Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Mendax in uno, mendax in omnibus


Mendax in uno, mendax in omnibus

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Действующие лица: Хосе Игнасио де Монтальво (НПС), Алонсо Андрадо
Время: день, затем вечер 22 июля 1714 года
Место: Сантьяго-де-Куба, крепость Сан-Педро-де-ла-Рока
Спойлер:
- Spanish intelligence.They'll carry files from station to station, relaying information up the chain of command
"Black Sails", season 3, episode XXIII

Источник творческого вдохновения

Mendax in uno, mendax in omnibus (лат.) - Солгавший в одном лжёт во всем.

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-12 17:12:50)

+1

2

Крепость Сан-Педро-де-ла-Рока, в обиходе именуемая Кастильо-дель-Морро, нависала над бухтой Сантьяго как галеон, носовым украшением которого являлась смотровая башня. Это была жемчужина  фортификационной архитектуры, удостоившаяся похвалы от самого Генри Моргана, обронившего как-то фразу, ставшую крылатой как среди его друзей, так и врагов: «Для защиты Кастильо-дель-Морро достаточно одного солдата и одной собаки». Чем бы ни была эта похвала, - искренним восхищением или же поэтическим преувеличением, - она не притупила бдительности хозяев цитадели. Численность гарнизона увеличивалась неоднократно и в настоящий момент составляла шесть сотен солдат. Пушки и арсенал холодного и огнестрельного оружия содержались в образцовом состоянии и готовыми к бою, за лошадьми в конюшнях производился надлежащий уход: ни сырой соломы, ни сбитых бабок, ни стершихся подков было не под силу отыскать даже самому придирчивому проверяющему.
Всем этим суровым великолепием управлял комендант Хосе Игнасио де Монтальво, последний представитель боковой ветви старинного и славного кастильского рода: один из предков коменданта, Хуан Хименес де Монтальво*, был королевский судьей в аудиенсии Лимы, а также некоторое время временно исполнял обязанности вице-короля Перу. Хотя все ныне здравствующие Монтальво и почитали себя исконными испанцами и добрыми католиками,  мощные корни их разветвленного семейного древа тянулись вовсе не из святой кастильской почвы, а из недр в предгорьях Монблана, откуда несколько столетий назад тянула свою ядовитую поросль катарская ересь. Увы, та ветвь  Монтальво, к которой принадлежал дон Хосе, давно перестала давать плоды: сам он был бездетным вдовцом, а его единственная сестра – сорокалетней девственницей и невестой Христовой, а если сказать точнее – аббатисой монастыря святой Клары Ассизской, что находился в Гаване.
Перешагнув полувековой жизненный рубеж, комендант оставался крепок телом, а благодаря своему гренадерскому росту возвышался над солдатами и офицерами вверенного ему гарнизона как испанский пробковый дуб над низкорослым подлеском. Посеребренные сединой волосы в сочетании с дочерна опаленной солнцем кожей и немного вытянутое вперед лицо с узким, но решительным подбородком придавали ему сходство с чернобурым лисом. Нечто лисье было и в его характере и повадках, но эти качества не были врожденными, а явились результатом многолетнего пребывания в хитросплетенной сети  королевской шпионской службы. Помимо своих прямых обязанностей сеньор де Монтальво осуществлял надзор над курьерами, передававшими секретные сведения от одного испанского форпоста к другому. Примечательно, что большинство капитанов или шкиперов этих курьерских суденышек понятия не имели о том, какие именно сведения перевозятся в надежно запечатанных ящиках  и мешках с «дипломатической» почтой. Не был исключением и лейтенант Андрадо, командовавший шлюпом «Эль Гато». Именно поэтому комендант и не стал долго выслушивать сбивчивые и торопливые объяснения лейтенанта: вечером лейтенант явится на ужин, а не позднее завтрашнего утра обязан предоставить ему исчерпывающий  письменный отчет о плавании, который он сравнит со сведениями, добытыми от лиц иного  калибра. На каждом из курьерских  шлюпов нес службу тайный агент –  ничем внешне не примечательный и малоразговорчивый человечек, исполнявший самую заурядную матросскую работу, но при этом старательно наблюдавший за всем, что происходило  во время плавания, и особенно – за капитаном и его доверенными лицами. У коменданта не было причин не доверять лейтенанту Андрадо, но он всегда руководствовался старой пословицей, гласившей что излишняя доверчивость убивает человека, а на практике - ее производной "Доверяй, но проверяй".
Агент, по заведенному порядку, должен был явиться после лейтенанта Андрадо, но комендант торопился в конюшни, чтобы оседлать своего Росинанта и самолично проверить, не угрожает ли неприступной цитадели опасность от десницы Божией: утром встревоженный инженер, надзирающий за состоянием укреплений, доложил ему, что заметил предвестники оползня на одном из склонов холма, на котором была возведена крепость.

Свернутый текст

Хуан Хименес де Монтальво - историческое лицо (род. В 1551 году в Ольмедо, Кастилия). Остальные персонажи, упомянутые здесь и далее в эпизоде - выдуманные

О происхождении фамилии Монтальво см. в сети.

В тексте цитируются испанские пословицы  La confianza mata al hombre и Fía y desconfía. 

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-12 17:35:51)

+2

3

Тревога Родригеса Фелипе-и-Техера (так звали инженера) имела под собой некоторые основания: летние ливни сумели размыть участок почвы, прилегающий к восточному краю фундамента, однако ущерб был не настолько велик, чтобы бить в набат. Комендант понимал, что инженер в данном случае руководствовался тем соображением, что лучше проявить чрезмерную бдительность, нежели недостаток оной, и в целом был с ним согласен. Пообещав дону Родригесу выделить необходимую сумму денег, а также достаточное количество землекопов и строителей (читай, солдат), комендант вернулся в помещения, которые были отданы для его проживания и отправления служебных обязанностей. Его путь  всегда пролегал по одному и тому же заведенному маршруту:  спешившись у подвесного моста, он провел своего беспокойного скакуна под уздцы к воротам и, передав его на попечение подбежавшего конюха, неспешно поднялся по мощеному пандусу на верхнюю площадку крепости, к смотровой башне. Всякий раз, глядя на расстилающуюся внизу простыню голубого атласа, там и сям залатанную желто-зелеными заплатками мелких островков и отмелей, он чувствовал себя вторым Писарро или Менданьей, впервые увидевшими бескрайний простор Испанского озера. Насладившись видом, он коротко переговорил с изнывающими от зноя часовыми, подбодрив их парой шуток, которые были в чести среди военного сословия, и отправился к себе.
Путь вниз занял совсем немного времени: в комнатах (числом их было четыре) казалось, навечно поселились  приятный полумрак и прохлада, которых недоставало снаружи, под ярким и слепящим кубинским солнцем. Пройдя в небольшую комнату, где стоял письменный стол, кресло, несколько стульев и два вместительных книжных шкафа, комендант остановился перед книжными полками, заложив руки за спину, и некоторое время скользил взглядом по корешкам книг, выбирая ту, что скрасила бы ему время, остававшееся до появления агента (в том, что последний не слишком задержится с визитом, он не сомневался). Наконец выбор был сделан. Сев в кресло, он раскрыл томик в сафьяновой обложке на заложенной полоской бумаги странице и погрузился в чтение.

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-16 15:18:31)

0

4

Дон Хосе читал неторопливо и обстоятельно, находя все новые и новые достоинства в истории о немолодом кастильском идальго, чей рассудок повредился от чтения рыцарских романов. Простые слова сплетались в сложный орнамент, причудливая вязь которого вызывала в памяти восхитительные мавританские узоры. Для дона Хосе оставалось тайной, как простой солдат, лишившийся руки на войне и проведший пять лет в плену у мавров, сподобился сочинить такое блестящее произведение, а также почему оно оказалось столь недооцененным современниками и потомками. А впрочем, думалось ему, такова мать-Испания: она так мало ценит доблесть и таланты (каковые ее сынам свойственны от природы и почитаются обыденными), что не находит уместной их награждать*. Куда как ценнее для нее золотые слитки, которыми под завязку забиты трюмы манильских галеонов. 
Сам он писал только сухие отчеты и донесения да еще письма, адресованные немногочисленным друзьям, рассеянным по свету что островки в океане, и своей младшей (и единственной) сестре Ане-Лусии в Гавану. В своих коротких посланиях он по-прежнему обращался к ней по имени, данном при крещении, хотя она давным-давно от него отказалась, еще в юности сменив его на другое, более подобающее невесте Христовой, а не сестре никому неизвестного Хосе Игнасио де Монтальво. Да, много воды пропустил через себя узкий вход в бухту Сантьяго с того дня как Ане-Лусии остригли ее густые и длинные волосы. И  вот уж лет пять, не меньше, минуло с тех пор, как ее перестали звать сестрой Селестой: теперь она была мать Селеста, аббатиса монастыря святой Клары Ассизской, в котором более двадцати лет назад приняла постриг. Аббатиса славилась в Гаване и окрестностях своими истинно христианскими качествами: благочестием, милосердием и верностью обетам. Кроме того она сочиняла небольшие, но исполненные религиозного пыла пьесы, в которых все роли исполняли  сестры-клариссинки.
Дон Хосе перевернул хрупкую от времени страницу, но мысли его уже текли в другом направлении. Внешний облик рыцаря Печального Образа и его привычки вызывали в нем смутное воспоминание о ком-то хорошо знакомом и виденном недавно. Долговязый худой идальго с длинным унылым носом и печальными глазами... Небогатый дворянин и не слишком умелый наездник, предпочитающий проводить редкие часы досуга не в доброй попойке с сослуживцами и не в окружении смазливых и податливых девок, а наедине с книгой. Лейтенант Андрадо? Комендант нахмурился, пытаясь понять, что натолкнуло его на  мысль о лейтенанте: мало ли в гарнизоне долговязых и сухопарых солдат и офицеров! А как на самом деле звали "хитроумного" идальго, который на поверку оказался сущим простаком? Дон Хосе зашелестел страницами: в первых же строках повествования автор попеременно упоминал сеньора Кихаду, Кесаду и наконец - Кехану. В гарнизоне был тугой на ухо канонир Педро Онеда по прозвищу Кесада, которое ему дали за любовь к пирогам с сыром, но в остальном этот старый служака напоминал скорее оруженосца, чем рыцаря: приземистый толстяк, жизнерадостный и словоохотливый, предпочитавший добираться от крепости до города не на лошади, а на муле.
Отчаявшись отыскать подсказку в первой части, он закрыл томик и собрался было встать с кресла, чтобы взять с полки вторую часть романа, но тут же сообразил, что это излишне: в конце второй части в своем завещании рыцарь проставил свое истинное имя: Алонсо Кихано. Лейтенанта Андрадо тоже звали Алонсо... Удовлетворенный разгадкой, комендант откинулся на жесткую спинку кресла, сцепил руки на животе и прикрыл глаза, размышляя о том, какими извилистыми путями идут  вымысел и реальность и в каких неожиданных точках пересекаются. Сегодня вечером во время ужина он получше присмотрится к андалусийскому двойнику идальго из Ла-Манчи: возможно, у этих двоих гораздо больше общего, нежели он сумел заметить.   

Свернутый текст

*Слегка видоизмененная цитата из "мавританского" романса История Абенсеррахи и прекрасной Харифы  Антонио де Вильегаса (1565 год)

Пусть читателей  не удивляет то обстоятельство, что театр  играл довольно заметную роль в монастырской жизни. Сохранились свидетельства современников, а также тексты, написанные монахинями и аббатисами католических женских монастырей. Назову лишь два имени из длинного списка: монахини-кармелитки Мария де Сан Альберто (1568-1640) и Сесилия дель Насименто (1570-1646) из Вальядолида остались в истории благодаря вышедшим из-под их пера фиестам - пьесам религиозного содержания. Подробности в книге Silvia Evangelisti "Nuns: A History of Convent Life, 1450-1700"

Кесада (исп.) - пирог с сыром

По-видимому, комендант - счастливый обладатель первых изданий Дон Кихота: часть первая была издана в Мадриде в 1605 году, вторая - в 1615

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-17 10:25:50)

+1

5

Ожидание затягивалось: дон Хосе успел задремать, но был разбужен офицером, выполнявшим при нем обязанности адъютанта и принесшим лёгкий завтрак. Комендант ел мало, почти как монах во время поста: вся его утренняя трапеза состояла из кружки крепкого кофе и тонкой лепёшки, к которой прилагалась глиняная плошка с растопленным коровьим маслом.
Обмакивая лепешку в горячее масло, комендант свободной рукой перебирал последние донесения агентов, которые рассылались по всем стратегически важным точкам испанских колониальных владений. В большинстве из них шла речь о французских и английских пиратах, которые, в отличие от приватиров, не видели разницы между войной и миром, и продолжали грабить и топить испанские галеоны. Агенты на совесть отрабатывали свое жалованье: там и сям мелькали имена, наводящие страх на испанские поселения и береговые укрепления. Информация собиралась буквально по крупицам: настоящее имя,  наличие или отсутствие семьи, связи в мире таких же отщепенцев, в том числе любовные.
"Флинт" - имя, короткое и хлёсткое, как удар хлыста, заставило коменданта отставить кружку с дымящимся кофе. В донесении агента, выступавшего под именем "Гонсало", излагалась предыстория пирата. Слог донесения был сухим и лаконичным: ничего лишнего, только голые факты, и это внушало доверие к автору. Гонсало доводил до сведения вышестоящих, что некогда пиратский капитан Флинт носил звание и имя лейтенанта Мак-Гроу и служил на королевском фрегате, принимавшем участие в начале войны за испанское наследство. Коротким, но ярким списком в донесении перечислялись регалии и добытые лейтенантом  призы, а также его связи на суше.
Дважды перечитав лаконичный, но весьма исчерпывающий отчет, комендант вернулся к бодрящему напитку. У нынешнего пирата была не только непробиваемая пушечными ядрами команда, но и уязвимое место: любовница, с которой он свил гнездышко в Нассау. Любовница могла стать наживкой, но только в том случае, если капитан Флинт, он же Мак-Гроу, питал к ней по-настоящему сильные чувства. В противном случае отчет агента Гонсало можно было сжечь на пламени свечи или спустить в выгребную яму. В голове коменданта замелькали образы из романа де Сааведры: Дон-Кихот из Ла-Манчи, Дульсинея из Тобосы. Что, если вынудить Дон-Кихота отправиться на поиски Дульсинеи?
Комендант некоторое время играл с этой мыслью, но не успел он прийти к какому-нибудь стоящему заключению, как в дверном проёме снова появился адъютант:
- Сеньор! К вам матрос с "Эль Гато". Утверждает, что вы ожидаете его появления.
Дон Хосе с сожалением отложил идею живца на потом и кивнул:
- Пусть войдёт.

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-20 15:43:34)

+1

6

Адьютант впустил визитера и после некоторой заминки, вызванной тем,что дон Хосе распорядился принести с кухни угощение  для гостя, удалился, плотно прикрыв за собой дверь.
- Присаживайтесь, Серхио, - комендант указал на один из стульев, вид которого вызывал в памяти печально известное "ведьминское" кресло: шипов на нем не было, однако жесткость сиденья и спинки и общее неудобство конструкции не давало сидевшему на нем расслабиться ни на мгновение.
Серхио Фабрегас был еще очень молод,  и комендант обращался к нему, как к сыну или племяннику. Откусив от лепешки и сделав глоток из кружки с остывающим кофе, он добавил:
- Сейчас вам принесут горячую тортилью* и не менее обжигающий кофе: наверняка сырой батат успел вам надоесть за время плавания. А пока расскажите мне, как оное плавание происходило: от лейтенанта Андрадо** я успел услышать лишь о том, что в Наветренном проливе он остановил для досмотра английский шлюп.
Фабрегас остался стоять: по прошлому опыту он знал, что лучше сделать как можно более кратким непосредственный контакт своего седалища с жестким сиденьем комендантского стула, а ему еще придется поерзать на нем, когда принесут тортилью и кофе.
- Я не был на шлюпе, сеньор, поскольку  лейтенант Андрадо взял с собой семерых солдат. И если быть точным, английский шлюп остановил не он, а капитан "Ла Беаты", которая следовала с нами из Гаваны. Сначала на борт англичанина поднялась группа с "Ла Беаты" во главе с ее капитаном, и я не знаю, какие соображения  заставили лейтенанта Андрадо покинуть "Эль Гато" и присоединиться к ним. После этого капитан "Ла Беаты" отозвал своих людей и вернулся на свой корабль.
- Однако! - изумление коменданта было искренним. - Но откуда же вы все это знаете? Вы же сами только что сказали, что во время досмотра оставались на "Эль Гато"
Фабрегас позволил себе тонкую усмешку:
- Я приятельствую с Хорхе Ибанья: он не слишком хороший солдат, но зато болтун, каких поискать, и он был одним из тех, кого взял с собой лейтенант, и уже после того, как Хорхе вернулся с охваченного пожаром английского шлюпа, он и рассказал мне в подробностях, как все происходило.
- Захваченный шлюп сгорел? - медленно повторил комендант, уже ничего не понимая. - Но как это случилось? И успели ли люди Андрадо конфисковать у контрабандиста запрещенный груз?
- Нет, сеньор: по словам Ибаньи, в трюме не было ничего, что стоило бы конфисковать. Лейтенант Андрадо захватил с собой лишь даму и еще один предмет, но об этом предмете я узнал не от Ибаньи...

Свернутый текст

Тортилья - в данном случае имеется в виду омлет с картофелем и луком, а не тонкая кукурузная или пшеничная лепешка

см. пост 18 от Алонсо Андрадо в эпизоде О грехах и искушениях

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-22 09:10:11)

+1

7

Доклад агента все больше напоминал коменданту  мавританскую фантасмагорию: история была лихо закручена, изобиловала яркими деталями и неожиданными поворотами, но страдала полным отсутствием здравого смысла.
Воспользовавшись появлением слуги, принесшим тортилью и свежесваренный кофе, дон Хосе взял время на размышление, знаком указав Фабрегасу на пустующий стул, в то время как сам поднялся из кресла и подошел к окну, подобно недрёманному оку Аргуса смотревшему на голубые воды залива.
Необъяснимое поведение лейтенанта Андрадо ставило его в тупик. С какой целью тот отправился на  английский шлюп, где уже находился капитан другого испанского судна? Почему не воспользовался возможностью снять с охваченного пламенем шлюпа команду, члены которой могли пополнить ряды строителей галеонов в Гаване? Англичанка, о которой Андрадо не обмолвился ни словом, тоже была неизвестной переменной в череде загадок. Кто она и почему Андрадо забрал с собой ее одну, хотя у нее наверняка была служанка? Дело начинало попахивать гнильцой. До сих пор комендант не обращал пристального внимания на молодого капитана "Эль Гато": хотя тот звезд с неба не хватал, но в то же время не допускал и явных промахов. Сколько ему лет? Вроде бы двадцать пять, от силы двадцать семь. В его возрасте Менданья был назначен главой экспедиции для исследования и покорения  Южных Земель. И черт возьми, он положил к подножию королевского трона густонаселенные и изобильные золотом Соломоновы и малообжитые Лагунные острова.*
Глядя на то, как жадно Фабрегас поглощает свой завтрак, дон Хосе подумал о свойственной всем молодым мужчинам привычке брать то, что дают, не особо приглядываясь к качеству предложенного. Лейтенант Андрадо был холост и явно не пресыщен любовью: частые отлучки по служебным делам навряд ли позволяли ему обзавестись постоянной любовницей в Сантьяго-де-Куба. Не потому ли он и схватил то, что попалось ему в сети? Или же причина в другом: в тайном умысле, в заговоре, в предательстве интересов королевской власти? Все это были лишь досужие догадки, истиную причину комендант надеялся узнать во время ужина. Оставалась еще одна деталь, которую должен был разъяснить ему Серхио Фабрегас.
- Расскажите мне поподробнее о втором предмете, Серхио.

Свернутый текст

Лагунные острова в настоящее время носят название архипелага Тувалу

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-24 17:36:22)

0

8

Фабрегас к тому времени умял тортилью и выпил кофе, но остался сидеть: по-видимому, сытый желудок примирил его с жестким сиденьем стула.
- Когда наши вернулись с английского шлюпа, я крутился на палубе, чтобы ничего не пропустить, и видел, как Панчо... прошу прощения, сеньор: Пако Родригес передал капитану Андрадо сверток*. Я после спросил Ибанью, что это такое, но он был дерганый какой-то и только пробурчал, что знать не знает и не пойти ли мне к Панчо, чтобы спросить его самого.
- Вы хотите сказать, что Родригес был одним из тех, кто побывал на английском шлюпе? -  уточнил комендант.
Фарбрегас заерзал на стуле, поняв свою оплошность:
-Да, сеньор! И не просто был, а вместе с Хорхе досматривал трюм! Это мне уже Хорхе поведал, когда успокоился. Но что это был за сверток, он не знает: утверждает, что после того как в трюме вспыхнул пожар, ему не до свертков было. Но лейтенант Андрадо наверняка объяснит вам, что к чему.
- Разумеется, мой мальчик, разумеется... - пробормотал комендант, и задал следующий вопрос:
- Были еще какие-нибудь странности, о которых сообщил вам Ибанья?
- Нуу... - Фабрегас подергал себя за мочку уха. Эта его привычка была знакома коменданту: так агент пытался вызвать в памяти упущенные детали.  - Да, были, то есть была! Еще одна женщина... то есть девушка. Прехорошенькая индейская курочка. Она вроде бы находилась при сеньоре, но отказалась вместе с ней покинуть горящий шлюп. Или ее сама сеньора не захотела брать с собой, Хорхе не понял. Хотя в шлюпке места хватило бы на десятерых.
Комендант заметил, что Фабрегас, а значит, и Хорхе Ибанья,  не возложили ответственность за оставленную на шлюпе рабыню на лейтенанта Андрадо: значит, благородный андалусиец был готов спасти и девушку, но кто-то или что-то его остановило.
- А что с командой? Я понимаю, что лейтенант Андрадо должен был как можно скорее отвести "Эль Гато" подальше от горящего корабля, но все же есть ли хоть какая-то надежда, что английские моряки спаслись?
Контрабандисты они или нет, но комендант никому бы не пожелал живьем сгореть посреди Наветренного пролива.
- Думаю да, сеньор: мы видели, как они спускали плот.
- Отлично, Серхио! Отдохните пару дней перед отплытием в Гавану, вы это заслужили.
В устах коменданта крепости это скупая благодарность означала, что Фабрегасу выдан двухдневный отпуск на берегу.
После того, как агент удалился, не преминув поблагодарить начальство за доброту и заботу, Монтальво вышел к адъютанту и приказал:
- Пако Родригеса ко мне!

***
Короткий разговор с Родригесом, состоявшийся через три четверти часа, мало что добавил к рассказу Фабрегаса: старый солдат клялся, что не разворачивал рулон, который отнял у английского юнги, просто передал его из рук в руки своему капитану. Отпустив честного служаку, комендант сел за стол и взял в руки перо. Несколько коротких строчек легли на лист бумаги. В своей записке лейтенанту Андрадо комендант подтверждал, что ждет его к ужину ровно в девять вечера, и присовокуплял к приглашению настоятельную просьбу принести с собой сверток, найденный на английском шлюпе и переданный лейтенанту Пако Родригесом.
Просушив чернила, комендант подсчитал время, которое понадобится вестовому, чтобы доставить записку примерно за полчаса до того, как лейтенант должен будет покинуть свой дом, чтобы успеть к обеду, и снова кликнул адъютанта.

Свернутый текст

Эпизод О грехах и искушениях, пост 6 от Алонсо Андрадо:
"Однако прошло совсем немного времени, и Андрадо осознал, что ему придется все-таки навестить гостью. Причиной тому стал Родригес, принесший своему лейтенанту сверток; рулон, развернув который, Алонсо увидел портрет явно супружеской пары."

Технический офф

Следующий ход Алонсо Андрадо

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-25 13:04:44)

+1

9

Лейтенант явился за пять минут до назначенного времени, пребывая в некотором смятении, что не сказалось однако на его внешнем виде: Андрадо был подтянут, чисто выбрит, одежда его находилась в полном порядке и тоже была чистой, хоть ее немаркий цвет выдавал, что финансовое положение лейтенанта сложно было назвать блестящим. Сверток был при нем: аккуратно обернутый полотном, призванным защищать от уличной пыли и возможной грязи.
- Лейтенант Андрадо, сеньор, прибыл по вашему приказанию, - доложился Алонсо, гадая, чем обернется для него этот ужин.
Сам приказ захватить с собой сверток свидетельствовал, что коменданту кто-то доложил о событиях на "Эль Гато", причем доложил в мельчайших подробностях, не упустив ничего. Родригес? Кто-то еще? Не было ни малейшего смысла ломать себе над этим голову. Андрадо был уверен, что сеньор Монтальво будет не слишком рад слышать и про сеньору Барлоу, и про оставление им, Андрадо, своего шлюпа, и вообще про всю эту историю. Однако же неизвестный шпион не оставил Алонсо ни малейшей возможности все скрыть. Что ж, за оставление шлюпа Алонсо был готов понести наказание, однако за все остальное он не считал себя виноватым. Да, он принял даму на борт курьерского шлюпа, но сделал это, спасая ее от возможного взрыва... Алонсо отогнал все мысли. Когда - если - комендант спросит, он ответит. Не стоит заранее изводить себя, продумывая все в тысяче вариантов.

+2

10

День пролетел незаметно, как и все другие. Чем старше становился дон Хосе, тем быстрее мелькали дни и сменяли друг друга времена года: когда ему было двадцать, время ползло улиткой, но с каждым прожитым годом все убыстряло свой бег и сейчас, разменяв пятый десяток, комендант мог смело сравнить его с быстрокрылой птицей или (что было более уместно для бывшего кавалериста) - с резвым скакуном, который брал с места в карьер и несся вперед, не нуждаясь в подбадривании со стороны всадника. Проведя оставшиеся до ужина часы в трудах и заботах, связанных с гарнизоном, а также отдав дань бумажной рутине в виде чтения донесений и должностной переписки, комендант  с удивлением обнаружил, что до прибытия лейтенанта Андрадо осталось не более получаса: об этом поведал ему мелодичный бой настольных часов.
Раскладывая документы на аккуратные стопки, дон Хосе прикидывал, как лучше поступить: дождаться от Андрадо полного и добровольного признания либо сразу же дать понять, что ему уже известно все, за исключением причин, подвигших андалусийца на иррациональные поступки, совершенные во время и после досмотра английского шлюпа. На самом-то деле, лейтенант не мог надеяться, что присутствие женщины на военном шлюпе окажется незамеченным, как и на то, что на нее не обратили внимание зеваки на пристани: дама не сверток, ее в карман не спрячешь. Не переправил же он ее на берег в сундуке, право слово? Обойти молчанием этот факт ему не удастся, а добровольное признание как-никак смягчает вину.
Андрадо явился точно в назначенный срок и дон Хосе встал ему навстречу, про себя отдав должное чувству времени лейтенанта и его уважению к дисциплине. Однако не стал хвалить его вслух за эти качества, естественные для офицера, а лишь благодушно заметил в ответ на приветствие:
- По приглашению, дон Алонсо, по приглашению, а не приказу. Располагайтесь: рад снова вас видеть после недельной отлучки. Удалось отдохнуть после того, как сошли на берег? Взремнуть часок-другой?

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-27 13:15:45)

+1

11

В вопросе коменданта Алонсо почудился насмешливый намек. Андрадо понимал, что может покинуть эти комнаты уже в цепях и отправиться прямиком... здесь возможностей было много. От обычной камеры до рудников или лесозаготовок. Все зависело от того, сочтет ли сеньор Монтальво его действия оправданными, или нет.
За годы службы лейтенант Андрадо встречал разных людей. Одни, едва получив власть, принимались третировать подчиненных, другие были строги, но справедливы, третьи были безвольны. Монтальво был из вторых, но кто знает, что именно напел ему в уши неизвестный доносчик? Алонсо не ждал справедливости от судьбы, несмотря на уважение к дону Хосе. Не ждал, но надеялся, что комендант выслушает его и поймет, чем руководствовался лейтенант.
- Я отдохнул и освежился, сеньор, благодарю. - Андрадо наклонил голову в вежливом полупоклоне в знак благодарности за проявленный интерес. - Плавание в этот раз не было утомительным, хоть и вышло насыщенным событиями.
Воспользовавшись приглашением, Андрадо замешкался лишь ненадолго, не зная, протянуть ли коменданту сверток или же отложить пока. Выбрав второе, он положил сверток на край стола, отодвинул стул и сел, придерживая шпагу - однако медный кончик ножен все же звякнул, коснувшись пола. Начинать рассказ он не спешил, сперва желая понять, что известно коменданту и что тот хочет услышать.
Здесь было тихо. Прекрасно для работы, прекрасно для сна: ничто не потревожит, не собьет с мысли. Придет ли время, когда Андрадо поселится в таких, наслаждаясь тишиной, светом и простором и посвящая себя работе? В Новом Свете было столько возможностей... которыми, возможно, ему не суждено воспользоваться.

+1

12

- Что же, изложите мне эти события в хронологическом порядке, лейтенант. Времени у нас предостаточно: я готов слушать вас до самого утра. И налейте себе мадеры: это португальское вино прекрасно помогает собраться с мыслями. Калёный орех и карамель... прекрасный букет!
Комендант придвинул ближе к Андрадо кувшин с мадерой и приготовился слушать. Разумеется, он прочитает позже и письменный отчет лейтенанта, но насколько интереснее и познавательнее видеть, как меняются выражение лица рассказчика  и интонации его голоса, отмечать невольные паузы или нарочитую торопливость речи. А сколько пищи для пытливого ума могут дать нечаянные и на первый взгляд невинные оговорки!
Сверток, оставленный на столе лейтенантом, пусть подождет своего часа: пока не время о нем расспрашивать. На десерт предполагались бананы в карамели с корицей, обжаренные в горящем роме: неплохой фон для самой яркой детали в картине событий, которую начнет живописать лейтенант.

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-10-31 15:41:25)

+1

13

Алонсо откашлялся.
- Плавание до Сантьяго-де-Куба прошло без происшествий, точно по расчетам. Однако в обратный путь мы вышли вместе со шлюпом "Ла Беата" под командованием дона Диего Осорио. Третья вахта только началась, когда мы увидели английский шлюп и я принял решение о взятии его на досмотр. - Андрадо воспользовался любезностью коменданта и налил себе мадеры. Проскользнула шальная мысль, что надо успеть выпить до того, как его уведут в кандалах. - На борту шлюпа запрещенного груза не обнаружилось. Кроме команды присутствовал представитель владельца, как ни удивительно - индеец. Кроме него, пассажирами шлюпа были две дамы. Дама и ее служанка. Помимо пассажиров мое внимание привлекло вооружение шлюпа. Во время досмотра случился досадный инцидент... - лейтенант глотнул мадеры. То ли от прекрасного напитка, то ли еще от чего, но Алонсо чувствовал некоторое безразличие к своей судьбе. Чему быть, того не миновать, все  руках Господа, все ходим под Ним...
- Из-за неловкости юнги с английского шлюпа на борту возник пожар и угроза взрыва. Я предложил взять на борт пассажиров и помочь команде, позволив им добраться до наших шлюпов, держась за борта шлюпок. Однако на борт "Эль Гато" поднялась только одна из пассажирок, команда англичанина начала строить плот и наверняка спаслась. Опасаясь за безопасность своих людей, я отвел "Эль Гато" подальше... Далее мы расстались с "Ла Беатой" и прибыли в Гавану.
Закончив доклад, Андрадо допил мадеру и задумался, не сделать ли комплимент вину, но промолчал. Доклад был сух и лишен подробностей, зато по интересу коменданта станет ясно, что именно привлекло его внимание и о чем следует доложить более... развернуто.
Кое о чем Андрадо говорить не собирался даже под пытками

+2

14

Вот оно! Если бы комендант не слышал подробную версию событий от Фабрегаса и не питал подозрений насчет Андрадо, он бы наверняка поперхнулся мадерой. Нелепейшая обмолвка лейтенанта ясно указывала на его волнение, возможно - на мучительный страх быть уличенным в чем-то таком, что попахивало трибуналом. Перепутать порт приписки с портом назначения мог лишь пьяный в стельку пикинёр, а Андрадо был еще слишком далек от того состояния, когда начало и конец пути тонут в винных парах и меняются местами. Сам лейтенант как будто и не заметил допущенной им грубейшей ошибки: внешне спокойно допил свой стакан и теперь сидел молча, будто набрал в рот не восхитительной виноградной амброзии, а простой воды.
- Вы выяснили, откуда и куда следовал английский шлюп?
Ответ на этот вопрос подразумевал ответ на другой, невысказанный: откуда и куда следовала столь своевременно спасенная лейтенантом дама? И не она ли - истинная причина волнения лейтенанта? Очень возможно, что совесть Андрадо чиста как снег на вершинах Сьерра-Морены, и его замешательство - всего лишь последствие знакомства с красавицей блондинкой, вполне естественное для молодого моряка, долгое время лишенного женского общества. Комендант понимал, что образ, навеянный словом "англичанка", крутившимся у него в голове, может быть весьма далек от истины, но отчего-то ему представлялась голубоглазая дама со светлыми волосами. Брюнеток на Кубе было в избытке, блондинок - что солдат в поредевшей после артиллерийского обстрела роте.

Свернутый текст

Какая подача, дон Алонсо! Как игрок игрока благодарю за то, что внимательно читаете посты партнера и воспользовались моим завуалированным предложением:

Рулевой написал(а):

сколько пищи для пытливого ума могут дать нечаянные и на первый взгляд невинные оговорки!

Пояснения к посту:
1.Горы Сьерра-Морена являются одним из мест действия в романе «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», южные склоны обрываются к Андалусской низменности, откуда родом лейтенант Андрадо

2.Под "ротой" комендант скорее всего подразумевает единицу, входившую в состав провинциальной испанской терции второй половины 17 века: в такой роте было 50-62 солдата, тогда как в первоначальных формированиях - 250-300

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-11-11 15:06:27)

+1

15

Перебирая в уме только что произнесенное, Андрадо похолодел. Что он только что сказал? И почему комендант не поправил его? Значит ли это, что его участь уже предрешена и дальнейшая беседа служит лишь развлечением для сеньора Монтальво? И что ему делать теперь? Повиниться в случайной оговорке или же продолжить? Лучше продолжить. Позже он исправит эту ошибку, если ему дадут такой шанс. Нет ничего хуже, чем паниковать и начать метаться.
- По утверждению индейца, назвавшегося представителем владельца судна, "Ганимед" - так назывался шлюп - следовал от Нью-Провиденс к Ямайке. Также индеец заявил об отсутствии на борту груза и о наличии двух пассажирок. Узнав о порте отправления и порте назначения, я приказал двум своим людям обыскать трюм, хотя надежды обнаружить что-то подозрительное были крайне невелики. Во время досмотра и произошла досадная случайность. Таким образом, самым подозрительным оказалось наличие на борту дамы, которая утверждает, что ее похитили и я склонен ей верить, основываясь на том, что дама, по моему мнению, благородного происхождения.
Устав от длинной речи, Андрадо смущенно кашлянул и взглянул на мадеру, не решаясь, однако, налить себе еще. Крепкое вино могло затуманить разум и развязать язык, не говоря уже о том, что подобная тяга к спиртному могла ухудшить мнение коменданта о неудачливом лейтенанте Андрадо.

0

16

Слуга и сопровождавший его мальчишка-поваренок появились в комнате как двое из ларца.
Комендант проследил за тем, как они расставляют на столе приборы и блюда и вновь наполняют стаканы вином, а попутно раздумывал над тем, что имел в виду Андрадо. Благородное происхождение дамы было, по словам лейтенанта, лишь его собственным допущением, значит ли это, что дама предпочла скрыть от спасителя свое настоящее имя и происхождение? Но зачем ей было это делать, если ее на самом деле похитили? Разве что она не горела желанием вернуться при помощи благородного испанского капитана к своей семье - родителям, мужу и детям, если таковые у нее имелись. То, что сеньора оставила свою служанку на терпящем бедствие шлюпе, говорило не в ее пользу: избавлялась от свидетельницы или же была настолько черства душой, что возможная гибель наперсницы ее не беспокоила? В целом же дон Хосе полагал, что обычными причинами похищения женщины являются либо деньги ее семьи, либо любовь к ней похитителя, часто неразделенная. Похищенную везли с Нью-Провиденс? Хм,  необычное место жительства для особ благородного происхождения, но это мог быть всего лишь перевалочный пункт. Ему по-прежнему не хотелось думать, что встреча в условленном месте и последующий поджог шлюпа были частью чьего-то хитроумного плана, одним из исполнителей которого был его собственный подчиненный.
Дождавшись, когда слуга с поваренком ушли, он придвинул к себе тарелку с сочным куском ягнятины в венке из веточек розмарина, и уточнил:
- Имя, лейтенат, имя! Надеюсь, спасенная вами сеньора назвала вам его после того, как вы ей представились? И конечно же, она назвала имена похитителей? Вы начали благое дело, придя на помощь жертве злодеев, я готов помочь вам в завершении оного.
Усыпить бдительность лжеца при помощи лести - такая уловка помогала ему не раз. Дальнейшие действия и слова лейтенанта покажут, лжец ли он или сам стал жертвой женского коварства.

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-11-13 12:20:14)

+1

17

Лейтенант последовал примеру дона Хосе и сперва отведал изумительной ягнятины, налив себе еще вина. Тщательно прожевав мясо и запив его глотком мадеры, он наконец ответил:
- Она назвала себя миссис Магроу... - английская фамилия прозвучала как-то странно, но Андрадо не задумался над этим и мгновения. - Миранда Магроу.
Наверное, все дело было в том, что он хотел скрыть имя. Андрадо мало знал английских имен, и это пришло ему на ум первым - чем-то похожее на имя Миранды, оно могло спасти ее.
- Миссис Магроу назвала своими похитителями команду английского шлюпа, сеньор. Она вручила мне свою жизнь, и я не мог не спасти ее, когда начался пожар. Сказать по правде, сеньор, я не знаю, что бы я делал, если бы все не повернулось таким образом. Взяв на борт шлюпа даму, я совершил проступок и не прошу о снисхождении, но я не мог поступить иначе, как мужчина и как идальго.
А в этой откровенности наверняка была повинна мадера! Андрадо поспешно отставил стакан и уставился на ягнятину, ожидая приговора.

+1

18

Андрадо выглядел настолько рассеянным, несчастным и запутавшимся, что коменданта так и подмывало назвать его  "сынком": и это не было бы большой натяжкой, поскольку он по возрасту годился молодому лейтенанту в отцы. И однако, Андрадо мог притворяться, нацепив удобную маску простачка, и в этом случае он прирожденный комедиант. Дон Хосе справился с не ко времени нахлынувшим сочувствием к лейтенанту и прокомментировал его сумбурный рассказ:
- Весьма любопытно, дон Алонсо. У меня возникло одно соображение, которое, по-видимому, не приходит в голову вам. Миссис Магроу (если это ее настоящее имя!) заявила, что ее похитила команда английского шлюпа, и вы, как я вижу, ей поверили. Но в вашем рассказе не было ни слова о том, что дама подвергалась жестокому обращению. Вы нашли ее связанной в трюме? В разорванной одежде? Со следами побоев или под влиянием одурманивающих веществ? Я не утверждаю, что со всеми похищенными обращаются именно так, но подобные случаи нередки.  А теперь предположим, что она солгала вам: на самом деле ее никто не похищал. Вы назвали ее "миссис", что указывает на наличие мужа. А что, если она просто сбежала от мистера Магроу к любовнику, а когда поняла, что дело оборачивается плохо, воспользовалась ложью, чтобы вызвать в вас жалость? Но ведь вы должны понимать, что вернуть законную жену супругу - ваша святая задача и, разумеется, вы вернете "миссис Магроу" в лоно семьи, поскольку вы - благородный идальго и добрый католик. Вопрос: где гарантия, что она не оболжет и вас, сказав своему мужу-рогоносцу, что ее похитила команда испанского шлюпа во главе с лейтенантом Андрадо?
Если в тоне коменданта и прозвучала издевка, она была невольной. Если Андрадо не совсем потерял головы, он должен сообразить, на что прозрачно намекнул его начальник: последствием его "благородного" поступка будет несмываемое пятно на репутации испанского королевского флота.

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-11-16 16:11:21)

+1

19

Такое в самом деле не приходило в голову Андрадо. Более того, сейчас он разрывался между уважением к коменданту и своим впечатлением от Мир... сеньоры Барлоу. Однако же лейтенант не был идиотом и понимал, как будет выглядеть, если он воскликнет: "О нет, Миранда так не сделает!". Когда он заговорил, он тщательно подбирал слова.
- Дама выглядела измученной, изможденной. Она была одета в наряд, похожий на тот, что носят женщины мавров. Если бы она не была похищена, с чего бы ей было сразу мне говорить о похищении? Ведь я не собирался топить судно, и, не найдя ничего, вынужден был бы отпустить. Таким образом, она продолжила бы путь с любовником. Основываясь на этом, я счел возможным поверить ей. Еще одна деталь: служанка, которая была при ней... она была индеанкой. Как представитель владельца судна.
Андрадо замолчал, не поднимая глаз от тарелки.

+1

20

Ничего необычного в присутствии индейца на английском шлюпе комендант не видел. Индейцы, как и чернокожие, порой составляли до половины численности экипажей на кораблях пиратов и контрабандистов. И почему бы миссис Магроу не взять себе в услужение смышлёную островитяночку? Не бог весть какая редкость. Магроу... В голове коменданта звякнул предупреждающий колокольчик: Магроу или Мак-Гроу? На слух обе эти фамилии звучали одинаково. Неужто совпадение? Он бы не удивился, если бы дама назвалась именем Смит, Блэк, или даже Блэксмит. Мистер и миссис Смит, добропорядочная супружеская пара английских колонистов. Имя Мак-Гроу выпадало из ряда наиболее распространенных английских имен: по крайней мере, в донесениях, которые регулярно ложились к нему на стол, это имя он встретил впервые сегодня утром. Мистер и миссис Магроу с острова Нью-Провиденс. Колокольчик зазвучал громче, в висках закололо: предвестники надвигающейся головной боли, которая навещала дона Хосе с завидной регулярностью, особенно тогда, когда приходилось иметь дело с молодыми упрямцами наподобие лейтенанта Андрадо. Они толкуют не менее четверти часа, а лейтенант так и не сподобился раскрыть карты и показать своему начальнику, что представляет из себя его червонная дама.
"Черт вас раздери, Андрадо!" - захотелось рявкнуть коменданту. -" Вы провели в обществе этой дамы не менее суток и  не узнали о ней ничего, кроме сомнительного имени? Чем вы с ней занимались, позвольте вас спросить?" Впрочем, подобный вопрос был бы риторическим. Вид у лейтенанта был что у напроказившего школьника: хоть сейчас отправляй на исповедь к капеллану. В общем-то, дон Хосе понимал его, как мужчина мужчину: он и сам прекрасно проводил время с молодой и смазливой вдовушкой, жившей в черте города. По вторникам и четвергам, точный, как его настольные часы, он навещал бездетную вдову Хулию Мендосу в ее чистеньком, благоухавшем ароматами герани и розмарина домике и проводил с нею ровно два часа с четвертью. С кем прекрасная Хулия коротала вечера в остальные дни недели, его не интересовало, поскольку она умудрялась сохранять свою репутацию незапятнанной. Что было не удивительно: кто же рискнет тыкать пальцем в любовницу коменданта крепости, которая, к тому же, не пропускает ни одной мессы и жертвует церкви гораздо больше установленной вдовьей лепты?
- Дон Алонсо, - терпения коменданту было не занимать. - Сеньора Магроу наверняка рассказала вам о своем муже. Чем зарабатывает на жизнь этот почтенный сеньор?
Комендант потянулся за свитком, до сих пор оставленном без внимания.

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-11-21 11:20:29)

+1

21

Алонсо ничего не знал о мыслях коменданта, однако чувствовал себя прескверно.
- Он... фермер, сеньор. Она сказала, они переехали на Нью-Провиденс из Англии в надежде на лучшую долю. Это ее второй  муж, дон Хосе. Первый был каким-то известным человеком в Лондоне и умер.
От Андрадо не ускользнул тот факт, что комендант наконец-то заинтересовался холстом, который велел принести. Что это значит? Он верит или не верит? И что важнее - что комендант собирается делать с ним, что собирается делать с Мирандой?
Ответов на эти вопросы у лейтенанта не было, и он поспешил обратить свое внимание вновь на мадеру. Или не стоит? Андрадо не знал, как ему поступить. Не знал, что будет правильным. Не знал и...
...и налил себе еще.
- Ваше здоровье, дон Хосе.

+1

22

- И вам доброго здравия, лейтенант.
Комендант не пригубил вина, поскольку руки у него были заняты свертком. Сняв полотняную обертку, он развернул свиток и брови его изумленно поползли вверх. Бог весть, что он ожидал увидеть, но портрет супружеской пары превзошел его самые смелые ожидания. Излюбленная тема портретистов: Адам и Ева после грехопадения, успевшие покинуть приют невинности и погрязнуть в роскоши и порожденных ею пороках.  Разумеется, это было его личное восприятие: живописец, написавший портрет, явно не имел в виду ничего подобного. Комендант внимательно разглядывал картину. Холодная напыщенность парадного портрета не давала зрителю понять, какими на самом деле были мужчина и женщина, застывшие на холсте в скованных и напряженных позах неопытных натурщиков* Богатые и родовитые - несомненно: на это указывали их пышные одежды. Но что таилось под шелками и бархатом? Какие чувства их обуревали? Любили ли они друг друга или ненавидели, а может быть, вполне по-дружески делили тесную клетку законного брака? Комендант поискал взглядом подпись мастера и год написания картины, но ничего не обнаружил. Он не слишком разбирался в портретной живописи, поскольку редко посещал дома, хозяева которых были достаточно богаты, чтобы иметь возможность оплатить семейный портрет. Но много ли он потерял, в самом-то деле? Церковные росписи и фрески доставляли ему несравнимо большее наслаждение: только в них  отражались истинные и  глубокие чувства, в них, а не в заказных портретах особ с туго набитой мошной.
Присутствие картины на английском шлюпе было весьма и весьма любопытной деталью. Андрадо  упомянул, что спасенная им дама  благородных кровей, а ее первым мужем был человек с состоянием и возможно, титулом. Почему же во второй раз она связала судьбу с простым фермером? Поверить в подобную историю было сложно, но в то же время в Новом Свете дону Хосе  приходилось сталкиваться и не с такими кульбитами судьбы! И все же детали головоломки не желали соединяться в ясную и точную картину. А лейтенант Андрадо не горел желанием ему помочь: буквально каждое слово приходилось вытаскивать из него клещами. Хм... интересно, развязался бы язык у этого упрямого андалусийского мула, если бы его допрашивали не за обеденным столом, а в сыром подземелье?
- Кто эта дама? - спросил комендант, раскладывая холст на свободном от угощения пространстве. - Не миссис ли Магроу? Как же ее угораздило упасть с такой высоты в фермерскую грязь? Странно, не находите?
Это был выстрел наугад и коменданту оставалось лишь надеяться, что он попал в цель. 

Свернутый текст

Портрет четы Гамильтонов фигурировал во втором эпизоде 1-го сезона. Желающие могут сличить оригинал с описанием в посте, посмотрев этот эпизод

[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-11-23 11:34:19)

+1

23

- Скорее всего, это она. - дипломатично согласился Андрадо. - Я слышал и о более странных историях, сеньор. Судьба делает кульбиты, которые никто в здравом уме не пожелал бы себе. Вспомнить хотя бы святого Домнина из Фиденцы. Эта женщина, сеньора Барлоу, много пережила. Если она не захочет возвращаться в те места, откуда была похищена, я готов предложить ей кров и пищу.
Лейтенант не был излишне набожен, но воспитание, данное ему матушкой, не прошло даром. Имена святых отскакивали у него от зубов равно как и их жития. Если сеньора Барлоу вдова, он убедится в ее честности и предложит ей руку и сердце. Если сеньора Барлоу пожелает вернуться, он постарается доставить ее в нужное место. Все просто. Даже недавний грех перестал мучить Андрадо, исчез страх перед комендантом. Исчез любой страх, как будто подул свежий ветер и унес его.
Он совершил ошибку, превысил свои полномочия, вел себя неподобающе и был готов за все это ответить. Смело и честно, как и подобало мужчине, идальго и просто достойному уроженцу солнечной Андалусии. Дальше дело было за комендантом.

+1

24

«Барлоу?! Но вы же только что дважды назвали ее сеньорой Магроу!» - чуть было не возмутился комендант, но, по счастью, многолетняя выучка солдата взяла верх, и он ничего не сказал. Характер таинственной англичанки, как бы ее не звали на самом деле, начинал вырисовываться. Судя по тому, как вел себя лейтенант, ловкая авантюристка успела как следует запудрить ему мозги рассказами о своем беспросветном прошлом. Если ее второго мужа зовут Магроу, то первый, видимо, звался Барлоу, но аристократ на картине никак не вязался с этой простецкой фамилией. Так сколько мужей было у этой дамы? Один, два или три? И остался ли в живых хоть кто-нибудь из этой плеяды? Дама явно искала нового спутника жизни, поэтому комендант склонялся к мысли, что предыдущие успели покинуть этот свет. Весьма любопытно! Потерять одного мужа – несчастье для женщины, но потерять троих кряду походит на злой умысел. Уж не черная ли она вдова, а доверчивый Андрадо в таком случае – очередная ее жертва? Или же сеньора никогда не была замужем и все ее "мужья" - лишь плод ее воображения. Но фамилия Магроу не давала ему покоя. Дама, конечно же, лгала, но вдруг в этой бочке лжи все же была ложечка правды, вырвавшейся невольно?
Дон Хосе свернул холст и придвинул его ближе к себе. Он из всего умел извлекать пользу. Если Андрадо хочет в одночасье разрушить свою жизнь и карьеру – его право. Задача коменданта крепости – выяснить как можно больше об англичанке, которую он не без оснований начал подозревать в связи с одним из самых заклятых врагов Испании на море. «Сеньора Магроу-Барлоу» останется в Сантьяго-де-Куба, за ней будет установлено денное и нощное наблюдение, а картина, если повезет, послужит наживкой для бывшего лейтенанта Мак-Гроу. Поживем – увидим.
Слуга внес блюдо с десертом и поставил его перед лейтенантом, зная, что комендант не притронется к сладкому. Дон Хосе взмахом руки отпустил слугу и с добродушной улыбкой заметил:
- Мне почему-то приходит на ум не житие святого Домнина, а трагическая история Олоферна и Иоанна Крестителя, потерявших головы  из-за Юдифи и лукавой дочери Ирода. Святой Домнин по крайней мере сумел удержать свою отрезанную голову в своих же руках, чего и вам желаю. Несчастная сеньора нашла в вашем лице надежного защитника: ваше намерение предоставить ей пищу и кров я нахожу наилучшим решением проблемы. Картину я на время оставлю себе: надеюсь, вы не против уступить мне копию, в то время как в вашем распоряжении остается оригинал. И не забудьте: через три дня вы отправляетесь в Гавану.

Эпизод завершен
[nic]Хосе Игнасио де Монтальво[/nic]
[sta]Комендант крепости[/sta]
[ava]http://s0.uploads.ru/rBjHh.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-12-07 14:58:17)

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Mendax in uno, mendax in omnibus