Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Спаси меня в тихих водах, а в бурных я и сам спасусь.


Спаси меня в тихих водах, а в бурных я и сам спасусь.

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Действующие лица: Морис Брэдфорд, Улисс, Джек Рэкхем, Энн Бонни;
Чарльз Вейн (по желанию игрока);
НПС по требованию
Место: Юго-восточное побережье Ямайки, в непосредственной близости от плантации Эдем; также бригантина "Странник"
Время: утро 27 июля 1714 года, пятница

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-07-11 19:50:51)

0

2

Ямайка!
Джек Рэкхем восхищенным взором окинул утопающий в зелени и окутанный утренней дымкой берег, у которого бросил якорь "Странник". Жаль, конечно, что Вейн решил швартоваться не в порту, где можно было бы зайти в таверну и попытать счастья в игре ... Рука квартирмейстера привычно потянулась к карману, в котором, сходя на берег, он обычно держал стаканчик с костями и засаленную колоду карт, но сейчас в этом тайнике было пусто. Да и Энн не разрешила бы ему заигрывать с проказницей Фортуной: уселась бы рядом и сверлила взглядом голубых глаз, от которого у Джека леденел хребет, а внизу, под ситцевыми штанами,  кое-что сжималось до размеров перепелиного яичка.
Джек с хрустом потянулся: час был ранний. И все же утренний бриз и громкий галдеж чаек бодрили и наполняли душу радостью, напоминая о скорой высадке на берег: Ямайка славилась своими равнинными реками,  горными речушками и ручейками, и Джек, как квартирмейстер, должен был проследить, чтобы все свободные бочки и анкерки были заполнены свежей пресной водой. Со шканцев до Джека доносился сиплый голос капитана - тот раздавал ценные указания матросам, как шулер - крапленые карты. Джек уставился на шлюпки, спущенные на воду, выбирая одну из них для себя и Энн. Хорошо бы и Улисса с собой захватить и при этом не надрываться на веслах...
В одной из шлюпок он заприметил загребным  Слэйда, а впридачу к нему еще тройку крепких ребят. Найти бы побыстрее Энн и Улисса и присоединиться: в этом случае ему самому выпадет честь сидеть у руля.

Свернутый текст

Анкерок (нидерл. anker) — деревянный бочонок вместимостью от 16 до 50 литров. Входит в снабжение шлюпок и служит для хранения запасов пресной воды.

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-07-07 11:26:11)

+1

3

А Улисс сел на весла с удовольствием. Это было именно то, что сейчас ему требовалось: поиграть мускулами, разогнать по жилам кровь. Парень греб так, словно хотел сломать весло.
Оказавшись на суше, он не стал вслушиваться в громкие крики встревоженных птиц и не стал любоваться прибрежными мангровыми зарослями, которые как раз обнажил отлив, открыл взглядам воздушные корни, покрытые слоем ила.
Отозвал в сторонку Джека и Энн. Заговорил быстро, деловито:
- Наш кэп, пошли ему господь здоровья и добычи, нарочно причалил именно здесь. И объяснил мне, как идти, чтобы выбраться к речушке. На ее берегу - плантация, куда продали моего брата. Я собираюсь туда махнуть и разузнать, жив ли он. Если жив, может, и насчет побега что-то придумаю. Я так понимаю, вы со мной?

+1

4

Если Джек и Улисс явно наслаждались Ямайкой, Энн была далека от восторженности. Ну, Ямайка. Остров и остров. Не то чтобы Энн было плевать на Улиссова брата, все ж таки это было б не по-товарищески. А Улисс был хорошим товарищем, и коком тоже хорошим (в памяти Энн отпечаталось будто огненными буквами на стене того старого храма, ну того, что в Библии, что может выйти, если капитан останется присматривать за хрюшей на вертеле. Энни была не дура напоминать Вэйну о его промахах, но помнить-то не запрещено, верно?).
Так или эдак, но Энн в шлюпку полезла, как говорится, без особой радости. И на берег вылезла тоже, не светясь от восторга. Даже речь Улисса выслушала молча. Грызя сухарь и раздумывая, не пойти ли поохотиться. Но на вопрос явно надо было отвечать.
- Я иду смотреть, что и как, - лениво отозвалась Энн. - С тобой или без тебя, это уж тебе виднее. Идешь, Джек?
Игриво ущипнув Рэкхема за бок, Энн думала о том, что капитан тут был бы кстати. Умел Вэйн быть незаметным. И заметным тоже умел, да. И с разными людьми разговаривать умел.

упоминание капитана согласовано с капитаном

+1

5

Квартирмейстер оставил очередной щипок боевой подруги безнаказанным и оглянулся на матросов, сгружавших на берег пустые бочонки для сбора пресной воды. В его обязанности входил строгий пригляд за тружениками моря, - непыльная, абсолютно безопасная и даже приятная работенка в отличие от той, что предлагал ему Улисс. Дался же ему этот родственник! Джек уже и думать забыл о том, как они втроем допрашивали в Нассау борова из свинарника Неда Лоу. Но теперь выходило  по пословице: назвался сморчком - полезай в рататуй. Впрочем, насчет названия грибного соуса он не был уверен: стряпня - епархия кока, а не квартирмейстера. И все же этот самый рататуй ему не шибко нравился: уж слишком густо замешан. Как бы живота не лишиться, отведав такого блюда...
Если бы Энн не встряла поперед своего партнера, он бы нашел способ разубедить Улисса встревать в такое неблагодарное дело, как выдача вольной рабу. Но отпустить Энн одну он не мог. Даже с Улиссом. Особенно с Улиссом, который аж полыхал желанием нарваться на крупные неприятности.
Покрепче принайтовив подругу к своему боку, Джек кивнул, скорчив при этом такую мину, как будто только что хлебнул уксуса вместо рому:
- Веди, Моисей...Только учти, что у нас в распоряжении не сорок лет, как у народа израилева, а отсюда и до захода солнца
Что-что, а Библию он знал почти так же хорошо, как береговой закон.

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-07-11 19:42:34)

+3

6

... Цепкие руки стащили Мориса с дерева на землю. Оказавшись внизу, он попытался  вырваться из  жесткого захвата, чем вызвал  приступ хохота у надсмотрщиков.  Его с силой толкнули в спину, и Брэдфорд оказался  лежащим на земле рядом с Джимом. Тот был весь в крови - похоже, собакам дали возможность хорошенько потрепать беглеца. На всякий случай, Мориса еще и пнули несколько раз в бок. Потом им обоим связали руки, накинули на шеи импровизированные веревочные ошейники с поводками, и осыпая  беглецов ударами, погнали  их в сторону имения. Джим едва держался на ногах, шел с трудом и стонал от боли - видимо, он еще и сломал что-то при падении с дерева.
Против ожиданий Брэдфорда, их даже  не довели до Эдема. Туда ушли два надсмотрщика, забрав с собой собак. Остальные остались у реки вместе с  пойманными рабами. Их опять повалили на землю - при этом Мориса ударили кулаком в лицо так сильно, что он на какое-то время перестал понимать, где находится и что с ним происходит. Он слышал стук топора, стоны Джима (тот стонал все громче и громче, потом как-то неожиданно резко затих), но толком не мог посмотреть вокруг: оба глаза от удара заплыли и превратились в едва заметные щели.
Уже на рассвете надсмотрщики привязали пленников к свежеоструганным столбам, вкопанным недалеко от воды, и ушли в поселение. Пора было поднимать рабов и отправлять их на плантацию.
... Веревки врезались в тело, очень хотелось пить, болели ребра и разбитое лицо. Однако боль Морис вскоре перестал ощущать. Когда солнце поднялось выше, появились какие мелкие летучие насекомые. На плантации  таких не было - вероятно, они обитали именно у воды. Отогнать их было невозможно, и они безнаказанно садились на разбитое лицо, растертую веревкой до крови шею, ползали по ним, кусали - и зуд в местах укусов донимал гораздо сильнее, чем боль. Способность мыслить  зато никуда не делась, и чем дальше, тем отчетливее Брэдфорд осознавал, что даже если и доживет до ночи, то ее уж точно не переживет. Станет добычей аллигатора или жертвой какой-нибудь ядовитой ночной гадины. Что, вероятно, будет даже к лучшему, поскольку положит конец жизни в рабстве.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-08-11 17:31:21)

+3

7

А в это время на берегу. среди валунов, желтоватых с алыми прожилками, затаились трое пиратов.
- Вот чтоб мне на Страшном Суде не подняться! - взволнованно шептал Улисс. - Вот чтоб мне на борт бригантины не вернуться! Вы смотрите: вон тот, на левом столбе - белый! И не мулат, не квартерон, вы на волосы гляньте! И по возрасту подходит... неужели судьба прямо так и свела...
Улисс взял себя в руки и заговорил спокойнее:
- Надо ближе подойти и хоть словцом перемолвиться. Энни, ты нас отсюда прикрывай: если вон те два скота увидят бабу в мужской одежде, они почуют неладное и поднимут хай. А мы с Джеком - просто матросы с торгового корабля. Причалил тут торговец, а мы вдоль речки на плантацию идем. Капитан велел узнать, нельзя ли у хозяев купить кой-чего из припасов. Джек, старина, отвлеки тех гадов, заболтай их. А я подойду к речке - вроде воды напиться. И тихонько заговорю с этим, на столбе...

Отредактировано Улисс (2016-10-13 23:47:42)

+2

8

Энн "бабу" стерпела только ради Джека. Вернее, ради того, чтобы Джек успешно провел "переговоры", то бишь заболтал, как и предложил Улисс, незнакомых ребят и отвлек от висящих на столбе. Что и говорить, умела Энн порой гонор унять. Когда это требовалось для дела, конечно.
Пообещав себе, что она еще стрясет с Улисса за "бабу в штанах" и за сидение в кустах и вообще за неуважение к ее персоне (а Энн такого, в общем-то, ни от кого не терпела, даже как-то разок Вэйну под дых врезала, когда на берегу были и капитан - ну так уж вышло - временно перестал быть капитаном. Правда, кулак ушибла, но дело ж в принципе, да?). И разносолами Улисс не отделается, Энн так дешево не продавалась. Ну об этом она опосля подумает.
Сиганув в кусты и схоронившись там, Энн зорко смотрела и за столбами, и за незнакомцами, и за Улиссом, и за задницей Джека. Последняя была ей искренне дорога, потому-то и привлекала львиную долю внимания, ну да если кому не нравится - вольному воля, дураку петля.
Разве что руки чесались взяться за саблю. Чего там вошкаться, прирезать лишних, Улиссова родственничка со столба умыкнуть и назад. А капитан побушует да и заткнется, отходчивый он.

+

*с капитаном Вэйном согласовано

+1

9

Джек уже и сам углядел двух рыбешек, крепко привязанных к коптильне: чай, не слепой. Выглядели они, прямо сказать, не ахти: разве что жир пока что не начал сочиться под горячими лучами ямайского солнца. Хотя какой там жир: одна кожа да кости. На костях Джека, который отродясь не жаловался на избыток веса, и то  мяса поболе было. Сколько они там прокоптились, одному богу ведомо, и Джек призадумался, будет ли прок встревать в передрягу: может, и спасать-то уже некого. Но Улисса было не свернуть с избранной дорожки, а Энни успела шмыгнуть в кусты, так что и у него особого выбора не было. Проверив, все ли пуговицы на его единственном парадном камзоле застегнуты как следует, Джек протянул руку к Улиссу и крепко стиснул пальцы друга:
- Ты это,  пошустрее там оборачивайся. Проверь, жив ли твой родственничек, а то как бы и нам зазря на столбах не повиснуть.
Окинув взглядом поле боя, он пополз под прикрытием валунов в сторону, противоположную тому месту, где остались Улисс и Энни. Ползти пришлось долго. По дороге Джек  костерил Неда Лоу так, что тому должно было без удержу икаться  даже в том случае, если он успел отправиться играть на органе в преисподней Дэйви Джонса. Досталось по ходу движения и улиссову кузену и всем его родственникам, живым и усопшим, исключая Улисса: квартирмейстер не без причины опасался, что острые камни изорвут в хлам его ситцевые штаны, а где он тогда достанет отрез настоящего индийского ситца для пошива новой пары? Наконец тернистый путь закончился зарослями каких-то неведомых Джеку растений, отдаленно напоминавших родные английские ивы и ракиты. Поднявшись во весь рост в этих кущах, он первым делом проверил, целы ли штаны, и, удостоверившись, что обошлось без потерь, стряхнул с себя дорожную пыль и вышел на заросшую травой землю. До охранников было ярдов сто, не больше. Джек засвистел свою любимую песню, которую в Лидсе знал и велик, и мал. Назвалась она «Рыжая Энни» и рассказывала о девчонке, сбежавшей с моряком на край света. Как и следовало ожидать, охранники, до сих пор игравшие в карты, дружно повернули к нему головы и уставились так, как будто увидели привидение.
Джек осклабился во все тридцать два зуба:
- Здорово, ребята! Я тут заплутал маленько, отстал от своих. Джек Достань Воробушка с невольничьей шхуны «Перепел». Мы к вам на Ямайку с грузом черномазых пожаловали. Ох и народец эти невольники, скажу я вам! Каждый жрет в три горла, а как попробуешь заставить их поработать на палубе – получишь хрен пополам с горькой  редькой. У вас тоже такая картина или пообтесали ледащих? 
Охранники переглянулись и один из них поднялся с травы, бросив засаленные карты и поправляя оружие:
- Ты нам зубы-то не заговаривай, дружок.  Здесь тебе не «Перепил», а плантация мистера МакБрайта «Эдем» и чужие здесь без разрешения не ходят, усек?

Свернутый текст

На отпись охраны дано разрешение амс

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-08-30 19:14:02)

+1

10

Из кустов Энн было все прекрасно видно. И охранничков. И Улисса. И обтянутый индийским ситцем Джеков зад. Ну как есть все, хоть сейчас рисуй! Рисовать Энн не то чтобы умела, поэтому только прислушивалась к разговору. Чтобы вовремя кинуться на помощь этим бестолковым мужикам и показать, что умеет держать в руках саблю получше многих.
Джек вещал как по-писаному, Энн аж заслушалась. Вот умеет же складно да ладно говорить! Эх, его б да в губернаторы, вот житуха пошла бы!..

+1

11

Буканьеры научили Улисса ходить во время охоты по лесу тихо. Но сейчас это умение особо и не требовалось - Джек так славно отвлек тех скотов, что Улисс мог проследовать по берег хоть в полный рост и бравым маршем.
Возникнув из кустов возле самых столбов, к которым были привязаны пленники, Улисс первым делом понял, что эти шуму не поднимут и его не выдадут. Просто не смогут. Тот, что черный, уже, похоже, мертв. Тот, что белый (насколько можно судить по разбитой, опухшей физиономии) жив, но сможет ли говорить?
А переговорить с ним было надо. Просто для того, чтобы выяснить: тот ли это человек? Улисс не собирался рисковать собственной шкурой, а также подставлять друзей ради незнакомого невольника на том лишь основании, что этот невольник - белый.
Кося глазами на надсмотрщиков, стоящих спиной к столбам, Улисс быстро склонился над водой, зачерпнул полные пригоршни холодной влаги и поднес к губам пленника. Тот жадно выпил воду.
Улисс на всякий случай снова присел за кусты - вдруг кто-нибудь из надсмотрщиков не вовремя оглянется? - и негромко спросил:
- Мистер Брэдфорд, не так ли?

+1

12

Постепенно Морис впал в какое-то полузабытье. Голова бессильно поникла на грудь, глаза закрылись. Он, вроде бы, и слышал звуки, но не мог сообразить, откуда они доносятся и что означают. Гул и шелест - это плеск волн и шум деревьев? Если плеск волн, то он. наверное, снова находится в трюме пиратского корабля. А если это шумят деревья, то он, скорее всего, находится сейчас в своем поместье. Стоит с закрытыми глазами, привалившись спиной к стволу огромной раскидистой смоквы, растущей прямо напротив окон его спальни. А может, это вовсе и не ветер, подстегивающий волны и шевелящий листья деревьев, а шум в ушах? От жары, от усталости, от ночной бессонницы, от полученных побоев. Надо было бы открыть глаза и хоть как-то оглядеться по сторонам, чтобы увидеть затихшего Джима, но веки будто налились свинцом и стали совершенно неподъемными.
К уже ставшим привычным доносившимся до него шумам прибавился еще один плохо различимый звук. Опознать его Морис не смог. Открыть глаза тоже не удалось, даже когда его лица неожиданно коснулось что-то влажное и прохладное, а губы оказались погруженными в воду. Это явно был дар небес, и молодой человек жадно втянул в себя влагу. Первый глоток  дался ему с трудом - пересохшее горло не сразу пропустило жидкость. На втором глотке вода закончилась. Зато послышался чей-то незнакомый голос, явно назвавший беглого раба по имени.
- Да, сэр. Я Морис Брэдфорд. Спасибо, -  едва шевеля распухшими губами прошептал пленник.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-09-30 23:36:38)

+1

13

Вот. Всё. Этого Улиссу было достаточно. Божьим или дьявольским промыслом, но они сразу вышли на того, кого искали.
Улисс поднялся во весь рост и из за спин надсмотрщиков махнул рукой, давая знак Джеку и Энни.
И принялся резать веревки, удерживающие его родственника у столба. На обреченных надсмотрщиков он уже не смотрел, понимая, что его друзья разберутся с этими скотами. Хорошо бы тихо, без пальбы..
- А бедолага у второго столба мертв, - негромко сказал он на ухо Морису, продолжая резать веревки. - Ему уже не поможешь...

+1

14

- А я и не чужой, я свой в доску, - весело сверкнул зубами Джек и сделал шаг по направлению к охраннику, вытягивая обе руки вперед ладонями вверх. Демонстрировал, стало быть, свои дружеские намерения: мол, смотрите, парни, я к вам с миром пришел. А что, ведь и вправду не чужой! Он друг Улисса, Улисс - кузен белого доходяги на столбе, а последний - подопечный того корявого, что сейчас шлепал к Джеку по густой траве на своих кривых подпорках. Краем глаза Джек отметил слабое шевеление в кустах, где схоронилась Энни, и помолился, чтобы его рыжая кошечка побыстрее выпустила свои стальные коготки: уж больно удобно подставлял ей свой блохастый загривок шелудивый цепной пес. Мешкать было никак нельзя: Улисс уже резал веревки.
Второй охранник поднялся с травы и присоединился к первому: не дойдя до Рэкхема нескольких шагов, они остановились и застыли бок о бок, как два сухих боба из одного стручка, сверля незнакомца подозрительными взглядами. Джек на всякий случай отступил на шаг, продолжая сиять добродушной улыбкой:
- Перекинемся в картишки, раз уж судьба нас свела? У меня при себе все мое жалованье за последние полгода. Только платят нам, простым матросам, мало, а капитан у нас старый хрыч и святоша: во время плавания ни в кости, ни в карты ни-ни: чуть что - и прощай "Перепел"!

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-09-23 17:36:42)

+1

15

Энн не торопилась. Просто потому что не торопилась. Не то чтобы разленившиеся надсмотрщики внушали ей опасение, конечно. Куда им до славных ребят со "Странника"! А вот шум поднимать не хотелось. Разок шум поднимешь, потом шустро ноги уносить придется. Они-то ладно, а вот как тот доходяга, с которым Улисс шепчется, будет ходули переставлять? Нет, тут надо было тихо все делать, наверняка. Чтобы чик! - и готово.
Вот потому-то Энн не спеша вытащила кинжалы, по одному в каждую руку. Не спеша зашла со спины уболтанной Джеком парочке. Примерилась. И одним движением вонзила кинжалы в жертв, метя правому под ребро, а левому в бок. На большее Энн не хватало длины рук, да только разом двоих и без шума может, Вэйн бы уложил, да и в этом Энн сомневалась. Хоть капитана знала и уважала, пусть и в том смысле уважала, в каком думал Джек. В койке капитановой она иной раз дрыхла, конечно, но одна, потому как с капитаном спать - неет, ребятушки, это без нее. Да капитану оно и не надо, кажись. Что ему, баб на берегу не хватает?
Мысли мыслями, а дело делом. Острые, не даром Энн едва ли не каждый день точила, кинжалы вошли в тела жертв как по маслу.

Кидаю кубики:
[dice=5808-16]
1-2 - убиты оба, 3-4 - один убит, другой ранен, 5-6 - оба только ранены.

+1

16

Боевая подруга квартирмейстера никогда не отличалась излишней торопливостью: не суетилась, как ее товарки в юбках, не тратила слов зазря и скупо, но точно отмеряла каждое действие. За это Джек ее  уважал, хотя  иногда ему казалось, что наедине с ним рыжая кошечка могла бы быть и порезвее, и поигривее... Ну тут уж ничего не попишешь: после вахты он и сам порой забирался в гамак с одной-единственной мыслью: спать!
Один из охранников рухнул на траву, не успев открыть рот, второй в недоумении замер, по-видимому, не чувствуя боли, но понимая, что с ним что-то неладно, и начал медленно поворачиваться к Энн, но тут Джек бросился к нему с быстротой коралловой змеи, нащупывая рукоятку ножа, торчавшего чуть повыше пояса. Полоснув увальня по заросшему щетиной горлу и дав ему упасть, Джек обтер лезвие о штаны жертвы и сунул нож за пояс.
- Дело сделано, - пробормотал он, ощущая легкую дурноту. Несколько лет, проведенных среди пиратов, так и не избавили квартирмейстера от отвращения, которое он испытывал при виде чужой крови. А вот с Энн как с гуся вода: стояла и смотрела на то, как ее дружок немилосердно добивает раненого с безразличием кухарки, которой зарезать курицу – что к обедне сходить.

Свернутый текст

Пост согласован с Энн Бонни.

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-09-28 09:48:03)

+1

17

О ком он говорит, этот неизвестный благодетель? О каком бедолаге у второго столба? Мы были вдвоем с Джимом,  это он привязан по соседству. Теперь понятно, почему он вдруг так притих. Джим мертв... и свободен. А Молли... бедная девушка. Впрочем, она, наверное, быстро утешится. Найдет себе кого-то другого, кто заменит ей Джима. 
Человек, напоивший Мориса водой, теперь что-то делал за его спиной. Одуревший от жары и боли, Брэдфорд плохо соображал, и не сразу понял, что веревки, удерживавшие его у столба, почему-то  уже не так сильно врезались в тело.
Да он же перерезает их! Что это - спасение? Или же преддверие какой-то новой пытки - очередного жестокого развлечения  надсмотрщиков?
Морис пошевелился, с трудом повернул голову в сторону столба, к которому был привязан Джим. Ему даже удалось приподнять веки,. Правда, об этом он почти сразу пожалел, увидев двух охранников, лежавших неподалеку от него в лужах собственной крови. От вида их мертвых тел у Брэдфорда почему- то закружилась голова. Пришлось быстро закрыть глаза, чтобы не видеть, как стремительно меняются местами небо и берег ручья.
- Не тратьте на меня время. Уходите, - еле слышно пробормотал он.
- Сюда могут прийти в любую минуту, увидят их... и тогда вам не сдобровать.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-10-03 01:31:12)

+1

18

Не видела Энн ничего дурного в том, чтобы перерезать горло мерзавцу-другому. Хоть ты тресни, не видела. Поэтому и за дело бралась тщательно, но равнодушно. Вот и сейчас разве что досадовала, что Джеку пришлось добивать, потому что неаккуратно вышло. Промашечка.
- Дело еще не сделано, Джек. - Кивком указала на кузенов и обтерла кинжалы. Присела и тщательно обшарила карманы, не побрезговав ни огнивом, ни табачком, ни приятно звякнувшими кошелями. Не то чтобы там было много, уж медь-то Энн отличала на звук от серебра или золота, а все какой-никакой прибыток. Который - вот те крест! - не даст Джеку разбазарить. Мысли скакнули на разбазаривание Джеком их общего достатка и Энн помрачнела. Отвела взгляд от Джека и посмотрела на столбы.
Ну да. Один бедолага мертв, второй тоже скоро отдаст Богу душу... хотя попадались крепкие ребята, их водой отпои, отлежаться дай и будут как новенькие, только чуть поумнее, чем были.
- Не тяни барана за мохнатые бубенчики, доходягу на плечо и ходу! - обратилась Энн к Улиссу.

+1

19

- Сейчас! - деловито ответил Улисс, закидывая руку кузена себе на плечо. - Ему надо воды напиться, а то он не в себе.
Парень помнил свой неудачный побег из рудника, когда за воду, за возможность вволю напиться, он отдал бы свою бессмертную душу и не спросил бы, что с нею намеревается делать покупатель. Понимал Улисс и то, что пригоршни воды, которую он поднес к губам пленника, тому мало.
Подтащив Мориса к берегу, он опустил его на траву. Пока Морис пил, Улисс спокойно огляделся. Ну да, оба скота-надсмотрщика были аккуратно зарезаны, кто бы сомневался. Улисс быстро и молча вознес небесам короткую благочестивую молитву, в которой просил у Господа такой же участи и для всех прочих надсмотрщиков, какие еще поганят собой белый свет.
Нагнулся. Заглянул в лицо кузену. Увидел, что глаза измученного человека горят светом понимания - пришел в себя, вот и славно!
Сказал негромко - так, чтобы слышал только Морис:
- Я за вами, мистер Брэдфорд. Но предупреждаю: корабль, на котором нам дадут помощь, - пиратский. Если это вас не смущает - держитесь за меня, дотащу. Если брезгуете своими спасителями - оставайтесь тут, пока к этим сволочам смена не пришла. И извинитесь перед ними за наше поведение.

+1

20

Кто-то скомандовал им уходить. Голос  показался  Морису женским, и он  попытался обернуться на него, чтобы убедиться в том, что это ему не померещилось. Однако это ему не удалось. Тот, кто освободил его от пут, настойчиво тащил его куда-то. В сторону от голоса, и как оказалось, к воде. 
Пил Морис долго и жадно. Потом умыл лицо, попутно ощупав его. Ссадин на нем хватало, но на удивление нос не был сломан.
Благодетель наклонился к спасенному, заглянул ему в лицо. Их взгляды встретились, и Брэдфорд неожиданно ощутил какое-то странное чувство. Кажется. это называлось дежавю. Он точно не знал этого молодого человека, который  тихонько говорил с ним, но что-то неуловимое в его лице, в глазах, во взгляде казалось ему смутно знакомым.
- Откуда вы знаете, как меня зовут? - невпопад спросил Морис.
- И кто вас послал за мной?
Неужели дядя? Опомнился, понял, что совершил подлый поступок? Решил искупить вину... Замучила совесть? Хотя откуда  ей взяться у такого типа...
Это было странно... впрочем, не более странно чем то, что спасители оказались пиратами.
Зачем я понадобился пиратам? И как мне быть в этой ситуации? Остаться здесь - подписать смертный приговор самому себе. Кроме побега, на меня повесят еще и убийство надсмотрщиков. Тогда смерть окажется гораздо более мучительной, чем могла бы быть сейчас.  К тому же  пока я тут терзаюсь сомнениями, правильно ли поступлю, отправившись на пиратский корабль,  эти люди теряют время, что может стоить им жизни. Неровен час сюда пожалуют дружки убитых... Двоим против всех них не выстоять. Тем более, если один из спасителей действительно женщина.  Негоже так платить за свое спасение.
- Я иду с вами, - как можно более твердо отозвался Морис, отбросив  все колебания и сомнения.
- Только, если можно, попрощаюсь с Джимом. Он был моим другом.
Брэдфорд взглянул на столб, на котором  висел мертвый подельник.
- Дайте мне буквально минуту. И скажите... я мог видеть вас где-то раньше? Мне почему-то кажется знакомым ваше лицо. Точнее, ваши глаза.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-10-24 14:14:05)

+2

21

- Ходу! - эхом призыву Энн потребовал Джек.
Он все понимал: предполагаемым кузенам хотелось покалякать о том о сем, убедить друг друга в том, что никакой ошибки не произошло и они действительно братья по крови. Но пусть рыбья кость встала бы ему поперек горла, если малейшее промедление  не было смерти подобно. Джек боялся гнева Вейна. Да, боялся и не стыдился этого. Все ж таки они были на Ямайке, и если их догонят, повяжут и повесят за вмешательство в дела местного плантатора, Вейн будет первым, кто придет и плюнет на их могилы. На свою могилу Джеку было самому плевать, но вот к   местам упокоения Энн и Улисса он относился совершенно иначе.
- Ходу, ходу, ходу! Энн, прикрывай тылы, а мы с Улиссом потащим мистера Брэдфорда!
Энн умела прикрывать тылы, Джек убедился в этом на собственном опыте: если бы не его боевая подруга, ситцевые штаны давным-давно были б порваны на лоскуты когтями свирепых кошек, которых в распоряжении Чарли Вейна было не счесть.

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-10-18 17:50:49)

+2

22

Энн не понимала душевных терзаний спасаемого красавчика (сейчас он на красавчика никак не тянул, ну да если отмыть-откормить, какая-нибудь сухопутная дамочка с огромным добрым сердцем наверняка бы взяла его под крылышко и под юбки): пиратский корабль или нет, какая разница, если спасают твою шкуру? Потом расплатишься, а чего думать, если выбор у тебя не то чтобы королевский: или подохнешь тут, или еще немного проживешь.
Есть, конечно, много штук похуже смерти, например, когда испанцы берутся за дело, а они уж мастера так раскорячить человека, чтоб подохнуть хотелось как можно скорее. Так что ей было никак не понять, чего этот самый страдалец кочевряжится. Благородные, они все небось так. Ну то есть даже не благородные, а эти, приличные. Энн хмыкнула и зашагала последней, поглядывая, не заметил ли еще кто тех плясок, что они тут устроили.
- Джек, может, Улисс его через плечо закинет, все ж быстрей будет? - Энн была полна сомнений и не собиралась их скрывать. Не от Джека. Если не доверять Джеку, то кому тогда доверять?

+2

23

На слова Энни ответил не Джек, а Улисс;
- А и закину, пожалуй.
Он не собирался в опасную минуту тратить время на ненужные разговоры. (А в глубине души, пожалуй, не хотел скомкать разговор, который, черт возьми, был таким важным для него).
- Чего с мертвым-то прощаться? Нет у нас времени. Берись за мои плечи, вот так... Эй, Джек, нам бы пройти по воде - на случай, если вслед спустят собак... ведь спустят, сволочи!
Тут его обожгла страшная мысль:
- А крокодилы тут не водятся? Или пираньи, или кто-то там еще... Джек, не слыхал про такое?

+2

24

Джек закинул вторую руку спасенного себе на плечо: не больно-то и удобно было, поскольку мешала разница в росте как с кузеном, так и с Улиссом, но не мог же он заставить своего лучшего друга тащить на себе такую поклажу в одиночку! Улисс, конечно, покрепче него был: нарастил мускулы на руках, ворочая на камбузе тяжелые котлы с похлебкой и мешки с мукой, а Джек последние полгода ничего тяжелее колоды карт да стаканчика с костями не поднимал. Ну разве что однажды донес Энни на закорках от таверны мисс Гатри до пристани: перебрала его подруга маленько, пришлось на себе тащить. Но даже в таком состоянии брыкалась, пинала спину Джека своими костлявыми коленками и клялась, что подровняет ему хозяйство как только освободится.
Насчет крокодилов Джек слыхал, что их видимо-невидимо на Блэк-ривер, да еще один худосочный и остроносый зубастик красовался на гербе Ямайки. Однако на том же гербе присутствовали индейцы и ананасы, а Джек точно знал, что и первые и вторые на острове почти перевелись: коренных жителей истребили испанцы, а ананасы отчего-то не пользовались популярностью среди колонистов и потихоньку хирели и чахли. В любом случае накалять страсти он не собирался,  хотя и беспокоился за Энн и за свое хозяйство.
- Пираний тут точно нет, а крокодилы обычно в береговых зарослях шарятся, на середину реки не заплывают, - уверенным тоном заявил он.

Дайсы

1-2 крокодилов в реке не водится; 3-4 крокодил залег в прибрежных зарослях, но участников спасательной экспедиции не тронет 5-6  крокодил совершит попытку нападения [dice=9680-16]

Закорки и таверна согласованы с Энн Бонни. Дико извиняюсь, ежели позволил лишнее по отношению к руке Мориса Брэдфорда

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-10-30 13:43:27)

+2

25

Ноги плохо слушались Мориса, поэтому подставленное плечо темнокожего парня пришлось очень кстати. Он не стал возражать ему. Пират был прав: мертвому Джиму его "прощай" было абсолютно не нужно. А новым знакомым оно могло выйти боком: время сейчас уже работало против них.
Напарник темнокожего  поспешил ему на помощь. Закинул руку Мориса на свое плечо - это было немного неудобно из-за разницы в росте, но  Брэдфорд все равно поблагодарил его. И подтвердил опасения относительно возможных опасностей, таившихся в реке.
- Пираний здесь нет, а вот крокодила, говорят, не раз видели. Мы с Джимом по берегу добежали до ручья, а дальше уже двигались по воде. В ручье точно никаких злобных тварей не водится.
Идти и дышать было больно, болтовня отнимала силы, которых и так было слишком мало. Поэтому Морис решил молчать, чтобы не стать своим спасителям полной обузой. И постараться не думать о наверняка сломанных ребрах, крокодилах. а главное - о  надсмотрщиках, которые с минуту на минуту должны были появиться на берегу  у столбов.  Сосредоточиться только на том, чтобы идти вперед. Как можно быстрее.

+2

26

Свернутый текст

Перемена хода и каждое слово в этом маргинальном посте согласовано с Энн Бонни, она  же Джилл, прекрасная половина крокодила Джека

А в мангровых зарослях скучал крокодил Джек. Сезон дождей, по человечьим меркам длившийся с июля по декабрь, имел как свои плюсы, так и минусы.  Минусом, и жирным, было душевное состояние его боевой подруги,  с которой он охотился бок о бок вот уже три сезона подряд. В сухое время года Джилл была самой красивой, резвой и удачливой крокодилицей заводи, не говоря уже о том, что мало кто из ее товарок мог сравниться с ней в белизне и крепости зубов. Собственно, Джек и не мог выбрать себе другую подругу: вид его хвоста заставлял остальных крокодилов краснеть и поспешно прятаться по ближайшим ямам, наполненным гниющей речной травой. Половину года Джек и Джилл вели счастливую, наполненную впечатлениями жизнь, плавая и ныряя, деля поровну каждый кусок добычи и не расставаясь ни на минуту.  Но как только заряжали дожди, все менялось самым трагическим образом, и причиной было то, что  Джилл начинала закапывать яйца, чтобы потом не отходить от кладки даже на половину длины собственного хвоста. Джек искренне не понимал, какого уакари его подруга день и ночь торчала у этой заначки с яйцами, когда к ее услугам были его собственные. Может быть, дело все же в количестве? В этом сезоне яиц было закопано больше, чем в предыдущих: сколько именно, Джек не знал, поскольку умел считать только до восемнадцати, по количеству пальцев на передних и задних конечностях. На передних их у него было десять, на задних - восемь. То же самое количество было и у Джилл, что вызывало у Джека какое-то непонятное, но глубокое умиление: даже пальцы у них были одинаковые! Но проклятые яйца нарушали  идиллию: зарыв их поглубже, Джилл из веселой крокодильей подруги превращалась в злобного сторожевого пса: такие были у людей, живших неподалеку от реки. Собак Джек ненавидел каждым роговым щитком своего роскошного покрова: однажды свора этих брехливых тварей чуть было не вытащила его на берег. Хорошо, что Джилл подоспела, иначе больше никогда бы ей не закапывать яйца в песок...
На нос Джеку села бабочка: он понял это по легкому трепетанию, от которого в пустом брюхе начали появляться и лопаться невидимые пузырьки: такую внутреннюю щекотку он испытал в своей жизни лишь однажды: когда впервые увидел Джилл... 

[status]Зубастик[/status][icon]http://oboi-dlja-stola.ru/file/1308/760x0/16:9/Крокодил-и-бабочки.jpg[/icon][nick]Крокодил Джек[/nick]

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-11-05 14:55:38)

+5

27

Пока Джек там где-то прохлаждал собственные яйца, Джилл охраняла свои. У нее-то они были отдельно, и присматривать за ними надо было как следует. Мало ли кто поживиться захочет. Изредка Джилл поднимала тяжелую башку над водой, тревожась за гнездо. Чаще лежала так, что над водой только глаза оставались. Желтые, красивые глаза. Любой крокодил подтвердил бы это. А еще бы не подтвердить, если иначе хвостом поперек хребта получишь?
Джилл была крупной крокодилицей. Жизнь бок о бок с Джеком не притупила охотничьих навыков. А иной раз ей хотелось поразвлечься, а уж если редкая добыча вылезала на берег, то как тут упустить? Эх, только б с гнездом ничего не стряслось!
Джилл еще разок взглянула на гнездо и беззвучно поплыла к Джеку. Дать ему лапой по брюшку и потащить к высокой траве у берега, где копошились и издавали бессмысленные, с точки зрения Джилл, звуки какие-то разноцветные двуногие.
Черные двуногие боялись Джилл. Она до сих пор помнила, какую вкусную черную ногу сожрала пять сезонов назад, и как долго не могла избавиться от застрявшей меж зубов какой-то железки, зачем-то надетой на палец черного двуногого. А уж сколько неприятностей причиняли тряпки! Однажды у Джилл долго живот пучило, пока не избавилась от этих мерзких штук. А вот мясо было нежное, вкусное. И никакой шерсти. Чистое удовольствие!
Хвостом Джилл нежно потерлась о хвост Джека и саданула лапой по его боку. В меру игриво. Все ж таки не брачный период, кладка вон уже закопана. Не время шалить. Время обедать!
[icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/7b62907e6eb63653dfb4678e4cf7bde6.jpg[/icon][status]Просто красавица[/status][nick]Джилл[/nick][sign]Несравненная Джилл[/sign]

+6

28

Бабочка вспорхнула и улетела, Джек тяжело вздохнул. Он любил бабочек, а бабочки любили его. Белые, черные, серо-буро-малиновые и в веселенькую крапинку, они частенько выбирали его нос или спину в качестве поляны, на которой можно было немного отдохнуть. Но Джилл он бы не променял даже на  стаю этих разноцветных прелестниц.
Джек лениво повел по воде хвостом, стараясь не задеть пузцо своей подруги: все-таки хвост у него был ого-го и даже удар в четверть силы мог причинить ей сильную боль. Вот сама Джилл своих сил не соразмеряла: если б лапы у Джека были подлиннее, он бы с удовольствием почесал ими ушибленный бок. Но что есть, то есть: пришлось уповать на то, что холодная вода исцелит колотье в боку. Но все-таки странно, что она оставила свой караульный пост и в кои-то веки приблизилась к своему партнеру почти вплотную. Намекает на то, что пора немного перекусить? В животе у Джека давно было пусто, с самого утра, наверняка то же самое чувствовала и Джилл, иначе с чего бы стала пихать его в самое уязвимое место?
Джек посмотрел на противоположный берег: опаньки! Обед сам шел ему в пасть: стая двуногих брела по воде по направлению к их с Джилл стоянке. Так вот почему Джилл насторожилась! Не пустое брюхо было тому виной: двуногие явно собирались выкопать зарытые ею яйца... Джек потешил себя мыслью, что негоже мешать двуногим в разорении кладки: лишившись своих драгоценных яиц, Джилл снова вернет все свое внимание ему, и посреди тоскливого сезона дождей снова начнется медовый месяц. Но покосившись на подругу понял, что лучше с такими вещами не шутить: потом еще три сезона будет изводить его обвинениями в трусости и отсутствии охотничьего инстинкта. Придется наметить жертву и утянуть ее под воду. Вон тот долговязый выглядит достаточно аппетитно: хватит и ему, и Джилл.
Джек прополоскал зубы перед едой и пустился в путь: над водой были видны лишь два больших желтых глаза, полуприкрытых тяжелыми кожистыми веками.

[status]Зубастик[/status][icon]http://oboi-dlja-stola.ru/file/1308/760x0/16:9/Крокодил-и-бабочки.jpg[/icon][nick]Крокодил Джек[/nick]

Отредактировано Джек Рэкхем (2016-11-06 20:20:06)

+6

29

Это нахал куда-то поплыл, не соизволив даже перекинуться с ней парой слов! Джилл возмутилась и рванула следом.
- Ты, дохлая донная рыба! Коряга гнилая! Бабочколюб! Нет бы сперва спросить, кто мне кажется повкуснее и тогда уже ловить! Я как бревном придавленная в яме лежу, за кладкой смотрю, а ты мне и лягушки не принесешь! Как яйца мне заделать, так первый, а кладка моя сдохнет, ты и не почешешься!
Для двуногих чудесный голос Джилл наверняка звучал как рычание. Но Джилл не беспокоило мнение двуногих. Кто спрашивает еду, что она о тебе думает? Никто, если он в здравом уме. А Джилл была не только в здравом, но в очень здравом уме.
- После обеда ты будешь смотреть за кладкой, а я охотиться! - самозабвенно рычала Джилл. - Уж я-то не упущу добычу, как ты ту козу две луны назад! Тебе бы только на бабочек смотреть! А твои следы? Да-да, следы твоих лап на берегу? Думал, я не увижу? Ты пытался бабочку нарисовать! Наверняка пытался нарисовать одну из своих проклятых бабочек! У меня в брюхе только кость того черношерстого двуногого, четыре луны срыгнуть не могу, а ты...
Джилл не заметила корягу и на полном ходу врезалась в нее носом. Самым чувствительным его кончиком.
[icon]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/7b62907e6eb63653dfb4678e4cf7bde6.jpg[/icon][status]Просто красавица[/status][nick]Джилл[/nick][sign]Несравненная Джилл[/sign]

+5

30

Тащить спасенного вдвоем было не так уж тяжело, и пираты ушли уже далеко по ручью, когда сзади послышались крики.
Повернув голову, насколько позволял "груз", Улисс увидел на далеком оставленном берегу двоих надсмотрщиков. Пришли, вероятно, сменить своих незадачливых приятелей. Обнаружили трупы - и подняли шум.
Тот, что поумнее, кинулся наутек - вероятно, за подмогой.
Второй выхватил из-за пояса пистолет и выпалил вслед пиратам.
- Идиот, - сквозь зубы сказал Улисс. - Даже не знает, докуда пуля может долететь... Друзья, а погоню придется положить. Всю. Капитан не велел приводить на борт невоспитанных незнакомцев.
Он напряг слух: не доносится ли издали собачий лай?
Но услышал другое.
Из близких мангровых зарослей донеслось низкое мычание, вроде коровьего.
Сам Улисс этого раньше не слыхал. Но ему рассказывали, что так ревут крокодилы.
- Эй, вы слышите то же, что и я?

+4


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Спаси меня в тихих водах, а в бурных я и сам спасусь.