Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Старый Свет » Лондонские львы


Лондонские львы

Сообщений 61 страница 79 из 79

61

- Некоторое количество телесных страданий обостряет ощущения, - отозвался Марлоу, припомнив отчего-то, как Мак-Вильямс прижал его в экипаже, щекоча шею стилетом. - Вы не согласны с этим?
Ростбиф заставил желудок требовательно заурчать. Утренние приключения следовало заесть хорошим куском мяса и запить чем-нибудь столь же достойным.
Уделив внимание ростбифу, Марлоу на время отвлёкся от мыслей о том, куда заведёт его это странное знакомство. Его тянуло к Мае-Вильямсу, и Ричард осознавал причины такого притяжения, что пугало его и одновременно щекотало нервы. Монтагю не только злил, он был загадкой - а Ричард обожал разгадывать ребусы. Ему хотелось повертеть Монтагю в руках, изучить со всех сторон, разгадать...
Изучать кончиками пальцев. Шутить и смеяться над чужими шутками. Высунуться в окно, и чтобы за окном был дождь: подставить голову под холодные капли и дышать полной грудью, а потом переплести пальцы и молчать, потому что загадка разгадана, но под ней обнаружилась ещё одна - или не одна? И их можно разгадывать бесконечно.
Нет! О чем он думает? Поехать домой, потребовать принести бренди и провести вечер под пледом в компании бутылки.

+1

62

Монтагю продолжал жадно уписывать ростбиф за обе щеки, не слишком обращая внимание на хорошие манеры и на то, что на его дамастовый камзол попало несколько капель соуса. На мгновение дав своим жерновам отдых, он закатал рукава, после чего мельница заработала вновь, яростно перемалывая хлеб насущный. Расправившись с ростбифом, он сыто рыгнул и откинулся на спинку скамьи, излучая полное довольство и глядя на сотрапезника нагловатым взглядом выходца из трущоб. Казалось, что ничего не связывает его с человеком, который несколько минут назад обнаружил близкое знакомство с сочинениями английских философов.
- Каким же инструментом вы отмеряете необходимую порцию страдания, сэр? Насколько мне известно, подобных измерительных приборов еще не изобрели. Подозреваю, что то количество страдания, которое вы столь неопределенно называете "некоторым", такой чувствительной натуре, как я, наверняка покажется чрезмерным.

+1

63

- Вы сами изволили отмерить дозу, приставив стилет к моему горлу.  - Марлоу доел свой ростбиф и аккуратно промокнул губы платком. Отложив его, Ричард посмотрел на сотрапезника с сытым благодушием. Из-под которого выглядывал совсем иной голод...
Зачем Мак-Вильямс следует за ним? Зачем прятал стихи, зачем подарил стилет, зачем... Вывод, который напрашивался сам собой, Марлоу посчитал сперва порождением собственной порочности. Но пока уничтожал ростбиф, поразмыслил как следует и вынужден был признать, что, возможно, есть и иное. 
- Вы предпочтёте театр и актрисок или, скажем, петушиные бои? Или, быть может, катание под парусом по Темзе? Вряд ли последнее привлечёт вас, но я не могу не предложить вам это развлечение, ставшее для меня последним перед ссылкой. Вы ведь знаете о моей опале и том, что вы рискуете, появляясь со мной на людях? Но мы можем не рисковать. Стены моего особняка крепки, и то, что происходит за задёрнутыми шторами, остаётся тайной для всех, кроме тех, кому я позволю знать. Но вам придётся научиться пользоваться столовыми приборами: я не терплю крошек в постели.
Произнося это совершенно невозмутимым тоном, Марлоу с некоторым страхом ждал реакции нового знакомого. Но кто не рискует, тот... Марлоу спохватился и оборвал непристойную мысль, не додумав её до конца.

+1

64

- Я просто оборонялся, милорд! И одновременно демонстрировал вам достоинства подарка...
Монтагю наклонился через стол ближе к сотрапезнику и схватил своей рукой его руку.
- Я ненавижу петушиные бои, также как и кулачные, - сообщил он свистящим шепотом, сжимая кисть Марлоу, - Я ненавижу боль в любых ее проявлениях. Жизнь слишком коротка для того, чтобы тратить ее на бессмысленные страдания: вместо этого надо наслаждаться каждым мигом существования, выпавшим на нашу долю. О вас я знаю все и даже больше, чем вы сами знаете о себе: я следил за вами во время своих кратких побывок в Лондоне, а когда я был в море, за вами следили другие. Перестаньте строить из себя адепта мучеников-страстотерпцев: ваша истинная сущность лежит у меня на ладони и я рад, что не ошибся.
Разжав пальцы, он выпустил руку Марлоу из тисков и снова откинулся на спинку скамьи: излюбленная расслабленная поза, мнимость которой выдавало тяжелое дыхание, предательски пробивавшееся сквозь плотно сжатые губы.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-02 21:06:41)

+2

65

Марлоу посмотрел на свою руку.
- Жаль, - медленно произнес он, переводя взгляд на Мак-Вильямса, - что вас не было в Лондоне в ту ночь, когда я покинул Англию ради зеленых лугов Ирландии и тиши библиотеки Тринити-колледжа. Предположим, что я правильно вас понял. Кстати, надеюсь, вы не считаете грехом поддаться искушениям плоти в Великий пост? Так вот, предположим, что я правильно вас понял. Куда мы направим свои стопы, когда допьем поссет? - Марлоу наклонился вперед, вглядываясь в лицо Мак-Вильямса.
Следил? Но зачем? Почему? Зачем Мак-Вильямсу опальный поэт, еще и утративший свежесть юности? Безумец, просто безумец. Или хочет потом хвастать приятелям между делом, что повалял на простынях автора "Белой розы, алой хризантемы" - эдак небрежно, сказав что-то о том, что автор "Хризантемы" утратил былую красоту и весьма поистаскался, да и куда скучнее, чем можно предположить по его стихам?
Но что терять? Доброе имя? Смешно...
Марлоу дотянулся до руки Мак-Вильямса.
- Если у вас на ладони моя истинная сущность, будьте с ней... поласковей.

+1

66

Монтагю убрал руку, одергивая засученный рукав.
- Далеко ходить не надо: на третьем этаже есть комната, которую хозяин этого заведения держит только для меня. Порой в Лондоне трудно найти свободную комнату, а мои набеги на этот город греха отличаются полной непредсказуемостью, поэтому я заблаговременно принял меры предосторожности и оплатил аренду на год вперед.
Монтагю привел манжеты рубашки и рукава камзола  в надлежащий вид и добавил:
- Я предпочитаю сам принимать гостей, а не быть гостем.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-03 20:54:37)

+1

67

- Означает ли это, что вы предпочитаете принимать гостей в любых ситуациях, нежели самому становиться гостем? Впрочем, я ничего не имею против. Комната здесь? Прекрасно. Скажите хозяину, чтобы доставил туда ещё поссета. - Марлоу поднялся из-за стола. - Не будем терять времени, раз вы предпочитаете наслаждаться каждым мгновением. Я напишу вам сонет ещё до представления в театре, которое мы посетим чуть позже, прежде чем вернуться к вам и вновь обсудить вопросы религиозности и философии: и моё стремление к страданиям, и вашу ненависть к боли. А ещё вы мне расскажете, зачем изучали меня - и что узнали обо мне такого, чего не знаю я сам.
Возможно, он об этом пожалеет. А может, это станет самым правильным решением в его жизни.
- Идемте, Монтагю? - и Марлоу расправил манжеты, ожидая ответа.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-06-04 09:14:52)

+1

68

Не вставая, приватир жестом подозвал к себе трактирного слугу и негромко отдал ему несколько распоряжений, после чего из его руки в пятерню парня перекочевала серебряная монета. Довольный выданным авансом, слуга прыткой поступью направился к лестнице, ведущей наверх, к комнатам для гостей, а Монтагю сделал жест, призывающий поэта снова занять место за столом.
- Не торопитесь, друг мой: давайте дождемся, пока наш скорый на руку servitore растопит камин и проверит, не отсырело ли за время моего отсутствия постельное белье: я не хочу, чтобы вы подхватили мартовскую лихорадку! Можете скоротать время ожидания сочинением сонета в мою честь, хотя, боюсь, подобной чести я не заслужил. Я вполне удовольствуюсь  эпиграммой или короткой, но исполненной глубокого смысла эпитафией. Вам известно, что за то время, пока вы пребывали в стране зелёного Эрина, в столице появилось новое поветрие: заказывать эпитафии заблаговременно?

Письменные принадлежности поэту подадут по первому требованию

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-04 07:50:52)

+1

69

Не став возвращаться на скамью, Марлоу присел на край стола неподалеку от Мак-Вильямса.
- Эпитафии заказывайте кому угодно другому, мистер Мак-Вильямс. Я не выполняю заказы - к счастью, я могу себе это позволить. Эпитафию я напишу в свой срок, если сохраню о вас добрую память - а это целиком и полностью в ваших руках.
Щелкнув пальцами, Марлоу подозвал слугу и бросил, не отводя взгляда от лица Мак-Вильямса, по звуку шагов определив, что слуга стоит рядом:
- Перо, чернила, бумагу.
Когда же принесенное легло на стол, Ричард задумался, погладил перо, прежде чем поднести его к бумаге, и отложил в сторону. И тут же схватил вновь, побежали по бумаге ручейки слов и строк, без помарок и исправлений.
Холодное теченье хмурых лет
Нарушишь ты горячими губами
Встречать бы нам вдвоем с тобой рассвет -
Но как же знать, что будет завтра с нами?
Уснув в объятьях, на твоем плече -
Узнаю ль скоро острую насмешку?
Любовь - свеча. Гореть ли той свече,
Иль быть огарком, позабытым в спешке?
Твои слова - тягучий сладкий яд,
Как мед, текут, лишая силы воли:
И я им покориться был бы рад,
Когда б так сильно не боялся боли:
Ты очарован собственной мечтой -
А я уже почти пленен тобой...

Закончив, Марлоу отложил перо, придавил край листка чернильницей, а затем соскочил со стола и стремительно пошел прочь, к дверям, ведущим на улицу. Пусть это выглядит малодушием, трусостью, побегом. Если Мак-Вильямс следил за ним... если Монтагю в самом деле хочет чего-то большего...

+1

70

- Вы не допили свой поссет, милорд... - пробормотал Монтагю, следя за стремительно удаляющейся спиной поэта, но не предпринимая попытки остановить беглеца.
- Ваша новая пассия сбежала, оставив вам на память хвалебную оду, капитан...ик!...м-мак-вильямс?
Подошедший к столу человек разительно напоминал портрет самого знаменитого приватира времен доброй королевы Бесс: изысканность наряда и унизанные перстнями пальцы, высокий лоб, темные, близко посаженные глаза и короткая остроконечная бородка в духе Генриха VIII выдавали в нем благородное происхождение, но это впечатление портили следы разгульного образа жизни: припухшие и воспаленные веки, налитые кровью белки и заплетающийся язык. Несмотря на сравнительно ранний час обладатель столь выдающейся внешности пребывал в том состоянии, которое древние  приписывали влиянию Бахуса. Подхватив листок, он с трудом сфокусировал взгляд на строчках и начал зачитывать вслух, делая продолжительные паузы между словами и вставляя свои комментарии:
- Горячими губами..хм! заснуть бы на твоем плече...вот как! тягучий сладкий яд...ого! Ваш Пегас  на редкость выразительно бьет копытом и хлопает крыльями, сударь!
Монтагю протянул руку, чтобы отобрать листок, но его собеседник оказался проворнее: отступил на шаг и сунул сонет в карман камзола.
- Отдайте, Ник...сэр! - обманчиво миролюбивым тоном попросил Монтагю и встал со скамьи.
Из кухни вынырнул Мак и занял наблюдательную позицию в нескольких шагах от стола. В обеденном зале воцарилась тишина: немногочисленные ранние завсегдатаи таверны прекрасно знали в лицо и приватира, и его собеседника, Николаса Фентона, третьего графа Коули*. Затаив дыхание, все с поистине кровожадным любопытством ожидали, чем закончится короткая словесная дуэль недавних любовников.

Свернутый текст

*Имя и титул собирательные

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-04 17:07:41)

+1

71

Услышав голос за своей спиной, Марлоу замедлил шаги и обернулся, успев увидеть наглый захват недавно написанных стихов. Ричард не стал веселиться по поводу того, что Мак-Вильямса ограбили точно так же, как тот сам недавно ограбил Марлоу: гнев, что его стихи попали в жадные чужие руки, пересилил.
- Извольте вернуть капитану Мак-Вильямсу его собственность, сударь, - холодно проговорил Марлоу, в мгновение ока оказавшись за спиной Фентона. - Вернее, извольте вернуть ему мой подарок - и оставить нас наедине. - Ричард повернулся к Мак-Вильямсу и с неожиданной нежностью проговорил:
- Монтагю, господин граф вернет вам мое письмо, извинится за дурную шутку и мы с вами покинем этот зал. - И добавил совсем другим голосом, обращаясь к Фентону, - Не так ли, граф? Вы ведь не желаете дружеского состязания со мной в умении владеть шпагой? Не могу и допустить такой мысли, что вы проявите недальновидность и возжелаете подобного состязания.... Стихи, сэр. Отдайте мне стихи и расстанемся добрыми друзьями. - Марлоу протянул руку.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-06-05 09:46:13)

+1

72

По лицу Фентона скользнула презрительная усмешка. Он как будто не заметил протянутой за листком руки и снова обратился к Мак-Вильямсу:
- Ваша дама изволила вернуться, капитан, чтобы защитить вашу...ик! честь и репутацию?
Покачнувшись, он добавил, адресуясь к Марлоу:
- Зря стараетесь, миледи: у этого проходимца нет ни того, ни другого: да и откуда им взяться у человека, чья мать...
Монтагю выбросил вперед сжатый кулак, обрывая фразу. Фентон кулем рухнул на пол, а по залу пронесся негромкий гул - то ли неодобрения, то ли уважения. Монтагю поморщился, глядя на на свою руку: костяшки были разбиты в кровь.
- Мак!  - сказал он ирландцу, хмуро взиравшему на последствия светской беседы. - Распорядись, чтобы господина Фентона со всеми удобствами разместили в угловой комнате: мне она сегодня не понадобится.
Вытащив из кармана кошель, который так и не забрал обратно его истинный владелец, он бросил его на бездыханное тело, показывая трактирщику, что счет оплачен сполна, и повернулся к Марлоу:
- Мне жаль, милорд, что ваши стихи попали в грязные руки, но не рыться же нам в чужих карманах?

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-07 08:57:28)

+1

73

Скулы вспыхнули. Миледи? Дама? Этот хам намекал, что он... А даже если и так? Даже если он позволит Мак-Вильямсу то, чего не позволял никому?
- Не разбрасывайтесь моими подарками, Монтагю, если не хотите меня обидеть.
Марлоу подошёл к столу, где ещё лежали письменные принадлежности, взялся за перо и набросал на листке бумаги несколько строк, посыпал песком и, подождав, пока высохнет, сложил листок.
Наклонившись над поверженым хамом, Ричард проверил карманы его камзола и, вытащив из правого стихи, сунул туда же другой листок, а свою добычу, поколебавшись, протянул Мак-Вильямсу:
- Возьмите, хоть вы уже показали, как мало для вас значат эти строки... - обида все-таки скользнула в голосе.

Текст на листке

Как близок рылу этот светлый лик!
Миниатюрность глазок бесподобна.
Увы, утрачен в пьяной драке клык,
Но задница для порки так удобна!

Если вы, проспавшись, станете искать повод для ссоры со мной, который можно озвучить а обществе, я вам даю этот повод и готов в любое время дать удовлетворение. 
Ричард Марлоу, 8-й граф Рамси

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-06-07 23:01:51)

+2

74

Монтагю вполголоса отдал трактирщику еще несколько распоряжений, бросая быстрые взгляды в сторону Марлоу. Спасенный листок со стихами он взял и на мгновение прижал его к губам, отдавая безмолвную дань поэтическому дару восьмого графа Рамси, после чего спрятал его в свой собственный кошель.
- Подобное тянется к подобному, - промолвил он, улыбаясь. - Сила золота велика, милорд, но такую же власть имеет  над вашим покорным слугой и талант: имея в своем распоряжении первое, я, увы, напрочь лишен второго и потому стремлюсь погреться в лучах вашего. Но мы и так уже потеряли много времени - давайте же покинем это гостеприимное заведение и отправимся туда, куда захотите вы.
С этими словами он переступил через лежавшего на полу Фентона, который уже начал понемногу приходить в себя и направился к выходу, бросив на прощание всем, кто присутствовал в зале:
- Доброго вам остатка дня, господа! Надеюсь, что наша небольшая размолвка с графом Коули не испортила вам аппетит!

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-08 09:56:08)

+1

75

Выйдя на улицу, Марлоу взял спутника за руку и приблизил его кисть к своему лицу.
- Не стоило портить руки, разбивая их об этого борова.
Отпустив руку Монтагю, Ричард посмотрел в сторону.
- Театр? Или другое уютное место, где тоже сдают комнаты? Или вы позволите мне позаботиться о вашей руке и поймаете экипаж, который доставит нас ко мне домой? После того, как ваши ссадины и ушибы будут обработаны должным образом, вы будете вольны покинуть мой дом или остаться, на сколько пожелаете. А потом как-нибудь... вы покажете мне свой корабль?

+1

76

Монтагю с веселым недоумением взглянул на Марлоу:
- Не принимайте мое легкое увечье так близко к сердцу, милорд: кожа у моряков дублёная. Я в любом случае не мог позволить вам проткнуть эту свинью вашим благородным оружием.
Два дамастовых камзола, яркими пятнами выделявшиеся на блеклом фоне стен, сложенных из гладко отшлифованного камня, привлекли внимание одинокого извозчика, и он подкатил поближе, желая разжиться шиллингом, а может и сразу двумя.
- Подвезти куда, сэр? - глядя в узкий просвет, образовавшийся между силуэтами двух джентльменов, проговорил он гнусавым и тягучим голосом, выдававшим уроженца ист-эндских трущоб.
Монтагю распахнул скрипучую дверцу мрачной колымаги, больше напоминавшей катафалк:
- Оксфорд-стрит, любезный, и побыстрее.
На этот раз подсаживать спутника в экипаж он не стал: первым забрался внутрь и расположился со всем возможным удобством, поджидая, когда тот к нему присоединится.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-10 12:36:46)

+1

77

Марлоу поспешил за Мак-Вильямсом - и не отказал себе в удовольствии усесться рядом, касаясь бедром и плечом своего спутника. Когда же мрачный экипаж, вызывающий мысли о ладье Харона, двинулся в путь к Оксфорд-стрит, Марлоу заговорил:
- Мы можем полюбоваться на портреты моих предков, отобедать, после посидеть за стаканчиком бренди в библиотеке, грея кости у огня, затем отправиться в театр и после расстаться, пожелав друг другу приятного вечера. Или же мы можем полюбоваться на портреты моих предков, осмотреть мою спальню, отобедать там же, полежать у огня на шкуре убитого моим отцом медведя, наслаждаясь обществом друг друга и отличным бренди, после, возможно, отправиться в театр и вернуться домой к полуночи, чтобы поужинать и лечь спать. - Марлоу взял руку спутника в свои, поднес к губам и поцеловал ссадины. - Если вы изберете второй вариант, вынужден вас предупредить: я не сторонник коротких связей. Вы говорили, что следили за мной и знаете обо мне все - и то, что вы назвали извозчику мой адрес, подтверждает эти слова. Но вряд ли вы знаете о том, что было со мной в Ирландии. Я уже не тот легкомысленный дурак, каким был до ночи отъезда из Лондона.  И я сомневаюсь, что мое сердце выдержит еще один удар. Причините мне боль, посмеявшись и оставив - и я убью вас.
Ричард выпустил руку Мак-Вильямса и сел очень прямо, закрыв глаза - впрочем, смотреть в экипаже было не на что.
- Но простите меня, если вы собирались избрать первый вариант и вовсе не желали моих откровений.

+1

78

- Вы любите планировать все наперед? Необычно для человека, предпочитающего поэзию прозе жизни. Увы, я не могу обещать вам продолжительной связи - но лишь потому, что в данном случае за меня cделают выбор судьба и море. Я моряк, а это значит, что следующее плавание может закончиться для меня парусиновым саваном и погребением без исповеди и последнего причастия. Я был бы отъявленным лжецом, если бы пообещал вам, что вернусь на Оксфорд-стрит живым и здоровым. Впрочем, взамен я могу поклясться в любви до гроба - в буквальном смысле этого слова. Понимайте как знаете...
Монтагю посмотрел на собеседника и, увидев, что тот сидит с закрытыми глазами, улыбнулся и добавил гораздо более легким тоном:
- Что касается сегодняшнего вечера, - я предпочту любоваться вами под портретами ваших предков, до которых, признаться, мне нет никакого дела. А театр мы можем и пропустить...Ваш собрат по перу сказал, что сама наша жизнь есть театр, а я считаю иначе: жизнь - устрица, чью раковину мы безжалостно вскрываем ножом своих желаний.

Свернутый текст

Монтагю обыгрывает высказывание The world is my oyster, означающее, что все дороги открыты и мы имеем огромное количество возможностей, которые можно и нужно использовать.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-12 08:32:48)

+2

79

- Кто из нас кем будет любоваться - это мы обсудим позднее, - Марлоу улыбнулся, расслабился и повернул голову, открывая глаза. - Не нужно клятв. У вас прекрасно получается действовать - вот и действуйте, а слова оставьте другим. И постарайтесь остаться в живых, господин моряк.
Жизнь - устрица? Какое сравнение... Мак-Вильямс не переставал удивлять, и снова захотелось разгадать его - разгадывать долго и неспешно, смакуя каждый миг, купаться в тепле взгляда и довериться, зная, что не получишь ни удара в спину, ни несправедливого упрёка.
Рука легла на колено Мак-Вильямса.
- Умеете целоваться, Монтагю? - голос прозвучал тихо и хрипло. - Если нет, научитесь. Потому что я люблю.

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Нассау » Старый Свет » Лондонские львы