Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Постерегите мою добычу, сэр!


Постерегите мою добычу, сэр!

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Действующие лица: Адам Томсон, Палома Моренте Алмейда, Говард Доусон
Время: вторая половина дня- 20 июля 1714 года, вторник.
Место: Нью-Провиденс, порт; затем плантация Доусона. В промежутке возможна дорожная сцена.
Спойлер: пленные - это не только рабы или выкуп. Это еще и постоянные накладные расходы на их содержание. А если речь о пленных, взятых на судне - это еще и лишний вес и занимаемый объем. Когда твое судно - небольшой шлюп, где каждый дюйм пространства на счету, проблема встает особенно остро. Поэтому капитан Томсон решает оставить свою очаровательную пленницу на попечение знакомого плантатора. До поры.

Источник творческого вдохновения

+1

2

Раскачиваясь на волнах, к берегу шла небольшая шлюпка, в которой было пять человек: помимо двух гребцов на веслах, на корме примостился вооруженный мушкетом и тесаком матрос, а на носу сидел капитан Томсон в компании молодой барышни-испанки.
Солнце, начавшее клониться к закату, играло на ряби волн, отбрасывая на лицо капитана, выражавшее нескрываемое разочарование, блики. Томсон то и дело бросал быстрые взгляды на свою спутницу, и по всему было видно, что пират с одной стороны хочет от нее поскорее избавиться, а с другой - испытывает от этого какой-то внутренний дискомфорт. С тех самых пор, как Палома попала на его "Орку" пленницей, капитана мучила совесть.
Адам сразу понял, что перед ним дочь состоятельного отца, и что с нее можно срубить неплохой выкуп, оттого и забрал ее вместе с кассой и частью груза "Святого Мартина". Однако и происхождение, и образ жизни, и желание получить от отца девушки солидный выкуп, сохранив при этом лицо, а также то, что Иммануил Кант* впоследствии назвал внутренним моральным императивом, обязывали капитана обеспечить девушке достойное содержание. Томсон не был из тех пиратов, которые доводили пленных до изнеможения, подвергали их многочисленным издевательствам. Пленник - такой же товар, как и мешок с копрой. И как мешок не должен быть рваным, грязным, а копра - высушенной, так и пленник не должен был выглядеть, словно вышел из десятилетнего заточения в Ньюгейте**.
Адам поглядел через плечо. На берегу их дожидалась повозка с открытым верхом, запряженная гнедой кобылой, подле которой стоял какой-то деревенщина с волосами, торчащими во все стороны как солома. Повозку Адам нанял за несколько пенсов, чтобы довести Палому до места ее "заточения".

- Мистер Доусон хороший человек самых добродетельных принципов. Ты не будешь чувствовать себя там как в плену, скорее гостьей. - сам не зная зачем, произнес Адам успокоительным тоном, вызвав у сидевшего на корме шведа Рюна кривую снисходительную улыбку.

*Иммануил Кант (1724-1804) - родоначальник немецкой классической философии.
*Ньюгейтская тюрьма - одна из старейших лондонских тюрем, существующая по меньшей мере с 12 века.

Отредактировано Адам Томсон (2016-07-20 13:40:43)

+2

3

Слез не было. Слезы были выплаканы там, на борту, над телом донны Розы, скончавшейся от сердечного приступа.
А ведь до этого страшного дня Палома тихо ненавидела дуэнью, следившую за каждым ее шагом и изводившую ее нравоучительными речами.
Но когда эта смешная, нелепая толстуха, страшно побелев, упала на пол каюты, она вдруг стала родной и близкой. И ее смерть, такая ужасная, без исповеди, без отпущения грехов, оказалась верхом кошмара, творящегося на "Святом Мартине".
Но сейчас Палома не плакала. Надо было думать о своей судьбе. И о судьбе другой девушки, за которую она, хозяйка, отвечала.
Мысленно поблагодарив свою святую, которая когда-то в детстве заронила в душу маленькой Паломы этот каприз - изучать английский язык - девушка собрала силу воли и ответила серьезно и учтиво:
- Сеньор, я признательна вам за то, что вы стараетесь сделать мою судьбу несколько менее ужасной. Я ценю это и постараюсь не причинять вам лишних хлопот. У меня к вам есть лишь одна просьба, сердечная и глубокая. Господом богом и именем вашей матери заклинаю не разлучать меня с моей служанкой Марией. Это моя молочная сестра. Она хорошая девушка и не заслуживает ужасной участи быть проданной в... в...
Палома замялась не из боязни неприличного слова: она просто не знала, как это звучит по-английски. Наконец продолжила:
- Сеньор, если я по вашему приказанию буду писать дяде, я упомяну и Марию. Думаю, дядя не пожалеет некоторой суммы, чтобы вырвать ее из... я хотела сказать - спасти честную католичку.

Отредактировано Палома Моренте Алмейда (2016-07-20 23:59:47)

+3

4

- Ну это уж... - буркнул было Рюн, но, встретив взгляд капитана, почесал свою копну желтых, словно пшеница, волос, и замолчал.
Просьба девушки была несколько необычна - вряд ли Доусон лично ухаживает за своей усадьбой, наверняка при нем целый штат слуг. И было бы странно, если бы человек таких достоинств (насколько Томсон понимал чужие достоинства) был бы склонен отказать солидной пленнице в обслуге. Вряд ли девица, выросшая в состоятельном обществе могла не понимать этой общепринятой нормы этикета. Однако девушка так просила за эту Марию, что очевидно было - служанка для нее много значит. Почему? Только лишь из-за личной привязанности? Из-за боязни за судьбу своей молочной сестры? Это слишком похоже на правду, чтобы быть ей. А может быть капитан Адам сам так давно не испытывал ничего подобного к другим людям, чтобы смочь понять Палому? Хотя вот Рюн был ему как брат, он испытывал какую-то тягу к его суровому обаянию и скрываемой за грудой мышц трогательности и ранимости. Они не раз вытаскивали друг друга из самых суровых передряг... Попросил бы он так за него? Кто знает. В конце-концов, когда человек вот так, как Палома, оказывается на другом краю света с туманными перспективами возвращения, он начинает ценить тех, кто еще раньше не казался столь близким...

- Я не могу ручаться за то, что мистер Доусон согласится содержать также и твою прислугу, - приподнял одну бровь Томсон, - так что можешь не заклинать меня тем, в кого я не верю и тем, кто давно обо мне позабыл. Но я спрошу его, готов ли он принять с тобой также и Марию. Вряд ли он откажет. Но надеюсь, что ты не будешь чрезмерно пользоваться моей добротой.

Томсон решил, что может позволить себе мягкость. Он отринул подозрения. Нет, девчонка явно шокирована - поставить себя на ее место, и голова идет кругом, чего только с ней не произошло за короткое время. Это ему, Томсону, привычна кровь, грохот пушек и пиратские манеры. А ей? Да, она просто напугана. И ей нужно помочь.

Отредактировано Адам Томсон (2016-07-21 23:44:17)

+1

5

- О, что вы, сэр, - покорно склонила головку Палома. - Я не буду чрезмерно пользоваться вашей добротой... - Девушка старательно повторила произнесенную капитаном фразу. Все-таки чужой язык - не родной...
Сеньорита села в повозку. Надо было смотреть по сторонам, хотя бы украдкой, и изучить улицу чужого города - вдруг придется оказаться здесь без сопровождения? Но девушка не могла заставить себя поднять глаза.
Куда ее везут? Кто этот Доусон? Если он имеет дело с пиратами, то, наверное, это страшный человек... Есть ли в его доме хоть одна женщина?
Мелькнула мысль - спросить про вещи. Но сеньорита вовремя прикусила язычок. И так ясно, что этот Доусон не примется покупать или шить ей наряды! Наверное, если эти два негодяя договорятся, сундук с вещами Паломы привезут в имение. Конечно, с драгоценностями придется проститься, но на платья пираты вряд ли польстятся.
Наверное, вместе с сундуком ей доставят и служанку.
Хоть бы эти проклятые еретики не обидели Марию!

+1

6

Капитан оставил пленницу под присмотром Рюна, который глаз с нее не спускал. Швед вовсе не оценивал ее как женщину - это был какой-то другой взгляд, цепкий, словно изучающий, как охотник изучает свою добычу, и не спускал с нее глаз, даже когда та оглядывалась на него, а молча таращился в упор.
Адам бросил несколько слов гребцам, и те, энергично покивав, запрыгнули в шлюпку и оттолкнули ее веслами от берега, в то время как сам Томсон вернулся к повозку.
- Спасибо, приятель, больше мы в тебе не нуждаемся. - он сунул в мозолистую руку деревенщины пару мелких монет, и похлопал крестьянина по плечу.
- Вернуть повозку только не забудьте. - лениво промямлил тот. - А то потом ищи ее по всему острову.
- Да-да...- раздраженно бросил Томсон и уселся на козлах. Рюн запрыгнул в кузов, усевшись напротив Паломы.

Повозка преодолела город достаточно быстро. Нассау был невелик, да и задерживаться в нем капитан не планировал. Все то время, пока повозка ехала по тенистым узким улочкам города, Палома ловила на себе взгляды прохожих, останавливавшихся и таращившихся на странную компанию. Пестрая публика: проститутки, головорезы, мелкое жулье, контрабандисты, скупщики краденого, портовые работяги, грузчики, белые, черные, индейцы - все они поднимали взгляды на испанку. Видимо, слишком редко в Нью-Провиденс заглядывал прилично выглядящий человек. Впрочем, одетый с иголочки в строгий дымно-серый камзол капитан Томсон, также приковывал к себе взгляды. А на фоне гиганского как скала вооруженного бородача Рюна, они оба выглядели несколько странно. Однако это было обманчивое впечатление. Быстрые взгляды потухали и люди возвращались к своим делам и беседам. Мало ли кто заглядывает в это гнездо порока, разврата и безудержной свободы.

Повозка выехала за город и начала движение вдоль плантаций, раскинувшихся на плоском, как скат, теле острова.
Хотя стоял уже вечер, солнце еще было высоко и поэтому порядочно палило. Капитан напялил треуголку а Рюн повязал на голову синий, выцветший до серого платок. Неожиданно для Паломы Томсон вынул из внутреннего кармана вышитый платок и смочил его водой из фляги, после чего протянул девице.
- ...Если не брезгуешь, конечно.

Отредактировано Адам Томсон (2016-07-25 17:22:58)

+1

7

Даже если бы Палома и почувствовала брезгливость, она бы этого не показала. Не тот момент.
Но она действительно испытывала сейчас только благодарность. Девушка не привыкла к прямым солнечным лучам. Дома она гуляла всегда под зонтом, чтобы к коже не пристал вульгарный загар. Сейчас зонтик остался в сундуке с вещами, но Палома ни словечком не заикнулась об этом.
Да, она смирит гордыню и будет обращаться к англичанам с просьбами. Но - только по действительно серьезным поводам...
- Благодарю вас, сэр...
Тонкая ручка взяла протянутый ей платок.
Мелькнула глупая, неуместная мысль: как жаль, что нет зеркала!
Но Палома тут же отругала себя за легкомыслие. Наугад приладила платок на волосах и продолжала чинно глядеть перед собою, сложив руки на коленях.

Отредактировано Палома Моренте Алмейда (2016-07-28 12:16:10)

+1

8

Путь за городом был также сравнительно недолог - Доусон расположил свою плантацию очень удачно, так, чтобы транспортировка товара в город не занимала много времени, и чтобы угрозы, неизбежно возникавшие от расположения одинокого дома в глубине острова, такие как бандиты или риск оказаться без помощи в одиночестве - не возникали.
Перед едущими в покачивающейся на неровной проселочной дороге в телеге людьми открылось прекрасное в своем мещанском великолепии, если великолепие вообще может быть мещанским, или если мещанство вообще способно родить нечто великолепное, зрелище. Невысокое белое здание, выстроенное в колониальном стиле, виднелось за зеленой стеной из кукурузных листьев, зарослей маниока и другой, не известной Томсону растительности. Плантация уже совсем опустела, хотя солнце было еще высоко, что насторожило капитана. Впрочем, он заметил совсем незаметно рассредоточенную по периметру охрану - посторонний взгляд вряд ли бы приметил этих людей в белых рубахах и штанах в густых зарослях, но Томсон, бывавший у Доусона не раз, а кроме того, будучи опытным моряком с острым глазом, приметил нескольких.
- Странно, что нет рабов... - буркнул Рюн.
- Охрана тут, значит все в порядке. - отмахнулся Томсон.
Повозка миновала плантацию и приблизилась к дому, окруженному несколькими пальмами, крыльцо которого было увито плющом. Доусон знал, как создать уют и тень, особенно необходимые в этом жарком и плоском, словно крышка стола, месте - Нью-Провиденсе.
Томсон натянул поводья и кобыла, вхрапнув остановилась. Гости принялись терпеливо ждать, пока появится хозяин дома.

+2

9

Хозяин дома тем временем находился в своей спальне на втором этаже дома в обществе Салли, чернокожей рабыни, исполнявшей обязанности его личного камердинера – этот странный (на первый взгляд!)  выбор был оправдан тем, что Салли оказывала своему господину  услуги, на которые любой камердинер мужского пола был не способен. В данный момент она стояла за спиной хозяина и втирала в его редеющие волосы лечебную кашицу из давленых ягод мирта с такой страстью и неистовым напором, что последнему казалось,- ещё немного, и его череп затрещит и расколется, как кокосовый орех. Но страдалец знал, что надо терпеть: средство от выпадения волос, рекомендованное великим Плинием, уже начало давать свои плоды: его лысеющая макушка, ещё не так давно украшенная тонзурой, начинала медленно, но верно покрываться нежным младенческим пушком и Доусон с нетерпением ожидал того дня, когда сможет обходиться без парика, шляпы и иных головных уборов, предназначенных скрывать признаки надвигающейся старости и хиреющих мужских способностей. Сама Салли была отнюдь не в восторге от результатов лечения, о чём и сообщила своему подопечному:
- Эх, хозяин! Зря вы отказались от настойки красного перца и луковой шелухи, зря! Мистер Хадсон с северной плантации полгода терпел, и гляньте какие у него нынче кудри – мне на зависть! А вы чуть что – в крик: жжёт, воняет! Ну жжёт, ну запах такой, что потом приходится весь дом три часа кряду проветривать, так ведь сам Бог терпел и нам велел! А этой размазнёй только блох отпугивать...
Доусон поморщился, вспомнив эффект, который оказывала на его чувствительную маковку и не менее чувствительное обоняние  настойка жгучего перца, и пошевелил босыми пальцами ног, погружённых в таз с водой, в которой плавали лимонные и апельсиновые корки. Он собирался выдвинуть контраргумент на замечание своего болтливого камердинера в юбке, но шуршание колес по песку помешало его намерению.
- Выгляни в окно, Салли! – приказал он, отводя карающую десницу рабыни от своей головы. – Не мисс ли Мэри вернулась с прогулки?
- Да откуда ей быть так рано? – тут же возразила  Салли и хмыкнула. – Мистер Хоббс кому хошь зубы заговорит! Вы бы не доверяли ему так всецело, хозяин. Вот я, к примеру, очень даже охотно сопроводила бы нашу голубку сегодня, а Мейсону Хоббсу - шиш на кокосовом молоке!
Тем не менее, она подошла к отворенному настежь окну и выглянула наружу:
- Эбо-по-Баба!– воскликнула она, от изумления забывая о том, что крещена, и возвращаясь к своим корням и истокам.
Захлопнув окно, Салли обернулась к плантатору и, округлив глаза, быстро зашептала:
- Там этот Томсон! А с ним – какой-то белобрысый и девица! Чернявая!
- Что ты мелешь?! – пробормотал измученный экзекуцией плантатор, не сразу поняв, что имела в виду Салли. – Откуда у капитана Томсона баба? Тьфу на тебя! Ты бредишь, Сэл!
Он резво вскочил с кресла и пошлепал к окну, оставляя на полу мокрые следы, благоухающие лимонной коркой. Чуть приотворив одну створку, Доусон высунул свой внушительный нос наружу и обозрел происходящее перед крыльцом. Увиденное его потрясло. Пират Томсон был его деловым партнером в полном смысле этого слова: деньги, которые плантатор ссужал на снаряжение и ремонт корабля и иные нужды, возвращались к нему  в виде процента от стоимости добычи. Белобрысый здоровяк, скорее всего – подручный капитана, но кто та прехорошенькая мисс в странном головном уборе, явно сооруженном из носового платка? Впрочем, скоро он обо всём узнает.
- Мигом спускайся вниз! – распорядился он. – Проводи гостей в столовую и прикажи остальным лентяям подать кокосовой воды даме, а капитану и второму господину - ром.
- А вы как же? – Салли ткнула пальцем на перемазанную темной кашицей голову хозяина. От жары размазня стала ещё жиже и растеклась по макушке тонкими ручейками, часть из которых устремилась за ворот халата, часть - проложила себе путь через лоб и виски к поросшей густыми  зарослями груди
- Сам справлюсь! – рявкнул Доусон, - Иди!
Заставлять долго ждать своего делового партнера он не рискнул бы.

Свернутый текст

Отсутствие Мэри Доусон и Мейсона Хоббса согласовано с игроками.

Эбо-по-Баба!  или Эхе-э-Баба! – обращение к Ошала, одному из верховных божеств пантеона религии вуду, которого приверженцы культа ассоциируют с Христом. По смыслу близко к восклицанию «Господи Иисусе!»

Сеньорита Алмейда, ваш ход. Оставляю на ваше усмотрение, слышала ли ваша героиня разговор, доносившийся из открытого окна второго этажа, и возглас Салли.

Отредактировано Говард Доусон (2016-08-02 09:03:08)

+2

10

Сеньорита Палома поспешно сдернула с головы вышитый платочек и с учтивым кивком вернула его пирату:
- Еще раз благодарю вас...
Сейчас она увидит этого англичанина, в доме у которого ей придется жить. Что он за человек? Как будет обращаться со своей пленницей-гостьей?
Руки дрожали, а занять их было нечем. Как нужен был сейчас веер! Без привычного веера сеньорита чувствовала себя, как матерый бретер без шпаги. Или зонтик бы сюда...
Чтобы унять дрожь, девушка аккуратно положила руку на руку. Глаза опустила вниз. Пялиться на хозяина дома - неприлично. Хотя поднять взгляд хотелось просто невыносимо.
Вскинула глаза Палома лишь тогда, когда рядом зазвучали тяжелые пришлепывающие шаги и женский голос пригласил гостей в столовую. Уж на служанку-то Палома взглянула в упор. Но не сказала ничего. Молча проследовала туда, куда двинулся пират.

+2

11

Адам Томсон легким движением спрыгнул с козел и машинально отдал поводья подоспевшему чернокожему, а сам помог слезть с повозки Паломе.
- Привет, Салли, крошка! - он задорно помахал негритянке, после чего подал сигнал Рюну, и вся троица взошла на крыльцо, погрузившись в приятную прохладную тень.
Капитан Томсон был частым гостем в доме Доусона с тех пор, как сделал своей базой Нассау почти год назад. Доусон был его спонсором. Попечительство старика освобождало капитана от многих проблем по заготовке припасов, поиску клиентов, такелажных рабочих и, что самое главное - покупателей. На острове была фактически установлена монополия семейства Гатри, поэтому капитаны вынуждены были сбывать награбленное исходя из личной калькуляции мисс Элеонор: в зависимости от того, насколько та или иная сделка была выгодна ей лично, для сохранения своего господствующего положения. Томсон же вовсе не хотел терять ни одного шиллинга по воле какой-то своенравной бабы, поэтому с превеликим удовольствием сбывал свою добычу лично Доусону. Каким образом последний утаивал это от своего приятеля Гатри, Адама не волновало. Иногда он даже продавал свой груз плантатору по сильно сниженным ценам, если тот доставался легко, просто из озорства - чтобы подгадить в ром Элеоноре и ее папаше.
Однако сейчас разговор предстоял более серьезный.
Гости вошли в просторную и темную гостиную и Рюн, не дожидаясь приглашения, уселся за стол, мигом опрокинув в себя стакан приготовленного к их приходу рома. Томсон же подвинул стул пленнице, после чего сам аккуратно уселся, достал из внутреннего кармана какие-то бумаги и небольшие очки, дужки которых он заправил за уши и, разложив перед собой листы, уставился в них, ожидая хозяина.

+2

12

Пока хозяин дома придавал себе вид, достойный джентльмена, как-то: наспех смывал с головы отвратительную размазню из ягод и облачался в подходящее случаю платье и башмаки, у него было время поразмыслить. Визит капитана Томсона застал его врасплох, однако не сам капитан был причиной того, что редеющие волосы плантатора шевелились от удивления под париком, который он нахлобучил на голову. Девушка! Откуда Адам привез эту юную Еву и главное, зачем? Быстрый взгляд в окно не дал возможности Доусону рассмотреть гостью во всех деталях, но все же он успел заметить, что она совсем еще девочка и очень, очень привлекательна. Неужто его деловой партнер решил связать себя узами Гименея? Странный поступок для пирата, очень странный и необычный. Разумеется, примеры были: некто Эдвард Тич, державший в страхе все побережье Каролины, по слухам, менял жен, как иная бостонская модница меняет перчатки. Разумеется, законная жена у него могла быть только одна, но согласно тем же слухам, каждая из избранниц Чернобородого считала таковой именно себя, а своих соперниц - жалкими и не достойными упоминаний шлюхами. Еще более удивительным был тот факт, что почти все эти дамы происходили из вполне приличных семей. О великие афинские архонты! Отчего Невинность столь рьяно тянется к Пороку? - вздохнул отец юной дочери и вышел из спальни. Упаси Бог его собственной птичке попасть в когти к морскому ястребу, подобному Тичу, Вейну или Неду Лоу! На фоне этих кровожадных, грубых, не знавших слова "милосердие" злодеев Адам Томсон выглядел почти святым - по крайней мере в этом неустанно пытался убедить себя его деловой партнер, причем больше для очистки собственной совести, нежели опираясь на факты.
Тихо спустившись к подножию лестницы, Доусон вынырнул из башмаков, взял их в руки и в одних чулках на цыпочках прокрался к двустворчатой двери столовой. Прильнув к узкой щели, образованной створками, он некоторое время изучал гостей, после чего отпрянул от дверей и вернул башмаки на подобающее им место. Его прежние предположения явно не соответствовали истине:  Адам и Ева, оставшись наедине, вели себя так же невинно, как их библейские предшественники до появления Змия. Более всего плантатора поразило непоколебимое спокойствие и даже равнодушие Томсона: если бы он сам в его годы оказался в подобной ситуации (то есть тет-а-тет со своей избранницей), то точно отдал все свое внимание не бумагам, а доступным взгляду и губам прелестям красавицы. Что-то здесь было не так и плантатора охватили дурные предчувствия.
Тем не менее, он открыл двери и вошёл в столовую, весь лучась гостеприимной улыбкой:
- Капитан Томсон, с возвращением в Нассау! Представьте меня своей очаровательной спутнице, сэр, и отдадим должное обеду, который доспевает на кухне! Увы, моя дочь Мэри в настоящий момент отсутствует, но я надеюсь, что она успеет вернуться к окончанию нашей дружеской встречи
Надеялся он на совершенно обратное и впервые порадовался тому, что Мэри находится в обществе пройдохи Хоббса. Какой бы невинной с виду ни была гостья, ее общество было неподходящим для его дочки, учитывая, что она водила близкое знакомство с пиратом,  и как разумный и любящий отец, Говард Доусон всею душой желал, чтобы гости убрались из его столовой до того момента, как управляющий привезет Мэри с прогулки в родимый дом.

Отредактировано Говард Доусон (2016-08-07 08:12:17)

+3

13

При появлении хозяина сеньорита учтиво поднялась и вежливо поклонилась, как и подобает воспитанной девушке. Страх не выразился она ее строгом лице.
Один-единственный взгляд, быстрый, неприметный позволила себе Палома на англичанина. А потом опустила глаза. Но лицо стояло у нее перед глазами.
Серьезное, достойное, благородного вида лицо...
Палома не верила этому достоинству и благородству. Не верила приветливой улыбке. Не верила полному радушия голосу, который приглашал ее и пирата за обеденный стол.
Сеньорита молчала, как ей и подобало, и ждала, когда выскажется пират.

+2

14

Когда Доусон наконец вышел из своего наблюдательного пункта, капитан, погрузившийся уже было в чтение, помедлил буквально полсекунды, как это бывает, когда не ожидаешь чьего-то появления, уставившись поверх очков на плантатора. После чего вскочил, словно на пружинах и направился на встречу к хозяину.
- Мистер Доусон! Как всегда, очарован вашим радушием! Со мной сеньорита Алмейда, и она...скажем так, пользуется услугами моего гостеприимства по моему самому настоятельному требованию. Мы взяли испанца. Хороший груз мотыг, плугов и прочей железной номенклатуры. Весь правда не поместился, зато захватили сеньориту. - Томсон повернулся к Паломе и улыбнулся уголками губ - Нельзя же было оставить ее на гибнущем судне.
Рюн хрюкнул в стакан, и хотя губ его было не видно, по прищуренным глазам было ясно, что швед смеется.
- В связи с этим я бы хотел обсудить некоторые нюансы наших с вами дальнейших отношений. Наедине, если это возможно...

Отредактировано Адам Томсон (2016-08-12 09:13:10)

+2

15

«Какие такие нюансы, сэр!» - чуть было не воскликнул плантатор, поскольку считал, что все возможные нюансы были давно обговорены к немалой выгоде обеих сторон. Однако тут же сообразил, что появились новые и ещё какие! Испанское или португальское имя девушки вкупе с красноречивыми намёками капитана подсказали ему, что его дурные предчувствия начинают оправдываться. Но в какой мере, он пока не знал. Следовало немедленно прояснить ситуацию. По всей вероятности, испанка понимала чужую речь, именно поэтому его деловой партнёр и проявил недюжинную деликатность, предложив уединиться для обсуждения. Плантатор был уверен, что ни Лоу ни Хорниголд, не говоря уже о таких отщепенцах, как Вейн и Тич,  не стали бы церемониться в присутствии дамы. Хорошее воспитание, такт и деловое чутьё, - вот что отличало Адама Томсона от вышеупомянутых особ. Именно поэтому он и завязал деловое знакомство именно с ним, а не с иным любимцем переменчивой фортуны. Молодой Адам никогда не посвящал его в подробности своего прошлого, но это было и не нужно: плантатор видел, что мальчик происходит из хорошей семьи и лишь неудачное стечение обстоятельств толкнуло его на тернистый путь морского разбоя.
Мнение его о девушке  переменилось так же быстро, как меняется в зависимости от ветра направление флюгера. Ещё минуту назад он счёл её недостойной общества своей возлюбленной дочери, но теперь...о, теперь он проникся к бедняжке всей душой и уже жалел, что его драгоценная Мэри так задерживается!
- Разумеется, сэр! Деловые разговоры – слишком сухая материя для юных леди! Пройдёмте в мой кабинет, а сеньорита Алмейда пусть воздаст должное скромному, но питательному обеду.
Вторя его словам, дверь столовой отворилась и два чернокожих слуги внесли серебряные блюда, на которых дымились только что снятые с огня кушанья, и шустро расставили их на сервированном столе. Доусон не мог уйти, не дав бедной девочке отеческого наставления. Окинув ладную фигурку испанки повлажневшим от избытка отцовских чувств взглядом, он промолвил:
- Попробуйте маисовую кашу со шкварками, моя дорогая: это блюдо настолько же питательно, насколько и вкусно! А мы с капитаном Томсоном скоро вернемся. Вы ведь не заскучаете, нет?
Задавая прямой вопрос, он хотел убедиться, что его подозрения верны и пленница понимает по-английски.

технический офф

Сеньорита, ход ваш

Отредактировано Говард Доусон (2016-08-12 20:36:07)

+1

16

Палома по пути на плантацию успела не один раз отругать себя за то, что выдала пиратам свое знание английского. Сейчас оно могло быть преимущество: пленители без стеснения разговаривали бы при ней, она заранее могла узнать про грозящую опасность...
Но зачем сокрушаться о том, что не вернешь?
Теперь, слушая короткие переговоры хозяина дома с пиратом, сеньорита понимала: хотя незнакомый англичанин выглядит солидным и добродушным, помощи и защиты ей от него не будет. Как говорит пословица, волк волка не укусит, а это явно звери одной стаи.
Но вот пожилой англичанин обратился к девушке - приветливо, даже заботливо.
Паломе припомнилась еще одна поговорка: "Плохие времена - приветливое лицо!"
Она немного приподняла голову (нет, не уставилась в лицо англичанину), мило улыбнулась и ответила негромко:
- Ах, сэр, вы так добры! Благодарю за гостеприимство!

+2

17

Рюн, в отличие от своего капитана и от Паломы, не был обременен такой "ненужной мишурой" как хорошие манеры, однако в нем была какая-то почти детская задорность и непосредственность, поэтому, когда чернокожие слуги внесли снедь, он ухмыльнулся в свою пшеничную бороду, обнажив кривые серо-желтые зубы, и тотчас принялся за еду, минуя все лишние действия. И ловя на себе неодобрительные взгляды прислуги плантатора.
Адам же проследовал за своим покровителем в кабинет. Когда двери святая святых обители Доусона закрылись за ними,  глаза Томсона еще не привыкли к темноте, поэтому он не мог совершенно ничего разглядеть. Впрочем, ему это было не нужно: он так часто бывал в этой комнате, что, наверное, изучил ее вдоль и поперек.
- Мистер Доусон, - начал капитал, - я начну по порядку. На испанце, идущем из Европы, как удалось установить по судовому журналу и содержанию трюма, мы нашли эту барышню. Не надо было обладать логическими талантами Сократа, чтобы сделать правильный вывод, что это знатная пассажирка, наверняка отправленная на судне, снаряженном своим отцом, или другом отца. Или, возможно, капитан был другом отца. Такие частности, увы, не упоминаются в судовых журналах. Я поговорил с ней и выяснил, что она дочь крупного севильского белого паричка. И я рассудил, что в данном случае она ничем не отличается от любого груза, а значит, имеет ценность. А значит - в ней есть и ваша доля. Не поймите неправильно - я предлагаю ее продать семье.

Отредактировано Адам Томсон (2016-08-17 17:14:45)

+2

18

Пока его деловой партнёр говорил, плантатор безуспешно пытался зажечь свечи, воткнутые в розетки бронзового подсвечника. Жаркий и влажный воздух комнаты не давал возможности высечь искру и плантатор несколько раз шёпотом помянул всуе имя божие, тщетно чиркая по кремню кресалом. Оставив безуспешные попытки, он подошёл к окну и распахнул ставни настежь, впуская в комнату освежающий вечерний бриз. Итак, его худшие подозрения оправдались: капитан Томсон привёз к нему пленницу и собирался оставить бедняжку на его попечение. Как будто мало ему было собственной дочери, воспитание которой буквально высасывало из него все жизненные соки! Он любил Мэри больше, чем кого бы то ни было, но быть одиноким отцом – почти непосильная задача. А с нынешнего дня вместо одной невинной голубки под его опекой окажутся сразу две! Отказать Томсону он не мог по ряду причин, но мысль о том, что теперь придется не спать ночами, думая о благе и безопасности двух созревших для замужества девиц, сводила его с ума. «Боже! Боже! Да минует меня чаша сия!» - мысленно возопил плантатор, понимая, однако, что его мольба не будет услышана. Оставалось одно: подчиниться неизбежному, обставив дело таким образом, чтобы ему самому не было стыдно за их с Томсоном действия.
- Помилуйте, сэр! – воскликнул Доусон,  нервно прищёлкивая пальцами. – Что значит «продать семье»?! Родные и близкие сеньориты понесли серьёзную потерю, и наш с вами священный долг – возместить этим почтенным людям убыток, вернув благородную девицу в лоно семьи целой и невредимой! Разумеется, они сочтут необходимым вознаградить нас за это милосердное, воистину христианское деяние!
Доусон откинул крышку поставца, в котором хранил стратегический запас лечебных настоек, а именно, малаги и кларета, и, схватив наугад первую попавшуюся бутылку, выдернул из нее пробку и поспешно наполнил бокалы, предусмотрительно захваченные им из столовой. Бульканье целительной жидкости немного привело его в чувство и, отпив из своего бокала, он добавил:
- Вы упомянули о моей доле в вознаграждении, дорогой Адам! Будьте так любезны, приоткройте завесу тайны и сообщите мне в сухих цифрах её размер

Отредактировано Говард Доусон (2016-08-17 21:10:08)

+2

19

- Это я и имел в виду. Вознаградят нас. Простите, сэр, но я полагаю, что мы с вами знакомы достаточно давно, а двор королевы Анны далеко, поэтому можем называть вещи своими именами. - не без сарказма произнес Томсон, взяв бокал и поднеся его к губам.
Капитан, однако, даже не пригубил вино, а замер в такой позе, опустив глаза и, очевидно, обдумывая вопрос Доусона, куда более конкретный, чем та характеристика, которую он дал процессу шантажа родных девушки. Поразмыслив несколько секунд, Адам быстро вздернул бровями вверх, как бы соглашаясь в мыслях с самим собой, и произнес:
- Шесть тысяч фунтов серебром - за девушку. Вам я предлагаю одну пятую - учитывая ее содержание, которое ляжет на ваши плечи, и которое, как мне хотелось бы надеяться, будет хорошим, я предлагаю много больше вашей обычной доли в чистой прибыли. Поскольку это совсем чистая прибыль и не относится к содержанию судна и команды. Думаю, это справедливо. В местную валюту переведите самостоятельно, хотя на мой взгляд - серебро надежнее золота.
Теперь капитан наконец отпил из бокала, и обжигающее содержимое покатилось вниз по груди, пока он ждал ответа Доусона.

Отредактировано Адам Томсон (2016-08-19 14:55:24)

+2

20

Доусон быстро произвёл в уме необходимые исчисления. Его доля была действительно недурна, однако надо было учесть и накладные расходы! Дорогой Адам будет терпеливо ждать, пока к нему не приплывет золотой телец, а ему придется тратиться на содержание пленницы, при том что истинный срок пребывания сеньориты Алмейда в его доме трудно было рассчитать заранее. Семья сеньориты  обреталась в Испании, и чтобы доставить туда письмо с требованием о выкупе, потребовалось бы не менее месяца. Добавив еще четыре, а то и шесть недель на обратный путь, плантатор рассудил, что ему придется кормить и поить испанку и ее служанку, ежели таковая у нее была, не менее трех месяцев. А ежели корабль, везущий письмо о выкупе, или другой, на котором поплывёт означенная капитаном Томсоном сумма, утонет?!! Это сколько ж ему понадобится денег, чтобы обеспечить достойный приём благородной девице, пока драгоценный Адам отправляет второе подмётное письмо её обеспокоенным родственникам?! Внушительная сумма, означенная его деловым партнером,  таяла на глазах. Если всё сложится самым неблагоприятным образом, ему, пожалуй, придётся доплачивать за доставку сеньориты по указанному адресу. Доусон нахмурился: такая игра в мяч ему была не нужна.
- Очень щедрое предложение, капитан! Очень щедрое... Но позвольте поинтересоваться: что, ежели родные девушки откажутся заплатить требуемую сумму? Горделивые испанцы, насколько мне известно, часто чрезмерно преувеличивают размеры своего состояния. Возможно, что "белый паричок" весьма стеснён в средствах и окажется некредитоспособным если не сказать хуже...Куда в этом случае мы денем сеньориту Алмейду? Поймите меня правильно: я всей душой радею за интересы девицы и наши с вами, но я  не готов держать ее на содержании дольше, чем позволяют мои скромные ресурсы!

Отредактировано Говард Доусон (2016-08-19 18:50:54)

+1

21

Когда Доусон вдруг, к удивлению Адама стал рассказывать о стесненности средств гипотетического плательщика, капитан вдруг задорно захохотал, словно ребенок, и если бы он не отпил из бокала, который держал в руке, то непременно разлил бы драгоценную влагу на пол.
- Мистер Доусон, - проговорил он сквозь смех, уже немного успокоившись, - неужели вы думаете, что если у отца девушки не будет доставать денег, он махнет на нее рукой, а не бросится занимать, где только возможно? Вы же сами отец! Разве вы не пошли бы на жертвы ради своего дитя, Доусон? К тому же... Если он человек с именем и связями, а это без сомнения так, то ему, во-первых, одолжат средства. Во-вторых, мы предусмотрим возможность отказа. Сеньор Алмейда должен уметь оценить наше благородство, потому что попади девица в руки к другому капитану... - Томсон поставил пустой бокал на столешницу - ...короче говоря, скажем, что сдадим ее в местный монастырь и предадим всю историю огласке. Если даже он не любит свое чадо, что возможно, то он должен любить свой статус, который будет уничтожен. Только подумайте: не спас родную дочь из рук английских пиратов, которые всего-то просили выкуп, причем посильный. Короче говоря, надо предостеречь старика от ошибки.

+2

22

Плантатор кивал, потягивая из бокала густой и сладкий нектар и молча соглашаясь с каждым доводом своего делового партнера. Как хорошо, что дорогой Адам такой разумный и предусмотрительный! Видит Бог, если бы он  не зарабатывал на жизнь тем, чем зарабатывал, любящий отец рассмотрел бы его кандидатуру в качестве жениха для своей единственной наследницы. А впрочем, деньги не пахнут, и кто знает, не станет ли Томсон вторым Генри Морганом, удалившимся на покой с миллионом фунтов стерлингов в кубышке. Какая возможность для Мэри стать супругой баснословно богатого и при этом еще молодого и привлекательного мужчины! Но в этом случае дорогому Адаму следовало поторопиться с обретением денег и славы, иначе Мэри грозила малоприятная участь засидеться в девицах. Признаться, сам он несколько сгустил краски, высказывая Томсону свои опасения насчет неплатежеспособности родни пленницы, но теперь был полностью удовлетворён тем, как ловко и доходчиво тот их развеял. За исключением разве что одной маленькой детали.
- Монастырь ни в коем случае не должен упоминаться в переговорах с семьей сеньориты! Я решительно настаиваю на этом пункте, мой мальчик! - в волнении Доусон назвал бесстрашного пиратского капитана так, как до сей поры называл только в мыслях. - Эти католики могут поймать нас на слове, друг мой! Шила в мешке не утаишь: через некоторое время весть о том, что сеньорита Алмейда побывала в плену у еретиков, достигнет берегов Испании и без нашей с вами помощи, и ее репутация будет безвозвратно подорвана! Возможно, что ее отец сочтет удел Христовой невесты наиболее благоприятным для дочери, но платить-то придется нам с вами, если мы сами предложим ему такой выход. А вы знаете, каков вступительный взнос в эти убежища для непорочных девиц? О, у меня язык не поворачивается озвучить сумму! А кроме денег потребуют еще и одежду, драгоценную утварь и многое другое! Гораздо проще будет в случае неблагоприятного исхода выдать сеньориту замуж за кого-нибудь из местных...
Плантатор причмокнул, смакуя божественный испанский напиток, и на мгновение представил себя в роли мужа прелестной сеньориты.  Старый эпикуреец повеселел: и то сказать, он непростительно долго влачил безрадостное существование вдовца, так почему бы и не воспользоваться возможностью, которую судьба в лице капитана Томсона так угодливо  ему подсунула? Жена, пусть и испанка, но зато  молодая, красивая, и к тому же понимающая по-английски, - это же настоящее сокровище!

Отредактировано Говард Доусон (2016-08-24 18:15:35)

0

23

Предложение Доусона озадачило пирата. За кого из местных, кто готов был бы выложить равнозначную сумму Доусон планировал ее выдать? Богачей на острове было "раз-два и обчелся", включая самого плантатора, и почти все - старые вдовцы, как и он. "Это он на себя что ли намекает? Вот еще новости! Не хватало, чтобы его похоть стала препятствием, или чтобы он, не дай Боже, попортил девку до получения выкупа. Ведь тот, кто его привезет, наверняка захочет удостовериться, что с ней не произошло ничего ужасного." Адам, конечно, знал, что старый плантатор падок до прекрасного пола, несмотря на то, что не сегодня-завтра его настигнут всяческие возрастные болезни, и не мог не оценить того внимания, которое он сразу же проявил к его гостье .
- Вы что же это, хотите рассматривать ее как выгодное вложение? Мистер Доусон, наша цель, чтобы она покинула остров. В целости. - Томсон сделал многозначительную паузу. - И сохранности. Возможно для вас она лишь прекрасная сеньорита, а для меня - четыре тысячи восемьсот фунтов серебра. И возможность снарядить нечто лучшее, чем шлюп. Не подумайте, что я гнушаюсь вашим содействием, но все мы хотим большего. Лучше судно - больше прибыль. Так что обзаведитесь терпением и не спешите...кхм...присматривать девушке партию.
Капитан уже начал обдумывать, не стоит ли оставить с барышней кого-то из членов команды, кто долго не сходил на сушу, для охраны благочестия девушки. Ему совсем не хотелось, чтобы старый лис учудил что-нибудь, а потом делал вид, как он огорчен происшедшим казусом.

Отредактировано Адам Томсон (2016-08-28 18:02:41)

+2

24

День, который начался так обыкновенно, вдруг засверкал яркими красками, когда Мэри неожиданно было позволено ехать на прогулку в сопровождении мистера Хоббса и... без Салли.

Почти за три недели, что прошли с поездки в Нассау, Мэри Доусон передумала все возможные мысли и разобрала свои чувства на мельчайшие детали, ответила себе самой на тысячу вопросов и еще вдвое больше задала. Вывод девушка сделала неутешительный - кажется, она влюбилась. Момент осознания этого факта принес юной леди облегчение на каких-то пару минут, а затем обрушился потоком мыслей одна другой страшнее. Слава Богу, рядом была верная Кристина, которая вдруг обнаружила неожиданное понимание проблемы. Мэри задалась было вопросом - с чего бы? И уж не влюблена ли сама Крис... но голова была совершенно занята другим, и мисс Доусон решила, что подумает об этом завтра.

Одной из самых ужасных мыслей, прочно обосновавшихся в голове Мэри, была "как сделать так, чтобы Мейнард (да, мысленно она уже так его называла) не раскрыл ее секрет?". Другая - прямо противоположная: "Как дать Мейнарду понять, что она к нему неравнодушна?" Но обе эти идеи просто меркли перед одной: "А если отец узнает?!"

Все это мешало спать, изводило и мучало. То хотелось махнуть рукой и всем все рассказать, но мешало воспитание и рассудок. То - уехать от Мейнарда подальше и забыть его, но мешало отсутствие места, в которое можно было бы сбежать. В общем, в полном смятении собиралась сегодня Мэри Доусон на привычный утренний моцион.

Благоразумие и отвага - вот чем твердо решила руководствоваться девушка в зависимости от того, как именно сложится прогулка в ближайшей к плантации роще. И то, и другое понадобилось Мэри Доусон в тот момент, когда она совсем было потеряла надежду. В самом финале мистер Хоббс позволил себе жест, от которого у девушки закружилась голова, а сердце чуть не выскочило из груди. Мейнард взял ее за руку. То есть не то чтобы "взял"... но, помогая преодолеть лежавшую на тропинке корягу, задержал пальчики Мэри в ладони дольше, чем того требовала простая вежливость, но все-таки слишком мимолетно по мнению столь романтичной натуры, какой была Мэри Доусон. И вот тут отвага задавила благоразумие. Мэри Доусон посмотрела в глаза мистера Хоббса и постаралась сделать это так, чтобы все смятение ее души и одновременно все счастье, переполнявшее ее трепетное сердце, стали очевидны Мейнарду без слов. Другими словами, чтобы до Мейнарда дошло. И тот факт, что после такого взгляда рука управляющего снова нашла руку Мэри, давал девушке повод полагать, что Мейнард был мужчиной не только красивым, сильным и всесторонне прекрасным, но еще и весьма сообразительным.

Новая надежда и то волнительное ощущение, когда ты сделала что-то такое, отчего у тебя внутри танцуют бабочки, а папе об этом сказать ни в коем случае нельзя, и привели Мэри Доусон в то прекрасное расположение духа, с которым она впорхнула в родительский дом.

- Папа! - послышался радостный голос и через мгновение Мэри появилась в дверях, - Папа, я дома!

Но вместо папы девушка увидела Салли, которая несла маисовую кашу со шкварками с таким достоинством, словно это было блюдо, предназначенное по меньшей мере для королевского пира. Аромат этой каши струился таким мощным потоком, что Мэри показалось, будто она вдыхала сладкий запах цветов не минутами ранее, а тысячу лет назад.

Опасаясь, что так она рискует потерять последние хрупкие воспоминания о столь радостной прогулке, Мэри принялась торопливо снимать тончайшие перчатки, что еще, конечно же, хранили тепло руки Мейнарда Хоббса, но легко могли спасовать перед мощью шкварок.

- Па... - Мэри удалось, наконец, обойти Салли, и слово оборвалось, недосказанное. Потому что вместо отца Мэри увидела... незнакомку.

Девушка в их доме - явление исключительное, а уж такая... и подавно.

- Добрый день, - вежливо сказала Мэри, сообразив, что ни в коем случае не должна позволять себе разглядывать гостью, и приветливо улыбнулась - Я Мэри, Мэри Доусон.

Видимо, впечатленная событиями дня и неожиданным появлением в доме незнакомки, Мэри не сразу заметила, что в комнате присутствует еще и мужчина. Отец не говорил о гостях... Мужчине следовало первым назвать свое имя, и потому Мэри лишь внимательно посмотрела на него и сдержанно улыбнулась.

+

счастливое событие с господином Хоббсом согласовано

Отредактировано Мэри Доусон (2016-09-01 10:20:57)

+3

25

Палома отложила вилку, которую до этого вертела в пальцах, и поспешно поднялась.
Вот как? На плантации все-таки есть женщины? (Рабынь сеньорита в расчет не принимала.)
Эта девушка носит то же имя, что и хозяин. Значит, не содержанка, а родственница? Прекрасно! Когда Палома вернется в семью, на ее репутации не будет пятна. Она жила рядом с порядочной женщиной, родственницей уважаемого плантатора.
Кто она хозяину? Жена, дочь, племянница, младшая сестра? Миссис или мисс?
Она выглядит славной и приветливой... хотя, конечно, еретичка и вообще англичанка...
Все эти мысли пронеслись в головке Паломы очень быстро. Короткую заминку можно было списать на растерянность.
Сеньорита учтиво наклонила головку и негромко представилась:
- Палома Моренте Алмейда. Рада знакомству с вами... мисс?

+1

26

- Что вы, что вы, дорогой Адам! Я ни на дюйм не отступлю от нашего плана, будьте покойны! Деньги при вас? - плантатор поставил бокал на столик, чтобы освободить руку, которая уже зудела и чесалась от предвкушения: он питал надежду, что его деловой партнер заплатит ему хотя бы аванс. У него ведь и в мыслях не было намеренно вредить замыслам Адама! Он просто рассматривал все доступные возможности и позволил себе немного увлечься. А тысяча двести фунтов, обещанные ему в качестве награды за опеку над испаночкой, были неплохой прибавкой к приданому Мэри, и он не собирался упускать жирную рыбку из рук. Да и мыслимо ли в его годы снова надевать на себя тяжелые цепи Гименея? Вкусив как горького, так и сладкого хлеба вдовца, Доусон склонялся к выводу, что преимуществ в одиноком существовании гораздо больше, чем в жизни женатого человека. И в конечном счете, он был не одинок: у него была Мэри, а кроме нее - пышный цветник черных тюльпанчиков и орхидей. И один из этих цветочков не замедлил появиться: дверь отворилась без стука и на пороге выросла Салли:
- Мисс Мэри с прогулки вернулась, хозяин! - трубным голосом провозгласила она, зыркнув на капитана. - Сидит в столовой с гостями, я на кухне приказала ей какавы согреть, и сразу к вам.
Любящий отец моментально позабыл об авансе: его девочка осталась наедине с этим бородатым кашалотом, помощником дорогого Адама. И если Адам Томсон в его глазах по-прежнему оставался джентльменом, то к его подручным и пособникам он вовсе не питал ни уважения, ни доверия. И даже присутствие в столовой плененной сеньориты Алмейды не могло утишить жгучей тревоги отца. Доусон поспешно выбрался из уютных объятий кресла:
- Капитан, мы с вами ведь обо всем условились, так? Вернемся же обратно к нашим милым дамам и вашему ээ... другу и соратнику. А ты иди обратно, Сэл! Иди же, поспешай, моя умница! Мы с капитаном спустимся вниз не торопясь...
Торопиться он и вправду не мог, несмотря на то, что каждая минута пребывания Мэри в обществе кровожадного пирата грозила непоправимыми последствиями. Но проклятая подагра вдруг разыгралась с такой силой, что плантатор подумывал о том, не попросить ли у дорогого Адама разрешения опереться на его молодую и сильную руку во время спуска по лестнице.

Отредактировано Говард Доусон (2016-09-02 09:58:19)

0

27

- Конечно нет! - воскликнул Томсон, приостановив собравшегося спускаться было Доусона. - Вы что, полагаете, что я заплачу вам вперед часть гипотетического выкупа? Да вы шутник, мистер Доусон. Расплачусь я с вами только по факту. Ну сами представьте: а если девочку попортит кто-то из ваших черных? Не-е-ет. Утром - выкуп, вечером - расчет.

Меж тем внизу Рюн с нетерпением ожидал возвращения капитана. Компания одной бабы его уже как-то напрягала, а тут еще появилась вторая, да такая вежливая, словно привезла депешу лично от королевы Анны. Однако выдавить из себя ничего большего, кроме как "Здрастьсь!" он не мог, после чего вернулся к трапезе, поглядывая на гостью исподлобья.

+1

28

Плантатор хотел возмутиться таким порядком расчетов и даже приоткрыл рот, чтобы выразить свое несогласие, а также попенять дорогому Адаму на то, что тот заподозрил его рабов в способности "попортить" бесценный живой товар. Однако неожиданно его пронзило страшное подозрение: не заключался ли в последних словах Томсона грозный намек на то, что в случае чего его, Томсона, челядь "попортит" Мэри?! Картина порчи представилась ему столь натуралистично, что плантатор зашатался, прижав руку к груди, пытаясь унять колотье и жжение в левой стороне оной, но боль становилась все сильнее и нестерпимее, и он навалился на Томсона, чтобы не упасть, и прохрипел сквозь немеющие губы, обдавая капитана густым духом выпитого кларета:
- Мэ...ри...

Отредактировано Говард Доусон (2016-09-07 10:07:47)

0

29

- Мэри, просто Мэри, - ответила хозяйка и взяла вазочку с фруктами со столика у окна.

-  Угощайтесь, прощу Вас. Карамбола созрела, чудо как хороша! Особенно в жару. Салли, принеси, пожалуйста, приборы для фруктов!

Мэри с трудом представляла себе, как можно сразу начинать с каши. Папа всегда так заботился о гостях!  Но юная мисс Доусон знала, что молодой девушке будет правильно предложить и какую-то альтернативу шкваркам и маслу.

- Я могу Вас называть просто Палома? Здесь, в Нассау, в обществе принято быть светски-учтивым, но дома хочется знать, что мы не при дворе и не в столицах.

Мэри улыбнулась девушке. Она всегда была приветлива и учтива с гостями, но этот мужчина, что сидел и смотрел на нее так странно, внушал чувство неловкости. В конце концов, гости явно к отцу, так почему же он не выходит? Быть может, плохо себя чувствует? Мэри с беспокойством оглянулась на лестницу, ведущую наверх. С другой стороны, вид у Салли был такой, словно все в порядке. Значит, отец распорядился... Что ж, раз уж она так спонтанно вынуждена принимать незнакомых людей, то будет это делать, словно они - ее гости.

- Салли, и принеси, будь добра, ананасовой воды

-  Вы приехали в Нассау погостить к родственникам? - она снова обратилась к сеньорите, стараясь не замечать тяжелого взгляда ее компаньона - Или просто проездом до материка?

Отредактировано Мэри Доусон (2016-09-07 12:55:29)

0

30

Капитан Томсон видел много смертей в море. Людям отрывало руки и ноги, они умирали от падения с мачты, выстрела пистолета или удара сабли, но вот как реагировать в случае если человека хватила кондрашка, Томсон себе не представлял совершенно. Поэтому когда Доусон начал задыхаться и стремиться занять горизонтальное положение, Адам не догадался не до чего большего, как схватить его под руки и потащить в сторону кресла, попутно выкрикивая:
- Хозяину плохо! Эй вы, черные бестии! Доусон коней двигает!
Усадив его в кресло, пират разорвал старику ворот и распахнул пошире окна, чтобы дать воздуха. На этом его медицинские познания были исчерпаны и он опрометью кинулся в коридор и вниз по лестнице.
- Старик дает дуба! Что встали, черти? Помогите своему хозяину! А то обвиню в смерти вас! - рявкнул он на попавшихся ему по дороге рабов.

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Постерегите мою добычу, сэр!