Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » О грехах и искушениях


О грехах и искушениях

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Действующие лица: Алонсо Андрадо, Миранда Барлоу
Время: утро 22 июля 1714 года и далее
Место: курьерский шлюп "Эль Гато", затем Сантьяго-де-Куба (конкретнее, крепость Сан-Педро-де-ла-Рока)
Спойлер: кому верить - даме или ее похитителю? Как преодолеть искушение - или поддаться ему? И чем рискует испанский лейтенант, связавшись с англичанкой?

Источник творческого вдохновения

1.http://www.baikalsp.ru/sites/default/files/imagepicker/1/k13_2.jpg
2. «Вы пришли не потому, что хотите меня защитить, пастор. Вы пришли потому, что хотите меня» (с)

Отредактировано Алонсо Андрадо (2016-09-10 13:25:17)

0

2

Шлюпка стукнулась о борт "Эль Гато", и через мгновение уже лейтенант был на палубе своего шлюпа, торопливо раздавая указания. От "Ганимеда" следовало уходить как можно скорее, не хватало только оказаться рядом в момент взрыва и получить английский подарок в виде горящих обломков, дождем осыпающих "Пройдоху". Андрадо сочувствовал англичанам и ощущал за собой некоторую вину, ведь, не останови они "Ганимед" для досмотра, пожара бы, скорее всего не случилось... хотя это ведь англичане! Эти пьяницы могли спалить свой шлюп и без всякой помощи со стороны Андрадо и Осорио.
Убедившись, что все поднялись на борт и шлюпки заняли свои места, Андрадо задрал голову, придерживая шляпу рукой, и рявкнул:
- Паруса поднять! Курс домой, ребята.
Домом он звал крепость Сан-Педро-де-ла-Рока, на входе в бухту Сантьяго-де-Куба, неподалаку от которой располагались снимаемые им комнаты, скромные, как и положено лейтенанту, но все же пригодные для приема гостьи. Никак не далее как сегодня к закату они, как он полагал, будут на месте. Что будет дальше, о том Андрадо пока не задумывался. Но, подойдя к спасенной, он подозвал одного из моряков:
- Проводи сеньору в мою каюту и предложи ей воды и фруктов. - И добавил, обращаясь к даме:
- Сеньора, отдохните, пока мы не дойдем до Кубы. Это займет несколько часов, не стоит вам находиться на палубе, под палящим солнцем.
И под взглядами команды, мысленно добавил Алонсо. К чему искушать честных моряков?

+1

3

Пока Андрадо выполнял свои обязанности, Миранда перебирала в уме самые различные предположения о том, что делать дальше. По всему выходило, что единственный вариант – окончательно завладеть помыслами испанца. Вернуть ее на Нью-Провиденс сам он не сможет: какой корабль под испанским флагом рискнет приблизиться к Нассау даже в условно мирное время? Однако наверняка существовали другие выходы, найти которые они могли бы вместе. А пока она радовалась тому, что попала в общество молодого военного, судя по всему, легко внушаемого, не находясь более в руках настоящего, опасного врага. Миранда вновь ощутила гнев и ненависть, но напомнила себе, что за нее удар нанесло провидение. В ожидании распоряжений она молча стояла и смотрела вперед, а не на покинутый корабль, терпящий бедствие.
То, что лейтенант Андрадо не услужил ей сам, а поручил это своему подчиненному, было неожиданно для нее, однако она сообразила, что лейтенанту еще надлежит выполнить некоторое количество дел перед тем, как он сможет покинуть палубу.
- Сеньор, вы очень любезны, – ответила Миранда. – Полагаю… мне стоит извиниться перед вами за лишние хлопоты. – И она кротко улыбнулась. Впрочем, испанец действительно начинал вызывать у нее некое расположение. По меньшей мере, он был цивилизованным человеком и в самом деле оказался весьма любезен.
[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

+2

4

Как бы ни была соблазнительна мысль провести остаток плавания в беседе с английской дамой, Алонсо отдавал себе отчет в том, что это едва ли возможно, если он не хочет испортить себе репутацию. Последствия столь опрометчивого шага он ощутит на себе незамедлительно, в следующий рейс провожая "Эль Гато" с берега: "Пройдоху" поведет другой офицер, а ему найдут очень важное задание: сосчитать гнилые мешки на складе или расследовать кражу деревянной поварешки.
А все потому что не дело прохлаждаться с дамой, возможной английской шпионкой, в каюте!
Или, если говорить откровенно, лейтенант Андрадо боялся. Боялся, что если окажется наедине с сеньорой, то поведет себя не как пристойно благородному идальго, но как моряк, проведший на корабле полгода и за это время не видавший ни единой юбки: то есть забудет о приличиях и обесчестит даму, в особенности если она вновь вздумает переодеваться в его присутствии. Андрадо не думал о том, зачем бы даме снова менять наряд, он боялся.
Нет, он останется цивилизованным человеком.
- В каюте есть книги, сеньора: вы можете развлечь себя чтением, пользуясь моей маленькой библиотекой, как своей, - учтиво поклонился Андрадо, всеми силами скрывая панический бег мыслей за приличествующей офицеру и благородному человеку невозмутимостью лица, нарушаемой только вежливой улыбкой. - Ужинать мы будем уже в Сантьяго-де-Куба. Я уступлю вам свою спальню, покуда не решится ваша судьба.

+2

5

Миранда старалась сосредоточиться на обращенных к ней словах, что было все труднее. Хотя на корабле похитителей она вынужденно бездействовала, постоянная настороженность измотала ее сильнее самых трудоемких хозяйственных работ. Передышка хотя бы на несколько часов манила, однако сказанное напоследок встревожило ее: не собирается ли лейтенант заявить о спасенной женщине своему начальству?
- Я верю, что буду в безопасности, сеньор, – ответила она в тон испанцу. – Ваша учтивость будет мне в том порукой. С вашего позволения, я действительно займу себя чтением. – Миранда взглянула на выбранного Андрадо матроса, затем чуть кивнула своему спасителю: – Теперь, полагаю, мне стоит удалиться.
Возражения от лейтенанта не последовало, и упомянутый матрос сопроводил ее до каюты, после чего ушел.
Главным украшением скромно обставленного помещения был стеллаж с книгами. Миранда подошла к полкам и начала искать на корешках знакомые фамилии, в самом деле намереваясь выбрать что-то почитать, чтобы отвлечься, но тут вернулся матрос, принесший согласно распоряжению лейтенанта фруктовницу с сочными и спелыми плодами. После он подал воды в жестяной кружке, зачерпнув ее ковшиком из небольшой бочки, стоявшей в углу у двери.
Она предпочла бы воде вино или даже ром – ей хотелось напиться и забыть обо всем хотя бы ненадолго, но поблагодарила, помня, что Андрадо не упоминал о крепких напитках. При виде же тропического изобилия, успевшего стать привычным за долгие годы, но все равно пробуждающего аппетит, Миранда ощутила всю силу голода человека, который три дня не принимал никакой пищи. Когда матрос вышел, она взяла из вазы апельсин и, не очистив полностью, с жадностью отломила дольку и съела, не обращая внимания на сок, который потек с пальцев на юбку. Утолив первый порыв, она опомнилась и положила распотрошенный фрукт на стол, вытерла пальцы и юбку салфеткой и взяла нож. Кроме ножа, в ее распоряжении оказались прочие столовые приборы, оставленные в каюте прямо рядом с разложенной картой – видимо, Алонсо Андрадо относился к числу людей, предпочитающих не забывать о работе и в недолгое время, отведенное на досуг.
[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Примечание

Согласовано с Алонсо Андрадо.

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-09-14 23:34:23)

+1

6

Однако прошло совсем немного времени, и Андрадо осознал, что ему придется все-таки навестить гостью. Причиной тому стал Родригес, принесший своему лейтенанту сверток; рулон, развернув который, Алонсо увидел портрет явно супружеской пары. И пусть дама на портрете была лет на десять моложе пленницы, что-то заставило Алонсо приглядеться и признать, что, несомненно, у них было много общего и, вероятнее всего, этот портрет изображал "миссис Барлоу". Загадку эту предстояло решать именно лейтенанту Андрадо, если, конечно, тот захочет: можно ведь и посадить миссис Барлоу на первый попавшийся корабль, отправив куда подальше, и не забивать себе голову ерундой.
Эту мысль Алонсо додумывал, уже берясь за ручку двери. Портрет он снова свернул в рулон и нес, зажав подмышкой, а на лице лейтенанта читалась решимость пополам с обреченностью. Обращаться с дамами Алонсо не умел.
- Сеньора Барлоу, - Алонсо вошел в каюту и пересек расстояние до стола, торопясь, чтобы не растерять ту самую решимость. - Объясните мне эту вещь.
Свернутый портрет упал на стол и развернулся. Андрадо скрестил руки на груди.
- Вы английская шпионка? Кто вы вообще такая, и почему я не должен сейчас сбросить вас за борт?

+1

7

Миранда побледнела и поспешно отложила нож – второй апельсин сиротливо остался лежать на салфетке, наполовину в кожуре. Она встала из-за стола, не зная, что и думать, тут же поспешно опершись о него ладонью: ей стало трудно стоять на ногах. Помимо воли, будто зачарованная, она смотрела на испанца глазами, наполнившимися если не страхом, то сильнейшим смятением. Как, каким образом? Замешательство сменил лихорадочный поток мыслей. Неужели опасность была еще серьезнее, и похитители знали не только ее настоящее, но и прошлое? Но кто мог быть заинтересован в том, чтобы открыть ее тайну? Кто мог проведать? Ответ напрашивался сам собой – тот, кто знал… но если это Альфред Гамильтон, откуда он узнал о том, где и под каким именем она живет? И к чему отцу Томаса поднимать эту историю, когда он, напротив, хотел все скрыть? Приказал ей покинуть дом?
- Я сказала вам, сеньор, кто я такая, – не сразу ответила она, чувствуя себя, как на допросе.  Да, по сути, их начавшаяся беседа и грозила стать таковым. И тем не менее она ощутила прилив сил. Вид вырезанного из рамы холста не только испугал, но и разгневал ее – тем, что  кто-то чужой посмел осквернить самую дорогую для нее памятную вещь. Смотря на картину, на лицо Томаса, Миранда продолжила, чувствуя в эту минуту уже не страх, а нежность и горечь. Тот индеец в чем-то был прав: один Бог ей судья, и пусть Он решает, насколько правдивы и позволительны ее слова – она дает тот ответ, который может: – Это мой первый муж, мы жили в Лондоне. После его кончины я с моим новым спутником жизни отправилась на Нью-Провиденс. Так он хотел поправить свои дела, – подняв взгляд, Миранда продолжила: – В Англии его карьера не удалась, в Новом Свете же он рассчитывал начать все заново. Могу вас заверить, сеньор, что моя история похожа на многие другие. Мы купили дом, используя наши общие сбережения, и завели небольшую плантацию.
«Трудом на которой и зарабатывали себе на жизнь» – произнести эти, казалось бы, естественно вытекавшие из предыдущих слова у нее не повернулся язык. Пусть она действительно жила по скромным средствам, представить Джеймса аграрием было невозможно. Однако один простой вопрос мог придать вес ее словам: шпионке незачем было делать такое признание. Правда, ее беспокоило, что история выходила слишком правдоподобной, без противоречий – за исключением того, что уход из жизни обоих супругов мог внушить подозрения. Как бы то ни было, выбора не оставалось: прежде она попыталась совместить две истории в одной, теперь же пришлось развести судьбы Томаса и Джеймса, в той мере, в которой было безопасно донести сведения о них (и пусть ее слова сулят Джеймсу долгую жизнь). Все это свидетельствовало как за нее, так и против. Но пренебрегать любой возможностью сказать чистую правду, а заодно задать вопрос самой и выиграть немного времени на раздумья было неразумно, и она спросила, чуть нахмурившись:
- Откуда у вас эта картина, сеньор?.. Она находилась в моем доме.
[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-09-19 15:07:47)

+1

8

- Откуда у меня эта картина - совершенно неважно. - Андрадо пытался выглядеть сурово, хотя ему совершенно не хотелось допрашивать эту женщину, вызывавшую в нем неподобающие желания. Напротив, хотелось либо сбежать к своим людям, либо поддаться искушению и проучить эту развратницу. Второе рисовалось ему более привлекательным, однако же было и более губительным... для Алонсо, его души и положения. - Важно иное: в чем вы говорите правду, сеньора, а в чем - нет. Ваша история выглядит правдоподобно, но только если я поверю, что вдова осталась после смерти первого мужа без средств к существованию. - посмотрев на картину еще раз, лейтенант покачал головой. - А поверить в это будет сложно.
Взяв апельсин, он принялся очищать его от кожуры, механически, не задумываясь над действиями. Мать предостерегала его от женщин, называя их сосудами греха и источником болезней души и тела. Алонсо припомнил худую материнскую фигуру, неизменно закутанную в черную шаль, ее лицо с горящими глазами, какие он потом видел у фанатиков...
Брат говорил о женщинах совсем другое, но где он теперь, весельчак Мануэль?
Сок потек по рукам и Андрадо очнулся. Говорила ли что-то в это время сеньора, он не слышал, погруженный в свои мысли.
- Хотите апельсин? - неожиданно для самого себя предложил он, протянув на раскрытой радони липкий плод, разделенный на дольки.

+2

9

- Мой первый муж был удивительным человеком, – ответила Миранда после небольшого молчания, наблюдая за действиями испанца. – Не только образованным и умным. По натуре это был просветитель. Он рассказывал мне о далеких землях и народах, населяющих их. О благодатной природе и ее щедрых дарах. Показывал эти земли на картах, и, бывало, ночи напролет мы разговаривали… Иногда спорили. Делились мнениями… Мне нравилось и просто слушать его. Он был прекрасным рассказчиком.
Вопрос, обращенный к ней, свидетельствовал, что лейтенанта Андрадо занимали собственные мысли. Миранда помедлила, потом занесла руку над его ладонью:
- «И дали ему часть связки смокв и две связки изюму, и он ел и укрепился, ибо он не ел хлеба и не пил воды три дня и три ночи»*, – проговорила она и взяла часть угощения.
- Он был очень жаден до жизни, мой Томас, – продолжила она, съев еще дольку. – Человек с идеями, он многому научил меня. – Улыбка тронула ее губы: невольно подумалось обо всем том, чему учил ее Томас, и о том, как именно он это делал. – Мне стало невыносимо в Лондоне без него. И когда я получила предложение переселиться в Новый Свет, я приняла его, сочтя, что Томас не был бы против. Вот и все, лейтенант.
Вновь улыбнувшись, она отведала еще один кусочек апельсина.
- Разделите со мной трапезу, сеньор Андрадо?

*

В Библии рассказывается о том, как люди Давида однажды нашли египтянина, который в течение трех суток не ел и не пил (1-я Царств 30:12).

[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-09-25 02:50:09)

+1

10

- Это слишком большая честь для меня, сеньора, - отозвался Андрадо, однако же сел и взял половину апельсина. Он и любил, и не любил яркие плоды с дразняще-острым запахом. Они напоминали ему о доме, что было в равной степени приятно и горько. - Мне трудно понять ваши чувства. Пусть решает комендант крепости - он мудрый человек, и много повидал.
Андрадо умолчал о том, что комендант сперва захочет выслушать его, Андрадо, соображения относительно этой дамы, и что руководствоваться комендант будет в первую очередь, безопасностью вверенной ему крепости, и лишь затем христианским состраданием к попавшим в беду.
Размещать сеньору неподалеку от крепости, полной простых солдат, было, наверное, не самой лучшей идеей, но Алонсо не хотелось отпускать ее от себя далеко. Как бы ни казнил он себя за эти мысли. Но что поделать, если тебе еще только двадцать семь лет, жены пока что нет, а женщины дразнят одним своим существованием? Эта дама представлялась Алонсо удивительным сочетанием греховности - о, это обнаженное тело, которое он успел увидеть в шатре на английском шлюпе! - и печали души, причем если за первое хотелось бросить ее поперек кровати и впасть в грешное наслаждение, то за второе - утешить и утешиться самому.
Осознавая всю опасность своих настроений, Андрадо, тем не менее, не покидал каюту, теша себя обманом, что этот разговор происходит ради пользы Испании.

Отредактировано Алонсо Андрадо (2016-09-25 21:44:07)

+2

11

- Разумеется, сеньор Андрадо, – ответила Миранда со спокойствием подсудимого, который только что услышал приговор. Еще одно препятствие… Что, если будет предпринято расследование? Что, если ее арестуют до выяснения более подробных обстоятельств? Тем не менее возразить значило лишь ухудшить свое положение. – Понимаю… вы должны соблюдать установленный порядок. Поступайте, как должно, – мягко добавила она, оставшись стоять, и сделала затем несколько шагов по каюте. – Но я сказала вам все, что могла. – Какая ирония была в этих словах! – Я готова поклясться на Библии, сеньор, что мужчина, изображенный на этой картине, умер. – И внезапно она произнесла то, чего совсем не собиралась говорить, слова вылетели сами собой: – Барлоу – моя девичья фамилия. Фамилия моего второго мужа, с которым я жила на Нью-Провиденс, – Мак-Гроу.
Тайное желание, невозможное желание, в котором она не признавалась до сих пор и самой себе, на исполнение которого было невозможно надеяться, оказалось так легко произнести вслух. И Миранда Барлоу, леди Гамильтон, несуществующая миссис Мак-Гроу даже не успела подумать, что будет делать в случае, если испанец попросит ее поклясться и в том, что покинул бренный мир и ее второй муж.

[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-09-26 01:04:31)

+1

12

Происходящее - произносимое этой женщиной - имело оттенок неправильности, в точности определить которую Андрадо был не в состоянии. Да, следовало признать, что он был околдован; но к черной магии это не имело ни малейшего отношения. Хорошее воспитание сослужило лейтенанту плохую службу, призывая заботиться о беспомощной женщине, попавшей в беду.
В семье Андрадо была сильна память о временах, когда идальго были исключительно благородны, женщины - прекрасны и добродетельны, и до свадьбы одаряли своего избранника лишь платочком или прочей мелочью. Старшие братья смеялись над этим, считая, что таких времен не было - и к десятому году службы Алонсо был готов согласиться с ними. Так не бывает, людская сущность неизменна во все времена.
Но эта женщина его волновала. Она выглядела добродетельной, если бы не та сцена в шатре... несомненно, тогда она была не в себе, шокированная похищением. Алонсо и сам не заметил, как начал оправдывать ту, которую следовало допросить.
- Мак-Гроу? Я не слышал эту фамилию. - Андрадо достал платок, намочил его водой из кружки и принялся вытирать с рук липкий апельсиновый сок. - Он фермер? - Что-то мучило лейтенанта, та самая неправильность колола, как вылезшая из матраса соломинка. - Как вы познакомились с ним, сеньора?
Слишком богато выглядела пара на картине. Слишком умной и утонченной была сеньора Барлоу. Слишком велика была пропасть между обеспеченной жизнью в Лондоне и прозябанием в такой дыре, как Нью-Провиденс. Слишком. Все слишком.
- Вы можете довериться мне, сеньора, - Андрадо потянулся было взять даму за руку, но остановился на полпути и неловко опустил руку.

+2

13

Миранда покачала головой.
- Хорошо. Я постараюсь объяснить вам. – Она чуть помолчала, не столько собираясь с мыслями, сколько превозмогая душевную боль, которую давно привыкла чувствовать, но которой ни разу не делилась ни с кем посторонним. – Он был… знакомым моего мужа. Тоже горожанин. Чем-то он был похож на вас. Преданный своему делу. Искренний. Честный.
Ей стало совестно. Пусть человек перед ней был испанцем, но он, судя по всему, верой и правдой служил закону, по характеру был справедлив и отзывчив, и в иных обстоятельствах заслуживал бы честности. Она и старалась быть честной, но говорила лишь о том, о чем могла. Эти сведения она, скорее всего, предоставила бы и кому-то на Нью-Провиденс, если бы этот кто-то по той или иной причине захотел объяснений. Но даже с пастором Ламбриком, ходящим вокруг да около, осторожно пытающимся наставить ее на путь истинный, было легче: он знал о Флинте*.
- После смерти Томаса, учитывая то, что и ему тогда пришлось несладко, он счел нужным увезти меня на Нью-Провиденс, чтобы позабыть о горестях и жить сначала. К тому времени я полюбила... мистера Мак-Гроу… Но, уверяю вас, моя совесть перед мужем чиста: будучи женой Томаса, я глубоко уважала его и никогда не поступала против его воли.
В эти слова она вновь вкладывала смысл, о котором посторонний не мог подозревать. О да, она любила Томаса всем сердцем, и почитала его, и оберегала, а обманывать его не было нужды – потому что на все ее увлечения имелось его разрешение.
– Мы поселились за чертой города, – продолжила она без паузы, тем же мягким и задумчивым тоном. – Завели огород и участок под пшеницу, достаточные, чтобы мы были обеспечены овощами и хлебом.
Она села за стол, взяла руку испанца в свои и проговорила, чувствуя вину перед этим молодым офицером – и за умалчивание правды, и за первоначальное намерение использовать его, не задумываясь о том, что с ним будет:
- Вы очень добрый человек, сеньор Андрадо.

*

Как я упоминала здесь, вплоть до похищения Миранды между ней и пастором были только приятельские отношения. Их откровенный разговор о прошлом Миранды и близость (6-я серия 1-го сезона) мне было жаль делать предысторией: ведь это, по сути, настоящее, даже будущее, к тому же в начале игры была надежда на появление игрока на эту роль. Развитие отношений с «честным католиком» Андрадо – в определенной мере вариация на тему отношений с пастором Ламбриком, что не исключает линии с пастором, если события игры позволят это.

[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-10-01 02:06:51)

+1

14

- Я не добр, сеньора, - поспешил заверить невольную гостью Андрадо. - Я исполняю свой долг, каким бы он ни был.
С превеликой неохотой он высвободил руку, не сводя глаз с сеньоры Барлоу. Цирцея! Не потому ли индеец на английском шлюпе держал ее в шатре, подальше от мужских глаз - от мужчин, которых она одним движением руки превратила бы в своих покорных слуг?
Что за мысли! Отчего англичанка кажется ему то развратной донельзя, то печальной, то имеющей некое таинственное влияние на людей вокруг? Однако, осуждая себя за подобные мысли, Андрадо твердо решил: для безопасности как сеньоры, так и шлюпа, она не покинет каюты, пока "Пройдоха" не войдет в гавань Саньяго-де-Куба. Потом он представит ее коменданту...
И если комендант решит, что она шпионка и заслуживает казни, Андрадо нарушит присягу и спасет ее. Это Алонсо понял с испугавшей его самого ясностью. Сеньора Барлоу останется жива, пусть даже Алонсо никогда ее больше не увидит.
Но это лишь в самом худшем случае. Вряд ли комендант примет такое решение. А если он будет снисходителен...
- Вы не католичка?

Отредактировано Алонсо Андрадо (2016-10-04 19:09:27)

+2

15

Миранда подумала, что непозволительно забылась. А теперь ей еще и предстояло подтвердить вполне очевидный факт, что она разделяет воззрения тех, кто порвал со Священным преданием – совокупностью постановлений церковных соборов и римских первосвященников.
- Нет, я не католичка, сеньор.
Ей пришло в голову, что сидеть за столом друг напротив друга – не лучший вариант в сложившемся положении. Нечто, что разделяет… Она встала и отошла в сторону, обхватила себя руками, будто пытаясь согреться. Отчаяние вновь начало брать верх, но сдаться сейчас, преодолев столь многое, было невозможно.
- Я бы упомянула об этом, но не думала, что вы полагали иное. Теперь у вас нет заблуждений и насчет моего вероисповедания, и мне не в чем больше признаться вам, сеньор, при всем моем расположении к вам, которое вы заслужили своим поступком.
Говоря так, Миранда упорно отгоняла от себя мысль, что люди Джеймса, как и он сам, вполне вероятно, могли среди прочих подданных Испании убивать и сослуживцев лейтенанта Андрадо.

[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

+1

16

Андрадо сдержал вопрос, рвущийся с губ - чем это он заслужил расположение сеньоры? - потому как не знал за собой никаких особых поступков. Спасти даму с судна, которое может взлететь на воздух - для этого надо просто не быть мерзавцем, ничем особо выдающимся дон Алонсо свой поступок не считал. Других же вроде и не было...
Потому Андрадо только покачал головой, глядя на свою пассажирку и удивляясь себе. Матушка была бы в ужасе, узнав, что сын восторгается англичанкой - мало того, что не католичкой, так еще и вдовой, а что хуже - развратницей! Впрочем, нет, не развратницей, напомнил себе Андрадо, она просто была в ужасе и таком душевном потрясении, что не понимала, что делает.
Прикосновение ее рук пробуждала такие желания, что лейтенант стиснул зубы, запретив себе даже думать о них; о горячей женской плоти под тканью платья, о том, как же хорошо было бы сейчас...
- Простите, сеньора, - Андрадо поднялся так резко, что стул, на котором он сидел, с грохотом упал на пол. В полном смятении чувств Андрадо смотрел то на сеньору Барлоу, то на упавший стул, то на апельсиновую кожуру на столе, сжимая и разжимая кулаки в попытке сдержаться. - Простите!
Да, это было бегством. Даже не стратегическим отступлением, а именно паническим бегством, Андрадо осознавал это и ничуть не стыдился, когда закрыл дверь каюты и привалился к ней спиной, тяжело дыша и утирая со лба пот.
Еще четыре часа до крепости. Он проведет их на палубе, со своей командой и солдатами. Так будет лучше для  сеньоры Барлоу; так будет лучше для него самого.
Приняв это решение, Андрадо успокоился и старательно не думал о сеньоре до той самой минуты, когда "Эль Гато" встал в гавани Сантьяго-де-Куба.

Отредактировано Алонсо Андрадо (2016-10-04 20:07:30)

+2

17

Причины этого бегства были для Миранды ясны, и, возможно, знай молодой лейтенант то, что этим поступком выдаст себя с головой, он предпочел бы остаться. В лондонской жизни Миранды Гамильтон было много мужчин – и любовников, и друзей, и просто знакомых, знала она и тот тип, к которому, по ее мнению, относился лейтенант Андрадо. В характере таких людей, к каким, пожалуй, принадлежал и добропорядочный пастор Ламбрик, было много хорошего: внимательность, даже своеобразная нежность; управляемость; привязчивость, сочетающаяся, однако, с почти фанатичной верностью делу своей жизни. Такие люди не давали повода пожалеть о свободе, с какой женщина отнеслась к их ухаживаниям, не пытались как-нибудь во зло им использовать эту свободу или неосмотрительно о том болтать. Она не любила их, но они нравились ей – с ними можно было получить не счастье, но удовольствие; некоторым из них удавалось взбудоражить ее любопытство соблазнительницы настолько, чтобы результат этого любопытства удовлетворил обе стороны.
«Ужинать мы будем уже в Сантьяго-де-Куба» – припомнились ей слова молодого испанца, сказанные на палубе. Значит, у нее есть еще несколько часов… Возможно ли, что офицер вернется к этому первоначальному намерению? Если бы не картина!.. Мгновенно устыдившись такой мысли, Миранда возвратилась к столу и некоторое время смотрела на холст. А затем аккуратно свернула его, подумав о том, чтобы добыть кожаный футляр для сохранности – вроде тех, в которых носят важные документы. Материальное свидетельство памяти о счастливом союзе с Томасом вновь с ней – что это, как не божественное провидение?
От волнения ли или усталости, или и того и другого ее потянуло в сон. В каюте была кровать – узкая, но все же кровать, однако она не осмелилась занять ее и расположилась в кресле. Сперва она просто отдыхала, но спустя четверть часа заснула тяжелым сном человека, претерпевшего несчастье.
В таком состоянии она находилась и тогда, когда испанский шлюп прибыл в пункт назначения. Кисея, прикрывавшая ее плечи и грудь, слегка сбилась на сторону, будучи, однако, слишком пышно собранной для того, чтобы обнажить сколько-нибудь значимый участок ее тела.
[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-10-06 00:37:47)

+1

18

Когда "Эль-Гато" вошел в гавань Сантьяго-де-Куба, лейтенант Андрадо не испытал ожидаемого им облегчения. Ему представился грозный комендант крепости, которому Андрадо должен будет объяснить присутствие сеньоры Барлоу на военном шлюпе и впоследствии в жилище Андрадо, и от этой мысли отважному лейтенанту становилось не по себе. Размещать сеньору в другом месте лейтенанту не позволяли либо средства, либо совесть, поэтому он надеялся лишь, что сеньор Монтальво сочтет не самым страшным грехом пребывание женщины в комнатах дона Алонсо. О том, что он будет делать в противном случае, Андрадо старался не думать.
Оставив сеньору Барлоу на борту "Эль Гато", Андрадо отправился на казнь к коменданту, надеясь на лучшее и моля Пресвятую Деву быть ему заступницей.
Разговор вышел коротким. Андрадо не успел даже заикнуться о сеньоре Барлоу или доложить толком о происшествии с шлюпом, упомянув только, что они остановили для досмотра англичанина, когда сеньор Монтальво махнул рукой, приказывая заткнуться, после чего кратко изложил лейтенанту новое задание: через несколько дней ему следовало идти в Гавану вдоль северного побережья, избегая стычек, и поступить в распоряжение сеньора Ласкано, недавно начавшего охоту против местного разбойника и отчаянно нуждавшегося в людях и кораблях. Более подробный доклад о прошлом задании сеньор Монтальво желал услышать за ужином (как подумалось Андрадо, сеньор явно желал развлечься).
Андрадо вернулся на шлюп и встал перед дверью в каюту.
Оставить сеньору здесь, когда придет время уходить в Гавану? Одну? Слишком рисковано.
Взять с собой до Гаваны? Им придется делить одну каюту... он повесит гамак и станет приходить только спать, постучавшись сперва. Да, именно так. А в Гаване он поручит ее заботам одного верного ему человека, который поселит сеньору у себя в полной безопасности.
И все-таки лейтенант медлил, не решаясь постучаться, покуда помощник не подбежал к нему за указаниями.
- Начинайте разгрузку, осмотр шлюпа и мелкий ремонт. Через три дня мы уходим в Гавану, - махнул рукой Андрадо и повернулся к двери каюты.

Эпизод завершен

Отредактировано Алонсо Андрадо (2016-10-09 13:13:50)

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » О грехах и искушениях