Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Маленькая, но увлекательная погоня


Маленькая, но увлекательная погоня

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

Алонсо вознёс горячую молитву Пресвятой Деве, прося спасти от искушения и нечистых мыслей, неподобающим образом разжигающих огонь плоти и приводящих в смятение душу. Женщина была сосудом греха, и потому Андрадо попытался думать о чем-то отвлеченном, как то: нуждающихся в починке сапогах, лености слуги, который наверняка проводил время в праздности, пока пыль на столе и книгах лейтенанта превращалась в пыльное серое покрывало. Подумалось и об отсутствии женской заботливой руки в доме, но, едва бросив взгляд на английскую даму, Алонсо чуть не перекрестился: представить её в фартуке и глухом платье казалось невозможным. А затем в голову пришло такое, что лейтенант зажмурился и истово забормотал мольбу избавить от искушения и провести дорогой праведности меж древ греха.*
Оттого он пропустил мимо ушей слова сеньоры Барлоу, за исключением последних.
- Оружие вряд ли помогло бы вам, сеньора. Уверяю вас, хрупкая женщина ничего не может противопоставить искушённому солдату с оружием в руках. Но вам повезло, что мы оказались поблизости.
Решение спасать эту женщину ещё не стало осознанным, не превратилось в план, но лейтенант уже просчитывал, где мог бы разместить спасённых женщин на "Эль Гато".
[NIC]Алонсо Андрадо[/NIC]
[STA]лейтенант[/STA]
[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/08/6b578f6f5da146940e00418e3d20859e.jpg[/AVA]
*что представилось Алонсо, вы узнаете позже.

+1

32

«Вам повезло…» Могла ли она подумать когда-либо, что будет рада встрече с испанским офицером? Несколько секунд Миранда просто стояла и смотрела на человека перед ней – вместе с этой небольшой речью, казалось, ушел весь запас сил и язык более не повиновался ей. Чудовищным усилием воли она стряхнула с себя оцепенение, понимая, что права на передышку пока нет.
- Я во всем полагаюсь на вас, лейтенант Андрадо, – сказала Миранда, в первый раз называя испанца по имени вслух и повторив это имя мысленно. Название чина – teniente, несмотря на чужой язык, отозвалось горечью в сердце: когда-то судьба связала ее с совсем другим лейтенантом… Но здесь и сейчас перед ней был иной человек, и этот человек при самом благополучном стечении обстоятельств все равно какое-то время будет присматривать за ней. Умея приспосабливаться, она приняла это и снова привлекла его взглядом. – Веря в небесное правосудие, порой приходится взывать к правосудию человеческому, – продолжила она, подумав о другом. При любых прочих обстоятельствах Джеймс не одобрил бы ее знакомства с испанцами, но этот союз был вынужденным: должна же она постоять за себя и за него. Томас остался неотмщенным, неужели теперь она может сдаться?
Благие намерения уступили место захлестнувшей ее ярости незаметно для нее самой. «Хрупкая женщина…» Что ж, пусть для того, кто назвал ее пиратской ведьмой, она таковой и останется. До самой его смерти, если ей сегодня так повезет. Тем самым будет нанесен удар злодею, приказавшему совершить это насилие над ней.
И Миранда, будто в изнеможении, склонилась на грудь офицера Андрадо, намереваясь подвигнуть его наконец на непосредственные действия по ее спасению.
- Нет сил страдать… Нет больше сил… – проговорила она.
[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-08-29 18:15:26)

+2

33

Макори успел шепнуть Джиму пару слов, но теперь засомневался в том,  справится ли тот с поручением: Джим был паренек шустрый и сообразительный, но когда дело зависело от неукоснительного выполнения приказа, именно эти качества ему и мешали. Как бы он не начал действовать на свой страх и риск и не принес больше вреда, чем пользы. Посмотрев в сторону шатра, в котором находились женщины и испанский лейтенант, Макори задумался, решая, что делать: ждать возвращения Джима из кубрика или проверить, что происходит в шатре: слишком уж надолго застрял там испанец. Тем временем остававшиеся на палубе солдаты в отсутствие своих командиров стали выказывать признаки нетерпения и утомления от долгого пребывания на палящем солнце: кое-кто небрежно оперся на мушкет, опустив его дулом вниз, другие тихо переговаривались, бросая взгляды на «Ла Беату» и «Эль Гато», ощетинившиеся пушками, как морские ежи иглами. В конце концов он принял решение ждать Джима, а испанцу дать возможность и дальше наслаждаться относительной прохладой шатра и общением с двумя красавицами. Главное, чтобы этому доброму католику не пришло в голову вообразить себя инквизитором и самолично заняться поиском меток, оставленных дьяволом на гладкой коже его прислужниц-еретичек.  Впрочем, покуда из шатра доносились лишь невнятные звуки неслаженного дуэта женского и мужского голосов, он был спокоен. Голоса его сестры не было слышно, из чего индеец заключил, что Тарите ничего не грозит. Судьба же пленницы его волновала лишь постольку, поскольку она была важна для его хозяина и побратима. Макори посмотрел туда, где небо сливалось с морем, образуя подернутую дымкой линию горизонта и прищурился: парус или мираж? Несколько мгновений спустя его сомнения превратились в уверенность: со стороны Нью-Провиденс к месту вынужденного дрейфа «Ганимеда» шёл корабль, и это не предвещало ничего хорошего, будь он испанским или английским.*

технический офф

Капитан Томсон, не «Орка» ли держит курс прямо в Наветренный пролив? Расстояние между кораблями, с которого можно разглядеть парус в ясный день – не более 14 миль, учитывая, что островные индейцы славились своим острым зрением и потому часто назначались впередсмотрящими.

[nic]Макори[/nic]
[sta]Правая рука Мак-Вильямса[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/oTzyO.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-08-29 16:17:18)

+1

34

Преувеличением было бы сказать, что лейтенант Андрадо умел обращаться с женщинами, в особенности женщинами страдающими. Едва изнемогающая от душевных терзаний англичанка прильнула к его груди, как сердце Алонсо пропустило удар и затем забилось раза в два быстрее обычного, грозя выскочить из груди и застрять где-то в горле.
- Се... - Алонсо откашлялся, - Сеньора, возьмите себя в руки. Я обеспечу вас защитой...
О, Пресвятая Дева! Защищать эту женщину придется не только от английских разбойников или своих моряков, но и от себя самого: разбуженная неприлично близким присутствием дамы плоть восстала против хозяина, требуя удовлетворения низких инстинктов. А это было недостойно офицера и идальго!
Настоятельно ощутив необходимость окунуться в ледяную воду, дон Алонсо все-таки обнял англичанку за плечи, с той же осторожностью, с какой обнимал бы волчицу, приди той в голову мысль прижиматься к Андрадо. По всему выходило, что англичанке придется отдать его, Алонсо, собственную каюту, единственную на "Пройдохе", а самому ютиться в гамаке. Но так и лучше: меньше сплетен, меньше искушений.
Хотя мысль об искушениях стала вдруг не такой пугающей. Скорее... приятной. А ведь если служанка откажется подняться  на "Пройдоху", надо будет помочь сеньоре снять платье...
[NIC]Алонсо Андрадо[/NIC]
[STA]лейтенант[/STA]
[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/08/6b578f6f5da146940e00418e3d20859e.jpg[/AVA]

+2

35

Хорхе и Родригес спустились в душное чрево «Ганимеда» вслед за шкипером и мальчишкой, возглавлявшим шествие подобно факелоносцу.  Внизу действительно никого не оказалось, - тут индеец не соврал, - и испанцы перестали сторожиться. Шкипер тоже, казалось, освоился в их компании и, помогая себе жестами, пытался обьяснить досмотрщикам на чудовищной смеси английского и ломаного испанского, что находится в бочках и ящиках, расставленных вдоль стен.
- Солонина, мука, ром, manteca, galletas, - тыча пальцем в бочки с провиантом, перечислял он припасы.
- Ром в кубрике? Ты смотри, какое доверие к команде! – хохотнул Хорхе, рассматривая одну из бочек, оснащенную медным краником. – А ну-ка проверим, что лакают английские собаки.
- Ты что, сдурел?! – строго одернул его Родригес, - Лейтенант Андрадо с тебя три шкуры спустит, если унюхает.
- Плевал я на Андрадо, - беззаботно откликнулся Хорхе. – Не унюхает! Этот кобель другой след взял, не до нас ему.
Присев перед бочкой, он отвернул краник и жадно припал к носику ртом.
- Вот дьявол! – после нескольких глотков заявил он. – Крепкое пойло! Это не та святая водица, которой после каждой мессы потчует нас под видом крови Христовой толстячок Жорди.
С самого утра у испанца не было во рту и маковой росинки, к тому же на «Эль Гато» царил сухой закон, и все, что получали моряки и солдаты – ложку дрянного разбавленного винца в качестве святого причастия. Поэтому  крепкий ямайский ром подействовал на него подобно хорошему удару дубинкой по голове: он поднялся на ноги, чувствуя себя размякшим, как кусок коровьего масла, долго пролежавший на солнце,  и тяжело оперся на бочку, на которой стоял фонарь, оставленный мальчишкой, не замечая, что недокрутил краник и ром продолжает литься тонкой струйкой на просмоленные доски.
- Пойдем отсюда, друг? – растягивая слова, промолвил он, адресуясь к Родригесу. –  Пойдем и доложим лейтенанту, что все чисто, иначе придется нам торчать на этой посудине до завтрашнего утра,  пока лейтенант не согрешит достаточно для того, чтобы было о чем поговорить на исповеди.
Родригес поморщился: божба и насмешки Хорхе над капелланом и лейтенантом были ему не по душе. Но сделать он ничего не мог, поэтому обратился к шкиперу с вопросом:
- Порох вы тоже храните здесь?
- Нет, сеньор!
– ответил Донс, с некоторым трудом уловив общий смысл обращенного к нему вопроса, и подкрепляя свое обьяснение руками, указывающими в противоположные стороны. – Порох, как и полагается, хранится в отсеках на носу и корме.
Тем временем Джим, пользуясь тем, что на него перестали обращать внимание, тихо прокрался к одному из рундуков. Бесшумно откинув   крышку, он просунул в него руку и, пошарив немного, извлек туго скрученный свиток. Что-то скользнуло рядом с его ногой, задев голую щиколотку: крыса! Джим дернулся, не удержав тяжелую крышку рундука, и она упала с глухим зловещим стуком, как топор палача. Испанцы как по команде повернули к нему головы. Свиток по-прежнему был в руках Джима, и старший из испанцев сделал шаг в его сторону,  протягивая руку за свитком. Джим метнулся к ступенькам, ведшим наверх, к выходу на палубу. Он совершенно потерял голову от страха и хотел только одного: отдать свиток Макори, а там будь что будет.
Хорхе сдернул с плеча короткий кремневый мушкет* и попытался прицелиться в беглеца. Но ром уже сделал свое черное дело: локтем он задел фонарь и тот свалился на пол. Хрупкое стекло разбилось и огонь свечи воспламенил лужицу, натекшую из бочки.

Испанский ударно-кремневый мушкет образца 1692 года

http://sa.uploads.ru/KQIz9.jpg
В 1692 году губернатор Педро де Варгас силами мексиканских войск, вооруженных ударно-кремневыми мушкетами, начал отвоевывать Нью-Мексико. Мушкеты этого типа выпускались в весьма ограниченных количествах и были распространены только в среде испанцев.

Отредактировано Рулевой (2016-09-02 17:20:40)

+1

36

Выждав немного, Миранда отстранилась. Ум ее работал четко, как часы. Окинув взглядом шатер в поисках того, что могло бы ей пригодиться, она вынула из сундучка полосу кисеи. На Нью-Провиденс она носила тонкие муслиновые платки, заправленные в вырез платья, – наподобие фишю по французской моде, – чтобы защититься от солнца во время работы вне дома. Кисея была шире и длиннее, и Миранда набросила ее на плечи, завязав спереди небольшим узлом.  Следом она взяла со столика гребешок и, сперва показав на ладони испанцу – мол, посмотрите, сеньор, это не нож, – убрала его за корсаж.
Чувствуя облегчение оттого, что ее замысел удался, Миранда тем не менее обеспокоилась иным. Став небезразличным к ней, не стал ли офицер равнодушен к происходящему на палубе? У нее не было причин для того, чтобы забыться, и она вежливо спросила:
- Сколько с вами спутников, сеньор? В безопасности ли они?
[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-09-03 01:27:26)

+1

37

Макори продолжал следить за парусом, застывшим на горизонте: корабль находился достаточно далеко, поскольку за все то время, что он за ним наблюдал, оставался лишь размытым силуэтом на фоне ясного неба, подернутого почти прозрачной дымкой размазанных перистых облаков. И все же он шел к ним, и, если ветер не переменит направление, всего через несколько часов приблизится на расстояние пушечного выстрела.
- Мак! – тонкий, вибрирующий от страха и возбуждения мальчишечий голос разорвал пелену монотонного гула, сплетенного из скрипа снастей и негромких переговоров тех, кто был на палубе. Из черной дыры высунулась тонкая рука, сжимающая свиток, и тут же скрылась, а звук мушкетного   выстрела, донесшийся из трюма, разрушил хрупкое перемирие, до тех пор царившее на «Ганимеде»: испанцы, не дожидаясь появления лейтенанта Андрадо, дружно взвели курки мушкетов, взяв на прицел  матросов, толпившихся на полуюте как стадо перепуганных овец.
Макори, вооруженный лишь коротким буканом, бросил взгляд на черные жерла пушек, торчащих из открытых портов «Ла Беаты», уверенный в том, что если на палубе начнется пальба, капитан испанского шлюпа отдаст приказ открыть артиллерийский огонь. Он сделал шаг по направлению к люку, но оттуда уже показалась всклокоченная голова  испанца. Родригес выбрался на палубу, держа в руке свернутый в трубку кусок холста, и проревел как бык, разъяренный красной мулетой матадора:
- Шлюпки на воду! Уходим с этой чертовой лохани: в трюме пожар!
Преодолев расстояние до шатра двумя гигантскими шагами, он ворвался внутрь и снова заорал, забыв о субординации:
-  На шлюпе пожар, а у нас в распоряжении только пара гнилых английских шлюпок: мы не можем ждать, когда за нами вернутся те, которые нас сюда доставили!

Технический офф

Курок ударно-кремневого замка можно было не держать постоянно на взводе, в то же время ударно-кремнёвый замок был склонен к частым осечкам

Пожары на парусниках возникали достаточно часто и развивались стремительно. Времени у вас мало, сеньоры и сеньоры!

Дон Алонсо, напоминаю, что в отсутствие дона Диего вы вправе использовать эту деталь:

Диего Осорио написал(а):

- Синьор Варгес, синьор Нуньес, - Диего удержал боцмана, попутно подзывая старшего канонира «Ла Беаты». - Мы знакомы всего третий день, но я надеюсь, что могу на вас положиться. Подготовьте орудия к бою и не сводите глаз с английской палубы. Если там произойдет… Что-нибудь, чего мы с вами не ожидаем, например, вооруженное столкновение, немедленно открывайте огонь. Ни в коем случае не подпускайте господ-англичан к парусам.
Ответом ему послужило почти осязаемое молчание, и Диего догадывался, о чем не спешат обмолвиться его подчиненные.
- То, что в этот момент на палубе могут находиться ваши товарищи, не должно вас остановить, - уточнил он. - Это вам ясно?
- Так точно, сеньор капитан.
- В таком случае, за дело.

Отредактировано Рулевой (2016-09-04 19:16:17)

0

38

Всякие мысли о сеньоре, платье и том, что у сеньоры под платьем разом покинули голову лейтенанта Андрадо. Огонь пожирал корабли в считанные минуты, времени почти не оставалось. Схватив англичанку за руку, Алонсо толкнул ее к Родригесу:
- Шлюпки на воду, сеньору с собой, и скажи англичанам, чтоб делали плот: может, успеют...
Не дожидаясь ответа и не сомневаясь, что Родригес исполнит все в точности, дон Алонсо шагнул к забившейся в угол служанке, но та вскочила на ноги и выбежала из шатра. Покинув шатер вслед за ней, Андрадо разыскал взглядом высокого индейца и быстрым шагом подошел к нему. Краем глаза он заметил, что из трюма выскочил, чуть покачиваясь, Хорхе, следом за ним вылез английский шкипер, таща за собой мальчишку, и за ними потянулась струйка дыма, заставившая Алонсо поторопиться. Кто знает, сколько еще "Ганимед" останется на плаву и в целом виде? Лейтенант заорал, повернувшись к Хорхе:
- Все с "Ла Беаты", в шлюпку! Хорхе, командуешь. Отойти от этого  шлюпа на безопасное расстояние, не спеша идти к "Ла-Беате".
Повернувшись к Макори, Андрадо заговорил, стараясь быть убедительным:
- Сеньор, ваш корабль горит. Я настойчиво рекомендую вам покинуть его: я не могу оставить здесь своих людей и вынужден забрать ваши шлюпки, но вы можете либо плыть, держась за борта, либо доплыть до наших шлюпок и на них добраться до "Ла Беаты" или "Эль Гато". Мы доставим вас до ближайшего испанского порта в целости и сохранности, даю слово - но дальше ваша судьба будет зависеть от коменданта форта, то есть, не стану скрывать, вы почти наверняка станете пленниками. Либо вы можете построить плот и на нем плыть, куда пожелаете. Топить его мы не станем. Обеих женщин я заберу с собой, они будут в неприкосновенности, клянусь вам. - Алонсо запнулся, вспомнив даму в шатре.
Плеск за бортом сообщил лейтенанту, что шлюпки спущены. Оставаться дальше на "Ганимеде" было не просто глупо, а смертельно глупо: как только огонь доберется до пороха, взрыв разнесет шлюп в щепки.
- Сеньор, я предлагаю вам место в шлюпке. - Если он не предложил бы этого, то всю жизнь мучился бы, сознавая, что  позавидовал щедро одаренному Господом индейцу и бросил его на верную смерть. - Только поторопитесь, мы не станем ждать: пусть наши жизни в руках Господа, но не стоит чрезмерно испытывать Его терпение.
Как два шлюпа смогут принять на борт еще команду "Ганимеда", Андрадо старался не думать. Лучше бы англичане решили строить плот, но не предложить индейцу спасти людей Алонсо, как добрый христианин, никак не мог.
[NIC]Алонсо Андрадо[/NIC]
[STA]лейтенант[/STA]
[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/08/6b578f6f5da146940e00418e3d20859e.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-09-06 12:17:16)

+1

39

Когда речь шла о спасении его собственной жизни, шкипер Донс становился необычайно деятельным. Выбравшись из люка,  он бросил одно-единственное слово, -«ром!», - дав понять Макори, что дело обстоит гораздо серьезнее, чем могло показаться, и тут же гаркнул, перекрикивая нестройный и взбудораженный хор испанцев:
- Дюжина к помпам и ведрам! Остальные – рубите мачту, тащите шесты и веревки!
На палубе закипела работа: не обращая внимания на спешно эвакуирующихся испанцев, рой трудолюбивых английских пчел бросился исполнять приказ шкипера. Макори, видя, что Донс в своем рвении превосходит пределы своих обычных возможностей, и удостоверившись, что Джим цел и невредим, хотя и выглядит немного помятым и пристыженным, выслушал обращенную к нему речь испанского лейтенанта с невозмутимостью стоика: эта черта характера, присущая всем его соплеменникам-мужчинам, была, увы, неподвластна пониманию белых людей.  Трепещущая Тарита жалась к нему, исподлобья бросая взгляды на Андрадо, и, казалось, только рука исполина способна оторвать ее от брата.
- Моя сестра останется со мной, – сказал Макори, прижимая к себе Тариту еще крепче, - Что же касается женщины, которую вы забираете... - черные глаза индейца недобро сверкнули, выдавая его истинные чувства, - Я благодарен вам за то, что вы спасаете ее жизнь, снимая с меня ответственность перед ее настоящим господином, но должен предупредить: что бы она вам не наговорила, верьте ей не больше, чем гиене: неверные жены лукавы. Ее муж – влиятельный и богатый человек, и он будет пытаться вернуть ее себе несмотря на все, что она совершила, поэтому постарайтесь не множить ее грехов – ради ее же блага.
На Родригеса, появившегося из шатра с прекрасной ношей на руках, он взглянул лишь мельком и произнес несколько слов на своем родном языке, обращаясь уже к Тарите, после чего отпустил ее, а сам присоединился к матросам, по цепочке передававшим ведра с водой к отверстию люка.

Свернутый текст

Действия Родригеса согласованы с Мирандой Барлоу

[nic]Макори[/nic]
[sta]Правая рука Мак-Вильямса[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/oTzyO.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-09-07 11:19:17)

0

40

В сердце Миранды бушевала теперь целая гамма чувств, описать которую было бы затруднительно даже тонкому знатоку человеческих душ: радость, страх, тревога, надежда, отчасти удовлетворенная жажда мести. Пожар, по ее мнению, был не чем иным, как возмездием, но вот какая высшая сила наслала его? Ах, ей все равно сейчас, все равно, пусть вся преисподняя вмешалась в судьбы людей на этом корабле! Никогда прежде она не думала, что пожар на море может быть страшен для моряков не меньше, а то и больше, чем для простых людей на суше.
Поскольку из беседы Андрадо и Макори ей не довелось услышать ни слова, не довелось также из-за поднявшегося на корабле шума хотя бы расслышать интонации – разговор, очевидно, велся негромко, – то ее убежденность, что лейтенант безоговорочно верит ей, ничем не омрачилась. Тревожило только возвращение индеанки к брату: ведь она говорила испанцу, что «служанку» похитили вместе с ней с Нью-Провиденс. Но беспокоиться об этой нестыковке в рассказе ей, занятой спуском в шлюпку, было некогда.
Внешне она осталась невозмутимой и в шлюпке, спокойно и чинно сев рядом с тем, кого Андрадо назвал Родригесом. Из-за пазухи Родригеса высовывался край какого-то свитка, но Миранда, ни разу не видевшая сего предмета на корабле похитителей, не придала этому значения.

Примечание

Что касается шлюпки и свитка, согласовано с АМС

[ava]http://s0.uploads.ru/6Jfwz.jpg[/ava]

Отредактировано Миранда Барлоу (2016-09-08 00:04:38)

0

41

Испанские шлюпы, взяв на борт своих солдат, поспешили разойтись в разные стороны, удаляясь от обреченного «Ганимеда» с той скоростью, развить которую позволяли им направление ветра и искусство их капитанов. И если «Ла Беата» интересовала Макори ничтожно мало, «Эль Гато», на котором находилась пленница, занимал все его мысли, несмотря на то, что угроза погибнуть на горящем шлюпе становилась почти ощутимой. Очень возможно, что шлюп лейтенанта Андрадо взял курс на Сантьяго-де-Куба, - по крайней мере, в том направлении, куда указывал нос «Пройдохи», другого крупного поселения не было.
Тем временем из люка стали вырываться языки пламени, пробиваясь сквозь облако густого дыма.
-Бесполезно! – Донс устало провел пятерней по лбу, размазывая копоть и оставляя  на коже грязные разводы. – Шлюп застрахован, ты же знаешь...А отсюда до Моль-Сен-Никола* рукой подать, если ветер не переменится.
Макори указал на парус, все еще маячивший  вдалеке:
- Видишь корабль? Надо двигаться ему навстречу: всего через несколько часов они нас заметят.
Шкипер приставил ладонь козырьком ко лбу и прищурился, разглядывая светлый треугольник.
- А если это испанский корабль? – возразил он. – Нет уж! Я с испанцами никаких дел иметь не хочу: не успеем оглянуться, как будем гнуть спины на гаванских судоверфях. Уж лучше к французам...Самое позднее к рассвету мы будем пить бренди в компании креольских красоток. Судовая касса при мне, - шкипер выразительно похлопал себя по животу, к которому кушаком была туго привязана кожаная сума с деньгами и вахтенным журналом. - Эй, ребята! Поторапливайтесь! Тащите с камбуза все, что еще не успели сожрать и выпить, и спускайте на плот!
Матросов не пришлось просить дважды: несколько человек бросились к камбузу и через несколько мгновений снова появились на палубе, катя перед собой бочонки с солониной, сухарями и пресной водой к подветренному борту, у которого на волнах покачивался плот,  принайтовленный к «Ганимеду». Опершись на фальшборт, шкипер некоторое время наблюдал за погрузкой провизии, затем обернулся к индейцу и озадаченно нахмурился: Макори приматывал к  планширю конец веревки, другим концом которой был крепко обвязан пустой бочонок, уже плясавший на воде с наветренного борта, противоположного тому, у которой находился плот.
- Ты что это задумал? – пробормотал Донс  и тут же отпрянул от своей подпорки, пораженный догадкой. – Да ты рехнулся! Рехнулся! Ты и ста ярдов не успеешь проплыть, как тебя сожрут акулы!
Макори рассеянно улыбнулся, окидывая взглядом спокойную водную гладь, и наполовину вытащил из ножен короткий букан:
- Спускайся на плот, Донс: тебя заждались. И береги мою сестру пуще судовой кассы. – Макори снова улыбнулся, на этот раз уже далеко не так мягко и рассеянно, как в первый раз. – В глубине души ты знаешь, что я вернусь за вами, где бы вы ни были, и если рядом с тобой не будет Тариты, смерть от зубов акулы покажется тебе райской участью.
Донс попятился, споткнувшись о разбросанные по горячей палубе части такелажа, развернулся и заторопился к подветренному борту. Макори проводил его взглядом, дождался, пока голова шкипера не скрылась за бортом и прыгнул в волны, на которых дожидался его пустой бочонок. Вынырнув на поверхность, он ухватился за веревку, подтянулся и перерезал ее своим острым буканом как мог выше, после чего быстро поплыл прочь от горящего шлюпа, зажав конец веревки между своими крепкими зубами.

Эпизод завершен

*

Страхование кораблей и груза существовало задолго до появления компании Ллойда.
Моль – Сен – Никола (Môle-Saint-Nicolas)  – город на северо-западе Гаити (бывш. Эспаньола) , получивший свое название после того, как Франция обрела контроль над западной частью острова в 1697 году 

[nic]Макори[/nic]
[sta]Правая рука Мак-Вильямса[/sta]
[ava]http://s4.uploads.ru/oTzyO.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-09-07 18:28:42)

+2


Вы здесь » Нассау » Морские просторы » Маленькая, но увлекательная погоня