Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Постерегите мою добычу, сэр!


Постерегите мою добычу, сэр!

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Только было Мэри собралась послушать ответ и поболтать о погоде, запивая знойный день ананасовой водой, как дом сотряс вопль. Что именно кричали, она не расслышала, но происходило это наверху. Возможно, в этот момент воспитанию Мэри Доусон позавидовали бы и в далеком Китае, где сыновняя почтительность считалась одной из главных добродетелей. Мэри подумала, что как бы не шли переговоры главы семейства, женщине вмешиваться в них, как делали жены фермеров и ремесленников, означало поставить мужчину в неловкое положение. А потому мисс Доусон, как ни в чем не бывало, улыбнулась и взяла апельсин.

Салли застыла посреди комнаты как вкопанная, глядя наверх и готовая сию секунду бросить все и сорваться с места. Если бы не кувшин ананасовой воды и поднос с посудой, занимавшие ее руки, Мэри готова была поклясться - негритянка так бы и поступила.

- Салли, - тихо сказала девушка, зная, что та почувствует в ее голосе ровно то, что должна была, - мы очень хотим пить.

Сверху грохотало и топало, отчетливо послышался звук открывемых ставней. Мэри казалось, что сердце уже где-то в пятках. Ах, если бы здесь был мистер Хоббс и не было гостей, какая прекрасная возможность упасть в обморок! - некстати подумала Мэри, - даже и стараться бы не пришлось!
К счастью, мысли девушки остались в голове, а не последовали трусливо вслед за сердцем и душой. И потому, когда незнакомец выбежал на лестницу, выкрикивая неприличные для приличного общества слова, Мэри Доусон, сама себя не узнавая, положила апельсин обратно в вазу и сказала гостье:

- Простите меня, Палома, я вынуждена вас ненадолго оставить.

Она торопливо и еле сдерживаясь, чтобы с ахами и охами не побежать, направилась наверх. Проходя мимо незнакомца, Мэри холодно заметила:

- Будьте добры, подождите в гостиной. И не пугайте слуг.

На последней ступеньке она обернулась:

- Салли, пошли за мистером Хоббсом. Быстро! И пусть Крис подаст гостю воды, а то ему мерещится, что он уже в аду среди чертей.

На этот спектакль потребовались какие-то мгновения, но Мэри Доусон они показались вечностью!
Наконец, два шага, порог, стена - и Мэри смогла себе позволить быть просто дочерью.

- Папа! Папа! - она кинулась к отцу и мгновенно все поняла, только взглянув на него - сейчас, сейчас, потерпи...- приговаривала она, бросаясь к столику, хватая коробку с порошками. Не тот, не тот, опять ... Вот! то, что нужно!  Плеснула в стакан воды, попутно расплескав полграфина вокруг. Слава Богу, что она в свое время выспросила у доктора во всех подробностях, какие лекарства могут помочь в случае приступа! Мэри разорвала маленький сверток, высыпала в стакан и размешала прямо пальцем.

- Сейчас, сейчас, папа, вот... Пей. Пей. Не торопись...

Нежно она приподняла голову отца и как можно аккуратнее поднесла стакан к его  губам. Глубоко вдохнула - чтобы не дай бог руки не тряслись. Боже милостивый!

Отредактировано Мэри Доусон (2016-09-20 21:48:28)

+1

32

Палома сдержала в себе желание кинуться вслед за девушкой, которую уже мысленно считала своей защитницей.
Суматоха... встревоженные голоса слуг... посеревшее лицо толстой негритянки...
Сеньорита поняла из брошенных слугами фраз: хозяину дома стало плохо.
Пленница опустила голову и тихо начала молиться за человека, которого минуту назад прочно причисляла к своим врагам.
Нет, не христианское всепрощение подсказывало ей слова молитвы.
Если этот фальшиво-добродушный английский мистер умрет... куда повезет ее пират? Будет ли новая тюрьма такой же респектабельной, как эта усадьба? Найдется ли там порядочная женщина, чье присутствие послужило бы залогом спасения доброй репутации Паломы?
О нет! Пусть плантатор останется жив! Милосердный Иисус, спаси его!

+1

33

Пока в доме знакомились, спорили, затем суетились и бегали, Мейнард Хоббс, не зная всего этого, валялся на сене в конюшне, излагая своей лошади мысли относительно прогулки и ручки мисс Мэри. Руки Хоббс закинул за голову, в зубах у него была травинка, а в глазах - мечтательность, более подобающая зеленому юнцу, нежели управляющему плантацией. Тем более возраста мистера Хоббса, по меркам Нассау - вполне достаточного, чтобы считаться несколько заждавшимся свою миссис Хоббс.
Лошадь управляющего меланхолично хрупала попадавшейся среди сена свеклой, размышляя о своем, лошадином, но Мейнарду казалось, что его слушают весьма внимательно. А что еще нужно, кроме внимательного слушателя?
Словом, мистер Хоббс витал в облаках, как это свойственно влюбленным, и потому суматоха в доме не привлекла его внимания, покуда не возник в дверях конюшни растрепанный негритенок, молитвенно сложивший руки и выпаливший на одном дыхании:
- Масса Хоббс! Беда у нас! Вас мисс Мэри зовет, хозяину плохо, помирает, кажись!
Позови его кто другой, и, казалось Мейнарду, черта с два он бы встал и куда-то пошел. Но мисс Мэри... ах, мисс Мэри!
Подхватив шляпу и отряхнув штаны, Хоббс поспешил на зов своей звезды.
В спальне Доусона он оказался всего через несколько минут, но, не желая мешать, встал у стенки, почтительно прижав шляпу к груди. Хоббс позволил себе только обозначить свое присутствие деликатным покашливанием и сказанным вполголоса:
- Звали, мисс Мэри?

+1

34

Появление Хоббса подействовало на Мэри так, словно перед ней предстал сам ангел и протянул одной рукой кружку, доверху наполненную силой, а другой- разрешение быть слабой дурочкой.

- О! Мистер Хоббс! - счастливо воскликнула девушка и чуть не продолжила "Вы спасете меня!", но вовремя остановилась.
- Какое счастье, что Вы здесь!
Не выпуская руку отца из ладоней, Мэри смотрела на управляющего так, будто в ее глазах сосредоточилось все волнение всех женщин Нассау, за исключением, пожалуй, волнений Салли, потому что эмоции скалы были юной мисс Доусон недоступны.

- Отцу плохо! Я дала порошок и воды, но нужен врач... Наверное...

"А если он умрет?" - наконец, ужасная мысль нашла-таки дорогу в голове Мэри и обожгла огнем. Ее бросило в жар, она закрыла лицо ладонями, будто так ужасная мысль до нее не доберется, но страх душил... Девушка рванула шнуровку на корсете и сделала глубокий вдох.

- Мне страшно, Мейнард... - прошептала Мэри, даже не замечая, что называет его по имени, - пожалуйста, пожалуйста... Спасите его...

+1

35

Хоббс, в общем-то, не был злым человеком, совсем даже наоборот. Поэтому он быстро взял себя в руки, отвел взгляд от затрещавшей шнуровки корсета мисс Мэри и посмотрел ей в лицо. Очень милое личико, надо сказать, вызывавшее у Хоббса прилив нежности к сердцу и крови к другим органам. Опустившись на одно колено и взяв ручку девушки в свои лапищи, Мейнард хрипло произнес - как произносят клятвы:
- Я привезу врача, Мэри!
Поднявшись, он неохотно выпустил добычу в виде тоненьких пальчиков мисс Доусон и потопал к выходу, оглянувшись лишь раз, от дверей, и найдя представившуюся его взору картину на редкость трогательной: девушка у постели больного отца. Одна мыслишка зашевелилась где-то в голове Хоббса, примерно за левом ухом и в сторону макушки: уж не подействовало ли средство, которым он подпаивал хозяина, дабы ускорить процесс перехода собственности мистера Доусона в статус наследства мисс Мэри и, как следствие, во владение мистера Хоббса?
С этой мыслью он и вышел из дома, оседлал возмущенную таким поворотом событий лошадь и поскакал в Нассау, решив, что уж доктор разберется, что к чему, и нельзя ли как-нибудь так повернуть дело, чтобы...
Лошадь споткнулась, Хоббс от неожиданности прикусил себе язык и мысль то ли куда-то убежала, то ли просто спряталась до поры до времени.

Отредактировано Мейнард Хоббс (2016-10-04 11:33:35)

+1

36

Порошок, выданный любящей дочерью, возымел на больного действие более быстрое и эффективное, нежели если бы его собственноручно всыпал ему в рот лучший бостонский эскулап. Впрочем, возможно, что само присутствие Мэри благотворно повлияло на самочувствие скоропостижно захворавшего отца, а громкий треск ее шнуровки вернул умирающего к мирской суете. Говард Доусон, уже успевший попрощаться с процветающей плантацией, неистощимыми запасами малаги и надежной кормой Салли, приоткрыл глаза: к нему постепенно возвращалась способность видеть и наблюдать. А наблюдал он следующее: Мэри взирала на Мейнарда Хоббса  так, что он уже готов был поверить Салли, которая постоянно бубнила о том, что совсем скоро его единственная наследница обзаведется "кузовком" в качестве подарка от управляющего.
Доусон пошевелил пальцами и осторожно вытянул их из теплой ладошки Мэри, раздумывая, как ему быть и на какую кудыкину гору отправить с поручением Хоббса. Его опередила Мэри, послав управляющего на поиски доктора, но это не решало проблемы: через час - другой ненавистный охотник за рукой, сердцем и приданым вернется и снова будет обольщать (Доусон гнал из головы другое, более страшное слово - "развращать") его невинную пташку. И тут плантатора осенило: если его деловой партнер еще не покинул особняк, надо ковать железо, пока кузня не остыла! Менее часа тому назад он оказал Адаму неоценимую услугу, согласившись принять под свой кров пленницу-испанку, теперь настала пора попросить капитана о взаимной услуге, а именно, - приютить на своем судне управляющего Хоббса! При этом Доусону было глубоко наплевать на то, в какую сторону будет держать путь корабль капитана Томсона. Его устраивало любое направление, главное, чтобы Адам не забыл ссадить пассажира на берег какого-нибудь неколонизированного острова, не указанного на картах. Конечно, придется попотеть, чтобы найти нового управляющего, но он был готов на любые жертвы ради сохранения чести, доброй репутации и  нравственности своей дочки.
- Салли...Сэл...кто-нибудь! - проскрипел Доусон, приподнимаясь на подушках. - Позовите-ка ко мне капитана Томсона!

Отредактировано Говард Доусон (2016-10-04 12:15:14)

0

37

То, как скоро Мейнард примчался и с каким пылом он отозвался на ее просьбу, убедило Мэри в том, что она полюбила человека достойного и благородного - хотя бы этой проблемы перед ней не стояло.
Эти недолгие размышления прервал отец.
- О, папа! - счастливо прошептала Мэри, когда мистер Доусон пошевелил пальцами, и одарила отца взглядом столь полным любви и обожания, что даже слезинка не выдержала и скатилась по щеке дочери.

- Как ты? Вот... Еще глоток воды, пожалуйста... - Мэри поднесла стакан, -не волнуйся, мистер Хоббс уже поехал за доктором.

Она говорила что-то ласковое, хлопотала, лишь бы папа слышал, что она рядом и все будет хорошо. Отца Мэри обожала и сегодня она испугалась по-настоящему. Да... День выдался слишком насыщенным событиями и, главное, чувствами. Счастье, смятение и испуг сменили друг друга так стремительно, что Мэри Доусон вдруг почувствовала прилив такой усталости, будто она лично неделю работала на плантациях. Руки тряслись и дышать было трудно. Девушка подошла к распахнутому окну и подставила лицо едва слышному ветерку. Она увидела, как Хоббс удаляется по дороге в город. Мейнард... Наблюдая за тем, как всадник спешит в Нассау, Мэри подумала, что раз судьба распорядилась именно так, то она, Мэри Доусон готова встретить все последствия этого чувства, а потому ей придется позаботиться о спокойствии отца.

Девушка вздрогнула, когда мистер Доусон позвал Салли.

- Папа! - она тут же оказалась у ног отца и взгляд ее на этот раз был серьезным, - что ты делаешь?! Ну какой капитан?! Какие дела?!

Мэри вскочила, налила воды уже себе и залпом опустошила стакан, перевела дух и через мгновение уже снова держала отца за руку.

- Папа, я прошу тебя! Я тебя умоляю, дождись врача! Какие дела могут быть сейчас? Тебе сейчас нельзя думать вовсе! - и, наконец, Мэри включила последнее средство и тихо и беспомощно заплакала:
- Ах, папа! Ты меня убиваешь!

Отредактировано Мэри Доусон (2016-10-04 14:27:00)

+1

38

Капитан Томсон и сам собирался войти к Доусону без приглашения: если старик погрузился в беспамятство, то испанку стоило увезти подальше. Ведь если плантатор решил отправиться в страну, где нет ревматизма и всегда хорошая погода, то значит - все планы нужно было переигрывать. Вряд ли бы на этом острове, да и во всем Новом свете нашелся хотя бы один человек, который был бы столь же сильно расположен к Адаму, и, тем более, согласился бы участвовать в его коварном предприятии, сулившим такой куш. Кроме того, эти драматические события открывали и другие неприятные перспективы, а именно: то что Томсон непременно оказался бы в крайне затруднительном положении на острове, поскольку он печенкой чуял, что Гатри в курсе их с Доусоном махинаций с ценами на товары.
В общем - действовать надо было быстро, поэтому Адам собрался и быстрым шагом вошел в комнату, проигнорировав удивление Рюна, который, ошарашенный всем происходящим, также вскарабкался наверх.
- Мистер Доусон! - внутри у капитана словно все упало, когда он увидел, что старик в сознании. - Мистер Доусон! Слава Господу, что вы живы! Я страшно перепугался!
Капитан подошел к старику и взял его руку в свои ладони, словно любящий сын, склонившись над ложем больного отца.
- Мы обязательно обсудим наш щекотливый вопрос позже, а теперь я думаю, мне лучше покинуть ваш дом и дать вам возможность отдыха.

+1

39

Едва слезы потекли по щекам и Мэри уж было решила, что они вот-вот подействуют на отца, как она обнаружила подле себя этого господина, что совсем недавно кричал на ее слуг.
Кто это такой? И почему он ведет себя так, словно ее здесь и нет вовсе?

Мэри не отпускала руку отца и с удивлением смотрела на незнакомца. Так они и держали Говарда Доусона каждый за руку, взирая на него с искренним беспокойством.

Услышав последнюю фразу господина, Мэри почувствовала, что внутри поворачивается очень странное и очень нехорошее чувство.

- Что это значит? - ледяным тоном спросила она, - Разве Вы не видите, мистеру Доусону нехорошо? Мы ожидаем врача. Не будете ли Вы столь любезны оставить дела до лучшего момента?
Она оглянулась на второго человека и добавила:

- И пусть Ваш спутник уходит.

"Щекотливый вопрос... Что еще за щекотливые вопросы может обсуждать такой порядочный и безупречный джентльмен, как ее отец? Либо этот человек что-то перепутал, либо...А вдруг папе грозит опасность? Что же делать? Поговорить с Мэйнардом? Или, может быть, с Элеонор? Да... Может быть... Она или мистер Гатри, быть может, знают, кто этот человек..." Это было слишком даже для такого дня, и Мэри Доусон решила, что обязательно обдумает это. Завтра. Она оглядела господина, на всякий случай стараясь запомнить его как можно лучше.

Отредактировано Мэри Доусон (2016-10-09 02:01:15)

+1

40

Этот день приносил Говарду Доусону сплошные сюрпризы: обретение юной и красивой жилицы и туманной перспективы приумножить с ее помощью приданое Мэри; телесный удар, постигший его в разгаре беседы с капитаном Томсоном; наконец, стремительное выздоровление благодаря нежным заботам любимой дочери... О да, этот день он запомнит надолго! Единственным темным пятном  на этой картине был Мейнард Хоббс, и даже тот факт, что он преодолел свою природную лень и поехал за доктором, не уменьшило антипатии к нему его нанимателя. Доусон был убежден, что управляющий просто отлынивал от своих прямых обязанностей, предпочтя им необременительную поездку в город.
Появление же капитана Томсона он воспринял как еще один знак крепости и нерасторжимости их деловых уз. Дорогого Адама так никто и не позвал, но он явился сам, почувствовав, что его деловой партнер в нем нуждается сильнее, чем в эскулапе, на поиски которого отправился Хоббс. Растроганный донельзя, старый плантатор пожал руку капитана и некоторое время удерживал ее в своей, в который раз подумав о том, как славно было бы обрести в его лице сына, укрепив деловую основу их отношений крепкими семейными нитями. Поскольку за вторую руку его держала Мэри, картина получалась по-настоящему трогательной и многозначительной, и Доусон с трудом удержался от того, чтобы соединить вместе маленькую ручку дочери и крепкую ладонь капитана и произнести в присутствии свидетеля, коим являлся бородатый помощник капитана, сакральную фразу "Благословляю вас, дети мои!"
Однако этой идиллии не суждено было случиться: вмешалась Мэри, не ведавшая об истинной  подоплеке их встречи с капитаном и потому не подозревавшая, какую угрозу она наносит своему же будущему финансовому благополучию.
- Дитя мое! - ласково обратился Доусон к дочери, бросая невыразимый взгляд на капитана: тот особый, мужской взгляд, которым заговорщики обмениваются друг с другом. - Я чувствую себя значительно лучше, Бог свидетель! С такой заботливой сиделкой, как ты, мне не нужны ни шарлатаны-врачи, ни их сомнительные снадобья! Поскольку капитан Томсон уже уходит, я хотел напоследок попросить его о дружеской услуге, которую он может оказать мне в Нассау. А ты спускайся к нашей гостье и подбодри ее: бедняжка столько перенесла во время тяжелого и длительного плавания!
Еще один быстрый невыразимый взгляд в сторону дорогого Адама, призывающий его к молчанию.
Доусон поудобнее откинулся на подушки и похлопал по краю кровати, прикрытой толстым одеялом:
- Присядьте, дорогой Адам! Я задержу вас и вашего спутника буквально на несколько минут, не более.
Доусон перевел взгляд на крепкого моряка у двери: еще пара таких же морских волков, и замысел, появившийся у него в голове, может получить очертания.

Эпизод завершен

Отредактировано Говард Доусон (2016-10-09 10:42:34)

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Постерегите мою добычу, сэр!