуда я смогу вернуться домой. - Присев на койку, Марлоу принялся натягивать сапоги, слишком тесные и узкие - или это тело опухло и не желало влезать в старую обувь? Сдавшись, он отшвырнул сапоги прочь, едва не задев Монтагю одним из снарядов. - Мне перейти в трюм к команде? Или где они там у тебя живут, - равнодушно поинтересовался Ричард, поднимаясь на ноги. - Я бесполезен... но смогу мыть тебе палубу в качестве платы за проезд до цивилизованных мест.
Альбатрос снова больно впился когтями в спину в том месте, где поверх рубашки пролег ремень штанов, и Ричард скривил губы. Кажется, спина болеть будет еще долго. Что ж... альбатрос станет ему прекрасным напоминанием о том, какую глупость он совершил, доверившись случайному любовнику.

+2

11

-В этом всё дело... - Мак-Вильямс подал знак Макори, принуждая того выйти из каюты. - Самое главное - знать, чего ты хочешь. Ты не знаешь, чего хочешь, но зато я знаю, чего хочу, - так позволь мне решать за нас обоих.
Снаружи  донеслись громкие голоса. Мак-Вильямс нахмурился и двинулся было к двери, чтобы проверить, что именно так взбудоражило команду, но не успел он сделать и пары шагов, как в каюту ворвался боцман и, не обращая внимания на полураздетого гостя, крикнул, чуть не приплясывая от нетерпения:
-Капитан! На траверзе - фонтан!
Мак-Вильямс, казалось, удивился, но долго раздумывать не стал:
- Привести корабль к ветру, грот-марсель свернуть, вельботы на воду! Со мной Макори, Люк и Томас, ты возьми тех, кого сочтёшь нужным.
Капитан "Альбатроса" взглянул на Марлоу:
- Хотите загарпунить левиафана? Если  да - одевайтесь быстрее: кит - животное тяжеловесное, но весьма проворное и ждать нас не будет. Если нет - хотя бы понаблюдайте за нами со шканцев: думаю, что вам не представится другого случая увидеть подобное зрелище

Свернутый текст

Кашалотов добывали в открытых районах Атлантического океана на всем пространстве от Бермудских островов на юге до Большой Ньюфаундлендской банки на севере.

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-03-02 11:20:09)

+1

12

- Во-первых, я плыву с тобой. Во-вторых, отдай мне шпагу.
Марлоу предпринял еще одну попытку натянуть сапоги, и упрямая обувь неохотно сдалась, угрожающе затрещав, но так и не порвавшись. Рассеянно пригладив волосы, Ричард поежился, с ужасом представил, как спину окатит соленой водой и какая пытка его ждет... но отступать? Не дождется.
- Я никому не позволю решать за меня. Даже тебе. Я все решу за себя сам...
Альбатрос царапал спину. Голова чуть кружилась от голода, в горле пересохло, хотелось просто лечь, закрыть глаза и чтобы его касались любящие руки. Но если он и в самом деле хочет решать за себя сам, то нужно решать, а не плыть по течению и слепо подчиняться.
- К разговору о том, что ты собираешься решать за нас обоих, мы вернемся после охоты на кита.
Марлоу выпрямился, усмехнулся, глядя на Мак-Вильямса, и скрестил руки на груди.
- А на время охоты - командуйте, мой капитан.

+1

13

Воспользовавшись тем, что кок и боцман покинули каюту, капитан "Альбатроса" перешёл на обращение, более уместное между близкими друзьями:
- Твоя шпага в рундуке, который находится в разгромленной тобою каюте, но она тебе не понадобится, поскольку дуэли с китами ведутся другим оружием: гарпуном и линём с острогой. В любом случае право на coup de grâce я оставляю за собой, а ты возьмёшься за весло и, надеюсь, будешь держать его так же крепко, как и в вечер нашего знакомства:  в нашем распоряжении четырёхвесельный вельбот, и я предлагаю тебе почётное место четвёртого гребца. Поторапливайся!
Мак-Вильямс открыл дверь и вышел на обдуваемый свежим морским ветром ют, оставив лорда наедине с непослушными сапогами и другими деталями экипировки.

+1

14

Сапоги и так уже сдались на милость хозяина, в остальном же Ричард был вполне одет - как ему казалось, одет вполне достаточно для охоты на кита. Какая-то часть разума подсказывала, что это весьма опасное занятие, но что с того? Возвращение выглядело настолько призрачным, а шанс, что ворон хоть когда-нибудь ответит на его чувства... этого шанса попросту не было. Все. Хватит. Запретить себе даже думать о нем, ибо к чему тосковать о том, чего никогда не будет? Прольется стихами, может быть. Станет приходить в моменты слабости, иссушать душу, душить тоской, захлестывать на горле петлю, не давая произнести слов, дразнить образом, отравлять снами. Может, и притупится со временем - если, конечно, Марлоу проживет достаточно долго...
Оставлять шпагу где-то там не хотелось, но еще больше не хотелось возвращаться в каюту, которую он громил не так давно, чувствуя себя обманутым и использованным. Ничего. Подруга дождется его в рундуке, когда он вернется с охоты. Но следовало поторопиться, если он не хочет остаться на борту всего лишь наблюдателем.
На палубу Марлоу вышел, едва не потеряв с непривычки равновесия: только неумеренное потребление выпивки и привычка добираться после оного домой на своих ногах помогли Ричарду не упасть на глазах у команды "Альбатроса". Впрочем, вряд ли кто-то обратил бы внимание на неженку-гостя: внимание моряков было приковано к мелькавшей среди волн спине кита. Люди облепили ванты, стараясь забраться повыше и рассмотреть будущую добычу получше, но Марлоу углядел знакомую рожу Закари и направился к нему, рассудив, что где Закари, там неподалеку найдется и Монтагю.
- Говорите, что мне делать, Мак-Вильямс, - перешел Марлоу на более официальный тон, припомнив, что Монти обращался к нему в присутствии Зака на "вы".

+1

15

-Что делать? Во-первых, постарайтесь не стать вторым Ионой. Во-вторых...
Мак-Вильямс коротко взглянул на Макори, уже готового занять своё место в первом вельботе, и, казалось, хотел подать ему какой-то знак, но передумал.
- Вы знаете, Марлоу, что среди китобоев бытует обычай, когда командир шлюпки подобно рыцарю берёт себе "оруженосца"? – отрывисто спросил он. – И не абы кого, а того, с кем его связывают особые отношения, как между братьями или близкими друзьями? И сейчас я стою перед дилеммой, кого же мне взять в оруженосцы: вас или Макори? Как я вам уже говорил, мой слуга считает меня не хозяином, а побратимом, и почтёт за оскорбление, если я сделаю своей тенью кого-то другого...Впрочем, шучу, не обращайте внимания: вы не годитесь на эту роль, поскольку «оруженосец» одновременно рулевой и гарпунщик. Спускайтесь в вельбот и берите весло.
Из «вороньего гнезда», - деревянной бочки, прикрепленной к грот-мачте, - донёсся громкий крик вперёдсмотрящего:
-Уходит!!!
- Ну, довольно лясы точить, - сказал капитан и потянул Марлоу за рукав, - Скорее в лодку!

+1

16

Пока Мак-Вильямс говорил, Ричард чувствовал, как каменеет лицо и плотнее сжимаются губы. Ах вот как. Прелестная шутка!
- Вы изволили подразнить меня, как ребенка конфеткой, и тут же отобрали сладость, заявив, что это была шутка, - Марлоу позволил вести себя, и говорил вполголоса, стараясь не расплескать бурлившую в нем ярость. - Зачем же вы меня, неумеху, тащите за собой? Зачем я вам вообще сдался, в качестве красивой статуэтки на каминной полке, или трофея? Я буду грести, но не смейте меня больше дразнить, иначе я все же убью вас. Вы изъявили желание стать моей частью, но отказываете мне в возможности быть частью вас, предпочитая на эту роль Макори? Прекрасно. Мне следовало понимать, что романтический порыв у такого, как вы, не может быть искренним и вскоре иссякнет, оставив нас с тем, что мы и имеем.
Ярость требовала выхода. Устраивать драку на палубе было бессмысленно. Что ж... оставалось выплеснуть ее на бедное животное, сейчас пытающееся уйти от погони. Ричард попытался выдернуть рукав из крепкой хватки Монтагю:
- Прекратите тащить меня, как нетрезвую шлюху! Я вполне способен идти сам, и я пойду сам!

+1

17

Мак-Вильямс лишь досадливо передёрнул плечами и ничего не ответил, завороженно глядя на то, как матросы горохом сыпались в пляшущие на волнах вельботы.
-Йо-хо! - не желая выглядеть слабаком в глазах команды, он  сиганул за борт, удачно оказавшись в крепких объятиях Макори, стоявшего на дне вельбота и ожидавшего прибытия своего побратима.
Высвободившись из рук Макори, он занял место на корме шлюпки, напряжённо вглядываясь вдаль и отыскивая приметы присутствия левиафана.
-Эх, уйдёт! - прошептал он и на мгновение отвлёкся, обернувшись на "Альбатрос"-Марлоу! Вы с нами или ....

+1

18

Если посчитать, сколько всего Марлоу сделал исключительно попавшись на "слабо" или в порыве ярости - получится, наверное, 4/5 его жизни. Вот и сейчас, хотя разум твердил, что следует остаться на корабле и не лезть в лодку, раз он ничего толком не умеет - потому как ждут его разве что насмешки Монтагю - эмоции взяли верх. Подойдя к борту, он примерился и спрыгнул в лодку, не ожидая, что его будут ловить и не надеясь на это. Пора привыкать к новой жизни, и здесь, как бы Мак-Вильямс не отзывался о дворе, в чем-то было точно так же. Он точно так же был один, точно так же надо было выживать, терпеть колкости и остроты - разве что при дворе они были куда утонченней, но разили и те, и другие весьма метко.
Краткий миг свободного полета наполнил сердце восторгом, и захотелось - на мгновение, не больше - погрузиться в воду, всплыть, борясь с волнами, поплавать, понырять... Полет закончился и по ногам ударило дно вельбота. Где, черт побери, место четвертого гребца? Спрашивать не хотелось, и Марлоу огляделся, пытаясь понять, куда ему надо сесть.

+1

19

Макори, которому выпала честь явиться своим товарищам сразу в трёх лицах подобно Отцу, Сыну и Святому духу поскольку он одновременно исполнял обязанности оруженосца, рулевого и гарпунера, вооружился передним веслом. Люк Арнольд и Томас Карпентер установили парус, после чего заняли положенные места, оставив  почётное четвёртое лорду.
Поначалу новоявленным китобоям ничего не было видно, но вскоре, благодаря сигналам дозорного, которые тот подавал при помощи длинного шеста, Мак-Вильямс определил верное направление и направил вельбот в сторону будущего трофея. За ним устремились два других вельбота, тоже вооружённые поднятыми парусами. Из лодки, старшим на которой был Закари Уайт, донёсся яростный рык:
-Навались!
Повинуясь приказу старшого, гребцы боцманского вельбота удвоили усилия и он  шустро обошёл тот, которым правил капитан «Альбатроса». Мак-Вильямс присвистнул и обернулся к своей немногочисленной команде:
-А ну-ка, ребята, покажем Заку, кто тут главный по бочкам со спермацетом!

+

Полагаю, лорд сориентировался в обстановке. Если нет - поправлю

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-03-20 09:24:18)

+1

20

Заняв пустовавшее месте, Марлоу сперва взялся за весло с некоторой неуверенностью, но одного взгляда на Монтагю было достаточно, чтобы захотелось выплеснуть ярость хоть куда-то, и Ричард использовал весло. Он едва заставил себя грести в одном ритме с остальными, и оттого призыв показать, кто тут есть кто, воспринял с ожесточенной радостью. Поднажать? Извольте!
Спина взмокла, меж лопаток стекал уже тонкий ручеек пота, пот же заливал глаза, волосы липли ко лбу и шее, и разгоряченным щекам, ладони горели, и ясно было, что завтра он не поднимет и кружку... плевать. Это будет завтра, а завтра еще должно наступить. Быть может, он встретит завтра вместе с матросами, чтобы не видеть лишний раз Мак-Вильямса. "Шутка" ранила Марлоу больнее, чем он ожидал, а то, что Мак-Вильямс и не подумал поймать и придержать Ричарда после прыжка, добавило горечи, которая едва ли не мгновенно переплавилась в ярость, более привычную, не так разъедающую душу...
Марлоу не поднимал головы, уйдя в размеренное занятие. Поднять весло, перенести вперед, без всплеска опустить в воду и рывок... и снова поднять... Где-то впереди был кит, где-то рядом были другие вельботы и новоиспеченные китобои горели азартом, но Марлоу было все равно. Когда они доберутся до кита... да что тогда? Кто позволит ему нанести удар? Представилось, как лег бы в руку гарпун и как Монти направлял бы его руку... Марлоу стиснул зубы. Поднять. Опустить. Рывок... Х-ха... возглас вырывается сам собой. Кажется, левая ладонь уже кровоточит. Рубашка промокла насквозь, то ли он воды, то ли от пота, и поясницу нестерпимо жжет, будто приложили раскаленный металл. Поднять. Опустить. Рывок...
Мир сузился до спины гребца перед Ричардом. До точки между его лопаток. До грязного пятнышка на рубашке. Поднять...

Отредактировано Эрик Морад Марлоу (2016-03-17 00:21:07)

+1

21

Прямо по курсу из воды взметнулся фонтан и тут же на расстоянии кабельтова от него взмыл вверх второй.
Капитан и его оруженосец молча обменялись взглядами, а Люк быстро убрал и парус, и мачту - то же самое сделали и на двух других вельботах. Крики и гиканье, которыми гребцы подбадривали друг друга, стихли как по команде, теперь три лодки двигались почти бесшумно, стараясь не спугнуть двух левиафанов. Тем временем вельбот, которым правил капитан "Альбатроса", поравнялся с вельботом боцмана.  Мак-Вильямс, перехватив взгляд Зака, поднял вверх один палец и боцман кивнул, сообщая, что понял знак капитана. Тем временем оба кита появились на поверхности воды, один из них был поистине огромным - не менее ста футов в длину- и его куполообразная голова была обращена к "Альбатросу". Макори  изготовился бросить гарпун, упершись коленом в брус  на носу вельбота. Мак-Вильямс оглянулся на четвёртого гребца и в его взгляде промелькнула тень сочувствия, смешанного с одобрением: он не мог не понимать, каких усилий стоило поэту грести наравне с закалёнными матросами. Казалось, он сожалел о том, что вовлёк Марлоу в такое опасное предприятие, и в то же самое время гордился им.
- Арнольд, Марлоу! - отрывисто скомандовал он, указывая на пару вёдер, валявшихся на дне вельбота, - Приготовьтесь! Как только Макори загарпунит кита и  линь начнёт разматываться, лейте воду на борт!
Пояснение было дано исключительно ради поэта, поскольку Арнольд, как бывалый моряк, и без того понимал, к каким плачевным последствиям может привести чудовищное трение линя о борт.

+

Кабельтов – морская мера длины, около 185 метров

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-03-20 09:22:30)

+1

22

Ричард едва услышал слова капитана, не сразу выйдя из какого-то подобия транса. Навалилась боль, но ее можно было и нужно было преодолеть. Ерунда. Кому есть дело до него? Проклятье, в Англии титул и деньги делали его хоть кем-то... здесь же он меньше, чем никто. Ручная обезьянка капитана. Поливать борт? Пожалуйста. Марлоу стал наблюдать за действиями Арнольда, твердо решив повторять все за ним, чтобы не натворить глупостей и не опозориться.
Все было непривычно и, будь Ричард простым наблюдателем, он бы получал удовольствие: и от щекочущей нервы опасности, и от бегущей за бортом воды, и от воздуха, от брызг в лицо. Сейчас же он был слишком напряжен, не желая допустить ошибку, чтобы наслаждаться. И все равно взгляд его то и дело обращался на Мак-Вильямса. Где-то с завистью, где-то со скрытым восхищением, он невольно любовался им, ненавидя при этом самого себя.
- Ну скоро он...  - пробормотал Ричард, не в силах дождаться, когда же Макори загарпунит добычу.

+1

23

Хотя по сравнению со своими товарищами Макори и выглядел исполином, на фоне громадного кита он казался всего лишь жалкой песчинкой. И однако, на бесстрастном лице индейца не было и тени страха: он крепко сжимал в руке гарпун, готовясь поразить поднявшегося из морских глубин левиафана. Монтагю замер рядом со своим оруженосцем, пожирая глазами будущую добычу, как вдруг Люк Арнольд, уже успевший зачерпнуть воды для того, чтобы поливать борт лодки,  выпустил ведро из рук, обдав ноги гребцов солёной волной.
-Капитан..., - голос Арнольда, обычно довольно приятный для слуха, сейчас напоминал хриплое карканье ворона, - Оглянитесь...
Мак-Вильямс, явно удивлённый,  выполнил странную просьбу матроса. Оглянувшись на "Альбатрос", он увидел, что «воронье гнездо» на грот-мачте опустело, а сам корабль накренился и осел в воду. С того расстояния, на которое они удалились, не было слышно криков, но по палубе носились оставшиеся матросы и яростно размахивали руками, пытаясь привлечь внимание тех, кто находился в вельботах. Макори тем временем уже занёс гарпун, но был остановлен рукой капитана. На двух других вельботах тоже успели заметить неладное и через несколько мгновений все три лодки  устремились обратно к кораблю, - неудачливых китобоев не заботило то, что возвращаются они с пустыми руками: внезапный крен «Альбатроса» требовал таких быстрых действий, что охота теперь казалась бессмысленной забавой и потерей драгоценного времени.

+

Согласовано

Отредактировано Монтагю Р. Джеймс (2016-03-20 09:21:56)

+1

24

Марлоу, к тому времени тоже взявшийся за ведро по примеру Арнольда, отложил его на место.
- Что происходит?
Вопрос был обращен к Мак-Вильямсу, но на самом деле было совершенно неважно, кто на него ответит. Впрочем, и без ответа было ясно, что происходящее не несет в себе ничего хорошего ни для "Альбатроса", ни для его команды, ни для невольного пассажира. Нельзя сказать, чтобы Ричард так уж боялся смерти - хотя смерть в глубине вод его все же пугала, но лишь отсутствием возможности сопротивляться. В остальном же - не лучше и не хуже прочих.
Но пока еще можно было бороться, судя по тому, как быстро устремились вельботы назад. Почти упав на ставшую ненавистной скамью, Марлоу снова взялся за весло, налегая изо всех сил, отбросив все мысли о том, что их ждет, что ждет его самого даже в самом лучшем случае.
Как живут моряки на этих кораблях? Тесный трюм, ряды гамаков... тухловатая вода, солонина, много тяжелой работы. Если не смоет за борт, если не убьют в драке, если не заболеет и не сдохнет - как скоро он привыкнет, научится и будет одним из многих? Лазать по мачтам и ставить паруса... и веселить товарищей похабными песенками. Господи, он же никогда не собирался связывать свою жизнь с морем! Почему же это выпало именно ему? Но нет, это будет лукавством. Он жаждал приключений, и уже почти полюбил и море, и поскрипывание корабля. Отчего судьба только дразнит? Даст надкусить пряник и отбирает, насмехаясь...
Каждое движение веслом приближало вельбот к накренившемуся кораблю, все отчетливей были видны суетящиеся люди, и Ричард заметил третий фонтанчик, взметнувшийся совсем близко от "Альбатроса". Еще один кит?? Сколько же их здесь?

+1

25

-Нас атаковал кит, - бросил Монтагю в ответ на вопрос лорда. - Признаться, всего однажды слышал о подобном и ума не приложу, что послужило причиной для вспышки ярости у флегматичной горы жира! Я мог бы понять, если бы он разнёс в щепки вельбот, но корабль...
Несмотря на спокойный тон, лицо капитана "Альбатроса" выдавало внутреннее напряжение и, что было для него уж вовсе нехарактерно, немалую растерянность. Впрочем, он быстро взял себя в руки и как только вельботы подошли к "Альбатросу", приказал всем гребцам взобраться на борт, а сам остался в лодке, желая осмотреть корабль снаружи и определить место пробоины. В том, что левиафану удалось нанести корпусу корабля немалый урон, сомнений не было: "Альбатрос" медленно оседал в воду несмотря на то, что с полдюжины матросов уже вовсю работали помпами.
Лорд задержался в лодке, пропустив вперёд всех остальных, торопившихся вернуться на корабль и приступить к его спасению.*
- Марлоу, когда подниметесь на борт, отыщите нашего  судового эскулапа и попросите его перевязать вам ладони, - негромко посоветовал Монтагю, бросая взгляд на изящные кисти четвёртого гребца. - Уверен, что вы содрали кожу до крови...

+

действия Ричарда Марлоу согласованы с игроком

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-03-28 22:47:45)

+1

26

- Судовому эскулапу сегодня не до ободранных ладоней столичного неженки, - Марлоу посмотрел на свои руки и повернул их ладонями вниз, пряча от взглядов. - Как и вам, Мак-Вильямс, не до меня. У вас есть дела поважнее - и вы можете располагать мной, покуда вам требуются люди.
Судя по изрядно осевшему судну, помощь требовалась в первую очередь, "Альбатросу", и без этой помощи до остальных дело могло уже просто не дойти.
- Мне встать на помпы? - Марлоу не хотел зря отвлекать Мак-Вильямса, но следовало выяснить, чем заняться ему. Болтаться без дела, когда любая пара рук могла пригодиться, Марлоу не считал для себя возможным - пусть даже на "Альбатросе" в этот раз он оказался не по своей воле. - Или помочь накладывать пластырь? Я что-то слышал об этом...
Фонтанчик кита взметнулся на некотором расстоянии от "Альбатроса" и стремительно стал удаляться, что не могло не радовать - как ранее радовало сокращение расстояния до морского гиганта.

+1

27

- Что там, сэр? - боцман перегнулся через фальшборт, напряжённо вглядываясь в пляшущий на волнах вельбот.
- Пока не знаю, Зак! - откликнулся Монтагю, - Брось мне булинь и прикажи готовить пластырь!
- Сделано, сэр! Ребята режут и расплетают канаты и вытащили на палубу запасной брамсель!
Конец булиня, брошенный боцманом, был подхвачен рукой капитана:
- Дик,- сказал Монтагю, делая шаг к Марлоу по неустойчивому дну вельбота подобно акробату, танцующему на туго натянутом канате, - Сейчас я обвяжу тебя булинем, а Зак втащит тебя на борт. Ради всего святого - не спорь: счёт идёт на минуты! Как только  окажешься на борту, бросай верёвку мне: я уверен, что пробоина находится ниже ватерлинии, но чтобы удостовериться в этом, мне придётся понырять как тому дельфину, что резвится у тебя на пояснице...
Капитан "Альбатроса" сделал паузу и добавил последний аргумент:
- Знаешь, как итальянские моряки называют узел, коим я собираюсь тебя обвязать? Gassa d'amante...

+

Булинь  (англ. bowline - носовая веревка) -  в общем случае снасть (веревка) для оттяжки нижнего края парусов. Снасть крепится "булиневым узлом", или просто "булинем". Булинь широко используется для страховки или поднятия/спуска людей.

Gassa d'amante (итал.)  — "петля любовника"

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-03-30 18:40:37)

+1

28

- Я не собираюсь изображать капризного избалованного любовника. Обвязывай и дело с концом. - Марлоу был раздосадован и уязвлен, но спорить и в самом деле не собирался. Петля любовника? Двусмысленно, что и говорить. Впрочем, пусть обвязывает - себе самому Марлоу мог признаться, что почти желал увидеть заботу со стороны Мак-Вильямса, которая не означала, разумеется, что, поднявшись на палубу, Ричард сядет в стороне, сложив руки, и будет только наблюдать за происходящим.
Он приподнял руки, чтобы Мак-Вильямсу было удобнее обвязывать его булинем, и мысленно прикинул, к кому пристроиться помощником. По всему выходило, что лучше бы попросить Закари указать, куда идти и что делать, но через Зака сразу узнает Монтагю... а этого Марлоу хотелось избежать.
- Ныряй осторожнее, Монти. Я хочу увидеть тебя за ужином живым.
Помпы. Ничего другого он не сумеет, потому что не имеет понятия о том, как и что нужно делать, но откачивать воду много ума и знаний не надо. Теперь надо вернуться на борт и найти кого-нибудь, кто с удовольствием приставит его к делу.

+1

29

-Увидишь, - коротко пообещал Монтагю и махнул Заку, приказывая поднимать Марлоу на борт. - Осторожнее тяните , ребята! - на всякий случай предупредил он матросов, зная об их привычке легкомысленно обращаться с балластом, к коему команда "Альбатроса" наверняка уже успела отнести сухопутного пассажира.
Вверив судьбу Марлоу рукам матросов, а вельбот - бакштову, Монтагю обвязал себя вторым булинем и прыгнул в обжигающе холодные волны. Через несколько мгновений его голова снова показалась над водой. Зак тем временем вытравил верёвку так, чтобы иметь возможность тянуть по воде прицепленную к другому концу рыбку, и  пошел вдоль борта. Дело заспорилось и спустя непродолжительное время он с помощью Арнольда уже поднял на борт вымокшего до нитки капитана.
Щёлкая зубами от холода, Монтагю обратился к матросам, сооружавшим пластырь из плотной парусины и размочаленных канатов:
-Шевелитесь, ребята, если не хотите идти до Фаяла на вёслах.
Впрочем, подгонять команду не требовалось: все понимали, чем грозит трещина в борту. Обьяснять боцману, как подводить пластырь под пробоину, тоже не было нужды, и Монтагю позволил себе небольшую передышку и поспешил в каюту, чтобы переодеться в сухое и тут же вернуться обратно на палубу.

+

Бакштов - верёвка, которой шлюпка, оставленная на воде, крепится к борту судна

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-05 07:45:36)

+1

30

Марлоу вернулся в каюту, намереваясь укоротить рубашку и соорудить на ладони повязки прежде чем идти в трюм. Крепкая ткань поддавалась плохо, пришлось пустить в ход зубы, надорвав ее с краю, и потом уже оторвав длинную полосу. Разделив ее пополам, Ричард кое-как обмотал левую ладонь и принялся за правую. Завтра... о завтра было страшно думать. Завтра он будет лежать бесполезным грузом, но сегодня еще будет полезен.
Если б только удалось заслужить уважение моряков...
Повязка снова свалилась с правой ладони, и Марлоу выругался, чувствуя, как утекает время. Может, к черту? Поработает и так. Конечно, ни за каким ужином он не увидит Монтагю, но так будет лучше. Мысли о капитане "Альбатросе" отравляли, злили, причем злость эта была обращена на самого Ричарда. Он клял себя за легкомыслие и глупость, пока искал упавшую на пол повязку и кое-как затягивал ее снова, зубами придерживая норовящий соскользнуть край.
Дверь в каюту оставалась открытой, и, услышав шаги, Ричард замер, досадуя, что не успел проскользнуть в трюм.

+1


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Под знаком Ионы