Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Пятнадцать человек на сундук и... белый зонтик.


Пятнадцать человек на сундук и... белый зонтик.

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Действующие лица: Адам Томсон и его корабельная команда, Мария Флорес и др.
Время: вторая половина дня - 20 июля 1714 года, вторник.
Место: Нью-Провиденс, порт, палуба "Орки"

0

2

В то время как разбойный капитан Адам Томсон высчитывал на берегу процент чистой прибыли со своего нового приобретения – дочери севильского богача, его не менее разбойная судовая команда, то и дело отвлекаясь от надоевших до печенок обязанностей, проявляла все больший интерес к сгруженному на палубе багажу со «Святого Мартина», и с нарастающим нетерпением требовала справедливого дележа добычи. Настроения матросов пиратского судна немного беспокоили сидящую на сундуке молоденькую служанку сеньориты Алмейда Марию, оставленную госпожой до возвращения капитана под заступничество святых, уже по каким-то неясным причинам лишивших испанского маломаневренного торговца своего небесного покровительства. Положа руку на сердце, служанка сеньориты Алмейда, почитала никого иного как себя виновницей нападения на них хищной флибустьерской косатки, и в очередной раз искренне сетовала на свои всевозможные многочисленные прегрешения. Вот не стоило, например, поддаваться искушению и заключать пари о безопасном путешествии с корабельным коком, который в результате последующих событий нашел свой последний приют в карибских водах! Не стоило столь легкомысленно относиться к проницательным (раньше Мария называла их «придирчивыми») наставлениям опять же уже покойной дуэньи и пренебрегать ежедневными молитвами и размышлениями о целомудрии и добродетельности, не стоило предаваться нескромным мечтам о богатом и благородном женихе... Именно поэтому, Мария Флорес, украдкой поглядывая на пиратов, усердно вспоминала  слова из литании Пресвятой Деве, и даже обронила две крупных капли с ресниц на скользкую почерневшую палубу. Надо заметить никогда еще мятежный капитан Томсон не был так близок к гибели своей просоленной команды. Если бы Адам был бы чуть более искушен по части слабого пола или чуть более суеверен, он бы ни за какие будущие заманчивые дивиденды не оставил хорошенькую девицу на борту, рискуя уже сегодня привести в действие древнюю примету: вызвать ревность одномачтовой красавицы «Орки» к женской юбке и посеять смуту в рядах оставшейся на борту команды, которой все ураганы и тайфуны покажутся детскими шалостями Повелителя морей, а то и вовсе бурей в стакане по сравнению с обидой и гневом уязвленной женской души.*

*

Во все времена моряки верили, что у корабля женская душа

Отредактировано Мария Флорес (2016-10-09 23:35:07)

+2

3

[nick]Боцман Уолтер Дрейфус[/nick][icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/6a42490cae4fe1d6661504337536f5ba.jpg[/icon][status]Провались к черту - вот тебе мой статус![/status]

В свое отсутствие капитан Томсон оставил на судне за главного боцмана Дрейфуса, бывшего своего приятеля по королевскому флоту. Уолтер Дрейфус начал отматывать шестой десяток и был человеком суровым, прямым и не привыкшим, в отличие от своего капитана миндальничать с посторонними. Говорил он только по необходимости, а в остальное время предпочитал молчать, поэтому пока команда оживленно обсуждала гипотетическое содержимое суднуков, взятых на призе, он таращился на пленницу, восседавшую на ней, как выразился один из матросов "подобно дервишу на вершине Кабула". Ни матрос, ни Дрейфус не знали, что Кабул - это не гора, а крупный торговый город*, но выражение им понравилось. Очевидно, моряк по имени Литгоу, выдавший это перл, подцепил его от какого-то торговца и теперь предпочитал блеснуть им при случае.
Боцман медленно поднялся со своего места и плавно, словно кот, подошел к Марии, беззвучно переступая по палубе босыми сухощавыми ногами и с каменным лицом произнес:
- Давай, сваливай со своего Кабула! - далее его худая и жилистая рука легла девушке на плечо, и она ощутила дикую боль - узловатые пальцы старика так впились ей в плечо, что произойди это во тьме, она бы точно решила, что ее укусила собака. Еще мгновение и Дрейфус буквально сбросил ее с тюков и девушка оказалась на палубе, в тени фигуры пирата в голубой куртке.

*Кабул - древний город, существующий по меньшей мере со 2 в до н.э., расположенный на территории современного Афганистана и являющийся его столицей. На момент описываемых событий - был одним из крупнейших торговых центров Востока.

Отредактировано Адам Томсон (2016-10-15 21:47:44)

+1

4

Зонтик – это не только защита от жаркого солнца и слишком назойливых глаз,  - сообразила Мария, когда вслед за нею на палубу, в тень пирата в синей куртке, прилетел кружевной аксессуар, обыкновенно служащий для создания причудливой тени над хорошеньким женским личиком. Это еще, какое-никакое оружие, да простит меня сеньорита Алмейда!
Осторожно, стараясь не привлекать внимания обступивших сундук головорезов, девушка, ухватив поудобнее костяную ручку, подтянула зонтик к себе. Если бы сеньорита Алмейда была королем Черной Спарты  и ее парасольку украшали восемьдесят четыре человеческие челюсти и один череп, то ее служанке сейчас непременно передался бы дух дагомейской кровавой амазонки – гбето, мужественной охотницы на слонов, но, увы, подарок на день ангела Паломы был обильно изукрашен бесполезными сейчас лентами и бахромой, поэтому единственное, на что могло вдохновлять подобное изделие – медленно пятиться на пятой точке под укрытие стоящих неподалеку бочек.
Тем временем над головами пиратов под всеобщий гогот и сальные шуточки взметнулся второй кружевной предмет дамского гардероба – уже более деликатного назначения.

+1

5

[nick]Боцман Уолтер Дрейфус[/nick][status]Провались к черту - вот тебе мой статус![/status][icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/6a42490cae4fe1d6661504337536f5ba.jpg[/icon]
- Утю-тю! - сильные мужские руки подхватили Марию и потянули куда-то назад и вверх, пока мистер Дрейфус верным и точным движением вставил под крышку одного из сундучков широченный, словно селедка, нож и, надавив, сломал замок, который обиженно звякнул и разлетелся осколками по палубе.
Яркий солнечный свет залил глаза служанке, и в нос ей ударил мощный запах пота и пропитанного табаком и алкоголем тела - один из членов команды держал ее под руки, словно непослушного кота.
- Эй, Дрейфус! - проговорил грубый мужской голос. - Капитан с Рюном на суше сейчас пьет вино у какого-нибудь белого паричка, а мы что же, должны тут жариться под этим гребаным фонарем?
Этим эпитетом говорящий, видимо, называл солнечный диск, который и правда нещадно нагревал головы моряков, и без того уставших от длительного похода, а теперь, в отсутствии капитана и в присутствии хорошенькой дамы (ведь для моряка и портовая девка - "ничего так", а уж ухоженная и красивая Мария была прямо-таки желанным трофеем) совсем их теряли.
Уолтер Дрейфус, не произнося ни слова, отвлекся от своего архиважного дела, и, не выпуская ножа из рук, тихо проговорил:
- Мистер Атьен, эта курица - служанка той мисс, которую капитан отвез на остров. Если вдруг мисс спросит о своей служанке, что ты ей скажешь?
- Что ей было достаточно хорошо! - за этими словами Мария почувствовала толчки пониже поясницы, сопровождаемые задорным гоготом матросни.
- Неужели ты думаешь, что Томсон ее повез на рынок продавать, кретин? - прорычал Дрейфус. - Так что лучше оставь ее в покое...Придет время - и если так решим, она станет нашим общим трофеем.
Последние слова для Марии явным образом не обещали ничего хорошего.

+1

6

Бойтесь своих желаний, ибо строгие Небеса могут их исполнить!  Сегодня беспорочные сферы были по-особенному благосклонны на отклик и алчущие незамедлительно получили искомое:  «… кретин …  … оставь ее в покое…»  Уолтера Дрейфуса, «чтоб тебе провалиться, недоумок палубный!» - неозвученное напутствие Марии мистеру Атьену, «…а мы что же, должны тут жариться под этим гребаным фонарем?» - желания троицы сплавились в одном тигле и разрешились следующим образом.
Единственное, что удалось сделать в столь беспомощном положении бедняжке Марии, так это наугад отмахнуться зажатым в руке зонтиком своей госпожи – острый бронзовый наконечник вонзился аккурат в глазное яблоко похотливому матросу: оскорбленное  светило тут же потухло перед взором мистера Атьена. Зажимая вместо женских прелестей собственное окровавленное лицо, пират навалился на дубовые перила, ограждающие палубу - на него, оставшись внезапно без опоры, опрокинулась его недавняя жертва, и они оба с криком сверзились за борт. Разгоряченный разбойник и перепуганная девушка, на глазах корабельной команды погрузились в прохладные воды.

Отредактировано Мария Флорес (2016-11-06 00:36:20)

0

7

Жизнь в Нассау и на пристани шла своим чередом: с одних кораблей сгружали бочки и ящики с товарами, которые предназначались для продажи через торговый дом Гатри, на другие переправляли с берега припасы, необходимые для предстоящего плавания. Никому не было дела до драматических событий, происходивших на шлюпе капитана Томсона: пёстрая толпа торговцев, моряков и грузчиков бурлила и грохотала подобно Ниагарскому водопаду и ее неумолчный шум заглушал обрывки фраз, долетавших до берега с палубы "Орки".
Шлюпки, нагруженные  товарами, сновали от кораблей к берегу и обратно. В одной из юрких скорлупок находился мистер Скотт, помощник неофициальной владелицы острова Элеонор Гатри.  Кожа мистера Скотта была черна как адская смола, но одет он был как подобает джентльмену, а на его лице, казалось, навечно застыло выражение непоколебимого спокойствия и осознания важности той роли, которую он играл в торговом доме Гатри. В данный момент он трудился вовсе не ради прекрасных глаз Элеонор, которую, впрочем, любил как родную дочь, был обязан ей свободой и доходом, и в общем и целом был предан своей теперь уже нанимательнице, а не рабовладелице, как верный пес, готовый откусить руку любому, кто осмелится нанести ей вред или хотя бы косо посмотреть в ее сторону. Но одно дело - личная привязанность, другое - интересы целого народа. У мистера Скотта была тайна, о которой не знал никто из белых "братьев" и "сестер", в том числе и Элеонор Гатри. Вот уже пятый год бывший раб руководил искусно сплетенной цепочкой, звеньями которой были его соплеменники, в том числе матросы с целого ряда пиратских суденышек, капитаны которых знать не знали, чем в свободное от абордажных стычек время занимаются какой-нибудь черный Боб, Джамиль или Сол. Точно также в Нассау знать не знали о небольшом островке, на котором обрела новый дом колония бывших рабов, а именно туда мистер Скотт и переправлял через доверенных лиц одежду, ткани, инструменты, оружие и даже мебель, то есть все, необходимое для нормальной жизни.
Шлюпка, в которой он сидел, направлялась к небольшой двухмачтовой шхуне, командовал которой его друг и соплеменник Авессалом. Мистер Скотт надеялся, что Авессалом привез ему письма от жены и дочери, которые жили на острове свободы с момента образования там колонии. Звук, раздавшийся по левому борту, заставил его вздрогнуть и отвести взгляд от лопасти весла загребного, которое в этот момент плавно вынырнуло из воды и истекало сверкающими каплями. Два небесных тела шмякнулись о воду и тут же скрылись, оставив на поверхности небольшую воронку  с пенным хвостом, напоминавшим хвост кометы.
- Иисус, Мария, Иосиф! - потрясенно выдавил один из гребцов, - Что это было, а?
Мистер Скотт перегнулся через борт, пытаясь рассмотреть, что происходит в толще вод, глубина которых в этом месте превышала семь футов.

Свернутый текст

Об Острове свободы и роли мистера Скотта в его жизнедеятельности см. в третьем сезоне сериала

Появление Вестника в крылатых сандалиях обосновано здесь Новости и объявления#p4377H

[nic]Мистер Скотт[/nic]
[sta]Вестник богов[/sta]
[ava]http://s1.uploads.ru/Ke6iN.jpg[/ava]

+1

8

[nick]Боцман Уолтер Дрейфус[/nick][status]Провались к черту - вот тебе мой статус![/status][icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/6a42490cae4fe1d6661504337536f5ba.jpg[/icon]

Подобный поворот событий совершенно не устраивал Уолтера Дрейфуса. Нельзя, правда, сказать, что это оказалось для него неожиданностью: когда входишь в определенный возраст, и входишь в него человеком с крайне насыщенной жизнью, то такие сущие пустяки, как произошедшая ситуация, как-то перестают удивлять. В то время как команда подняла гвалт, Дрейфус быстро выхватил из рук одного мушкет и подошел к фальшборту, нацелившись в место падения Марии и мистера Атьена, и где в толще воды начала расползаться бурая клякса неправильной формы.
Через долю секунды Атьен с диким пыхтением, словно тюлень, вынырнул на поверхность и ухватился за борт шлюпа, в то время как Мария пока не появилась, но Дрейфус спокойно ждал ее, словно охотник, поджидающий дичь. Он успел лишь крикнуть проползавшей мимо шлюпке:
- Добрый день, мистер Скотт. Не вздумайте только вылавливать нашу добычу.

Отредактировано Адам Томсон (2016-11-05 13:49:50)

+1

9

Уолтер Дрейфус немного опоздал с предупреждением: в унисон его словам в волны прыгнул загребной шлюпки Стиг Ёргенсен. Могучее тело уроженца Рёка вошло в толщу воды, как охотничье копьё в бок медведя-шатуна, и спустя несколько томительных мгновений снова появилось перед глазами изумленных гребцов, но уже с уловом в руках. Еще две пары мускулистых мужских рук приняли на борт  золотую рыбку, с которой ручьями стекала вода, в то время как удачливый рыболов, держась за планширь, терпеливо ждал возможности вернуться на свое законное место в шлюпке. Его прозрачные голубые глаза, настолько светлые, что казались двумя бледными пятнами на фоне сверкающей синевы моря, не отрывали взгляда от темноволосой головки спасенной.
Мистер Скотт негромко хмыкнул. Потомок неграмотных рабов за время пребывания в доме семьи Гатри настолько преуспел в самообразовании благодаря тесному общению с торговцами и крючкотворами Нассау, что свободно ориентировался в финансовых и юридических терминах, не путая дебет с кредитом, а барристера с солиситором. Упавшая с "Орки" в воду девица де-юре принадлежала команде шлюпа, но  де-факто  только что перешла из рук в руки. Неписаный морской закон делал владельцем добычи того, кто поднял ее со дна морского как  двухфунтовую бронзовую кулеврину с затонувшего испанского галеона. Стиг же Ёргенсен славился тем, что всегда запрыгивал на борт атакуемого приза первым, расчищая путь двуручным топором, и любил брюнеток,  - мистер Скотт слышал об этом от своего приятеля Авессалома, на шхуне которого и бороздил морские просторы рослый северянин. В воздухе внезапно повеяло медным запахом крови. Мистер Скотт упреждающе положил руку на литое плечо Стига, подобно скале вздымавшееся над водой, и громко, но вежливо крикнул Дрейфусу (для этого ему пришлось задрать голову, поскольку палуба шлюпа возвышалась над скорлупкой, в которой он сидел, на добрых шесть футов):
- И вам доброго дня, сэр! Капитан Томсон с вами или отлучился на берег?
Это была пустая отговорка, попытка потянуть время. Черт знает что и сбоку зонтик, - при этом думал мистер Скотт, глядя на кружевную дамскую безделушку, раскрывшуюся в полете и теперь белым лебедем качавшуюся на волнах, гордо выгнув длинную костяную шею. Ёргенсен улова не отдаст - не такой человек, да и боцман "Орки" твёрд как кремень, вот сейчас искры-то и посыплются! 

В помощь утопающим визуализация спасателя из Малибу

http://sf.uploads.ru/5LB7G.jpg

[ava]http://s1.uploads.ru/Ke6iN.jpg[/ava]

Отредактировано Вестник богов (2016-11-05 18:40:07)

+1

10

Меж тем, оказавшись на воздухе, золотая рыбка почувствовала себя заметно лучше, нежели под водою. Когда гребцы уложили девушку на дно шлюпки, аккуратно придерживая ее голову, она открыла глаза и скользнула по лицам мужчин блуждающим взором.
- Я уже на небесах? – дрогнули губы в слабой улыбке, - я видела Ангела. Светлого, как заря. Он нес меня ввысь. У него такие сильные руки… Я не сделала ничего дурного, клянусь желтками святой Терезы!..
После этих слов, произнесенных почему-то по-английски, Мария зашлась кашлем, а когда отдышалась - устало прикрыла глаза.
– Прошу меня извинить, я очень хочу спать…
Несмотря на улыбку, бедняжка дрожала всем телом, лицо ее на глазах синело. Пребывание под водой пошло явно не на пользу нежному организму. Кто-то из гребцов поспешно выудил из кармана фляжку, отвинтил крышку, и, не тратя время на объяснения, сжал пальцами щеки Марии, и плеснул рома в открывшийся рот. Дьявольский напиток словно пламя обжег горло несостоявшейся утопленнице и ее глаза сразу стали осмысленными, а еще через мгновение ошарашено полезли на лоб.
– Что… что это?.. – прохрипела Мария.
Матрос, коротко хохотнув, уверенно приложил горлышко фляги к губам испуганной девицы, настойчиво вливая в нее живительную жидкость: – Ром. Пей давай! Надо!
Женщинам свойственно подчиняться более сильным личностям, тем более природная  строптивость дочери страстной Севильи была заметно ослаблена внезапным купанием в водах негостеприимной Атлантики: она послушно хлебнула адского зелья, не до конца понимая, где она и что ей дают.
Благородное пойло немедленно возымело действие – кажется, девушка немного пришла в себя, потому как безжизненная ее рука потянулась в сторону «Орки» и, слегка икая, Мария пролепетала:
- Не отдавайте меня им, добрые джентльмены…

Отредактировано Мария Флорес (2016-11-16 13:03:44)

+1

11

[nick]Боцман Уолтер Дрейфус[/nick][status]Провались к черту - вот тебе мой статус![/status][icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/6a42490cae4fe1d6661504337536f5ba.jpg[/icon]
Как только девушка усилиями чрезмерно ретивого морячка оказалась в шлюпке, Дрейфус небыстрым, но точным движением перевел дуло мушкета прямо на нее, и, не сводя с цели глаз, промолвил:
- Капитан Томсон должен вот-вот вернуться. И думаю, ему очень не понравится, если то, что принадлежит ему по праву, перейдет в руки неизвестных похитителей. Думаю, что это не пойдет на пользу репутации мисс Гатри. Так что, верните девицу назад.
К этому моменту возле борта образовалась целая группа пиратов, уже державших наготове пистолеты и мушкетоны. Защелкали курки - и полдюжины пистолетов и мушкетонов были направлены на шлюпку.
- К тому же, у нее долг перед одним из моих людей. - краем глаза Уолтер приметил, как рядом образовался немного оклемавшийся, но корчивший от боли чудовищные рожи, мистер Атьен. - Лишила глаза. Вы знаете, чего это стоит.
Боцман рассчитывал на разум Скотта: портить отношения с одним из пиратских капитанов из-за какой-то испанской девахи, к тому же, искалечившей моряка - на такое негр по мнению Дрейфуса вряд ли бы пошел. Да и Томсона в обозримое время ждать не приходилось - боцман блефовал. Однако угроза, что капитан вот-вот появится, могла сподвигнуть похитителей на конструктивное решение проблемы. В противном случае Уолтер просто прострелил бы девчонку, а капитану сказал бы, что она погибла при попытке к бегству, а травма Атьена была бы подтверждением его слов.

+2

12

"Умён, ничего не скажешь!", - подумал управляющий, выслушав угрозы боцмана. - "Лучше бы волновался о том, понравится ли мисс Гатри поведение подручных капитана Томсона, особенно если дело дойдет до стрельбы. И будет ли хоть кто-то иметь дело с капитаном, если на его репутации поставит крест владелица единственного торгового дома Нассау"
В удачном выстреле он сильно сомневался: качка мешала как следует прицелиться. И если корабль, стоявший на якоре, был более-менее устойчив, то шлюпка, в которой находилась мишень, плясала на волнах, как пустая яичная скорлупа. И однако, пуля - дура! И кто знает, кому нынче не повезет: девице или ее спасителям, которые были вооружены лишь веслами и матросскими ножами, и при всем желании не могли дать достойный отпор рассвирепевшей команде "Орки". Если бы не Стиг, приказывать которому он не имел никакого права, он бы не думал ни мгновения: вернул бы девицу на шлюп и умыл бы руки в соленой воде. Но чертов норвежец или кто он там был таков, его беспокоил гораздо больше боцмана со свистком: улов определенно пришелся ему по вкусу и если отнять у него девчонку, то он может впасть в такую неистовую ярость, что... У мистера Скотта заныла шея: он уже слышал хруст своих позвонков, ломающихся под стальными пальцами Ёргенсена. А у него на заповедном острове семья, а впридачу к ней - несколько десятков соплеменников, которые не выживут без его помощи. Да и Элеонор нуждалась в его поддержке, - по крайней мере, ему хотелось в это верить.
- Сэр! - прокричал он боцману. - Не стоит так волноваться! Мы вернем вам девушку, но скажите, как это сделать? Не могу же я закинуть ее к вам на палубу из шлюпки! Не лучше ли будет, если мы доставим ее на берег, приведем в чувство, переоденем в сухое и передадим капитану Томсону из рук в руки в товарном виде?
Стиг тем временем забрался в шлюпку и сел рядом с девицей, воздвигнув своим могучим телом естественную преграду между стрелком и мишенью.
- Не дрейфь, Скотти, - с полным равнодушием к происходящему произнес он, по-хозяйски кладя свою широкую ладонь на мокрый корсаж Марии, - Трепло этот хмырь, и порох у него сырой.
- Стиг, да на кой тебе эта девка?! - вступил в беседу один из гребцов. - Не позднее завтрашнего утра она будет в борделе кормой крутить - вот завтра к ней и наведаешься.
- Еще слово - и кормой в заведении Мэплтон будешь крутить ты, Боб, - отрезал Стиг и убрал руку с груди девушки, чтобы осторожно отвести мокрые волосы с ее лба.
Мистер Скотт с возрастающим беспокойством выслушал короткую перепалку авессаломовых парней, ожидая, что сейчас с борта "Орки" раздастся с полдюжины выстрелов.

[ava]http://s1.uploads.ru/Ke6iN.jpg[/ava]

Отредактировано Вестник богов (2016-11-16 09:14:45)

+2

13

- Он лжет! – возмутилась Мария, - Никого я ничего не лишала! Это они меня хотели лишить… - она прекратила тараторить лишь в тот момент, когда почувствовала руку загребного ровно на том же месте, где совсем недавно хозяйничала рука Атьена.  Сообразив, что попала из хомута да в шлейку, и что джентльмены шлюпки могут оказаться добры к ней ровно в той же мере, что и джентльмены «Орки», испанка не могла не заметить, что джентльмены в шлюпке, по крайней мере не столь агрессивны.  А один и вовсе смотрел на нее с неподдельным восхищением, словно ребенок на рождественскую елку. Даже находясь под прицелом мушкета Дрейфуса, практически в полушаге от смерти, девушка смутилась. Никто раньше не смотрел на нее вот так. Пусть уж лучше последним, что она увидит перед смертью, станут эти красивые глаза, а не мерзкие рожи головорезов Томсона.

Отредактировано Мария Флорес (2016-11-18 19:44:26)

+3

14

[nick]Боцман Уолтер Дрейфус[/nick][status]Провались к черту - вот тебе мой статус![/status][icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/12/6a42490cae4fe1d6661504337536f5ba.jpg[/icon]

Пока Дрейфус слушал Скотта, трое матросов вдруг исчезли за бортом, что явным образом не предвещало ничего хорошего, сам же боцман перебирал в уме варианты возможного развития событий, что было понятно лишь по тому, как слегка подергивается веко на его левом глазу.
- Ваш план дурен, мистер Скотт. - проговорил Уолтер. - Стоит вам только доставить ее на берег, только вас и видели - спрячетесь за спину семейства Гатри. Да и нет веры тем, кто с самого начала не нацелен отдавать то, что принадлежит другому.
- Вы нас за дураков не держите! - крикнул кто-то из команды.
- Если нет никакой проблемы отдать ее нам сейчас, просто подойдите на шлюпке к борту и мы примем ее из заботливых рук вашего датчанина.

Чрезвычайно вольное обращение с чужой собственностью, которое себе позволял Стиг не то, чтобы раздражало Дрейфуса, нет. Он скорее представлял себе реакцию капитана. Как тот с присущим ему хладнокровием просто подождет этого верзилу где-нибудь возле кабака, а потом прострелит сперва обе ноги и голову. А уж какие это последствия повлечет для сообщества - бо-о-ольшой вопрос.
- Мы все заинтересованы в мирном решении, джентельмены. - произнес Дрейфус. - Но пока что вы выступаете ворами. Даже если вы сейчас заполучите эту девку и как-то попытаетесь улизнуть, вы же понимаете - это будет отсрочка более масштабных последствий.
В этот миг команда, сгрудившаяся возле борта как-то рассосалась, и кто-то из матросов поднял крышку и из орудийного порта зловеще выполз черный ствол пушки.
- Как вариант, вы можете подождать тут с нами прибытия мистера Томсона.

Отредактировано Адам Томсон (2016-11-27 14:13:10)

+2

15

У Скотта вспотели руки. Черный ствол пушки убедительно доказывал, что переговоры зашли в тупик, еще немного проваландаться – и  ядро разнесет шлюпку в щепки.  И то, что Авессалом и Элеонор не оставят безнаказанным расстрел своих людей, его не слишком успокаивало. К тому же неизвестно, - думал этот достойный человек, -  чье общество опаснее для молодой  невинной девушки:  команды «Орки» в полном составе или одинокого норвежца.
- Надо вернуть девушку на «Орку», мистер Ёргенсен, - церемонно произнес он. - Захотите позже выкупить ее у капитана Томсона или выиграть в кости – ваше право. Но сейчас не спорьте и не тащите нас всех за собою в пекло.
Судя по одобрительным кивкам, которые последовали после его слов, все гребцы были согласны с этим соломоновым решением.
Лицо Ёргенсена налилось кровью. Он снова обхватил своей ручищей тонкий стан девушки, показывая, что ни ядра, ни пули ему нипочем, и презрительно сплюнул в воду по тому борту, с какого находилась «Орка»:
- Правая табань, левая на воду! – прорычал он.
Двое гребцов, сидевшие за его спиной, переглянулись. Тот, что постарше, встал с банки и занес весло над головой норвежца. Удар вальком пришёлся точно в выбритый висок и Ёргенсен завалился набок.
- Спасибо, мистер Дамб, - коротко поблагодарил Скотт, испытывая невероятное облегчение от того, что тугой Гордиев узел разрублен одним ударом валька. Зачем-то он оглянулся и увидел, как от пристани отваливает шлюпка, в которой сидит темноволосый, хорошо одетый  джентльмен, удивительно похожий на капитана Томсона. Дело шло на лад: и волки будут сыты, и овцы целы.
Приподнявшись на скамье, он поднял обе руки вверх и прокричал:
-  Спускайте трап, господа: ваш капитан уже в пути! Как только его шлюпка приблизится, мы передадим пленницу ему!
Скотт взглянул на девушку: несмотря на то, что был он человеком семейным и очень любил свою временно отсутствующую жену, он не мог не признать, что промокшая до нитки пленница выглядела гораздо привлекательнее тех барышень, что прогуливались по пристани во всем сухом. До прибытия шлюпки с капитаном Томсоном оставалось еще некоторое время и примерный семьянин собирался потратить его на то, чтобы всласть налюбоваться очертаниями девичьей фигуры, облепленной мокрым платьем
- Сударыня, не беспокойтесь: капитан Томсон вас в обиду не даст, - по-отечески заверил он красавицу и перегнулся через борт шлюпки, чтобы подцепить белый зонтик, упрямо качавшийся на волнах на расстоянии вытянутой руки.

Свернутый текст

Явление капитана «Орки» согласовано с Адамом Томсоном

[nic]Мистер Скотт[/nic]
[sta]Управляющий дома Гатри[/sta]
[ava]http://sh.uploads.ru/PcHK0.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-11-27 17:13:30)

+1

16

Зонтик из рук мистера Скотта Мария Флорес приняла с достоинством Марии Стюарт, восходящей на плаху.

Весь ее облик был преисполнен подчеркнутого благородства, на прекрасном лице лежала тень глубокого трагизма.

После приговоренного веслом датского Шателара, она нарочито игнорировала мистера Скотта: его неуместные взгляды на особенности кроя ее платья и еще более неуместные слова последнего утешения.

В ожидании прибытия капитанской шлюпки служанка сеньорины Алмейда застыла каменным изваянием и погрузилась в подчеркнуто ледяное молчание. Мокрое платье пунцового шелка превратилось на глазах чужих мужчин практически в исподнее, влажные  локоны  черным плащом обрамляли все это гордое великолепие. Кружевной зонтик белоснежным нимбом парил над головой невинной севильской великомученицы, готовящейся воздать великодушное прощение собственным палачам.

+3

17

Еще с суши капитан Томсон приметил, что на судне творится что-то необычное: команда рядком сгрудилась возле борта, а подле "Орки" примостилась небольшая шлюпка, а потому не стал медлить и приказал ожидающим его матросам скорее садиться за весла. Сам капитан привычно уселся на носу шлюпки с ровной спиной, и нацепив на нос очки с круглыми синими стеклами* чтобы лучи солнца, игравшие на водной глади, не ослепляли его. В своем сером, застегнутом наглухо, несмотря на сильную жару, камзоле и очках, издали выглядевших, словно чернеющие глазницы, он напоминал сидящего в шлюпке призрака смерти.
Первое время ничего не предвещало неприятностей. Мало ли, по какой причине члены команды вдруг затеяли беседу с людьми в шлюпке: делились сплетнями или новостями, а может - встретили старого приятеля. Однако по мере приближения к "Орке" Томсон стал понимать, что происходит нечто совсем противоположное дружеской беседе: команда направила на "собеседников" оружие, причем одним из них, явно являвшимся главным в шлюпке, был высокий чернокожий мужчина, в котором Адам без труда признал помощника мисс Гатри, мистера Скотта. Через несколько мгновений орудийный порт приоткрылся и оттуда показалось зловещая медная глотка орудия, готовая в любую секунду извергнуть на Скотта и компанию пламя и чугун. Капитан бросил озабоченный взгляд на Рюна, словно ожидая, что тот подтвердит, что представляющееся им зрелище - не обман зрения, на что Рюн, уставившийся на шлюп поверх головы капитана, произнес лишь:
- Твою етиху мать!
Эта идиома была лучше всякого подтверждения, и Томсон тотчас распорядился, чтобы гребцы удвоили силы, однако вовсе не потерял самообладания - он понимал, что его уже заметили, а потому вряд ли откроют пальбу. И все же в уме Адам перебирал варианты, что же такого могло случиться между одним из самых влиятельных людей на острове и мистером Дрейфусом, что дело чуть не дошло до пальбы.
- В чем дело, господа? Что тут происходит, мистер Скотт? - обратился он к негру, выпрямившись в шлюпке, когда она подошла совсем вплотную к борту "Орки".

*-производство солнцезащитных очков в Европе началось в 17-м столетии, а еще раньше, в 12-м веке, они появились в Китае.

Отредактировано Адам Томсон (2016-12-16 21:40:33)

+2

18

- Обмен приветствиями, сэр! Всего-навсего обмен приветствиями и любезностями! С вашего борта кое-что упало в воду, мы же, случайно оказавшись рядом, выловили ценный груз и сейчас намерены вернуть его вам,  - ответствовал Скотт, равно обрадованный появлением капитана "Орки" и обеспокоенный тем, что Ёргенсен может очнуться, - последнее неизбежно привело бы к новому витку вооруженного конфликта, временно приостановленного. Гребцы в его шлюпке тоже явно стремились поскорее покинуть место боевых действий.
- Пользуясь случаем, передаю вам привет от мисс Гатри и от капитана Авессалома, к которому мы, собственно, и направляемся, - продолжил Скотт. - Если бы не случайная задержка в пути, вызванная падением дамы, мы бы уже распивали ром на борту его шхуны. С вашего позволения, сэр, спешу откланяться: капитан Авессалом не любит, когда ром стынет в ожидании.
Крепко придерживая девушку за локоток, он ждал, что кто-нибудь из гребцов Томсона протянет ей руку и поможет перебраться на шлюпку.
- Вёсла... - тем временем затянул рулевой, заметив, что веки Ёргенсена дрогнули, а с губ сорвался невнятный тихий стон. Гребцы в шлюпке Скотта дружно развернули лопасти параллельно воде, изготовясь к гребле.
[nic]Мистер Скотт[/nic]
[sta]Управляющий дома Гатри[/sta]
[ava]http://sh.uploads.ru/PcHK0.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-12-17 10:02:54)

+1

19

Голубая бездна ласково плескалась между бортов шлюпок, сверкала в отражении стекол на лице капитана «Орки», приглашала в объятья, и подсказывала Марии правильное направление ее шага. Вылавливать ее никто не станет, так что в последний путь она уйдет красиво и с гарантией.

Мария де ла Мерседес брезгливо освободила локоток от хватки мистера Скотта и уже занесла ногу, как душа ее преисполнилась в полной мере чувствами и переживаниями человека, стоящего на краю могилы. Если она утопится – то умрет наверняка, а если нет, то, возможно еще поживет. Раз небесам вновь угодно вверить ее в руки капитана «Орки»,  то нужно просто смириться со своей судьбой. Положа руку на сердце, возвышающийся над шлюпкой капитан Томсон, разительно отличался от висельников, составляющих в последние часы ее общество.  Казалось, он был единственным воспитанным джентльменом на своей палубе. Ах, если бы она могла заглянуть в глаза сурового капитана, чтобы хоть немного понять его намерения! Но проклятые стекляшки надежно хранили тайну Адама Томсона.

- Ваши люди обидели меня, капитан. И бросили за борт. -  голосом раненой голубки пожаловалась Мария.  Она протянула Томсону руку и с мольбою добавила: - Помогите мне, Адам… мистер Томсон! Примите зонтик!

+2

20

Томсон бросил взгляд на развалившегося в шлюпке скандинава, на голове которого красовалась здоровенная ссадина и сразу понял, кто был наиболее активным соучастником происходящих событий. В это мгновение здоровяк что-то промычал и Томсон, минуя лишний политес, протянул девушке руку, принимая другой рукой ее промокший зонт.
- Не беспокойтесь, мисс, ваша госпожа попросила, чтобы я отправил вас к ней, но теперь я с удовольствием сопровожу вас лично. Мои люди больше не причинят вам никаких проблем.

Люди на борту, явно не ожидая такого развития событий, оказались в некотором замешательстве, Дрейфус, однако, и глазом не повел, продолжая держать на мушке шлюпку Скотта. Мало ли, вдруг этот викинг соизволит очнуться и начать пальбу, а то и вовсе бросится вплавь за упущенной добычей.
- Отгребайте, мистер Скотт, не канительтесь, а то не ровен час, ваш приятель еще что-нибудь учудит. - с нескрываемой злостью и холодом произнес боцман.
- Прошу передать мой сердечный привет мисс Гатри, мистер Скотт, а также пожелания ей всего доброго, здоровья и хорошего настроения! И капитану также! - натянуто улыбнулся Томсон. Не только и не столько потому, что испытывал к семейству Гатри крайне сдержанные чувства, но и потому, что ощущение того, что ситуация разрешилась, еще не пришло к нему.

Отредактировано Адам Томсон (2016-12-24 15:33:34)

+2

21

Мистер Скотт не собирался канителиться: даже несмотря на присутствие капитана, он чувствовал себя весьма неуютно под пронизывающим взглядом боцмана, который, казалось, пронзал его до самых костей и вызывал неприятный озноб, как у больного лихорадкой, трясущегося от холода в жару.
- Обязательно передам мисс Гатри привет от вас, сэр! Всенепременно! Как только вернусь на берег от капитана Авессалома, - заверил он капитана Томсона и кивнул рулевому, который тут же продолжил свою прерванную песнь:
-...на воду!
Гребцов не пришлось просить дважды, и шлюпка резво понеслась прочь от "Орки". Управляющий Торгового дома Гатри полной грудью вдохнул воздух свободы и подавил в себе желание обернуться и посмотреть, как развиваются события на оставленном позади шлюпе. Смуглянке необычайно повезло, что ей на выручку вовремя явился капитан, - размышлял он, отдавая заслуженную дань уважения капитану Томсону. Интересно, что скажет Элеонор, узнав о том, какую жалкую роль сыграл ее собственный управляющий в этой истории? Наверное, не стоит расстраивать королеву Нассау своими признаниями. Он просто передаст ей сердечный поклон от случайно встреченного капитана "Орки", и этим поставит точку.
[ava]http://s1.uploads.ru/Ke6iN.jpg[/ava]

Отредактировано Вестник богов (2016-12-28 12:37:17)

0

22

Перебираясь с борта на борт, Мария то ли случайно, то ли нарочно оступилась и, чтобы не упасть, на мгновение оказалась на груди капитана. Девушка крепко уцепилась за его протянутую руку, улыбаясь кротко и благообразно. Стыдливо потупила взор, словно извиняясь за свою неловкость. По щекам разлился нежный, едва заметный румянец, сумевший одержать верх над смуглой кожей. Пленница больше уже не напоминала прекрасную мраморную статую, поднятую со дна безжалостного моря, она была вся исполнена нежным благоуханием жизни, словно пунцовая бархатная роза, умытая вечерним дождем.
- Ах, капитан Томсон, как мне вас благодарить? Я так испугалась, так волновалась, как же вы вовремя появились! Без вас моя участь была бы ужасна… Вы… вы… вы же благородный джентльмен и не погубите понапрасну бедную девушку, оказавшуюся волей небес в вашей власти?..
Ее темные как ночь глаза молили о помощи и защите. А ладонь словно боялась отпустить руку пирата.

Отредактировано Мария Флорес (2017-01-06 12:13:24)

0

23

Когда испанка в итоге недолгих переговоров оказалась на шлюпке Томсона, замешательство с членов его команды как рукой сняло, и с "Орки" раздался одобрительный гул нескольких голосов: добыча вернулась в руки истинных ее владельцев. Только лишь Дрейфус просто молча опустил свое оружие и уставился на Томсона. Он знал, что капитан не отдаст ее в руки команды - не из того теста был Томсон. Однако и благородным рыцарем, коим его, верно, сочла эта взбалмошная особа, Дрейфус Адама не считал. Поэтому, когда лодка Скотта начала удаляться со всей доступной ему скоростью, крики восторга команды "Орки" стихли, а Томсон все еще не спешил подняться на борт шлюпа, старый морской волк спокойно произнес:
- Надеюсь, что мистеру Атьену полагается его компенсация, сэр, при любом раскладе дела?
- Не переживайте, мистер Атьен получит причитающуюся ему долю! - крикнул Томпсон, все еще не отпуская руки Марии.
Да, он вовсе не был рыцарем. Только глупец мог бы заподозрить его сейчас в подобном, или же человек, не знавший о нем совершенно ничего, в том числе того, что не далее как пару часов назад он составлял со старым плантатором план по выгодной продаже госпожи той особы, чья изящная ручка сейчас, словно стальным браслетом, была обрамлена его сильными пальцами, собственному старику-отцу. Но все же какие-то не вытравленные разочарованностью в окружающем свинстве фрагменты порядочности у него оставались. Поэтому сейчас он хотел вернуть Марию на сушу не только потому, что так попросила Палома, но и чтобы избавить бедную девушку от ужасной участи стать добычей своих верных друзей, которые, как и он, были огрублены своим ремеслом до мыслимого предела.
- Присядьте пожалуйста и успокойтесь. Я отвезу вас к вашей госпоже. А благодарности от леди за помощь ей в минуту смертельной опасности я не осмелился бы и просить... - произнес успокаивающе капитан, давая гребцам жестом знак поворачивать к берегу.

+2

24

Ее ладонь в своей руке капитан Томсон задержал дольше, чем того требовала необходимость. Это обстоятельство согревало душу бедняжки Марии надеждой на благополучное разрешение возникшей ситуации. Что греха таить, в эту минуту она была согласна отдать ему не только руку, но и молить святую Терезу, чтобы он как можно дольше, а лучше до тех пор, пока они не ступят на берег, не выпускал ее. Лишь бы не усомнился, не поколебался и сделал окончательный выбор в пользу девушки. Ведь что стоит англичанину пойти на поводу своей команды, требующей компенсации, и переменить обещание, сделанное минутой раньше в присутствии мистера Скотта? Все-таки жизнь служанки, в отличие от жизни ее госпожи в глазах грабителей ничего не стоила!
Так что, рука Адама Томсона служила сейчас единственным гарантом безопасности для юной испанки. Боже! Храни капитана Томсона! Этого воистину благородного пирата и без сомнения великодушного джентльмена!
Сердце умерило свой испуганный бег, когда Адам Томсон развернул шлюпку к берегу. Кроме того, ни в голосе капитана, ни в манерах, не чувствовалось ни ноты раздражения, одна лишь спокойная уверенность. Здесь он был законом и судьей. Власть этого человека над кровожадной командой была абсолютна – это обстоятельство восхищало юную испанку, окружая разбойного капитана ореолом романтики. С каждым взмахом весел, страшный почернелый борт «Орки» отдалялся, вместе с нависавшей над девицей угрозой и костлявой рукой боцмана и к тому времени, когда нос шлюпки мягко ткнулся в песок, Мария совершенно успокоилась, являя всем своим видом образчик истинного смирения и послушания. Если бы девушка была вхожа в салоны светского общества, передающего из уст в уста леденящие кровь истории нравов пиратов и их немилосердного обращения с пленницами, то расценила бы поступок капитана никак не меньше, чем чудо Господне. А если бы знала, сколько ее спасителю придется заплатить мистеру Атьену за увечье, то, разумеется, бросилась бы целовать капитану ноги, а не бросала бы на Адама робкие благодарные взгляды.

Отредактировано Мария Флорес (2017-03-27 01:08:53)

+1

25

Некоторое время, пока шлюпка шла к берегу, Томсон хранил молчание, буквально сверля Марию глазами, и даже не думая отворачиваться, хотя прекрасно понимал всю бестактность такого своего поведения. Извиняло капитана разве что то, что это был не взгляд, которым пираты обычно пожирали хорошеньких девушек, а суровый взгляд человека, которому объект пристального внимания капитана успел доставить немало проблем, едва появившись в его орбите. Томсон явно был не в восторге как от того, что один из его товарищей, Атьен, остался без глаза, так и от того, что его жажду компенсации придется уталить - пиратские законы требовали этого. Причем даже если бы он вдруг захотел продать девицу в рабство, чего он никак не собирался делать, компенсация Атьену оказалась бы выше.
Наконец, примерно на середине пути к берегу Адам наконец молвил:
- Не стоило оставлять вас с ними в одиночестве. Но теперь вам лучше не попадаться на глаза ни Атьену, ни Дрейфусу. Ваше счастье, что вы останетесь на берегу, жить с вашей госпожой. Надеюсь, что произошедшее не скажется на вашем самочувствии. И постарайтесь не забыть о произошедшем. Пираты - такие же люди, как и вы, только они не прикрываются красивыми поводами и витиеватыми фразами, а сразу реализуют свои инстинкты. В какой-то степени мы много честнее, чем те, в кругу которых вам доводилось бывать до сих пор. И прислуживать им. У нас тут никто никому не служит.

+1

26

Тот, кто впервые назвал женщину странным существом, был без преувеличения прав, потому как нормальному разумному человеку не придет  в голову через пару минут после троекратного балансирования на грани жизни и смерти, после избавления от власти не обремененных высокой моралью людей, размышлять о вещах столь ничтожных, что достойны именоваться глупостями и никак иначе. В данном случае, головка молодой пассажирки пиратской лодки была полностью занята изучением персоны сидящего напротив, щегольски одетого, невозмутимого и загадочного капитана Томсона. Обладателя аристократичной внешности, сурового нрава и сдержанно-учтивых манер. Человека с тонкими поджатыми губами и темными стекляшками на носу, благодаря которым Мария была сохранена от его настойчиво-пронзительного взгляда. Конечно, она догадывалась, чувствовала, что внимание капитана, обращено на нее, но о характере взгляда, скрытого темными очками, могла знать не больше подсудимых в Срединном государстве, от которых хитроумные судьи Поднебесной скрывали за дымчатым кварцем выражение раскосых глаз при оглашении приговора. Впрочем, разве не достаточно было того, что капитан Томсон даровал ей помилование? И все же…
Больше всего на свете Марии сейчас хотелось обладать такими же стекляшками. Как было бы замечательно не сидеть, благонравно опустив очи долу, а безбоязненно взирать на капитана из-под прикрытия синих стекол. Зачем? Например, чтобы лучше рассмотреть притягательную ямочку на подбородке, придающую лицу Адама необычайную выразительность…
И еще безумно хотелось увидеть его глаза. Интересно, какого они цвета? Марии хотелось, чтоб они были ореховыми. Или цвета крепкого кофе. Вот не все ли равно, скажете вы, какого цвета глаза у негодяя, потопившего ваш корабль? И ошибетесь. Разумеется, не все равно…
Испанка с трудом изъяснялась по-английски, но понимала язык Туманного Альбиона в достаточной степени, чтобы отчетливо разобрать слова капитана. Как же мило. Он заботился о ее самочувствии. Кого когда, кроме сеньориты Алмейда, волновало ее здоровье? Мария  попыталась вспомнить таких людей.  Память замешкавшись, высветила лишь  далекий образ матери…
- А вы, Адам?.. – девушка робко глянула на спутников капитана: ухмылка желтоволосого здоровяка в особенности смущала Марию, но она все-же отважилась озвучить свои мысли. – Вы... не…не сразу… не …реа-лизуете… как это сказать по-английски?.. вы…не такой, как…
Она разволновалась. И от этого смутилась еще больше, запоздало понимая, что лучше бы молчала. И все-таки, как тяжело беседовать с безучастными стеклами, не видя глаз...
- Я…я не забуду, капитан Томсон… Знаете, я впервые сильно сожалею, - внезапно лицо ее просияло, моментально отражая спонтанность ума и веселость сердца, - что я обычная служанка, а не какая-нибудь дородная древняя принцесса, за которую отваливали столько золота, сколько она весила сама.
Руки девушки очертили вокруг своего стана живописные дуги, рисующие пышные формы. И вновь улыбка сменилась серьезностью.
- Я не забуду, Адам. И если мне когда-нибудь случиться стать вам полезной, можете быть уверены…

Отредактировано Мария Флорес (2017-04-19 01:53:12)

+2

27

Слова о том, что ты не такой, как прочие, произносимые устами представительницы противоположного пола большинство мужчин толкует вполне очевидным образом. Томсону они, конечно, льстили, тем более, что это не походило на обыкновенную учтивость. Однако отчего-то это слегка обескураживало его. За время, проведенное вдали от приличного общества, пусть даже изредка и соприкасаясь с ним, например, бывая в гостях у Доусона, но все же, большую часть времени проводя в окружении суровых и жестоких мужчин, и не очень отличных от них женщин, Томсон отвык от чьей-либо робости и любых проявлений посторонними такта. Сам он из такта и этикета давно сделал инструменты для воздействия на собеседника, маску, которую он в нужный ему момент надевал, чтобы добиться нужного эффекта или выгод. При этом ему льстило, что он был честен сам с собой, что те светские лица, для которых он надевал эту маску, в отличие от него стыдятся себе признаться, что это лишь грим.
Но сейчас...сейчас он столкнулся с подлинной искренностью, с глубоким человеческим чувством. И...не мог на это правильно отреагировать. Он лишь криво усмехнулся - нормальная защита, хоть и неуместная.
- Не такой как они, вы хотите сказать? - он подавил в себе растерянность. - Может да, а может и нет. Я должен представлять их интересы на суше. А в море - там свои законы. И эти законы формируют определенный характер. В сущности, они не злые. Мы не злые. Мы просто...проще. Лучше чувствуем инстинктами. Внутренностями что ли...
Он улыбнулся, но на этот раз уже как-то по-доброму, располагающе, и, наклонив голову, посмотрел поверх очков в глаза Марии.
- Я рад был вам помочь. И не простил бы себе, если бы бросил прекрасную даму в беде. Поэтому, Мария, я не стану просить у вас ничего, это было бы возмутительным. Разве что я буду счастлив увидеть вас вновь, чтобы убедиться в том, что ваше пребывание в поместье мистера Досуона протекает со всеми возможными удобствами.

+1

28

Святые небеса!
Глаза капитана Томсона оказались цвета крепкого кофе, но не того ядреного, что варился по утрам в доме сеньора Моренте, и не холодно-льдистого, что подавался жарким полднем, когда улицы и площади Севильи пустели, а оживленные горожане, спасаясь от ослепительного солнца, наслаждались сиестой. Они были цвета карахильо. Рожденного в испанских портах знаменитого cara-guillo – «сейчас я уйду» - темного напитка, с порцией горящего орухо и сладкой горечью апельсина, напитка, что поднимал морякам дух перед каждым выходом в море.
И взгляд у капитана "Орки" был удивительный. Не цепляющий, словно багром, как у боцмана Дрейфуса, не омерзительно липкий, как у Атьена, не поверхностно-скользящий, как у мистера Скотта, не оценивающий, как у гребцов в лодке. Было в нем нечто такое, на что женское сердце неизменно откликается доверием.
- Внутренностями?.. – ресницы дрогнули, девушка опустила взгляд. Пенная волна облизала берег, омыла сапоги и откатилась, оставляя на мокром розоватом песке тонкий кружевной след и мелких медузок.  – Как акулы? – улыбнулась испанка, неожиданно для себя замечая, что они давно стоят на суше и ей необыкновенно хорошо и по-особенному спокойно в обществе этого человека и что было бы наверняка замечательно увидеть его еще раз. – Выходит, пираты – они... вы… дети природы? – с большим затруднением подобрала она сходное по смыслу английское выражение. – Поразительно… Кто бы мог подумать … - задумчивость во взгляде выдавала неподдельный интерес. Последняя фраза капитана лишний раз уверила Марию, в том, что его отличает от акул много большее, чем могло показаться на первый взгляд. – Тогда я буду ждать этой встречи, капитан Томсон… Адам…
Она обернулась по сторонам, растерянно взирая на шумную, пеструю, вседневную сутолоку порта, потонуть в которой можно было примерно с тем же успехом, что и в карибских водах и невольно сжалась, еще острее ощутив нелепость и уязвимость своего положения.
- Куда мне теперь, мистер Томсон?

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-08 18:33:11)

+1

29

- Мы возьмем повозку и я довезу вас до поместья мистера Доусона, где теперь будет проживать ваша госпожа. - молвил Томсон как-то отвлеченно, блуждающим взором отыскивая телегу, словно это было нечто само собой разумеющаяся, какое-то досадное препятствие, которое он тотчас разрешит. Вскоре к ним поспешил коренастый и колченогий старик-возница, который, судя по настрою, выраженному желтозубой улыбкой, был бы рад подзаработать.
- Мы все дети природы, сеньорита. Однако сравнение с акулами - достаточно точное. Правда, по-моему оно больше подходит людям, которые вторгаются в чужие земли, забирают оттуда ресурсы и людей, вырубают леса, а на их места высаживают плантации табака. - Адам вернулся к разговору, когда они уже следовали за старикашкой в сторону его повозки, запряженной рыжей, словно кирпич, кобылой, беспрестанно фыркающей и отмахивающейся ушами от бесчисленной мошкары, осаждавшей ее повсюду.
Капитан подал Марии руку, чтобы помочь влезть на повозку. Он запомнил мягкость кожи ее тонких рук, и отчего-то ему захотелось испытать это ощущение снова. Хотя, конечно, в данном случае он лишь хотел проявить галантность по отношению к этой прекрасной и юной особе. Адам взглянул да девушку и доверительно улыбнулся поверх своих круглых солнцезащитных очков.
- Смелее. Вы так робки, что я и не поверю, будто вы лишили глаза одного из моих парней не более часа тому назад.

Отредактировано Адам Томсон (2017-05-20 01:55:42)

+2

30

Его улыбка успокаивала, и малышка де лас Мерседес улыбнулась в ответ.
Оказывается, это очень приятно – опираться на крепкую мужскую руку. Поистине, ни с чем несравнимое удовольствие! В Севилье ни один мужчина не обращался с нею как с сеньоритой. Бесспорно, она – служанка, не привыкшая к галантностям, и вполне могла бы самостоятельно взобраться в повозку, но господи боже, как же чертовски приятно почувствовать под ладонью вовремя предложенную, и не исчезнувшую, надежную опору.
И еще она подумала, какой разной может быть мужская рука. Грубой, обижающей или защищающей, заботливой, покровительствующей. Последнее ей, безусловно, нравилось больше.
Испанка с благодарностью взглянула на капитана, принимая его помощь.
- Это вышло случайно. Непреднамеренно, сеньор.
Ее слова не были попыткой оправдаться, вместе с тем в них прозвучали нотки грусти и сожаления, все-таки человек Томсона не воскресного пудинга лишился, и как ни крути, она была виновницей увечья этого дурно пахнувшего, бесцеремонного матроса.  Впрочем, бремя вины за само свое существование лежит на дочерях Евы уже по факту рождения, являясь во все времена прекрасной причиной для оправдания любых поступков представителей сильной половины человечества. Однако, умный англичанин, проявил благородство и предпочел взять ответственность за случившееся на себя. Это обстоятельство не могло не тронуть мягкое женское сердце.
Устроившись в телеге, казавшейся ей достаточно роскошным экипажем, Мария раскрыла над головой любимый кружевной зонтик своей госпожи  и уже гораздо смелее спросила:
- Вы считаете безжалостными хищниками вовсе не пиратов, а плантаторов? Вроде сеньора Моренте, родного дядюшки госпожи Паломы, к которому мы направлялись в Эспаньолу. Он торгует лесом и рабами, и, говорят, сказочно богат. А кто такой мистер Доусон, в чье поместье мы едем? Тоже плантатор? Местная акула? И где мы находимся, капитан Томсон? Это остров или большая земля?
Девушка с живым интересом взглянула на спутника. Повозка подпрыгивала на каждом ухабе и красноречиво скрипела, грозясь развалиться; жаркое солнце донельзя раскалило воздух, а назойливые мухи досаждали не только лошадям. Но, Мария, казалось, совершенно не замечала неудобств.
- Должно быть, я задаю слишком много непозволительных вопросов. Простите мое любопытство, капитан.

Отредактировано Мария Флорес (2017-05-26 23:43:20)

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Пятнадцать человек на сундук и... белый зонтик.