Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Под небом голубым есть остров золотой...


Под небом голубым есть остров золотой...

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Действующие лица: Ричард Марлоу, Монтагю Мак-Вильямс
Время: конец июля 1714 года
Место: южное побережье Кубы
Спойлер: Избежать погибели в пучине морской лишь для того, чтобы медленно чахнуть в неволе -  это ли истинный удел настоящих полковников джентльменов удачи? 

Технический офф от АМС

По ряду веских причин данный эпизод отыгрывается в Альтернативе с туманной перспективой переноса в Основное игровое поле.

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-25 08:47:13)

+1

2

На второй день после отплытия из Монтего-Бей маленькая флотилия Флинта вошла в шторм и «Морж», «Орка» и  «Альбатрос» быстро потеряли друг друга из виду. Мак-Вильямсу оставалось надеяться, что Флинт и Томсон сумеют удержать свои корабли на нужном курсе и доберутся до узкой перемычки, на которой их команды поджидало испанское золото. Его же шхуна отказывалась слушаться руля и грозила окончательно покориться натиску бури, увлекавшей ее в бушующий мрак, внутри которого бесновались и завывали морские дьяволы. Уменьшив парусность, он немногого добился: шхуну швыряло из стороны в сторону, как пьяного извозчика, и в то же время она продолжала неумолимо нестись в направлении, противоположном тому, где находился заветный приз.  Вода была повсюду и, что хуже всего, боцман Закари,  замерявший футштоком ее уровень в трюме, всякий раз возвращался   с неутешительными вестями: вода неуклонно прибывала дюйм за дюймом, несмотря на то, что подвахтенные, поставленные к помпам, валились с ног от усталости. Одним из этих тружеников моря был Ричард Марлоу, которому, как высчитал Монтагю, давно пора было смениться, чтобы немного передохнуть и перехватить хотя бы галету. Но то ли ложная гордость аристократа, то ли природное упрямство заставляли его оставаться на залитой водой палубе.
- Вроде стихает..., - сомнение в голосе Закари мешалось с надеждой. Боцман повернул мокрое лицо к капитану и добавил, - Еще один такой день «Альбатросу» не выдержать.
Вторя его словам, шхуна качнулась вперед и вниз и зарылась носом в массу воды, заставив  и его, и Мак-Вильямса вцепиться в шкот фок-мачты, у которой оба стояли. Медленно, с большим трудом, «Альбатрос» выпрямился, и Мак-Вильямс, сумевший удержать равновесие, снова посмотрел в ту сторону, где восьмой граф Рамси, мертвой хваткой вцепившийся в рукоять помпы, продолжал орудовать ею с таким пылом, что казалось, их разлучит только смерть.
- Земля! – ликующий крик вахтенного, перекрывший свист снастей и завывания ветра, был подобен Откровению. Моряки прервали свой каторжный труд и дружно задрали  головы к «вороньему гнезду», как будто долгожданная суша находилась не на одной линии с ними, а где-то высоко в небесах.
Очередная громадная волна  вздыбилась по правому борту, немного помедлила, набирая силу и шире разевая свою пасть, и наконец обрушилась на палубу чудовищным водопадом из пены и  брызг, смывая за борт все, что попалось на ее пути. Мак-Вильямс, державшийся за шкот, вынырнул из потока, отплевывая соленую воду. Закари тоже поднялся на ноги, фыркая и мотая головой как шотландский терьер, почуявший крысу.
- Малую шлюпку смыло, кэп, - наконец мрачным тоном запротоколировал он ущерб, нанесенный волной. – Вот дерьмо! Хорошо, мачты целы...
Мак-Вильямс слушал и не слышал, глядя на пустое место у помпы, где еще несколько минут назад стоял Марлоу.

Свернутый текст

Телодвижения Ричарда Марлоу согласованы с игроком, погодные условия - с капитаном Флинтом, как ГМ сюжета

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-25 19:27:27)

+1

3

Ричард Марлоу был упрям, дьявольски упрям - об этом вам рассказал бы кто угодно из тех, кому повезло - или не повезло - хотя бы недолго иметь с ним дело. Упрямство пряталось за внешней обходительностью и где-то даже мягкостью, но рано или поздно вылезало наружу.
Вот и сейчас именно упрямство держало Марлоу на палубе у помп до последнего момента, хотя руки нещадно болели несмотря на появившиеся мозоли, а желудок настойчиво требовал хотя бы сухую корочку хлеба. И глоточек рома, чтобы расслабились сведенные болью мышцы. Но судьба внесла свои поправки в виде волны, ударившей Марлоу в спину. От неожиданности он выпустил рукоять помпы и покатился по палубе, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь. Однако волна не дала ему ни единого шанса и после краткого мига полета Марлоу осознал, что покинул палубу "Альбатроса" и остался с морем один на один.
Порадовавшись, что оставил рубашку и сапоги в каюте, работая на палубе полуголым, Ричард вынырнул и огляделся. Темным пятном виделась ему шхуна, но разглядеть что-либо еще не представлялось возможным. Заметили ли его исчезновение на палубе? Какая разница, в такой шторм спасение невозможно... Судьба - злая дама, тольк подарив ему встречу с Монтагю, тут же швырнула его прочь...
Однако предаваться унынию было не место и не время. Единственное, что могло его, Ричарда, спасти - это берег, и именно крик "Земля!" он слышал за секунды до падения. Что ж, пришло время покататься на волнах...
Не с первой и даже не со второй попытки Марлоу оседлал волну, катясь на ее гребне, и уже виден был далекий берег, когда ногу пронзило болью. Сбившись, Ричард хлебнул воды и вновь попытался выбраться на гребень волны.
Жить. Жить хотелось безумно, выжить, снова отыскать Монтагю, вернуться вопреки всему. Сыграть с морем и штормом на собственную жизнь и выкинуть счастливые кости. Выжить...

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-09-26 00:38:25)

+1

4

- Шлюпку на воду, - еле выговорил Монтагю. Губы едва шевелились: не потому, что он вымок до нитки и мерз на ветру, а от того, что от сердца отхлынула вся кровь.
- Дика Марлоу смыло за борт, - уже более громко и твердо выговорил он. – Помоги мне спустить шлюпку, Зак: у нас в запасе еще есть немного времени...
Не договорив, он бросился к одному из вельботов, - возможно, к тому самому, на котором они с Макори и Диком чуть более года назад пустились в злополучную погоню за китом, - но не успел коснуться талей, как был остановлен боцманом, схватившим его за плечо.
- Я не позволю вам рисковать, кэп. Даже если бы вы свалились за борт в такой шторм, я бы не поставил на кон  жизни других ребят. Считайте, что Марлоу уже покойник. По-кой-ник, - по слогам повторил он, как будто разъяснял значение трудного слова трёхлетнему несмышлёнышу. – Вернитесь к штурвалу, кэп: Джонсона давно пора сменить.
Монтагю стряхнул руку Закари со своего плеча и возвысил голос, перекрикивая порывы ветра:
- Парни! Дик Марлоу упал за борт! Мне нужны двое, а лучше – трое из вас...
Он замолчал, поняв тщету своего призыва: все опустили головы, избегая встречаться с ним взглядами. Впервые команда ему не повиновалась и он знал, что это происходит потому, что сегодня он впервые потребовал  действий, которые были равносильны самоубийству, причем ради своего личного интереса. Монтагю обернулся, вглядываясь в волны и почти не надеясь увидеть в них обречённого пловца. Но тут сквозь разрыв между тучами  пробился луч солнца и коснулся гребня волны, на котором мелькнула едва различимая темная точка – как будто сам Бог протянул к утопающему свой сверкающий указующий перст. Яркая вспышка на мгновение выхватила из серого мрака тонкую полоску берега, до которой, как подсказывали ему глазомер и опыт моряка, было не более нескольких лиг. Монтагю стянул сапоги и сбросил на скользкие палубные доски свою тяжелую от влаги куртку. В последний момент он вытянул из распахнутого ворота рубашки серебряную медаль с изображением святого Христофора, висевшую на крепком кожаном шнурке, быстро ее поцеловал и прыгнул в бурлящую пену.

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-26 00:39:56)

+1

5

Борьба с волнами превращалась в монотонное действо: оценить очередную, подгрести так, чтобы остаться на ее вершине, отдохнуть немного на спине и снова плыть. Сквозь облака пробилось солнце, высветив берег - не так далеко, чтобы спасение стало невозможным, но все-таки придется приложить немало сил, да и шансы, прямо скажем, были невелики... Ричард это понимал. Оглянувшись, он увидел уходящего "Альбатроса" и всем сердцем пожелал только, чтобы с его капитаном ничего не случилось. Чтобы не стал рисковать шлюпкой, как бы ни была приятна такая забота, но губить чужие жизни ради призрачной надежды спастись Марлоу не хотел.
Отбросив все мысли о возможной помощи, он по-прежнему держал курс на далекий берег, стараясь лишний раз не поднимать голову и не делать лишних движений.
Он выживет. Обязательно выживет, вернется. Не может быть, чтобы все закончилось так глупо. Вот и берег все ближе... или просто кажется? Нет, не кажется, не должно казаться. Показалось только, что кто-то зовет его, но это все обман слуха, это волны, и только. Но, поднявшись на гребень очередной волны, прежде чем соскользнуть с него, Ричард заметил относительно неподалеку еще одного пловца. Кого-то еще смыло за борт? Или... добровольно в бушующее море мог прыгнуть только один человек, безумец, бесконечно дорогой ему безумец.
Сменив направление, Марлоу поплыл к нему - экономно расходуя силы, но упрямо держа курс на черноволосую голову. Когда они доплывут до берега, он все ему выскажет за это безрассудство!
...Марлоу не заметил, что не испытывал больше никаких сомнений в том, что они доберутся до берега живыми и относительно невредимыми. С Монтагю, казалось, возможным было даже невозможное.

+1

6

В отличие от большинства моряков Монтагю плавал, как дельфин: во время оно его обучил этому полезному умению Макори.  Но сейчас он чувствовал, что силы его стремительно иссякают: сказывалась бессонная ночь и непрерывное напряжение, которое он испытывал, находясь на заливаемой водой палубе. Кроме того, на борьбе с волнами мешала сосредоточиться грызущая мысль: если он выживет, сможет ли он когда-нибудь снова вернуться на шканцы? Капитан гибнущего судна покидает его последним, а он бросил команду и "Альбатрос", повинуясь чувству, которое не имело ничего общего ни с долгом, ни с разумом. Выстоит ли его шхуна в неравной схватке с морем? Будет ли у него возможность испросить прощения у команды, которую он так стремительно покинул именно в тот час, когда от него, как от капитана, зависело столь многое? Монтагю был не из той слабой породы людей, которая истязает себя самобичеванием  и напрасными сожалениями о сделанном шаге: он много грешил, но никогда еще не раскаивался в своих грехах, однако "Альбатрос" мог стать для него слишком большой потерей, почти невосполнимой. Эта мысль, как ни странно, ободрила Монтагю: как бы ни были важны для него "Альбатрос" и команда, с которой он съел многие и многие пуды морской соли, их важность была несоизмерима с человеком, ради которого он пренебрег репутацией и долгом капитана. Если судьба и сыграет с ним в орлянку, у него все же может появиться другая шхуна и новая команда, но другого Дика Марлоу не будет никогда.
Возможно, в этот бурный день Судьба просто-напросто развлекалась, играя двумя слабыми пешками и размышляя, пожертвовать ли только одной из них или обеими сразу в той игре, которая называется жизнью: волны, которые должны были захлестнуть пловцов и отправить их на дно морское, почему-то упрямо несли их друг к другу. Еще один солнечный луч пронзил серую пелену водяной взвеси, ярко осветив две крошечные фигурки, барахтавшиеся в волнах. Миг - и они были брошены в объятия друг друга - помимо собственной воли и вопреки направлению ветра, гнавшего волны к берегу.

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-26 13:25:35)

+1

7

- Дурак... - вода попала Ричарду в рот и он был вынужден прервать свою речь, отложив её до более благоприятного момента. Стараясь тратить как можно меньше сил, он держался рядом, перевернувшись на спину. - Отдохни у меня на плече, и поплыли.
Незаметно отступили печальные мысли. В равной степени Ричард не думал и о будущем - вернее, о том, как они будут выбираться с незнакомой земли. Доплыть до неё, уцелеть, а там будет видно. Разве может что-то не получиться теперь? После того, как Марлоу уверился, что горькие мысли в Нассау были ошибочны?
Разве не чудо, что Земля оказалась неподалёку?
Ногу снова пронзило болью, руки дрожали от усталости - сколько он стоял у помпы, держась на ногах только за счёт собственного упрямства? А теперь ещё надо доплыть...
Что-то темное мелькнуло относительно неподалёку и пропало снова среди волн. Бревно? Обломок? Шлюпка?

[dice=3872-14]
1-2 - Марлоу потеряет шлюпку из виду
3-4 - увидит снова

+1

8

Монтагю ничего не видел и не слышал. Сердце ухало в груди, руки и ноги сводило судорогой, глаза застилала кровавая пелена. Еще недавно он мнил себя Спасителем, но сейчас ему стало ясно, что гордыня сыграла с ним злую шутку. Он и в лучшие-то моменты жизни был склонен переоценивать свои силы, но никогда еще эта черта характера не подводила его так близко к зыбкой границе, отделяющей жизнь от смерти. Но он не хотел умирать в одиночестве, о нет! Руки Монтагю сомкнулись кольцом вокруг торса Марлоу, очередная судорога довершила дело: даже если бы его жертва и захотела вырваться из смертельных объятий, ей бы это не удалось. Две головы в последний раз мелькнули над водой и тут же исчезли, скрывшись  в темной глубине, на дне которой их ждало лишь вечное безмолвие.
[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-26 19:07:12)

+1

9

Когда вода сомкнулась у него над головой, Ричард понял, что все кончено. Борьба бесполезна - можно попробовать избавиться от смертельных объятий Монтагю, но даже если повезет выжить, жизнь без Мак-Вильямса была ему не нужна. Бессмысленное, никому не нужное существование, наполненное перебиранием воспоминаний, как старики, достав шкатулку с памятными безделушками, перебирают их дрожащими узловатыми пальцами: обрывки писем, камешки, простые кольца, обломки клинков, засушенные цветы, пожелтевшие платочки или непарные перчатки...
Вместо того, чтобы попытаться разжать руки Мак-Вильямса, Марлоу сам обнял его, так крепко, как только мог, прижался губами к губам. Умирать - так вдвоем. К черту, именно так Ричард и хотел бы умереть: в объятиях Монтагю...
Легкие уже, казалось, разрывались и Марлоу почти готов был смириться и вдохнуть воду, когда снизу его мягко толкнули, будто играясь. Размытые тени скользили вокруг тонущих, выталкивали их к поверхности, занимаясь этим с удивительной настойчивостью, словно понимали, что к чему. Ричард слышал ходившие среди моряков легенды о дельфинах, спасавших моряков в воде; кое-кто утверждал даже, что дельфины - это души погибших в море, но, говоря откровенно, Ричарду сейчас было глубоко безразлично, кем были дельфины: обычными животными или волшебными созданиями, приходящими на помощь в час, когда все остальные отвернулись. Лишь бы не оставили, лишь бы помогли дотянуть до берега...
Воздух был неимоверно сладок, Ричард дышал и не мог надышаться, изо всех сил стараясь остаться на поверхности. Все чаще солнечные лучи прорывали пелену облаков, и, повертев головой, Марлоу увидал берег - который, казалось, был теперь гораздо ближе. Волны несли пловцов, играли ими, с каждым мигом спасительная суша была все ближе.

+1

10

Морская пучина не хотела их принимать: ей, как и Англии, было нужно что-то более ценное, чем два презренных содомита. Резвые посланцы Нептуна доставили груз к полосе прибоя и исчезли так же стремительно, как и появились: оставшийся путь преодолели волны и бросили два человеческих обломка на бесплодную, твердую грудь мачехи-земли.

Доверимся дайсам

1-2 – персонажи еще в воде разомкнули обьятья и выброшены на берег поодиночке  в пределах видимости друг друга
3-4 – см. 1-2, но выброшенные на берег не могут видеть друг друга
5-6 – по-прежнему крепко держатся друг за друга, Марлоу сверху
7-8 – см. 5-6,  но Марлоу снизу.

[dice=5808-18]

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-28 08:27:03)

+1

11

Монтагю хватило сил лишь на то, чтобы проползти несколько ярдов и распластаться на участке, не заливаемом волнами. Ему казалось, что он побывал под вальками дюжины усердных прачек. Полежав немного на мокром песке и откашлявшись, он с усилием перевернулся на спину и сел, вглядываясь в буруны, перекатывавшиеся там, где еще недавно молили судьбу о помощи они с Диконом. Шторм стихал, но, как ни напрягал взор капитан "Альбатроса", он так и не смог разглядеть среди лениво вздымающихся валов очертаний своей красавицы-шхуны. Очередной приступ жестокого кашля заставил его оторваться от созерцания моря. Горло, раздраженное солью и песком, нещадно саднило. Выплюнув остатки горьковатой морской водицы, Монтагю огляделся по сторонам, на этот раз надеясь увидеть еще одного пловца, выброшенного на берег. Собственное спасение, каким бы поистине чудесным оно ни было, не имело для него  смысла, если Дикону выбраться не удалось. Но на мокром прибрежном песке не было никого и ничего, по крайней мере в пределах его видимости. Монтагю встал и побрел в сторону узкой зеленой полоски из пальм, склонявших свои тонкие шеи под напором все еще сильного ветра.
- Марлоу..., - хриплое карканье, вырвавшееся из его горла, мало напоминало человеческий голос. - Марлоу! Дик!! Дикоооон!!!

И снова дайсы

1-2 - Монтагю пошел в том направлении, где находится Марлоу
3-4 - удаляется от Марлоу в противоположную сторону

[dice=7744-14]

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-28 08:26:51)

+1

12

Оглушённый волнами и ударом о песчаное дно, Ричард пришел в себя уже на берегу, между торчащими из земли камнями, и немедленно возблагодарил небо за то, что счастливо избегнул удара о них: в этом случае его путь наверняка окончился бы здесь и сейчас. Стоило Марлоу пошевелиться, как морская вода, попавшая в его желудок, настойчиво попросилась наружу, заставив согнуться в приступе жесточайшей рвоты. Только избавившись от излишков морской воды, Ричард вытер рот ладонью, ополоснул руки в лужице стоячей воды и выпрямился - и замер, поскольку берег был пуст.
- Монтагю... Дьявол, Монти!! - Горло и язык плохо повиновались ему, с губ срывался хриплый полушёпот, и Марлоу почти поддался панике, когда до него донёсся чей-то крик: и пусть волны искажали голос, не узнать его Ричард не мог.
Пошатываясь, он побрел на звук, чувствуя себя так, словно его крепко избили.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-09-27 15:02:21)

+1

13

Монтагю обернулся: зачем и почему,  – он и сам не знал. Но увидев человеческую фигуру, так разительно похожую на него самого, - в мокрых лохмотьях, едва переставлявшую ноги, -  потащился ей навстречу. С каждым шагом, однако, к нему возвращались жизненные силы и бодрость духа: таково было странное, почти магическое воздействие, которое всегда оказывало на него присутствие Марлоу. Когда между ними оставалось всего несколько ярдов, он остановился и произнес  легким тоном, под которым скрывались гораздо более глубокие чувства:
- Дикон! Твои друзья-дельфины появились очень кстати! Неплохую, хотя и несколько утомительную прогулку по бурным водам мы совершили, не так ли? Но сейчас не время предаваться отдыху: уверен, что ты испытываешь те же танталовы муки, что и я, в то время как рядом с нами - кладезь еды и неисчерпаемые запасы бодрящего напитка.
Монтагю сделал широкий жест рукой, указывая на полоску кокосовых пальм неподалеку. С присущим ему практицизмом  он предпочел оставить задушевные разговоры на потом: перспективы у спасенных были далеко не радужные. У них не было при себе ничего, кроме изорванной одежды, и они не знали, где находятся. Что, если остров необитаем? А если обитаем, то кто его жители? Монтагю внутренне содрогнулся при мысли, что ехидная фортуна отправила их из воды да в полымя: иными словами, во владения испанцев. Мир, о котором так много говорили власть имущие, был хлипкой и ненадежной заслонкой между противоборствующими интересами Испании и Англии. Извечная вражда двух колоссов то еле тлела, то вспыхивала вновь, особенно – в колониях, где за каждый клочок земли шла неустанная борьба.

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-28 08:30:28)

+1

14

Безусловно, он испытывал голод и ещё больше - жажду: от морской воды нестерпимо хотелось пить. Сил, казалось, не осталось: если его присутствие прибавляло сил Монтагю, то Ричард напротив, испытывал в присутствии Мак-Вильямса некоторую слабость; чувство, что он под защитой и в кои-то веки может расслабиться, не "держать спину". Что не значило, конечно, что он превращался в даму - как некогда насмешливо назвал Ричарда встреченный ими в таверне Николас Фентон, бывший любовник Мак-Вильямса...
- Я правильно тебя понял, наша первейшая задача - добраться до деревьев? - Ричард посмотрел на пальмы. - Чем ты думаешь сбивать или срезать кокосы?
Марлоу старался не задумываться о том, кому принадлежит остров, кто его населяет, и насколько дружественны будут жители к несчастным морякам. Чутьё подсказывало, что вероятность обнаружить на острове англичан исчезающе мала. Однако Ричард постарался не показать подступающего отчаяния. Вместо этого он крепко сжал руку Монтагю, без слов стараясь показать свои чувства. И все-таки не удержался:
- О чем ты думал, когда прыгал за мной? - проворчал он. - В шторм - это чудо, что мы оба живы.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-09-29 17:54:48)

+1

15

Монтагю удивился, какой теплой была рука Дика, в то время как его собственные иззябшие ладони напоминали лед. Он ответил на пожатие друга, хотя и понимал, что тот попытается обернуть этот невольный жест себе на пользу: Дик Марлоу  питался исключительно любовью, забывая о более насущных нуждах, и заражал этой способностью окружающих. Монтагю захотелось сказать нечто такое, что доказало бы: и он не чужд ничего человеческого, но нужные слова, как обычно, застряли в его горле. Он молча смотрел на друга, не в состоянии воплотить в речи то, чем полнилось его сердце. Будь на месте Дика какой-нибудь юный хлыщ, жаждущий денег, слова полились бы сами собой, но с Диком он был бессилен: слишком многое было поставлено на кон. Но когда он наконец оторвал от него взгляд и посмотрел на береговую линию, уходящую на многие мили вперед, слова нашлись сами собой.
- Мы не одни, Дикон.
[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-28 19:03:44)

+1

16

Слова Монтагю вызвали у Марлоу не страх, не опасение, даже не тревогу - злость на неизвестных. Ричард предпочел бы встретить местных жителей после того, как они отдохнут и утолят голод и жажду - и будут готовы ко всему. Сейчас же их можно было брать голыми руками, в этом Марлоу не строил себе иллюзий.
- Вот как? - как можно более равнодушно произнес он, отнимая руку и поворачиваясь в ту сторону, куда был устремлен взгляд Мак-Вильямса.
Вооруженный отряд не сулил им ничего хорошего, тем более что, насколько мог судить Марлоу, состоял он из испанцев. Ричард мог только догадываться, что это будет значить для них, и в то же время почти боялся спросить у Монтагю: боялся услышать ответ, после которого опустятся руки...
Нет! Не опустятся. Испанцы тоже люди, с ними можно попробовать договориться. Представиться французами, еще кем-то. Случайными путешественниками, не больше. Если, конечно, они не знают Монти в лицо.
Безмолвный взгляд, которым тот еще недавно смотрел на Ричарда, придавал сил. Ричард знал, что его избранник не привык говорить о своих чувствах, предпочитая иронию или обычное молчание, неохотно одаривая Марлоу знаками внимания - но тем больше он учился ценить то, что получал. И разве прыжок в воду не был признанием, значившим больше, чем любые слова?
- Что нас ждет? - голос Марлоу слегка дрогнул.

+1

17

- Не знаю...
Появление испанского берегового патруля объясняло многое: и то, что  остров обитаем, и то, что это не одно из множества звеньев архипелага, а сама Куба.
Монтагю соображал быстро, но испанцы, не отягощенные отжившими свой век кирасами, передвигались еще быстрее. На каком языке с ними говорить? За кого себя выдать? Сам он мог объясниться на испанском и французском, Дикон свободно владел языком  Рабле, - по крайней мере, похабные стишки в духе создателя Пантагрюэля он выдавал по дюжине в час* Но имело ли смысл выдавать себя за потерпевших крушение французов? Католик легко распознает своего единоверца, а у восьмого графа Рамси, в отличие от него самого, не было приемной матери-католички. А если "Альбатрос" наскочил на рифы в нескольких лигах от места, где они находились, и местные жители, пробавлявшиеся тем, что давало им море, уже сообщили береговой охране о судне, на котором не было никакого груза? А рядом был Пинос, гнездо пиратов...
- Слушай меня, - взгляд Монтагю не отрывался от отряда испанцев, приближавшегося к ним со скоростью андалузского жеребца-трехлетки. - Будем врать, но не завираться. Мы - потерпевшие кораблекрушение моряки с английского торгового брига "Морская ведьма", шедшего с грузом рабов к Ямайке и потерявшего все мачты во время урагана. Шлюпка, в которой мы и еще пятеро матросов пытались спастись, перевернулась. Все, кроме нас, утонули. Я- первый помощник капитана, ты...
Монтагю запнулся, пытаясь придумать для восьмого графа Рамси подходящее занятие на судне. Даже испанец обладающий фантазией Кальдерона, глядя на Марлоу не поверил бы, что перед ним простой матрос.
- Ты - судовой клерк, - вовремя припомнил он должность, которую занимал властитель его сердца на "Морже" Флинта.- Имя придумай себе сам. И помоги нам Бог и святой Христофор

*Здесь

http://nassau.rusff.ru/viewtopic.php?id=103

Эпизод завершен

[ava]http://s3.uploads.ru/5rfuX.jpg[/ava]

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-09-29 19:59:48)

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Под небом голубым есть остров золотой...