Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Скрытая опасность страшнее всего


Скрытая опасность страшнее всего

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Действующие лица: Исабель Уртадо, NPC (Диего де ла Торре), NPC (Энрике Ортис Сааведра)  и далее по сюжету
Время:  начиная с раннего утра 2 августа 1714 года.
Место: Дорога Camino Real (Панама-Портобело)
Спойлер:   O pessimum periculum, quod opertum latet - лат. Скрытая опасность страшнее всего (Публилий Сир).

Дочь губернатора Панамы начинает свое путешествие в метрополию. Путь до Портобело в августе - не самая приятная прогулка, и Диего ла Торре должен стать тем, кто будет оберегать прекрасную сеньориту.

вдохновение

http://s1.uploads.ru/t/40oNt.jpg

http://www.diariovasco.com/RC/201501/06/media/cortadas/alatriste--575x323.jpg

http://traveltoanewcountry.com/_images/photos/nicaragua_bosque_nuboso_lrg.jpg

[NIC] Диего де ла Торре [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static1.keep4u.ru/2016/04/28/diego150a8.jpg[/AVA]

Отредактировано Элеонор Гатри (2016-05-30 17:42:06)

+2

2

Завернувшись в плащ как можно плотнее, Диего наблюдал из-под полей шляпы, как караван завершает последние приготовления. Губернатор представил его своей несравненной "кровиночке", после чего ла Торре предпочел удалиться, оставив отца и дочь прощаться - мало ли, быть может, они больше не свидятся? Всякое бывает.

Дождь моросил, но хотя бы не лил, словно из ведра, - и на том спасибо. Диего взглянул на серое небо, наполненное водой и готовое лопнуть, и перевел хмурый взгляд на лес, где им предстояло провести следующие четыре дня. Мокрые, душные четыре дня в компании женщины, мулов и тучи незнакомых людей - перспектива дохлая, особенно когда это - только начало пути.

Двадцать лучших солдат панамского гарнизона губернатор отрядил на персональную охрану своей дражайшей Исабель, и все они сейчас стояли ровным строем в ожидании, когда сеньорита, наконец, отчалит от родного берега родительской любви. Мелкая морось скапливалась на стальных нагрудниках лат и крупными каплями стекала на штаны вояк. Диего развлекался тем, что гадал, как скоро их вздернутые подбородки начнут подрагивать от гнева.

Два мула, которых Диего держал за уздечки, понуро стояли, уставившись в расплывшуюся землю. Один мул для Исабель, один - для Диего. Ла Торре собирался держаться рядом с сеньоритой до самого Портобело, не отставая ни на шаг. Пора было выдвигаться. Утро хоть и раннее, но имеет свойство быстро кончаться.

[NIC] Диего де ла Торре [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static1.keep4u.ru/2016/04/28/diego150a8.jpg[/AVA]

+2

3

Сеньорита Уртадо распростилась бы с отцом много раньше, но, казалось, именно губернатор все никак не мог отпустить дочку. То ли мучили старика сомнения, то ли сентиментальность нахлынула вдруг, как бывает оно у родителей, вдруг осознавших, что их дитя выросло и стремится на еще нетвердых крыльях улететь во взрослую жизнь.
Так или иначе, но гневу солдат не суждено было прорваться наружу ни еле слышным шипением, ни плевком на землю, ни злым взглядом: сеньорита вспорхнула на спину мула со скоростью и грацией, призванными, с одной стороны, восхищать окружающих, с другой же отрезать упомянутым окружающим всякую возможность предложить юной красавице помощь.
Звонко зазвучал голосок, недовольно сообщивший миру и людям, что она уже готова, и если господа изволят перестать копаться, то они могут выезжать, а то путь неблизкий, как ей говорили.
Одновременно с заявлением сеньориты к де ла Торре подошел капитан охраны и, дернув щекой, буркнул:
- Выступаем, что ли, сеньор? - Энрике Ортис Сааведра был солдатом всю свою жизнь. Он привык доверять предчувствиям, истово верил в высшие силы и не забывал помолиться Пресвятой Деве, едва где-то под шестым ребром начинало возиться мерзкое, как клоп, чувство нехорошести. Не смертельной опасности, нет, но чем-то нехорошим пах этот переход. Себе Энрике поклялся, что ни в жисть не снимет кирасу, пока не окажется в Портобело, хоть змею ему под нее кинь.
[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/f43b4b4cf00c808dbaec122c68cd159e.jpg[/ava]
[nic]Энрике Ортис Сааведра [/nic]
[sta]Капитан охраны сеньориты Уртадо[/sta]

Отредактировано Рулевой (2016-06-13 12:27:24)

+2

4

Диего смотрел на сеньориту Уртадо из-под черной шляпы, что скрывала его от посторонних.

"Замечательно!" - подумал он, глядя на красотку, которая даже представить себе не могла, что ее ждет впереди. Впрочем, его это нисколько не заботило. Главное - чтоб не ныла.  Но, похоже, с этой сеньоритой отделаться просто присутствием рядом не получится.

Капитан охраны держал со стойкостью, положенной солдату. Диего, и сам когда-то принадлежавший к их числу, не без уважения отметил его способность ждать и терпеть.

- Похоже, нас больше ничего не задерживает, капитан, - отозвался он, - Тронулись.

Процессия размеренно двинулась по дороге к лесу. Диего предпочел бы идти пешком, чем ехать на животном, которое ла Торре не слишком жаловал, но признавал его неоспоримые преимущества перед лошадью в этом путешествии. Но погода шептала...

- Нам имеет смысл торопиться, пока дождь не такой сильный, верно, капитан? Чем больше мы успеем пройти, тем лучше. Погода всегда успеет стать препятствием,
- Говорил он это, скорее, для девушки, чем спрашивал капитана. Лучше, если сеньорита сразу поймет, что стоянки будут зависеть от обстоятельств, а не от ее желаний.

[NIC] Диего де ла Торре [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static1.keep4u.ru/2016/04/28/diego150a8.jpg[/AVA]

+1

5

Сдвинув шляпу и почесав затылок, капитан охраны покачал головой - и все это он проделал, не сбавляя шага.
- Нет, сеньор, если мы сейчас станем торопиться, солдаты быстро выбьются из сил и не смогут отбить возможное нападение. Нам следует идти ровно, делая остановки на отдых в удобных для обороны местах. Вы уж простите, сеньор, что я спорю. Только помирать никак не охота.
По кожаной куртке и дедовской кирасе стекал дождь, в сапогах тоже хлюпало, но Энрике не жаловался. Замок ружья он обмотал промасленной тряпицей, ну а верный палаш никогда не подведет - пусть кожа рукояти и вымокнет, но по ней не скользит рука.
- Не нравится мне это, сеньор, - вполголоса сказал Энрике, идя совсем рядом с мулом ла Торре и стараясь, чтоб губернаторская дочка не услышала этих слов. - Я уж и Пресвятой Деве помолился, и...
Он спохватился и захлопнул рот, удержав едва не сорвавшиеся слова, за которые можно было и головой поплатиться. Конечно, Энрике был добрым католиком, но в этой дикой земле иной раз лучше и местных божков задобрить. Каждый из солдат таскал талисман или амулет - кто на шее, рядом с распятием, кто в кармане, кто вокруг запястья шнурок обматывал. Дева простит и поймет.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/f43b4b4cf00c808dbaec122c68cd159e.jpg[/ava]
[nic]Энрике Ортис Сааведра [/nic]
[sta]Капитан охраны сеньориты Уртадо[/sta]

Отредактировано Рулевой (2016-06-13 12:27:09)

0

6

Диего смерил капитана равнодушным взглядом. Ему было, в общем-то, не важно, где и когда стоять - местному вояке по-любому видней, как правильно следовать Camino Real... святой Франсиск Хавьер! - да как можно было назвать это camino, да еще и real?!

- Вам виднее, - бросил ла Торре и отвернулся, давая понять капитану, что ему совершенно все равно, молится тот Пресвятой Деве или самому дьяволу.

Диего следовал с караваном, стараясь держаться Исабель, но в тоже время на таком от нее расстоянии, чтобы у той, не приведи Господь, не возникло желания что-нибудь спросить. От вопроса до болтовни без умолку - какое-то мгновение, и Диего старался, чтобы это мгновение  настало по возможности не скоро.

Они въехали под сень деревьев и вскоре влажная, и, кажется распухшая от воды, сельва поглотила караван. Тяжелые капли, словно камни, падали сверху. Сначала это раздражало, но Диего довольно скоро перестал обращать внимание - сказывалось умение сосредоточиться на единственно важном. Мулы, определенно, были здесь самым лучшим средством передвижения - ла Торре с трудом представлял себе коня на этих мокрых мшистых камнях, местами утопающих в воде. Кое-где стекавшие отовсюду ручьи изрядно подмыли путь, превратив его в слякотное нечто. Тем не менее дорога была в еще более-менее нормальном состоянии, но при такой погоде впереди процессию могли ждать самые неприятные сюрпризы.

[NIC] Диего де ла Торре [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static1.keep4u.ru/2016/04/28/diego150a8.jpg[/AVA]

+1

7

Сааведра угрюмо топал за мулом сеньориты Уртадо, испытывая неимоверное желание ухватить бедное животное за хвост, стащить с него девицу, закинуть на плечо и быстро вернуть отцу, покуда не случилось чего. Но толку с этого не было. Солдаты, может, и не помешали бы ему, но этот господин на муле...
Ну вернет он девицу, но ведь спустя четверть часа Энрике Ортис Сааведра будет болтаться, высунув язык, в петле, а сеньорита снова отправится в дорогу.
Солнце уже начало спускаться по небу к горам, когда Сааведра снова приблизился к ла Торре.
- Через два часа пути будет такое местечко, сеньор, нам бы там и заночевать. Каменная площадка, сухо, и дозоры хорошо поставить. Если там никого другого не окажется, двум караванам там не разместиться. - Энрике поглядел на собеседника с надеждой, даже шляпу сдвинул на затылок, стараясь разглядеть, угадать - может, есть у того власть освободить им место для стоянки, случись там быть чужакам?

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/f43b4b4cf00c808dbaec122c68cd159e.jpg[/ava]
[nic]Энрике Ортис Сааведра [/nic]
[sta]Капитан охраны сеньориты Уртадо[/sta]

+1

8

Диего посмотрел на небо, потом на капитана и достал карту.
- Спасибо, капитан, но, возможно, сегодня у нас есть все шансы доехать до постоялого двора "Абриго" , - он указал на точку на карте, - поправьте меня, если я ошибаюсь, я плохо знаю эти места.

Оставлять "ценный груз" - сеньориту Уртадо ночевать под открытым небом ла Торре не хотелось. Если она и ее слуги устроятся на постоялом дворе, все остальные вполне могли остаться на улице. Перспектива оберегать сон дамы под дождем Диего совсем не радовала - он готов был уговорить ее потерпеть дольше двух часов, если потребуется, лишь бы избежать ночевки посреди дороги.

Ла Торре поспешил убрать карту, пока та не намокла.

- Если такая возможность есть, нам лучше ее использовать. И если для этого нужно поторопиться, думаю, мы все поторопимся.

+

Абриго (исп. abrigo) -  приют

[NIC] Диего де ла Торре [/NIC]
[STA] NPC[/STA]
[AVA]http://static1.keep4u.ru/2016/04/28/diego150a8.jpg[/AVA]

+1

9

Мысленно окрестив ла Торре плодом союза крысы и паука, Энрике неохотно кивнул.
- Можем попытаться, сеньор. Но дорога скользкая, быстро идти опасно.
Скользкая! Дорога была отвратительная, капли падали с листвы и заползали за шиворот вкрадчивыми змеями, отчего Энрике ежился и содрогался - а ну как в самом деле змея? Мелкая? Или какое-нибудь насекомое? Заползет в тело через одно из отверстий, и скончается Энрике в муках, бесплодно взывая к Деве Марии и святым! Как Хосе Вильяс, который все купался в реке голышом, вот какой-то червь и заполз к нему в хрен и в зад, и помер Хосе, а до того выл от боли и кровью мочился.* Нет, добрые сеньоры, Энрике собирается жить еще долго!
Сняв шляпу и вытерев лоб рукавом, Ортис отрывисто бросил указания: мула сеньориты Уртадо взять за повод с двух сторон и вести так, чтоб не поскользнулся, и шагать быстро, чтоб до Приюта еще засветло добраться. Ночью Энрике не пошел бы здесь и за все золото, что вез караван, а темнело в джунглях быстро: вот еще светло, а не успеешь моргнуть, как темень, хоть глаз выколи. Никаких тебе сумерек.
Двое солдат рысцой побежали к мулу губернаторской дочки, встали с двух сторон и потянули его, понукая двигаться быстрее. Сам же Энрике взялся за повод мула ла Торре, молясь, чтобы тому не пришло в голову упираться и спорить. Свалится, сломает себе шею, а отвечать опять же Энрике придется, что он, первый год служит, что ли?
Шляпа снова заняла свое законное место на голове Сааведры, в сапогах противно хлюпало, из-за летящих из-под копыт и ног брызг штаны промокли, и ничего Энрике не хотел больше, чем сидеть сейчас в сухой казарме где-нибудь в Испании, потягивать тинто, полировать меч и знать не знать никаких девиц, караванов и джунглей.

*

* - "червь", о котором думает Энрике, существует на самом деле, только является рыбкой-паразитом, обитающей в реках Амазонии, и зовется ванделлия или кандиру. Длина этой рыбки не больше 15 см, и купаться в реках, где много кандиру, действительно крайне опасно: рыбка паразитирует на других рыбах, заплывая им в жабры, и находит своих жертв по примеси в воде аммиака, выделяемого из жабр в процессе дыхания рыбы или — в случае с человеком — из мочеиспускательного канала. Как следствие, рыбка может проникнуть в половые органы или анус.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/f43b4b4cf00c808dbaec122c68cd159e.jpg[/ava]
[nic]Энрике Ортис Сааведра [/nic]
[sta]Капитан охраны сеньориты Уртадо[/sta]

0

10

Дорога до постоялого двора «Абриго» заняла, меж тем, больше времени, чем обещали Диего и капитан Сааведра, обнадеживало хотя бы то, что к полуночи унялся раздражающий моросящий дождь. Исабель устало покачивалась на спине мула, которого вели под уздцы сменившиеся солдаты, но сна у молодой сеньориты не было ни в одном глазу: с одной стороны печалила разлука с любимым отцом и домом, с другой, несмотря на все неудобства, какие только могут возникнуть в дороге, Исабель радовалась новым впечатлениям. Эта странная смесь чувств горела огнем в душе девушки и не давала покоя. Интересно, что она будет ощущать завтра? Послезавтра? Через неделю или месяц? Что будет брать вверх: желание вернуться в отчий дом или жажда открытий, которая так присуща неопытному горячему сердцу?
Хмурое, в дождевых разводах, небо слегка посветлело- близился рассвет. Исабель открыла было рот, чтобы потребовать ответа, когда, наконец, будет обещанный отдых, но тут, за поворотом дороги показались стены «Абриго». Заметил их и приунывший отряд, который тотчас воспрял духом и ускорил шаг; даже мулы, видимо, почуяв вспыхнувшее всеобщее возбуждение, засеменили быстрее.
- Кармела! Донья Хелена! Просыпайтесь, мы почти прибыли,- позвала сеньорита Уртадо. После долгого молчания собственный голос показался неестественно громким. Но уж очень хотелось разрезать эту гнетущую унылую тишину! Все же ей попались невероятно скучные спутники: ла Торре изредка переговаривался лишь с капитаном охраны, а служанки ехали где-то позади и, в отличие Исабель, уже давно клевали носами. Впрочем, надо было отдать им должное: при звуках своего имени, обе, готовые прийти на помощь своей молодой госпоже, разом подняли головы.
Стоявший чуть поодаль от дороги постоялый двор «Абриго» представлял собой небольшое двухэтажное строение, внутри которого располагалось традиционное испанское патио. «Абриго» всеми силами старался быть островком цивилизации, поэтому отчаянно сопротивлялся местным природным и погодным условиям, но все же его истертые каменные стены тут и там были захвачены коварными отрядами буйной зеленой растительности. Впрочем, навряд ли кого-то из отряда, после стольких часов изнуряющего пути, могла смутить некоторая внешняя дикость постоялого двора, который в скором времени обещал подарить им как минимум тепло и сытость желудков.

+3

11

За остаток пути до постоялого двора капитан охраны и де ла Торре перемолвились разве что парой слов. Да и о чем было говорить старому солдату со знатным сеньором? От таких, как де ла Торре, ничего хорошего он не ждал, а понапрасну чесать языком, развлекая надменного сеньора и втираясь ему в доверие, не хотел. Под ногами хлюпала размокшая глина: ноги утопали в ней по щиколотку, как и копыта мулов, еле тащившихся по слякоти. Капитан охраны то и дело поглядывал в сторону губернаторской дочки, удивляясь, что изнеженная сеньорита не проронила за всю дорогу ни слова жалобы. Даже его выносливые  солдаты устали – это было видно по их хмурым лицам и понуро согнувшимся спинам, за которыми болтались короткие мушкеты.
Постоялый двор вырос из предрассветного марева, как какой-то неведомый исполинский гриб. Солдаты сразу же приободрились, хотя надеяться на то, что им найдется место под крышей, не приходилось. Но как ни крути, привал означал тепло костров и более-менее сытный перекус. Энрике знал, что к прибытию сеньориты Уртадо на постоялом дворе были готовы: после разговора с де ла Торре он сразу же  отправил к хозяину двух верховых, чтобы те распорядились насчет приличной кормежки и чистой комнаты для дочери губернатора и ее служанок. Если в «Абриго» найдется комната для сеньора де ла Торре, - хорошо, а нет... Ну что ж, придется ему куковать на открытом воздухе. Сам капитан собирался провести остаток ночи у костра, чтобы иметь возможность проверять часовых.
- Прибыли, сеньорита...
Энрике остановил мула и почтительно протянул руку, чтобы помочь девушке спуститься на землю, но, взглянув на раскисшее глинистое месиво под ногами, передумал: башмачкам, чулкам и подолу платья сеньориты грозила незавидная участь покрыться грязью, которую будет непросто оттереть даже самой усердной служанке. Подхватив девушку на руки, он широким шагом направился ко входу в трактир, делая вид, что не слышит отчетливых смешков солдат за своей спиной.
- Эй, капитан! А можно мне оказать такую же услугу вон той крошке? – голос Пепе Эухильо, известного охотника за юбками, заставил капитана поморщиться. Ни слова не говоря, он продолжил свой путь и, доставив драгоценную ношу куда следовало,  опустил ее на вымощенный плиткой пол и поклонился:
-Советую вам пару часов вздремнуть, сеньорита: долго засиживаться здесь нам не с руки, поэтому используйте с толком время, которое у вас есть
И сразу же перевел взгляд на подскочившего хозяина: прохвост жирел на деньгах, которые лились рекой от путников, пускавшихся в опасный путь от Панамы к Портобело. Но сегодня он не получит даже ломаного сентаво: у отряда были свои нехитрые припасы, а солдат, как известно, может сварить гаспачо из насквозь проржавевшего ножа кучийо.  Расплачиваться за еду и постель для губернаторской дочери должен де ла Торре. А вот и он, - боковым зрением капитан увидел темный плащ, в который был по самые глаза укутан сеньор.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/f43b4b4cf00c808dbaec122c68cd159e.jpg[/ava]
[nic]Энрике Ортис Сааведра [/nic]
[sta]Капитан охраны сеньориты Уртадо[/sta]

Отредактировано Рулевой (2017-05-19 19:24:21)

+1

12

- Благодарю вас, капитан, - коротко, но очень искренне ответила Исабель, когда ее ноги коснулись выщербленного пола. Она не ожидала от сурового и молчаливого Сааведры такого внимательного к себе отношения, поэтому его жест был вдвойне приятен. – Вы очень любезны. Надеюсь, что вам и вашим людям также удастся хоть немного передохнуть.
Девушка с сомнением поглядела на сырую землю вокруг постоялого двора, на которой предстояло разместиться солдатам.
- Прошу об одолжении, капитан: если у вас возникнет подозрение на присутствие какой-либо угрозы, или появятся какие-то сложности с…-  Юная сеньорита понятия не имела, какие сложности могут возникнуть в подобном походе, но ей хотелось показать, что она здесь не просто для красоты, она-дочь губернатора и умеет принять и нести ответственность.- С чем-либо. То прошу дать знать и не щадить меня и мой сон.
Исабель улыбнулась, стараясь выглядеть бодрой и уверенной, хотя уже чувствовала, как накатывает чудовищной волной усталость, и тяжелеют веки.  Наверное, напоследок что-то стоило сказать и Диего де ла Торре, но этот сеньор не вызывал у нее особой приязни и, должно быть, это было взаимно, раз он держался так подчеркнуто отстранено. Что ж, она подумает об этом завтра - сейчас нет ни сил, ни желания. Исабель ограничилась кивком, после чего развернулась и, следуя за чрезмерно улыбчивой и суетливой женой хозяина, поднялась на второй этаж. За своей госпожой след в след с кое-какими вещами шли Кармела и донья Хелена. Последней было особенно тяжело- довольно крупное телосложение пожилой дуэньи вкупе с ее старомодным и неподходящим путешествию нарядом лишь усугубляли все и без того сопутствующие дороге тяготы.
Хозяйка быстро раскланялась и убежала вниз- по всей видимости убедиться, что все заплачено, а Исабель придирчиво осмотрела место, где им предстояло провести следующие несколько часов. Комната была небольшой, кровать, пара плетеных кресел, стол, на нем-  кувшин и таз для умывания, шторы на одном единственном окне- вот и все убранство. О каком-либо уюте говорить не приходилось, но было вполне чисто- это главное.
- Госпожа, вы голодны? Или желаете сначала сменить ваше платье на сухое?- деловито затараторила Кармела, принимаясь распаковывать сумки.
- Сначала нам следует помолиться и поблагодарить святых за то, что первый день нашего пути прошел благополучно, - ответила Исабель, вставая на колени. Служанки последовали ее примеру. – Пресвятая Дева Мария, Святой мученик Христофор и…
Звучный голос Исабель плавно перешел на такой благоговейный шепот, что, к своему стыду, она едва не заснула под конец собственной молитвы.
- Сеньорита, думаю, теперь вам нужно восполнить свои силы и поесть,- мягко заметила донья Хелена.
- Я не хочу. Кармела, помоги мне раздеться, я лягу. Постарайся хоть что-то просушить из одежды и вычисти хотя бы верхнюю юбку. Если не выйдет- приготовь новую. Разбудите меня пораньше- я поем перед дорогой.
Язык заплетался, голова склонялась на грудь, и комната кружилась, как танцовщица фанданго. Исабель Уртадо де ла Вега стала самой счастливой девушкой Панамы, когда, наконец, нашла подушку и одеяло.

+1

13

Выставив посты и наскоро перекусив тем, что послал ему Бог и кашевар отряда (маисовая каша была не самым плохим кушаньем из всех, что ему приходилось пробовать) капитан охраны попытался вздремнуть у одного из костров, положив под голову свернутую куртку из буйволиной кожи. Однако заснуть ему не удавалось: сельва полнилась предрассветным шумом, но больше всего слуху досаждал не гомон птиц, а крики несносных мулов, временно освобожденных от тяжелой поклажи. Промучавшись некоторое время, Энрике не выдержал и решил, что лучше не спать вовсе, чем клевать носом, то и дело пробуждаясь от резкого крика очередного упрямца. Снова заморосил мелкий дождь и лежать без движения стало совсем невмоготу. Над лесом, как над котлом с кипящей водой, клубились белесые испарения. Энрике смотрел на эту зловещую картину со смирением, выработанным за годы службы. Гнилое место, гнилое и смертельно опасное, средоточие всех хворей, которые насылает на своих детей Господь в наказание за их проступки, большие и малые.  Испания, которую он покинул лет двадцать назад, представилась капитану солнечным раем и он невольно подумал о том, что губернатор был прав, отправив свою единственную дочь на родину предков. Поднявшись, капитан направился к первому в цепочке костров, но замешкался по пути, заметив Пепе Эухильо. Никогда не унывавший сержант сидел на земле, сняв куртку и оба сапога, и  разглядывал тощие ноги, покрытые волдырями и мокнущими язвами. Обычное дело: в этом краю во время сезона дождей люди начинали гнить от малейшей царапины или ссадины. Капитан склонился над  Эухильо, пытаясь оценить последствия:
- Плохо дело, сержант. Дальше идти сможешь или выделить тебе мула?
- А кто поклажу понесет? Таких, как я, десятка два, а то вы не знаете. Может, сеньориту Уртадо со служанками заставите идти пешком с тюками за спиной? –  Эухильо хмыкнул и взял в руки влажный чулок, собираясь натянуть его на ногу, но не успел: индейская стрела вонзилась в его незащищенную шею аккурат под кадыком. Глаза сержанта удивленно округлились. Он выронил чулок и схватился за шею, пытаясь что-то сказать, но горлом хлынула кровь. Энрике пригнулся, ругая себя на чем свет стоит за то, что оставил мушкет у своего костра, и отыскивая взглядом мушкет Эухильо: мертвецу оружие ни к чему. Крики раненых солдат и рев испуганных мулов лупили по ушам похлеще боя военных барабанов. Ла Торре нигде не было видно: наверняка вытребовал себе комнату. Впрочем, оно и к лучшему: по крайней мере, женщины будут под охраной сеньора хотя бы на то короткое время, которое понадобится ему самому, чтобы добраться до постоялого двора. Солдаты уже справились с растерянностью и начали наобум стрелять по врагам, скрытым густыми лесными зарослями. Подхватив мушкет Эухильо, капитан  бросился к дому, внутри которого находилась губернаторская дочь.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/f43b4b4cf00c808dbaec122c68cd159e.jpg[/ava]
[nic]Энрике Ортис Сааведра [/nic]
[sta]Капитан охраны сеньориты Уртадо[/sta]

Отредактировано Рулевой (2017-05-24 19:25:30)

+1

14

Предрассветный шум просыпающегося леса не смутил слуха Исабель, девушка сладко спала, по-детски подтянув колени к груди. К сожалению, этому славному забытью не суждено было продлиться долго: внезапно разразившуюся пальбу и ужасные крики боли раненых не услышать было невозможно.
Исабель распахнула глаза и резко села.
- Кармела, что происходит?!
- Ах, сеньорита, на нас напали! Кажется, это индейцы, сеньорита! – запричитала служанка. Она старательно выглядывала из окна, широко распахнув раму.
- Немедленно отойди!- закричала Исабель, отбрасывая от себя одеяло и выскакивая из постели.-  Отойди и закрой окно, глупая ты девчонка! Почему меня не разбудили? Где донья Хелена?
Кармела застыла в оцепенении, с лицом, словно увидела Дьявола.
- Сеньорита… Донья Хелена пошла вниз, почистить вашу одежду, как вы и велели…
- Но она в доме?
- Ах, сеньорита, я не знаю, не знаю! По-моему, она еще хотела принести вам новые чулки… Сеньорита, стойте!

Накинув схваченный со спинки кресла платок одной из служанок, Исабель недолго думая выбежала из комнаты на этаж, где столкнулась с Диего. Некогда было думать о взаимной неприязни, девушка в надежде схватила ла Торре за руку.
- Сеньор, помогите! Донья Хелена осталась на улице!

+1

15

Диего де ла Торре проспал беспокойным сном не более часа. Спал он не раздеваясь: войдя в отведенную ему каморку,  успел лишь повесить на гвоздь шляпу и куртку, да снять сапоги, и тут же рухнул на застланную постель. Кроме бессвязных видений, его донимали клопы, гнездившиеся в деревянной раме кровати, и ноющая боль в уставших мышцах. Окончательно вырвали его из объятий Морфея громкие крики и звуки выстрелов. Еще не вполне очнувшись, Диего свесился с кровати и стал лихорадочно шарить рукой по  плетеному индейскому коврику, пытаясь нащупать сапоги. Наспех обувшись, он поспешил к окну. Снаружи царил сущий ад: испанские солдаты падали, сраженные выстрелами из луков и ружей. Извечные враги испанцев, - английские пираты, - навряд ли имели в своем распоряжении луки, поэтому Диего сделал вывод, что отряд стал жертвой нападения индейцев. То, что скрытый в зарослях враг кроме луков использовал огнестрельное оружие, никак не противоречило его предположению: длинноствольные кремневые мушкеты и легкие фузеи, а также пули и порох индейцам поставляли голландцы и англичане: первые по двенадцать стиверов за фут ствола, вторые по шесть шиллингов за штуку. Иногда вместо денег продавцы требовали плату натурой: шкурами диких животных.  У Диего при себе была короткая escopeta с ударно-кремневым замком, - гораздо  более удобная и скорострельная нежели ее устаревшие сестры, но что можно сделать даже при помощи такого оружия в одиночку, когда дом окружен толпой разъяренных индейцев?

Снизу раздавались истошные женские крики, прерываемые раздраженным мужским голосом: хозяин постоялого двора пытался образумить свою прекрасную половину.  Выскочив в коридор, Диего сразу же оказался лицом к лицу с полураздетой губернаторской дочкой – дивное виденье, что ни говори, но судьба старой курицы Хелены, на поиски которой попыталась отправить его сеньорита Уртадо,  не интересовала его даже в самой малой степени. В лучшем случае старуху убьют, в худшем – отдадут в услужение вождю племени.
Отбросив условности и подавив естественное для мужчины желание заключить красавицу в объятья и успокоить поцелуем, Диего свободной рукой сжал точеное плечико, прикрытое простым платком:

- Сеньорита Уртадо, не время собирать камни. Вернитесь в свою комнату,  заложите подушками окно и заприте дверь, и не вздумайте выходить, покуда я вас не позову!

Высвободив руку из руки Исабель, он перегнулся через перила лестницы и рявкнул, отвлекая хозяина «Абриго» от пререканий с женой:

- Сеньор Моралес! Закройте входную дверь на засов и никого не впускайте даже если вас будет о том умолять сама Дева Мария!

[nick]Диего де ла Торре[/nick]
[ava]http://sf.uploads.ru/7BbyP.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-23 19:44:53)

+1

16

Энрике бежал к дому, в котором находилась его главная подопечная, петляя, как заяц, спасающийся от лисы: делая обманные броски из стороны в сторону, он не давал индейским лучникам возможности как следует прицелиться. Несколько горящих стрел вонзились в крытую ивовой дранкой крышу подсобного строения: моросящий дождь не позволил огню вспыхнуть мгновенно, однако из щелей все же поползли тонкие струйки сизого дыма. Боковым зрением капитан заметил тело, ничком лежавшее на плитах патио. Из спины торчала длинная индейская стрела. Сердце капитана пропустило удар: юбки и длинные черные волосы указывали на то, что это женщина. Сеньорита Уртадо?! Энрике чуть было не бросился к трупу, но вовремя сообразил, что ошибся: губернаторская дочка была стройна и изящна, как молодое апельсиновое деревце, а женщина, лежавшая в патио, при жизни худобой не отличалась. Добравшись до входной двери, Энрике дернул на себя медную ручку, но дверь не поддалась.
- Откройте! – заорал он благим матом. – Ла Торре, я знаю, что вы внутри! Не будьте трусом, сейчас же отоприте дверь!
В глубине души капитан понимал, что ла Торре не трус и тем более не дурак, и если это он распорядился запереть дверь изнутри, руководили им вполне рациональные соображения. Тем не менее ярость, вызванная вынужденной заминкой, жгла его душу и он  не заметил приближения врага, обернувшись лишь тогда, когда уши заложило от воинственного вопля. В нескольких шагах от него возвышался исполин, чье тело блестело от гусиного жира, а единственными украшениями была набедренная повязка и обруч с оперением , охватывающий густые жесткие волосы. Обсидиановое лезвие боевого топора тускло блеснуло в сером воздухе дождливого утра. Энрике сделал шаг навстречу индейцу, выхватывая из-за голенища сапога короткий кучийо, и, поднырнув под опускающийся топор, вонзил лезвие снизу вверх, протыкая мошонку.

Свернутый текст

Смерть нпс доньи Хелены согласована с сеньоритой Уртадо

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/f43b4b4cf00c808dbaec122c68cd159e.jpg[/ava]
[nic]Энрике Ортис Сааведра [/nic]
[sta]Капитан охраны сеньориты Уртадо[/sta]

Отредактировано Рулевой (2017-05-24 19:26:54)

+1

17

Исабель понимала, что по-хорошему ей правда стоит вернуться в свою комнату и не создавать лишней суеты, предоставив мужчинам разбираться с ситуацией. И, если бы это приказал Энрике Сааведра, Исабель подчинилась бы беспрекословно, но ей не нравился ла Торре, не нравилось, как он оценивающе смотрел на нее, не нравилось, как тронул ее за плечо.
- Вы должны быть внизу и сражаться, как и подобает мужчине, - не выдержала сеньорита Уртадо, вскинув голову.- Я не нуждаюсь в вашем присутствии, сеньор ла Торре, полагаю, в этих стенах со мной ничего не случится.
- Мы горим! Дикари пытаются поджечь дом!- донеслись возгласы Кармелы. По-видимому, любопытство служанки оказалось сильнее страха и заставило ее вновь подглядывать из окна за развернувшимся сражением.
- Вот видите,- юная сеньорита догадывалась, что, скорее всего, из-за высокой влажности пожар вспыхнуть не может, но все же упрямо ткнула своим изящным маленьким пальчиком в сторону комнаты.- Я туда не вернусь, сеньор. Не хочу сгореть или задохнуться от дыма…
– Осторожнее, капитан, сзади! Пресвятая Дева…
Бледная Кармела выбежала на этаж:
- Госпожа, велите открыть двери, у порога капитан Сааведра, возможно, он ранен, я не поняла…
- Немедленно отпереть двери!- закричала Исабель, опасно свесившись через лестничные перила.
Сеньор Моралес с лицом «ну вы уж там наверху определитесь, что делать-то» топтался в нерешительности, переводя взгляд с хладнокровного Диего на разозленную Исабель.
Верная дочь губернатора, то ли следуя известной истине: «Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам», то ли из желания еще больше досадить ла Торре, как была босиком и в сорочке поспешила спуститься вниз.

+1

18

Диего хотел удержать своенравную красавицу, - если не словом, так при помощи рук, - но она оказалась быстрее.
- Задержите сеньориту Уртадо! – крикнул он и бросился назад в свою комнату, чтобы зарядить ружье, предоставив  разбираться с постоялицей  хозяину постоялого двора и его жене. Сумка с патронами лежала там же, куда он положил ее перед сном – на щербатой и потемневшей от времени столешнице. Надорвав зубами бумажный патрон, Диего насыпал немного пороху на полку замка, остальное отправил в канал ствола. За порохом последовала пуля и  скомканная бумага от патрона. Шомпола у него не было, поэтому он поступил так же, как поступало большинство солдат: что есть силы  ударил прикладом о пол, досылая свинцовый шарик в ствол. Открыв окно, он увидел капитана Сааведру, которого теснили два рослых индейца. Диего спустил курок: кусочек кремня ударил по кресалу, искра воспламенила затравочный порох, а возникшее пламя проникло сквозь запальное отверстие и добралось до основного заряда. Спустя мгновение облачко порохового дыма окутало голову Диего, и он не сразу смог проверить, достиг ли его выстрел намеченной цели.

***

Дорогу Исабель преградил не Моралес, а его жена.

- Не пущу! - возопила дебелая матрона, раскидывая руки в стороны и прислоняясь широкой спиной к двери. - И себя погубите, и нас!

***

Избавившись от одного врага, капитан охраны тут же столкнулся с двумя другими. Отступить под защиту стен дома он не мог: дверь по-прежнему оставалась надежно запертой на засов, поэтому сбросил с плеча на землю бесполезный короткий мушкет, взятый у Эухильо и сейчас лишь мешавший, переложил кучийо из правой руки в левую и  выхватил из ножен шпагу. Оба индейца были вооружены топорами и ему приходилось больше прыгать, вертеться ужом и наклоняться,  стараясь увернуться от их смертоносных ударов, нежели нападать. «Убью!» - стиснув зубы, мысленно пообещал он ла Торре, который, как он по-прежнему считал, распорядился запереть дверь дома. – «Убью, скотина!» Но чтобы дожить до этого радостного мига, ему надо было справиться с двумя свирепыми дикарями. Огонь на крыше хозяйственной постройки тем временем разгорался сильнее, а ветер, дувший в сторону дома грозил настоящим пожаром. Энрике крутился юлой, нанося колющие удары шпагой по обнаженным телам, но эти уколы были сравнимы скорее с действиями  пикадора, и лишь пуще разъяряли двух индейских быков. Выстрел, раздавшийся откуда-то сверху, поразил одного из индейцев в грудь. Второй на мгновение отвлекся, глядя на то, как его соплеменник падает на раскисшую глину, и это позволило Энрике нанести решающий удар. Утерев взмокший лоб, он задрал голову и посмотрел на окна второго этажа. Намерение убить ла Торре тут же испарилось: сукин сын только что спас ему жизнь. Отсалютовав благородному, хотя и чрезмерно осторожному  сеньору окровавленным клинком, капитан охраны обтер кровь дикаря о штаны, вложил боевую шпагу в ножны и снова взялся за ручку двери. Схватка тем временем шла на убыль: большинство нападавших отступили под прикрытие густых зарослей, их раненых соплеменников, оставшихся на месте короткого сражения, добивали испанские солдаты.  Энрике задался вопросом, какова была истинная цель нападения: неужели исключительно  желание отомстить за какие-то старые обиды, нанесенные племени его земляками? Впрочем, за индейцами водилась такая странность.
- Хозяин! Отправьте слуг тушить огонь на крыше сарая, иначе вы рискуете потерять все, что нажили непосильным трудом! - крикнул Энрике, сопровождая свои слова градом ударов о дверь. Колотил он яростно, еще не вполне оправившись от переживаний, вызванных схваткой: так, что кулаки заныли.

Отредактировано Рулевой (2017-05-25 09:51:10)

+1

19

- Отступают! Мы победили!-  тем временем бесхитростно продолжала вещать Кармела, вернувшись на свой пост.- Ах, Пресвятая Дева, но мы правда горим! Пожар! Пожар!
- Да что же вы встали!- топнула ножкой сеньорита Уртадо, обращаясь к застывшей хозяйке, пока сеньор Моралес, на счастье соображавший все-таки быстрее своей супруги, побежал сгонять слуг тушить сарай. – Все кончено, открывайте немедленно! Как вы вообще смеете мне перечить? Вы забыли, что я дочь вашего губернатора?

Исабель была в ярости. Она могла неожиданно спокойно (неожиданно- прежде всего для самой себя) сносить грязь, мокрое платье, мулов, недосып и голод, но то, что ее никто не слушает и, более того, кажется, за пределами родной асьенды вовсе не воспринимает всерьез –не укладывалось у юной сеньориты в сознании. Хотелось заплакать. Впрочем, сначала нужно было впустить уже отчаявшегося Сааведре, позаботиться о раненых и убедиться, что угроза пожара миновала…

Упоминание губернатора произвело магическое действие на сеньору Моралес: женщина тотчас встрепенулась и заскрипела дверными засовами.
Не думая о возможной опасности и о своем неподобающем внешнем виде, сеньорита Уртадо бросилась навстречу капитану, справедливо полагая, что тот может быть ранен и нуждаться в незамедлительной помощи.

+1

20

Дверь наконец открылась и первое, что увидел капитан, было прекрасное, как южная ночь, личико сеньориты Уртадо, за которым маячило круглое лицо сеньоры Моралес. Неподалеку находилась и молодая служанка, Кармела, а вот доньи Хелены не было видно. Энрике чертыхнулся про себя: грузное тело, которое он заметил в патио, принадлежало пожилой дуэнье, и ему придется как-то объяснять сеньорите Уртадо, почему капитан ее охраны допустил гибель ее же верной наперсницы. Впрочем, сеньорита уже была чем-то серьезно раздосадована: большие черные глаза, и в спокойном состоянии разившие мужчин наповал подобно паре кинжалов, сейчас сверкали от гнева поярче толедской стали.  «А ведь напишет отцу письмо, в котором разнесет меня в пух и прах» - подумал старый вояка и тяжело вздохнул, представив последствия. Уж лучше потерять весь караван вместе с мулами и драгоценной поклажей, чем допустить, чтобы красивое лицо дочери губернатора закрыла легчайшая тень недовольства.
- Сеньорита, - начал он с поклоном, - Опасность миновала, враг отступил и теперь вы можете в тишине и покое позавтракать и собраться в путь: через час-полтора мы покидаем постоялый двор.

Из окна комнаты Диего картина битвы была видна, как на ладони. Он попытался пересчитать убитых: выходило около тридцати человек с испанской стороны и около того – со стороны индейцев.
Диего не сразу спустился вниз. Верный привычке, тщательно очистил кремень и огниво от порохового нагара, надежно прикрыл замок кожаным чехлом и заткнул дуло пробковой заглушкой. Чехол и заглушка были, в общем-то, роскошью, доступной человеку его происхождения и положения: солдаты использовали обычные тряпицы, чтобы предохранить замок и ствол от сырости. Прислонив фузею к стене, он вышел из комнаты и услышал слова Сааведры.
- Вы уверены, капитан? Для того, чтобы выкопать несколько десятков могил и похоронить погибших солдат по-христиански, полутора часов не хватит. Капеллан первый воспротивится подобной торопливости.
Как он и ожидал, упрямый мул Сааведра глянул на него исподлобья и возразил:
- Хоронить мертвых будет похоронная команда, человек десять, не больше. Остальные поедут дальше.

Отредактировано Рулевой (2017-05-26 00:14:21)

+1

21

Сеньорита Уртадо хотела было выйти наружу, чтобы самой оценить, какой урон нанесли индейцы их отряду, но вовремя вспомнила, что так и стоит в одной сорочке и платке, который уже давно сполз с плеч.
- Кармела! – требовательно позвала она, плотнее запахиваясь в плат.- Пойди и принеси мне одежду. Куда, в конце - концов, делась донья Хелена с вещами? Найди ее.
Видя, что молодая госпожа начинает раздражаться, Кармела без лишних слов быстро выбежала из дома.
- Так. А как же раненые? – повернувшись к капитану, спросила Исабель: скорее из привитого христианского сострадания, чем из искреннего сочувствия. Лимит терпения был исчерпан, и на самом деле она бы отправилась в путь тотчас, и прошагала бы все расстояние пешком, лишь бы не оставаться в злосчастном «Абриго» больше ни на одну минуту. – Нужно позаботиться и о них…

Но прежде, чем Сааведра успел что-то ответить, снаружи раздался крик Кармелы, и за тем - ее безудержные рыдания. Исабель поспешила к своей служанке.
- В чем дело?!
- Д-д-до-онья Х-хеле-е-ена…- Кармела дрожащей рукой указала на безжизненное тело.
Сеньорита Уртадо замерла и пару мгновений непонимающе смотрела на знакомую и родную фигуру дуэньи, которая ныне лежала ничком, так неестественно разбросив руки в стороны. Это была последняя капля. Ноги подкосились, и Исабель успела заметить, как бегут к ней какие-то люди, как что-то кричат, в то время как она сама проваливается в глубокую, глубокую темноту.

+1

22

Жена Моралеса верещала так, что ушам было больно. Сам Моралес и несколько слуг пытались сбить огонь с крыши сарая: к счастью, усилившийся дождь способствовал их потугам. Капитан охраны дернулся было в сторону своей подопечной, но Диего опередил его и успел подхватить Исабель за несколько мгновений до того, как ее темноволосая головка коснулась каменных плит патио.
- Займитесь трупом злосчастной дуэньи, - бросил он Сааведре, поудобнее устраивая голову Исабель на своем плече. - Я позабочусь о сеньорите Уртадо.
Развернувшись, он направился к двери, держа на руках Исабель так, как будто девушка была одним из золотых слитков: крепко и одновременно бережно. Хотел было позвать с собой Кармелу, но передумал: служанке самой требовалась помощь, а если она сумеет успокоиться, то наверняка догадается подняться в комнату своей госпожи, чтобы присматривать за ней.
Преодолев лестницу, ведущую на второй этаж, Диего ногой открыл нужную дверь и уложил Исабель на незастланную постель, еще хранившую отпечаток ее тела. Подумав, снял с нее башмачки, которые она явно надевала наспех, и поспешно отвел взгляд от изящных босых ступней. Кажется, сеньорита Уртадо сказала, что не нуждается в его услугах*, но не мог же он доверить ее заботам этого осла Сааведры! На столе стоял кувшин для умывания. Диего обмакнул в него пальцы, как если бы это была церковная чаша со святой водой, и слегка побрызгал на лицо девушки: более милосердного способа привести ее в чувство он не знал.
Присев на стул в некотором отдалении от кровати, Диего задумался о том, насколько долго продлится обморок сеньориты и будет ли она в состоянии продолжить тяжелый путь к побережью. Дверь комнаты он оставил открытой, чтобы не давать повода кривотолкам.

*

Имелась в виду эта фраза

Исабель Уртадо де ла Вега написал(а):

Я не нуждаюсь в вашем присутствии, сеньор ла Торре, полагаю, в этих стенах со мной ничего не случится.

[nick]Диего де ла Торре[/nick]
[ava]http://sf.uploads.ru/7BbyP.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-05-30 09:07:13)

+1

23

Каково бы ни было обрушившееся несчастье, молодой и крепкий организм не хотел и не мог долго бездействовать, поэтому в скором времени веки Исабель дрогнули, и девушка открыла глаза.
Первые минуты потребовались Исабель, чтобы понять, где она находится, но вместе с осознанием пришла и память недавних событий. Сеньорита застонала и закрыла лицо руками. Хуже всего было то, что она не могла вот так спрятаться от мира, нужно было найти силы встать и начать сборы, чтобы продолжить путешествие и исполнить свой долг перед отцом.
Скрипнуло деревянное кресло, Исабель обрадовалась, что в комнате не одна.
- Кармела, подай мне воды… - попросила сеньорита Уртадо, делая усилие и садясь в постели.- Ох, сеньор де ла Торре! Что вы здесь делаете?- возмутилась было Исабель, но заметила открытую дверь, снятую с себя обувь и тот приятный факт, что у нее не болит затылок: однажды она уже теряла сознание, и тогда пробуждение не было таким легким. Вероятно, сейчас ее успел кто-то поймать и принести сюда, и, вероятно, этот «кто-то» сейчас и сидел перед ней.
- Ну конечно… Благородный идальго помогает только юным девушкам,- протянула сеньорита Уртадо, намекая, что ла Торре отказался по ее просьбе отправиться на поиски дуэньи и вот, чем все кончилось.

+1

24

- Я помогаю лишь тем, кто действительно нуждается в моей помощи, сеньорита.
Диего поспешно накрыл кисть правой руки ладонью левой, пряча старый шрам, пересекавший кожу. Жест был неосознанным и привычным, но он тут же спохватился и открыл уродливую  отметину: не потому, что считал верной пословицу, утверждавшую, что шрамы украшают мужчину, а чтобы доказать самому себе, что его не смущает взгляд черных глаз губернаторской дочери. Удивительно, что у малопривлекательного и скользкого, как садовый слизень, сеньора Уртадо такая красивая и храбрая дочь. Диего даже подумалось о том, что Исабель могла быть не родным, а приемным ребенком, но с другой стороны, он понятия не имел, какой была ее мать: возможно, такой же ослепительно прекрасной и безжалостно прямолинейной, как полет индейской стрелы.
- Я сожалею о гибели вашей верной наперсницы, но  война есть война: дикари, которых наша церковь так и не смогла просветить Словом Божьим, всегда будут представлять для подданных короля Фелипе смертельную опасность. Смиритесь и постарайтесь собраться с силами: впереди нас ждет двухдневный переход, который будет ничем не легче пройденного пути,  - меж тем продолжал он, с усилием отводя взгляд от красавицы, которая волей обстоятельств предстала перед ним в одной ночной рубашке и, казалось, не замечала этого, то ли будучи настолько невинной, что не видела в своем наряде ничего предосудительного, то ли настолько искушенной, что намеренно дразнила сидевшего у ее постели мужчину. Вообще говоря, он должен был немедленно подняться и покинуть комнату, но оправдывал свое бездействие тем, что хотел дождаться появления Кармелы и уступить служанке присмотр за ослабевшей госпожой. Да и слова его звучали скорее как ханжеская проповедь нежели как слова солдата и дворянина: таким образом он пытался защититься от чар, которыми в избытке обладала сеньорита Уртадо.

[nick]Диего де ла Торре[/nick]
[ava]http://sf.uploads.ru/7BbyP.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-01 07:45:21)

+1

25

Неосознанно резкий жест ла Торре, то, как он закрыл и демонстративно отрыл свой шрам, конечно не могло укрыться от глаз Исабель, более того: она теперь то и дело возвращалась взглядом к этой отметине, гадая о возможных причинах ее появления на красивой смуглой руке идальго. Вероятно, шрам был напоминанием - неприятным, раз Диего поспешил скрыть его (тут Исабель вспомнила, что ла Торре старался не снимать своих кожаных перчаток; даже при первой встрече, в доме губернатора, он был в них).  Но тогда зачем он сделал это сейчас? Хочет показать, что доверяет ей? Или, наоборот, это вызов? Во всяком случае, так долго разглядывать чьи-то руки было невежливо, и сеньорита Уртадо заставила себя перевести взгляд хоть куда-то. Выбор пал на кресло позади ла Торре. На спинке кресла висел ее, вероятно уже высохший, жакет.
Пресвятая Дева, так ведь она до сих пор не одета!
Исабель, почувствовала, как запылали от стыда щеки. Одно дело спросонья выбежать в рубашке, когда на вас на пали кровожадные индейцы, другое- стоять в таком виде наедине с мужчиной. Которого, кстати, ситуация, кажется, не смущает вовсе. Господи Иисусе, а она-то переживала, что слишком долго смотрела на его руки!..
Первым побуждением было скорее завернуться в одеяло, но это выглядело бы так, словно Исабель поняла, в какое неловкое положение сама себя поставила. Это ее никак не устраивало, сеньорита Уртадо решила «держать лицо» до победного.
- Я не нуждаюсь в вашей проповеди, сеньор де ла Торре, но искренне хочу верить, что вам действительно жаль. Жаль, что вы отказались помочь, когда я вас просила,- она подняла на него свои большие ланьи глаза.- Впрочем, прошлого не изменить, и вы правы, впереди еще два дня пути. Не волнуйтесь, я не доставлю хлопот. Я буду готова через час- полтора, как велел капитан.
Сеньорита Уртадо отвернула голову, намекая, что разговор окончен, а Диего пора уже проявить тактичность и покинуть ее комнату.

+1

26

Диего встал со стула, по-прежнему отводя взгляд от хрупкой, но при этом дьявольски соблазнительной фигурки сеньориты Уртадо.
- Я пришлю к вам вашу  уцелевшую служанку, - выдавил он, направляясь к двери и, поколебавшись, добавил, - Донью Хелену похоронят здесь, по католическому обряду, я лично за этим прослежу.
Покинув комнату, он снова спустился вниз и приказал Кармеле, все еще предававшейся унынию и скорби, немедленно утереть слезы и подняться к ее госпоже, а жене хозяина постоялого двора приготовить для гостьи какое-нибудь укрепляющее питье.
Разобравшись с рыдающими женщинами, ла Торре вышел из дома, чтобы проследить за тем, как мужчины исполняют свой долг: на Сааведру он особенно не надеялся. Однако капитан даром времени не терял: отрядил с десяток наиболее крепких  солдат рыть братскую могилу для погибших, остальным приказал заново навьючивать мулов. Капеллан бормотал молитвы, шелестя четками, над полуобгоревшей крышей сарая вился смрадный чад.

[nick]Диего де ла Торре[/nick]
[ava]http://sf.uploads.ru/7BbyP.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-04 20:02:58)

+1

27

«Абриго» остался далеко позади, и вновь беспощадная сельва сомкнулась за спиной путников.
Сильно поредевший отряд старался передвигаться быстрее и не тратить время на отдых- все были готовы потерпеть до Портобело, лишь бы дойти без приключений, которые в этих местах ничего хорошего не сулили.
Дождь то прекращался, то начинался с удвоенной яростью, но на него уже тоже мало кто обращал внимание, выбирать не приходилось, шагай, шагай, шагай, будь на стороже каждую минуту, и, да поможет Дева Мария, все кончится благополучно.
Единственной радостью Исабель было то, что шагала не она сама, а шагал славный мул, хоть и монотонное покачивание на спине животного навевало невероятную скуку. В какой-то момент девушка попыталась пройтись ради разнообразия, но поскользнулась на раскисшей земле, и была вновь усажена капитаном в седло.
После гибели доньи Хелены, верная Кармела держалась постоянно рядом со своей госпожой, опасаясь ее повторного обморока, кроме того, так обе девушки чувствовали себя спокойнее. Важным фактором было и то, что данная стратегическая позиция позволяла Кармеле бросать на ехавшего впереди Диего полные чувственной тоски взгляды и тихо вздыхать, поглаживая бархатную голову мула.  На незнамо какой по счету вздох сеньорита Уртадо не выдержала и шикнула:
- По меньшей мере, ты ведешь себя неприлично, Кармела. Мы должны быть в трауре, а в твоей голове вертятся явно неподобающие мысли!
- Ах, простите меня, сеньорита, ничего не могу поделать с собой. Я в трауре,- служанка подтянула сползшую черную ленту с предплечья. – Но если бы вы видели, как он нес вас по лестнице наверх…
- Кармела!- вспыхнула Исабель, сразу вспомнив неловкую «полураздетую» ситуацию.
- Ах, простите, сеньорита… Но как он сжимал ружье, как метко выстрелил и убил нападавших на капитана индейцев… Один из них был просто гигантским!
Сидя на муле Кармела попыталась изобразить, каким был «гигантский индеец». Исабель фыркнула, но ей пришло на ум, что, возможно, она была слишком сурова, если не груба с Диего. Чем больше болтала Кармела, тем сильнее пробуждалось чувство стыда в сеньорите Уртадо.
- Сеньор де ла Торре!- позвала Исабель, догоняя идальго.- У меня было довольно времени подумать, и теперь мне кажется, что я могла незаслуженно обидеть вас. Прошу прощения за свою излишнюю прямоту. Кроме того, я вас так и не поблагодарила за то, что вы не дали мне удариться головой о плиты.
Она улыбнулась, чувствуя себя крайне неловко и надеясь, что на сей раз ла Торре окажется не таким надменным, как обычно.

Отредактировано Исабель Уртадо де ла Вега (2017-06-07 01:32:03)

+1

28

Если бы женские взгляды могли прожигать насквозь, на дублете Диего уже появилась бы большая дыра. До него долетали обрывки разговора Исабель и ее служанки, но он делал вид, что ничего не замечает, до тех пор, пока сеньорита Уртадо не обратилась к нему напрямую.
- Не преувеличивайте мои скромные заслуги, сеньорита: на моем месте подобное сделал бы любой мужчина, - ответил он, натягивая поводья, чтобы не дать своему резвому мулу опередить собрата, на котором ехала губернаторская дочка. –  Извиняться вам не за что: вы вели себя так, как и подобает девушке вашего возраста и положения, и смею надеяться, что ваш отец гордился бы вами.
Мул, шагавший впереди мула Диего, остановился как вкопанный. Диего еще туже натянул поводья своего, одновременно перехватив поводья мула Исабель, чтобы не позволить животным столкнуться.
Что за черт, - пробормотал он себе под нос, не понимая, чем вызвана внезапная остановка. Но к губернаторской дочери  уже спешил капитан охраны с объяснениями:
-  Впереди завал из поваленных деревьев высотой не меньше полутора пасо. Солдаты уже начали его разбирать, но это дело не быстрое...
Диего прикинул в уме высоту завала: соорудить подобную конструкцию было не в силах даже торнадо. Наверняка снова индейцы, но почему? 
- Вы же не будете утверждать, что это последствия местных ветров? – процедил он сквозь зубы и спешился, придерживая упрямое животное. Сняв с себя плотный кожаный дублет, он бросил его на землю и обратился к Исабель и ее служанке:
- Сядьте на землю между мулами, сеньориты: с обеих сторон вас будут защищать животные.
Мера предосторожности была не лишней: Диего не оставляло подозрение, что одним завалом дело не ограничится.

[nick]Диего де ла Торре[/nick]
[ava]http://sf.uploads.ru/7BbyP.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-08 15:32:40)

+1

29

Идея ла Торре спрятаться между мулами показалась Исабель сомнительной: если животное испугается, то может дернуться и случайно ударить копытом (и, не дай бог, в прямо в голову). Кроме того, после событий в «Абриго», ей больше не хотелось смиренно ждать и верить, что все кончится благополучно, нет, дочь губернатора Панамы не может быть в стороне от событий, даже если угрожает опасность.
Впрочем, после того, как она только что извинилась перед Диего, вступать снова в спор не хотелось… Сеньорита Уртадо постаралась как можно очаровательней улыбнуться и сказала:
- Сеньор де ла Торре, я бы хотела держаться вас и капитана, если это возможно, а не сидеть на земле,- Исабель немного неловко, но самостоятельно спешилась.- Не люблю находиться в неизвестности. К тому же земля слишком холодная.
Подняв дублет, который Диего так любезно предложил в качестве импровизированной подстилки, сеньорита Уртадо протянула его своей служанке:
- Позаботься об этом, Кармела. Почисти хорошенько.
Кармела также слезла с мула и с восторгом схватила дублет.
- О, сеньор де ла Торре, он будет как новенький, уверяю вас! Если только я еще чем-то могу вам помочь, только скажите!

+1

30

Диего поморщился, досадуя на себя за то, что не подумал об опасности, грозившей девушкам от копыт непредсказуемых животных. Его мул выглядел и вел себя достаточно флегматично, но кто знает, на что он способен, когда ему в бок вопьется индейская стрела. Сам он чувствовал себя совершенно беспомощным перед  сельвой, в дебрях которой прятались бог знает какие обитатели, начиная с кровожадных индейцев, вооруженных ядовитыми стрелами, и заканчивая ягуарами. Впрочем, некоторым успокоением могло служить то, что путь каравана пролегал на достаточном удалении от реки,  а ягуары, как рассказывали Диего солдаты, прожившие в этом диком краю по десять и более лет, охотились на прибрежную живность, подстерегая добычу в зарослях или в ветвях деревьев, росших по берегам реки. По правде говоря, огненные взгляды, которые кидала на Диего служанка сеньориты Уртадо, пугали его гораздо сильнее, чем перспектива оказаться лицом к лицу с индейцем или попасть в зубы крокодилу или когти дикой кошки. Поэтому он решил на время ретироваться, оставив дам на попечение капитана охраны.
- Что же, тогда и впрямь держитесь капитана Сааведры, -  полагаю, он умнее и спокойнее любого мула, - сказал он, не удержавшись от скрытой насмешки, адресованной твердолобому капитану. - Я покуда проверю, не прячется ли у дороги какой-нибудь дикарь.
Сааведра уже спешил к своей подопечной в сопровождении  шести солдат - возможно, собирался выставить вокруг  нее живой щит. Ла Торре поклонился и нырнул в густые заросли, подступавшие к обочине их тернистого пути.

[nick]Диего де ла Торре[/nick]
[ava]http://sf.uploads.ru/7BbyP.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2017-06-12 08:46:35)

+1


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Скрытая опасность страшнее всего