Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Черные камни, белый песок


Черные камни, белый песок

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Действующие лица: Бокор Дже (НПС), Эзра Паунд
Время:  вечер- 2-июля-1714 г.
Место: плоские камни на побережье, за пределами Нассау
Спойлер: на что только не пойдет влюбленный мужчина, ослепленный страстью к женщине. Эзра Паунд отправляется вдоль побережья искать того, кто даст ему надежду получить желаемое. Насколько далеко он готов зайти?

http://sf.uploads.ru/t/8ycsM.jpg

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-06-27 18:48:13)

0

2

День клонился к вечеру.  Дже закрыл глаза, подставляя белое лицо первой прохладе вечернего ветра, а спину – ласковым рукам юной Зое, которая, как всегда бывает в этот час, разминала его уставшее от жаркого дня тело. Бокор готовился к ночи – времени бдения, трудов и, что самое приятное – наслаждений. Это время начиналось с прикосновений Зое и заканчивалось… впрочем, как оно заканчивалось, Дже предпочитал сейчас не думать, ибо душа бокора не должна переполняться ни блаженством, ни предвкушением, ни чем бы то ни было другим раньше назначенного срока. 

Ветер отшелушивал белую краску с лица Дже – и это беспокоило бокора. Он чувствовал каждую чешуйку, что отделялась от кожи,  знал ее полет – и от это не мог расслабиться как должно. Одна белая крошка беспокоила его особенно сильно, потому что отказалась следовать воле ветра и теперь щекотала нижнюю губу Дже.

Услышав шаги, колдун на мгновение забыл про назойливую помеху и едва-едва приоткрыл один глаз. В тонком проблеске света он разглядел тощую фигурку мальчишки. Правое плечо Дже едва заметно вздрогнуло, большой палец левой руки чуть шевельнулся – и Зое послушно скрылась за выцветшей занавеской, что закрывала вход в жилище колдуна.

Дже закрыл глаз и несколько мгновений сидел, слушая, как мальчишка, робея, подходит ближе. Наконец, тот замер.

- Говори, - медленно молвил колдун, благодаря Создателя за возможность незаметно сдуть надоевшую крошку.

Гонец Гекаты тихо зашептал послание. Дже слушал, не открывая глаз. "Старуха знала свое дело," - думал Дже. Старуха была хорошим партнером.

С последним словом мальчишки бокор открыл глаза. Взгляд колдуна заставил паренька замереть на миг, и тут же обжег огнем – мальчишка встрепенулся, неловко поклонился и чухнул прочь. Теперь колдун снова слышал  только ветер, шелест листьев и занавески за спиной.

- Ночь близится, - проговорил Дже, и Зое вышла из хижины, держа в руках две миски – с водой и с белой краской.  Она молча погрузила кусок ткани в воду и несколькими медленными движениями стерла краску с лица Дже.
- Бокор пойдет на камни?– спросила девушка,  кончиками пальцев  вытирая капли с темно-шоколадных губ колдуна.
- Бокор думает, что сегодня Аизан* принесла ему удачу, - ответствовал Дже.
- Тогда бокор должен быть готов принять ее.
Зое опустила пальцы в белую краску.

+

Аизан (Айизан, Айзан) - первая жрица Вуду, лоа рынков. Жена Легбы, опекун религиозных церемоний

[NIC]Бокор Дже[/NIC]
[STA]NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-06-27 18:50:28)

+3

3

Солнце почти скрылось за горизонтом, когда Эзра Паунд закрыл свою цирюльню и направился к месту, которое указала ему Геката. Его ум, отшлифованный многолетними штудиями трактатов, авторами коих были высоколобые выпускники университетов, пребывал в смятении. Как случилось, что он поверил уверениям старухи, которую большинство из его собратьев по профессии сочло бы неграмотной шарлатанкой? Но интуиция, этот пробный камень разума, нашептывала ученику Парацельса и Кальперера, что он на правильном пути.
Покинув Нассау, Эзра пошел по берегу, испытывая непреодолимое желание сбросить башмаки и чулки и ощутить подошвами босых ног медленно тающее тепло нагретого за день песка. Вечерний воздух был настолько свеж и сладок, что в голову стали приходить совершенно ненужные мысли, как-то: а не отказаться ли от своей кощунственной затеи и вернуться к привычному образу жизни. Рвать гнилые зубы и вскрывать фурункулы было все же безопасней, чем обращаться за помощью к силам, о которых он имел самое смутное представление. Как бы то ни было, цирюльник упрямо продолжал шагать по берегу, высматривая большой плоский камень и судорожно сжимая в руке сизалевый мешок, в котором покоились табак, бутыль с ромом и кремень с огнивом. Солнце клонилось все ниже, а камня все не было видно. Эзра почти отчаялся обнаружить место жертвоприношения, когда резкий крик морской чайки, раздавшийся со стороны его левого плеча, заставил его повернуть голову в этом направлении. И о чудо! Он узрел искомое: темный плоский камень с бурыми, как потеки крови, прожилками. Ускорив шаг, цирюльник поспешил к камню и, достигнув места назначения, столь же поспешно вытряхнул из мешка содержимое и принялся совершать действия, которые предписала ему гадалка.

Свернутый текст

Николас Кальперер (1616 - 1654) – английский медик-астролог, знаток траволечения

Отредактировано Эзра Паунд (2016-06-27 21:58:49)

+3

4

Бокор Дже  сидел среди острых камней, торчавших в море недалеко от берега. Вдыхая и выдыхая в такт спокойному морю, он  наблюдал за ступающим по песку незнакомцем. Степень погружения в собственные мысли и устремленность к цели говорила о том, что человек этот – правильный, и возможный доход теперь показался Дже реальнее, чем он думал поначалу.
Когда путник почти достиг нужного места, бокор крикнул чайкой и снова замер за камнями, наблюдая. Солнце почти скрылось за горизонтом, но Дже не торопился. Ожидание было самым важным в жизни бокора, а потому не терпело суеты.  Страсти   – для того, кто ищет, спокойствие  – для того, кто может этими страстями правильно распорядиться.
Дже увидел, как огонек свечи затрепетал на ветру. Услышал, как запах табака смешался с запахом моря. Узнал, что капли рома упали на песок, а монета – в воду. И с  последними лучами солнца бокор Дже неслышно сошел с камня и направился к человеку. Тонкая, невидимая с берега отмель вела точно к жертвенному камню, и когда солнце садилось в море, эта полоска земли была  едва прикрыта алеющей в лучах водой. Бокор словно шел по алому морю, ступая неспешно и глядя на пламя свечи.
Наконец, Дже остановился и, не сводя взгляда с огня, произнес:
- Эзра Паунд, ты призвал бокора…
Последовала пауза, а за ней только одно слово:
- Говори.



[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-07-25 15:37:41)

+2

5

Язычник шествовал по водам аки сын Божий: алый подбой его одеяния колыхался в такт с волнами, и это ошеломляющее зрелище лишило цирюльника дара речи. Он даже не обратил внимания на то, что колдун назвал его по имени, и потому не задумался, что прячется за этим знанием: сверхъестественные способности или же нечто гораздо более обыденное, а именно – сговор со старухой-гадалкой, которая отправила  его к камню с кровавыми прожилками, а заодно предупредила своего подельника о появлении очередного олуха. Находись Эзра в здравом уме и твёрдой памяти, он прежде всего заподозрил бы, что его пытается обвести вокруг пальца кучка мошенников, но величественный облик бокора вкупе с магической красотой заката подействовали на его рациональный и сухой ум так же, как действует на пустой желудок кружка крепкого рома. На мгновение он потерял способность и думать, и чувствовать, и действовать. Сизалевый мешок с остатками подношения выпал из его ослабевших рук, а сам Эзра застыл соляным столпом, во все глаза таращась на посланника незнакомого ему  таинственного и зловещего мира. Под белым курчавым париком бился приказ: «Говори! Говори! Говори!» Он настойчиво  стучал в виски и эхом отдавался в ушах звуком военного барабана, но Эзра никак не мог поймать мысли, ускользающие, как стая морских угрей, собрать их воедино и облечь в слова. Последний луч солнца скользнул по его лицу и вывел его из оцепенения, вернув способность действовать. Эзра стянул с головы парик, обнажив череп, покрытый коротко стриженным ёжиком изрядно поседевших волос, напоминавших грязно-серую свалявшуюся овечью шерсть, и поклонился, приветствуя бокора.
- Меня прислала Геката, - свистящим шёпотом произнёс он, выпрямляясь и невольно оглядываясь через левое плечо, как будто ожидая, что из-за ближайшей скалы выйдет старуха и подтвердит его слова. – Она сказала, что великий бокор обладает властью над душами и поможет мне...поможет мне завоевать расположение персоны, без которой жизнь не жизнь, и смерть не смерть.

Свернутый текст

Булгаковская аллюзия на великолепное  "Бокор словно шел по алому морю"

Отредактировано Эзра Паунд (2016-07-26 10:33:50)

+3

6

- Геката сказала правду, – ровным тоном подтвердил Дже. Уточнять, что бокор имеет власть лишь над душами мертвых, ни он, ни, судя по всему, старуха, не считали нужным. А просителю этого знать и вовсе не надо.

Заниматься приворотами Дже не любил. Потому что не бокора это дело. Он мог добиться нужного результата, но с его умениями должен  был действовать очень осторожно, буквально ювелирно.  Потому что слишком тонка была грань между миром живых и миром мертвых, и слишком хорошо Дже знал, как велико искушение, обладая знаниями и опытом,  эту черту пересечь.  Вторгаясь в магию жизни, бокор, чьи делом была магия смерти, мог потревожить такие силы, о которых стоявшему перед ним Эзре Паунду лучше было и не догадываться.

- Ты говоришь о живой душе, - молвил Дже, не спрашивая, а утверждая, - Говори о ней.

По-прежнему он смотрел на пламя. Глаза уже болели и нужно было побыстрее заканчивать. Но если уж Дже  решил взяться, то для того, чтобы удержаться на верной и чужой ему стороне, нужно было что-то, за что можно уцепиться.

- Бокор должен услышать, как ты знаешь эту душу, Эзра Паунд, - едва выделив это "ты", закончил Дже.

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

+1

7

Душа Мэри была для влюблённого в неё цирюльника тайной за семью печатями. Он мог бы сказать бокору, что его избранница  - светлый непорочный ангел, душа которого светится так же ярко, как полуденное солнце, прибавив к сему определению ещё несколько подобных, однако решил не лгать, поскольку подозревал, что колдун читает потаённые мысли тех, кто к нему приходит, как открытую книгу.
- То-то и оно, что я ничего не знаю! - воскликнул Эзра, прижимая к груди парик. - Для того я и пришёл к тебе, о несравненный, чтобы узнать больше о той, что занимает все мои мысли! Нет, не так! Я надеюсь узнать о ней больше, если ты поможешь мне завоевать её дружбу и симпатию. Если её душа устремится к моей, как один голубь устремляется к другому,   мы сможем развить наши отношения дальше, а пока что она в мою сторону даже и не смотрит...

Отредактировано Эзра Паунд (2016-07-27 18:31:22)

0

8

Дже слушал. Все было ясно. Эти белые варвары совершенно не умеют отметать ненужное, и вечно тратят силы на недостижимое. «Надеюсь узнать…» - о боги!
- Бокор – не гадалка, - Дже медленно повернул голову. Теперь он смотрел в глаза человеку – но с тем же отсутствием интереса, с каким только что взирал на свечу. Глаза не жгло – и то благо.
- Бокор – жрец. Он не беспокоит богов напрасно. Боги не станут внимать, если руки жреца пусты, а мысли туманны, - говоря о пустых руках, Дже посмотрел на мешок у подножия камня.

Люди никогда не говорят ясно – хочу обладать женщиной, возраст, имя. Всегда возвышенные чувства. Это делает работу жреца скучной и долгой. Бокор Дже знал цену своему времени - в шиллингах, фунтах и гинеях. Тем более сейчас все шло к тому, что придется потратить это время снова. Без следа живой души, однако, жрец не сможет ничего – пусть даже Паунд озолотит его прямо сейчас. Последнего, похоже, ждать не приходилось. Но страстная речь просящего говорила о том, что отказывать ему в помощи будет … расточительством.
Поэтому бокор Дже позволил себе тихо вздохнуть и даже моргнуть, дабы продемонстрировать подобие понимания.
- Твоя искренность, - он коротко взглянул на подношения, - говорит о стремлении к  цели.  Но дорога духов – сложный путь. На что ты готов, Эзра Паунд? Говори. А если не знаешь, - и в этот момент он пристально посмотрел на цирюльника, - проси своего бога, Эзра Паунд.

На этом Дже замолчал и снова отвернулся к пламени.

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-07-29 18:33:53)

+1

9

Цирюльник опасался вступать в теологический диспут с жрецом-идолопоклонником, но счёл необходимым, раз уж речь зашла о его боге, обосновать свою точку зрения, как и подобало человеку, привыкшему ссылаться на авторитеты. Единение душ на небесах, которое обещала ему его религия в обмен на пресное существование праведника и аскета, его нисколько не устраивало. Кто знает, попадет ли его душа в райские кущи, куда предначертано попасть невинной и чистой душе наподобие той, коей обладала Мэри Доусон?  Этот вопрос свел бы с ума любого философа, а Эзра Паунд был  человеком практичным, с явно выраженной склонностью к коммерции, и верил  туманным обещаниям христианских священников не больше, чем продавцам патентованных снадобий. Если бы перед ним появился сам Люцифер, он и с ним попытался бы поторговаться, но бокор не был похож на падшего ангела, ничего не просил и не требовал, и казалось,  был мало заинтересован в том, чтобы сделка, какой бы она ни была, совершилась. И лишь мимолетное упоминание бокора о пустых руках навело Эзру на некую мысль, которую он и попытался высказать.
- Наш Пастырь считает, что душа должна обрести счастье там! А я хочу получить свою долю здесь, на земле! –   ответил Эзра, устремляя указующий перст в тёмное небо и тут же опуская его вниз, к  расчерченному закатными тенями песку. – Я мог бы сказать, что  готов ради этого отдать все, что нажил годами тяжкого труда, но не знаю, будет плата соответствовать тому, что я хочу получить взамен? Назови мне настоящую цену, о мудрейший, и я скажу, есть ли у меня то, что поможет жрецу завести разговор с богами, ничем не рискуя?

Отредактировано Эзра Паунд (2016-08-01 22:28:23)

+1

10

Дже даже бровью не повел, но про себя удивился. Либо предмет страсти Эзры Паунда заслуживал таких стремлений, либо этот человек совсем не тот, кем кажется.
- Думаешь, Эзра Паунд, что плата будет слишком велика? – бокор снова повернулся к цирюльнику, - тогда зачем тебе эта цель? Люди ставят перед собой цели, но путь бессмертных уважает лишь те из них, которые заслуживают жертвы, а боги видят лишь тех, кто эту жертву приносит.

Человек говорил о риске, и это беспокоило Дже. Знает ли Паунд или просто попал пальцем в небо? Бокор смотрел в его лицо, словно оно должно было сообщить ответ. Если бы знал – пришел бы? А если знает и пришел, значит не остановится ни перед чем?
Да… Гадалка в этот раз прислала не просто кошелек – этот Эзра Паунд был любопытным экземпляром. Дже подумал, что разговор слишком затянулся и отвлекает его в неправильную сторону.

- Ты говоришь о риске, - наконец, медленно сказал жрец, - Я отвечу тебе, Эзра Паунд. Это зависит от тебя. Если ты найдешь то, что удержит тебя и душу, о которой ты говоришь, на выбранном пути, - риска не будет.
Ему нужен был след – след души этой девушки. Без него никакой жрец не поможет. Однако это вовсе не означало, что имея нужный «ключ», бокор станет открывать двери из чистого желания помочь. Потому Дже назвал цену.
- Сила богов не имеет цены. Как и сила жреца. Но дела смертных ее имеют. Две гинеи, Эзра Паунд.


[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

+1

11

Объявленная цена ошеломила Эзру в самом приятном смысле этого слова. Две гинеи были приличной суммой, но он был готов отдать много больше, хотя бы для этого ему и пришлось бы утроить и даже учетверить частоту своих визитов в заведение миссис Мэплтон для медицинских осмотров ее работниц. Хотя Геката и утверждала, что бокор денег не берет* и напускала таинственного тумана, на деле все оказалось куда как прозаичнее и привычнее для прагматической натуры цирюльника. Собираясь на встречу, он гадал, потребует ли колдун платы за свои услуги сверх той, что вопрошающий должен был отдать в виде подношения высшим силам, и если потребует лично для себя, то сколько именно,и главное, - возьмет ли он деньги вперед или после того, как будут видны результаты его труда. Не надеясь на авось, он сунул в карман несколько золотых монет, и теперь, обрадованный своей предусмотрительностью, извлёк их все разом, не считая, и дрожащими пальцами протянул бокору, не удержавшись от нового вопроса:
- Что же я должен найти, о многомудрый? И о какой жертве идет речь?
Жертву он как будто уже принес в виде огня, табака, монет и рома, и потому жадно ждал ответа, пытаясь представить, насколько скользкой, крутой и опасной будет следующая ступенька на лестнице, что должна привести его к вратам рая.

офф

На самом деле Геката выразилась вполне недвусмысленно: "Возьми свечу, кремень с огнивом, пачку табаку, бутылку рома и пригоршню монет... сколько - сам решай" и дальше "Из монет, что с собой, самую мелкую зашвырни в море, а остальные рассыпь по камню - для бокора. Вот когда ублаготворишь огонь, землю, ветер и воду, тогда садись на камни и жди бокора.(http://nassau.rusff.ru/viewtopic.php?id=147 пост 19), но от волнения Эзра все перепутал и извратил смысл напутствия гадалки

Отредактировано Эзра Паунд (2016-08-04 08:44:49)

0

12

Когда цирюльник протянул деньги, бокор Дже понял, что ошибся. Нужно было просить большую цену. Это случалось не впервые - Дже проще было вызвать духа прабабушки какого-нибудь плантатора, чтобы та рассказала, где спрятала семейные ценности, чем верно рассудить, сколько нужно просить за всю эту суету белых варваров.
- Оставь, - молвил Дже, отпуская мысли о земном вместе с этим словом, и взглядом указал Паунду на камень.

Теперь он заключил договор с этим человеком, и должен был подумать о том, как его выполнить. Точнее продемонстрировать выполнение. А без ключа врата дороги духов не открываются.

- Принеси мне ключ, Эзра Паунд. К душе, кторую ищешь. Предмет, что связан с ней, и станет первым шагом на твоем пути. Иди. И возвращайся завтра на закате.

Жрец развернулся и отправился прочь вдоль полосы прибоя.

Он не забрал монеты и подношения человека. Жрец не прикасался к деньгам и всем этим низменным вещам смертного мира. Никогда... перед просящим. Еще ни разу не было такого, чтобы пришедший попытался схитрить. А если бы попытался... Дже вздохнул и улыбнулся медленной оседавшей на песок темноте.


[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-08-05 18:12:38)

+1

13

Бокор растаял в сумеречном воздухе, а Эзра все стоял, глядя ему вслед. Монеты он, как было приказано, положил на камень, немного тревожась о том, не стащит ли их какой-нибудь случайный прохожий: место было пустынное и не слишком приветливое, но вдруг подгулявший моряк или влюбленная парочка решат выбрать его для вечернего отдыха? Когда солнце скрылось за горизонтом и вокруг стало темно как в трюме, набитом невольниками с Чёрного берега, цирюльник развернулся и пошёл обратно в Нассау, ломая голову над вопросом, где ему раздобыть вещицу, которой когда-либо касалась белая ручка Мэри Доусон. Самые разные идеи приходили в его голову одна за другой и так же быстро ее покидали, разбитые в пух и прах доводами рассудка. Самой реальной из них был подкуп рабыни: должна ведь у дочери зажиточного плантатора быть верная наперсница? А верность – понятие растяжимое, особенно когда ее испытывают на прочность звоном золотых монет. Как жаль, что сам плантатор до сих пор не удосужился обратиться к нему за советом насчет своего здоровья: это дало бы возможность стать своим человеком в его доме и получить доступ к личным вещам Мэри. Эзре пару раз довелось видеть Говарда Доусона в Нассау, и наметанным глазом хирурга он определил, что плантатор страдает от подагры. Но для знакомства с отцом Мэри требовалось время, а его-то у Эзры и не было: бокор велел явиться затра вечером...
Цирюльник не заметил, как добрался до города. Узкие кривые улочки были полны народа: вечерняя прохлада манила жителей на свежий воздух как огонек свечи – мотыльков и ночных бабочек. Эзра вспомнил, что не ел с самого утра, и остановился, оглядываясь по сторонам. В Нассау было предостаточно харчевен, и одна из них находилась в нескольких шагах от того места, где он стоял. Обычно он захаживал в другое заведение, но сейчас голод так властно напомнил о себе, что выбирать не приходилось. «Жареная индейка», - прочел он название, намалеванное на вывеске, и решительно направился к распахнутой настежь входной двери, из которой на улицу неслись дразнящие ароматы жарящейся на вертеле птицы. Трактирщик явно его узнал, и немудрено: зубодер в Нассау был всего один, как и хирург.
- Что прикажете подать, ваша милость? Зубаточку на углях?
Довольный своей шуткой, он хохотнул, разглаживая фартук на толстом животе, но тут же придал своему круглому, лоснящемуся от жира и жары лицу серьёзное выражение:
- Индейка почти готова, сударь! Место в уголке свободно, так что проходите и располагайтесь со всеми удобствами!
Он наклонился к гостю и самым интимным шепотом сообщил:
- Не буду предлагать вам ром: попробуйте настоящий мескаль: на днях получил партию сего напитка от одного из наших бравых капитанов, взявшего испанский приз.
Эзра рассеянно кивнул: мескаль так мескаль, и проследовал к столу. Усевшись на скамью, он уставился на пляшущие в очаге языки пламени и снова погрузился в свои мысли. Когда на столе появилось блюдо с индейкой и мескаль, он на некоторое время отвлёкся от раздумий и начал методично уничтожать еду, отдавая должное и напитку, который оказался весьма мягким на вкус.
Покончив с трапезой, цирюльник вознамерился вытереть рот и руки, но не смог отыскать платка. Что за притча! Он точно помнил, что платок у него был, но пошарив в карманах и за пазухой, он его не обнаружил. Выронил? Эзра наклонился и проинспектировал хорошо утрамбованный и чисто выметенный земляной пол.  Вот он, его верный помощник! Подняв платок, он отряхнул его и прижал к губам. От платка исходил едва уловимый цветочный аромат и он отнял тонкую ткань ото рта, недоуменно ее разглядывая. Мескаль оказался коварнее рома: квадратик тонкой надушенной ткани явно принадлежал женщине, а он перепутал его со своим под влиянием паров незнакомого напитка! Заинтригованный, Эзра положил платок на стол и разгладил его, отыскивая указания в виде  инициалов владелицы. Две буквы М и Д, вышитые в уголке платка, оказали на него такое же воздействие, как  удар грома на старую деву. Не может быть! Какими судьбами перышко, выпавшее из крыла его ангела оказалось в этом заведении?! Эзра обнюхал платок с настойчивостью бладхаунда и закрыл глаза, припоминая божественный аромат, который принесла с собой Мэри, на мгновение заглянувшая в его цирюльню. Да! Запах был тот же самый: тонкий, невинный и в то же время настолько волнующий, что сердце цирюльника готово было выпрыгнуть из груди. Бережно сложив платок, он спрятал его за пазуху и, оставив на столе скромную плату за ужин, покинул «Жареную индейку», сожалея о том, что бокор приказал явиться назавтра, в то время как его снедало нетерпение поскорей достичь желанной цели.

Отредактировано Эзра Паунд (2016-08-10 19:47:16)

+1

14

Когда человек ушел, а тьма пропитала каждую песчинку на берегу, Дже услышал:

- Этот человек очень хочет получить свою женщину.

Зое завязала мешок, надежно спрятав звон монет, запахи табака и рома, а вместе с ними беспокойство, которое проникло в сердце жреца, пока он ждал девушку.

- Он вернется, - согласился Дже и провел ладонью по лицу. Сухие крошки белой краски осыпались на песок.

-Бокор поведет человека дорогой духов?

Дже молча шел, двигаясь в темноте безошибочно и неслышно. Ответил он только у порога:
- Бокор сказал слово. Если человек принесет ключ, бокор позовет Эрзули*

- Лоа благосклонна, - пошептала Зое и ее прикосновения напомнили Дже, как однажды Эрзули услышала и его собственную просьбу. Да, лоа слышала жреца раньше, услышит и впредь. Главное - правильно озвучить просьбу.

*

Эрзули (Erzulie) — жена Легба, богиня любви и красоты в религии Вуду.

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-08-13 23:29:14)

+1

15

На следующий день Нассау был потрясен невиданным ранее событием: единственная в городе цирюльня была закрыта, а ее хозяин не откликался на настойчивый стук в дверь, которым пытались привлечь к себе внимание его старые и новые клиенты. И если бороды и усы еще могли подождать возвращения цирюльника, то больные зубы и гнойные чирьи ждать не хотели.
Если бы страдальцы знали о том, что цирюльник находился за запертой дверью, наверняка не обошлось бы без выбитых окон, а саму дверь наверняка бы выломали, тем более что почти у большинства клиентов мистера Паунда был немалый опыт взятия штурмом хорошо укрепленных фортов. Но поскольку из цирюльни не доносилось ни звука, осаждающие решили, что ее владелец отбыл по срочному делу и в конце концов удалились восвояси, осыпая эскулапа злобными проклятиями и решая, к кому направиться за врачебной помощью: к местному кузнецу или относительно трезвым с утра корабельным хирургу или плотнику.
Сам цирюльник, встретивший зарю в полной боевой готовности, сидел в своей холостяцкой спальне, оставаясь глух к шуму на улице. Как и накануне вечером, его снедало нетерпение: поставив перед собой большие песочные часы, он неотрывно следил за тем, как песок струится из одной колбы в другую, медленно просачиваясь сквозь узкую перемычку, и в буквальном смысле слова считал часы, оставшиеся до захода солнца. Изредка он отрывался от этого монотонного занятия, чтобы очередной раз наполнить бокал из венецианского стекла ( подарок капитана, которого он успешно избавил от многолетнего мучительного недуга, коим до него страдали как минимум один  папа римский и  один французский кардинал)*
укрепляющим силы травяным отваром, но каждый раз снова возвращался к прерванной вахте. Рядом с часами на столешнице лежал платок с инициалами М и Д, и вахтенный то и дело брал его в руки и вдыхал тонкий аромат, от которого у него кружилась голова и слабели ноги. К наступлению вечера он был близок к помешательству: голова пылала, в то время как ступни и кисти оставались ледяными, а в глазах мелькали то черные мушки, то кроваво-красные сполохи,  и Эзра дрожал и корчился как матрос, мучимый то ли жестоким приступом болотной лихорадки, то ли пляской святого Витта.
Когда на каменный пол его добровольной темницы легли вечерние тени, он закутался в широкий и длинный темный плащ, надвинул на лоб широкополую шляпу и, как призрак, прокрался к задней двери, выскользнул из дома в  безлюдный проулок и полетел по улочкам Нассау, а потом по пустынному берегу, как огромная летучая мышь,  и полы его черного плаща трещали и хлопали на ветру как кожистые крылья дьявольской твари. Добравшись до камня, Эзра остановился, перевел дух и огляделся, прижимая руку к груди, на которой был спрятан ключ к сердцу его возлюбленной.

Свернутый текст

*Климент VII и кардинал Ришелье

Отредактировано Эзра Паунд (2016-08-14 10:02:27)

+1

16

Сумерки опустились быстро, торопясь отступить перед ночью. Как будто и солнце, и море, и все вокруг знало, что бокору сегодня нужно говорить с лоа. Это был хороший знак.
Еле уловимый шорох песка нарушил тишину. Дже узнал, что человек явился, вышел из-за скалы и направился к темной фигуре. Сегодня поступь жреца не была такой медленной, как накануне- бокор собирался воззвать к самой Эрзули, а она не любит, когда мгновения ночи растрачивают зря. Бокор знает - нужно торопиться и нельзя спешить, иначе вместо любви познаешь гнев, а от одного до другого у Эрзули - лишь шаг.

Дже шел к человеку, и тьма шла вместе с ним, с каждым шагом накрывая песок. Так, вместе, они приближались к человеку у камня - ночь и ее слуга, что сегодня был одет во все белое и опирался на длинный красный посох.

- Эзра Паунд принес ключ, - утвердительно молвил бокор, гляда на прижатую к груди руку. Дже повернулся в сторону деревьев.

Зое наблюдала и увидела, что человек пришел не с пустыми руками и не с пустым сердцем, но ждала знака. Как только бокор посмотрел в ее сторону, девушка без промедления вышла на пляж. Сегодня повязки на ее бедрах и груди были белыми, как облака на полуденном небе, а волосы она покрыла белой пудрой. В одной руке Зое несла большой мешок, в другой - кожаный барабан.

- Черное - плохо, - объявила  она, поставила барабан на песок, вынула из мешка длинную белую рубаху и протянула человеку.

- Сними свои одежды и облачись в чистое, Эзра Паунд - Дже ждал. Нельзя было начинать ритуал, пока хотя бы один из них не готов стать его частью.
- Это, - Дже указал на парик, - тоже. Чистота, Эзра Паунд. И ключ. Это все, что нужно лоа

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-08-19 09:27:21)

+1

17

Ради успеха дела Эзра был готов на многое, но приказ раздеться его смутил: он не помнил, когда в последний раз снимал с себя исподнее и парик в присутствии женщины, не говоря уже о мужчинах. Отчего-то присутствие бокора смущало его гораздо больше, чем взгляд красивой девушки: а вдруг колдун будет оценивать некоторые части его тела и строить на этом шатком фундаменте далеко идущие выводы подобно тому как древние авгуры прорицали будущее по расположению внутренних органов, извлеченных из вспоротых животов священных быков? Тем не менее, внешне проявлять свои душевные колебания он не стал и принялся избавляться от одежд с той же неспешностью и методичностью, с какой подходил к любому, самому пустяшному делу.
Сначала вытащил из-за пазухи платок Мэри и аккуратно разложил его на камне. Затем потянул за завязки плаща, снял его положил на песок, расправив складки ткани столь же тщательно, как до того - платок. За плащом последовала широкополая шляпа, за шляпой - рубашка, башмаки, штаны и чулки с подштаниками. Парик он снял в последнюю очередь, предварительно увязав остальные вещи в плащ, после чего увенчал этот внушительный узел белым навершием. Облачившись в длинную рубаху, которую принесла помощница бокора, он застыл на песке, ожидая следующих указаний.

Отредактировано Эзра Паунд (2016-08-20 08:20:22)

+2

18

Бокор Дже знал, что терпение может быть бесконечным, а ожидание - нет. Но только если речь идет о смертных. С богами все всегда ровно наоборот. Их терпение кратко, а ожидания они не знают вовсе. Думая так, жрец терпеливо ждал, пока человек начнет такое простое дело, как облачение в белое. Разостланный на камне платок он лишь окинул мимолетным взглядом. Аккуратность, с которой Эзра Паунд расправлял кусочек ткани, лишь убедили Дже, что люди всегда слишком много значения предают мелочам. Платок - это лишь платок, для ритуала важно только его наличие. Потому бокор повернулся к человеку спиной и резким движением воткнул посох в песок.

Зое уже спешила подать ему горшок с мукой. Веве* проявлялись на песке вокруг шеста вслед за движениями Дже, словно сам песок отдавал жрецу свои узоры. Линии разбегались от центра, складываясь в причудливый рисунок. Змеи, листья, рыбы, цветы - весь мир видел Дже в этих узорах, и с каждой чертой душа его укреплялась в вере. Эрзули услышит. Ей понравятся дары.
Последние крупинки муки упали на песок, и бокор Дже выпрямился.

***
Зое не стала смотреть на человека. Она видела немало обнаженных людей, но мужское тело не заботило ее, если только это не был Дже - с того самого момента, как богиня Эрзули указала ей единственного мужчину, на которого Зое должна была отныне смотреть не так, как на других.
Она достала из мешка привычные предметы: большую черную чашу, нож, травы, мешочек с камнями, которые выложила в маленькую плошку. Зое зажгла белые свечи, налила красное вино в кружку и слегка окропила камень, и, наконец, взяла барабан и встала на колени, глядя только на бокора.
***

Когда Эзра Паунд закончил, жрец медленно кивнул. Зое тихо начала отбивать мерный ритм. Ритуал начался. Песок под ногами Бокора Дже стал первой ступенью на пути духов.

там-там-там-там... несколько мгновений Дже просто слушал, закрыв глаза. Барабан звучал тихо, словно издалека, и ритм лишь едва-едва ощущался на кончиках пальцев.

там-там-там-там... жрец сделал первые шаги вокруг узоров и посоха, что теперь стал **митаном - дорогой богов. Первый круг, второй, третий... Шаги бокора отпечатались ровным кругом на песке.

там-там-там-там... усиливался ритм, Дже внезапно шагнул к камню.

- Erzulie fre, li fre, li Freda! - начал он вечную песню

Дже взял свечи и поставил вокруг веве по четырем сторонам света.

там-там-там-там... снова круг шагов и снова Дже вернулся к камню.

- Erzulie fre, li fre, li Freda! Erzulie fre, li fre, li Freda! - слова срывались с губ в такт ритму. Дже взял вино и окропил узоры на песке. Вино - для Эрзули. Огонь - для Эрзули.

там-там-там-там... Зое заиграла громче, жрец оставил вино у алтаря и взял человека за руки.
там-там-там-там...

- Пойдем. Духи должны знать, кто ты... - молвил бокор, увлекая Эзру Паунда в круг, в шаги, в ритм, к дороге духов...

там-там-там-там... Erzulie fre, li fre, li Freda! Erzulie fre, li fre, li Freda!
там-там-там...ритм нарастал, заставляя подчиняться
Эрзули должна увидеть того, за кого просит бокор

+

*Веве - ритуальные узоры вуду. У каждого лоа свои узоры. Веве часто рисуют мукой.
**митан - ритуальный шест, символизирующий дорогу духов. Это может быть специальный шест в святилище, но если ритуал проводится вне постоянного места, митаном может стать даже обычная палка.

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-08-23 19:19:53)

+1

19

Неофит покорно дал увлечь себя в круг, подчиняясь воле бокора. Да и мог ли кто на его месте сопротивляться силе, которую тот излучал?  Поначалу Эзре казалось, что он медленно, но неуклонно погружается в вязкую глубину Гудвинских мелей*: его босые ноги ступали след в след за поводырём так, будто были налиты свинцом,  по щиколотку проваливаясь в  песок, на котором, как белые змеи, извивались причудливые узоры. Но неумолчный гул барабана, отдававшийся в его висках дробным перестуком маленьких деревянных молоточков, сделал свое дело: Эзра почувствовал как его бренное тело мало-помалу наполняется светом и воздухом, а шаг, бывший дотоле тяжелым и неловким, становится легким, как перышко.
Там-там...там-там... - гремел барабан, и цирюльнику вдруг помстилось, что это не юная помощница бокора извлекает ритмичные звуки из обтянутого козьей кожей ритуального кубка*,  а белокрылый ангел призывает его к себе кимвалом звучащим, и имя этому ангелу - Мэри...
Потрясенный снизошедшим на него откровением, Эзра споткнулся на ровном месте и остановился, воздев глаза и руки к небу и тщётно выискивая в этой безмолвной и тёмной пустыне светлый ангельский лик.

Свернутый текст

Гудвинские мели - зыбучие пески у мыса Саут-Форленд в Англии

Если не ошибаюсь, в ритуалах вуду используется  дже́мбе — барабан в форме кубка с открытым узким низом и широким верхом, на который натягивается мембрана из кожи — чаще всего козьей. Происхождение инструмента - Западная Африка, она же родина вуду. Если все же ошибаюсь, пусть уважаемый Дже меня поправит

Отредактировано Эзра Паунд (2016-08-25 07:26:31)

0

20

Зое выстукивала ритм все чаще и громче, ладони сами задавали темп, а сама девушка мыслями и душой была в круге.
там-там-там-там-там-там-там...
Тонкие пальцы вели свой маленький танец.

Дже знал, что путь верный. Тело двигалось в такт, жрец будто сливался с миром, с тьмой, с дыханием моря. Они двигались по кругу, пока Эзра Паунд, наконец, не замер с воздетыми к небу руками.

Эрзули увидела человека, а человек увидел богиню. Теперь нельзя было медлить.

там-там-там-там-там-там-там... не прекращалась песнь барабана. Erzulie fre, li fre, li Freda! Erzulie fre, li fre, li Freda! - не прекращалась песня бокора. Дже взял травы и быстрыми движениями растер их в ладонях. Бурый порошок осыпался в плошку и остался на руках бокора. Жрец подошел к человеку. Раскрытые ладони, выдох - и облако ароматного порошка окутало лицо Эзры Паунда. Дже развернул его лицом к митану и узорам, раскачиваясь вместе с Паундом в такт ритму.

Erzulie na na oh! Erzulie na na oh!
Erzulie nan na o ya ga sa
- пел Дже.

Erzulie na na oh! Erzulie na na oh!
Erzulie nan na o ya ga sa
- подхватила Зое

Время пришло. Красное вино окропило порошок в чаше и вслед за ним отправился платок. Дже взял нож и точным движением рассек ладонь. Темная кровь потекла в чашу, но жрец не знал боли. Сейчас все его чувства ушли, подчинившись одному - его сознание должно быть свободно от любых помыслов, чтобы Эрзули могла смотреть его глазами. Настало время рубинов и последнего дара.

Дже поставил чашу на песок, к ногам человека, где горела, освещая веве, свеча. Ладонь Эзры Паунда в руке бокора, точный взмах - и алая кровь из тонкого пореза полилась в чашу. Если бы здесь была женщина, о которой просил человек, ритуал был бы куда проще, но сейчас следовало спросить Эрзули, и бокор взял из чаши платок, положил два рубина на глаза *** и воскликнул:

- Эрзули чиста! Бог созерцает, бог видит ее красоту! Бог видит ее невинность! Эрзули чиста!**

там-там-там-там-там...

Капли крови на песке смешались с белым воском, потекли новым узором...

Зое увидела - Дже ушел дорогой духов. Там-там-там-там... ритм бешено колотится, время останавливается в нем.

- Ты просишь, Эзра Паунд! - наконец, воскликнул жрец. Его глаза запылали рубиновым огнем. Он посмотрел на человека... и Богиня заговорила устами бокора:

- Ты думаешь об одной, но ведешь - к другой!

Зое, как завороженная, смотрела на Дже. Эрзули в гневе! Она никогда не видела Эрзули в таком страшном гневе!

- Они связаны, Эзра Паунд. Теперь - с тобой. Найди ту, к которой привел. Ту, что дорога твоей госпоже. Найди и отдай мне. Иначе - я заберу ту, что ты просишь.

там-там... ритм оборвался. Рубины упали к ногам жреца. Порыв ветра - и хрупкие веве стали частью песка. Чаша глухо треснула и, будто ореховая скорлупа, разбилась на две половины. Дже медленно осел на песок. Магия высохла, ушла, и Зое уже была рядом - прежняя, реальная, ее прикосновение окончательно вырвали Дже из мира духов.

- Она... - голос жреца слаб,  и во взгляде Зое прочла надежду, что он ошибся, неправильно понял, но и бокор, и его унси **** знают, что сказала богиня

- Ей нужна жертва, - глядя на Эзру Паунда, произнес бокор.

*

*Одна из песен к Эрзули.
** весьма примерный перевод одной из самых распространенных песен к Эрзули.
*** ритуал "Пристальный взгляд Эрзули" предполагает использование крови, трав, связанных с любовью и потенцией, веве и рубинов. В конце ритуала рубины на глазах колдуна должны исчезнуть и его взгляд должен стать "пристальным взглядом Эрзули", который колдун может использовать, чтобы посмотреть на объект ритуала и влюбить его. очевидно, при отсутствии Мэри Доусон, бокор Дже рассчитывал применить ритуал к ее "ключу", но что-то пошло не так.
**** унси - помощник колдуна

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-08-25 17:19:15)

+3

21

Цирюльник завороженно следил за тем, как вытекала из его ладони темная блестящая струйка. Вместо страха и боли, которые на его месте мог или должен был чувствовать обычный человек, он ощущал, как его душу охватывает хорошо знакомый экстаз. Эзра Паунд любил вид и запах свежей крови: возможно, именно потому и выбрал себе ремесло цирюльника и хирурга, благодаря которому мог ежедневно  орудовать ланцетом и бритвой, безнаказанно пуская кровь своим клиентам. Не было ничего более красивого и изысканного ( на его взгляд), чем надрезать острым ланцетом вену и смотреть как кровь заполняет подставленную емкость. Бывало, что больной расставался с целой миской венозной крови, поскольку Эзра был так увлечен наблюдением за процессом, что не торопился наложить тугую повязку. Вот и сейчас ему потребовалось некоторое усилие для того, чтобы оторвать взгляд от рубиново-красных бусин, падающих на белый песок, и сосредоточиться на том, что говорил ему бокор. Преодолев навязчивое желание лизнуть собственную ладонь, чтобы ощутить на языке восхитительный солоноватый вкус свежей крови, цирюльник мысленно повторил требование бокора. Жертва! Какое удивительное, великолепное слово! Сколько в нем оттенков и скрытых возможностей! Эзра припомнил недавний случай в цирюльне, когда его остро наточенная бритва чуть было не перерезала яремную вену Мейнарда Хоббса, и его тело пронзила сладострастная дрожь: скользни его инструмент на волосок ближе... О да, последнее время он все чаще испытывал желание перерезать кому-нибудь горло лишь для того, чтобы насладиться зрелищем фонтанирующей алой крови. Но бокор явно не имел в виду жертву такого рода, приказав  найти ту, на которую указывал платок, но не  Мэри! Странно, очень странно... Эзра нахмурился, пытаясь понять, из-за чего вдруг такая путаница, и тут же осознал причину, вспомнив, где и при каких обстоятельствах он раздобыл "ключ".  Возможно и даже вероятно, что Мэри выронила платок на улице, а чья-нибудь служанка, подружка пирата или девица из заведения Мэплтон его нашла, а затем забыла в таверне. Однако он тут же отверг версию с пиратскими шлюхами: бокор сказал, что посредница между ним и духами дорога Мэри. Насколько ему было известно, старая миссис Доусон давно лежала в могиле, а сестер у Мэри не было, но могла быть близкая подруга или верная служанка... Вот ими-то он и займется.
Эзра сжал пальцы пораненной руки в кулак, надеясь сохранить несколько драгоценных капель,  и торжественно кивнул:
- Я приведу к тебе ту, которую требует твоя госпожа, о мудрейший! Но это случится не завтра, ведь сначала мне нужно ее отыскать 

Отредактировано Эзра Паунд (2016-08-26 07:07:34)

+1

22

Зое собрала осколки и все, что осталось в мешок. Капли крови и вина ветер смешал с песком и к рассвету ничто не напоминало о ритуале. Солнце лениво бросило первые проблески на плоские камни, пляж, море... Бокор Дже, опираясь на руку своей верной помощницы, медленно брел прочь. До самого порога они молчали. Потом Зое принесла прохладной воды, омыла их лица, волосы... Ее простые, будничные заботы постепенно возвращали Дже из мрачных мыслей. Делать было нечего - Эрзули не оставила ему выбора. У Дже не было сил даже злиться на Эзру Паунда за то, что тот принес неверный предмет. В конце концов, когда бокор берется за подобные заказы, он осознает все риски, и в этот раз Дже не повезло.


- Пока Эзра Паунд ищет, нужно подготовиться,
- голос колдуна окреп и звучал почти равнодушно, но Зое чувствовала, что черные мысли одолевают Дже.

- Может быть есть другой путь? - она все-таки решилась спросить, - может быть прогнать этого человека и спросить духов снова? Эрзули милостива... мы могли бы...

- Нет! - Дже резко встал и Зое отпрянула, - Она сказала мне

Бокор отошел к деревьям, снова вернулся. Словно знание мучило его - Зое никогда не видела Дже таким.

- Я больше не смогу говорить с ней, Зое, - Дже развел руками и посмотрел на девушку так, что у нее не осталось сомнений, - Никогда.

Зое кивнула. Она хорошо знала силу Эрзули. Знала ее милость, а теперь - и гнев. Остаться без права обратиться к лоа вновь - конец для бокора, а значит - и для нее.

- Что будет с... - Зое не договорила

"...жертвой". Дже пожал плечами.

- Эрзули решит.

Однажды бокор Дже уже делал это. Очень давно. Лоа тогда приняли жертву, но сохранили ей волю. Он снова надеялся на милость Эрзули, но думать об этом сейчас нельзя - если бокор не будет готов пойти до конца, лоа не позволит ему сделать и шага.

эпизод завершен

[NIC] Бокор Дже [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static2.keep4u.ru/2016/06/27/voodo4e943.jpg[/AVA]

Отредактировано Рулевой (2016-08-29 13:05:23)

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Черные камни, белый песок