Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Старый Свет » Лондонские львы


Лондонские львы

Сообщений 1 страница 30 из 79

1

Действующие лица: Ричард Марлоу, Монтагю Мак-Вильямс
Время: 10 марта 1713 года
Место: Таверна "Якорь" (Бэнксайд), далее Тайберн, улицы Лондона, таверна "Ведро крови" и другие не менее злачные места.
Спойлер: Историческая справка к эпизоду "Лондонские львы"

Источник творческого вдохновения

Ричард Марлоу, кто же еще)

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-06-02 16:19:40)

0

2

Неумолчный лондонский шум был подобен рокотанию  моря с той разницей, что  слаженная и монотонная морская симфония успокаивала, в то время как городская какофония нещадно резала слух. Звонили церковные колокола, хлопали ставни и двери,  вопили уличные торговцы, грохотали повозки. Обитатель комнаты на втором этаже таверны «Якорь», разбуженный шумом и гамом большого города, открыл глаза и осоловелым взглядом уставился в потолочную балку, пытаясь сообразить, где он находится. Легкое посапывание, донесшееся со стороны его правого плеча,  быстро привело его в чувство: повернув голову, он увидел хорошо вылепленное ухо и густые завитки тёмных волос и соскочил с постели. Распахнув ставни, которые, несмотря на свою добротность и толщину, были ненадёжной преградой от уличного шума, он, по-прежнему голый, высунулся из окна по пояс и собирался было окликнуть продавщицу пирожков, но покосился на тело, покоившееся в кровати, и передумал. Поплескав на лицо водой из кувшина, он пригладил непослушные пряди волос и начал одеваться: это занятие не заняло много времени. Одевшись, он вытащил из кошеля золотую гинею и положил ее на подушку, на которой недавно покоилась его собственная голова. После недолгого раздумья добавил еще одну. Неслышно отворив дверь, он вышел из комнаты и направился вниз по лестнице, по дороге одарив парой медяков слугу, поднимавшегося наверх. Впереди был долгий день, который надо было чем-то занять.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-10 21:08:03)

+1

3

День начинался так же, как и многие другие: долгая вереница одинаковых дней, начинавшихся с похмелья и заканчивавшихся попойкой или долгими прогулками с целью нарваться на драку, или объятиями красотки, а то и двух-трех... что угодно, Марлоу было все равно. Дни утекали сквозь пальцы, в них не было смысла, как не было ее и в жизни: Дублин остался далеко, тот, кого Ричард звал Вороном - тоже, и если в Дублин можно было вернуться, то с Вороном все был совсем иначе.
Не открывая глаз, Ричард спустил ноги с кровати. Со звоном покатились бутылки, судя по звуку - не меньше двух. Не прошло и пяти минут, как дверь распахнулась, услужливый лакей поторопился принести чистое полотенце, бритвенные принадлежности, умывальный таз и кувшин с теплой водой. Другой уже тащил чистую сорочку, дом словно проснулся - пусть дело шло к полудню, но пока хозяин спал, прислуга передвигалась очень тихо, а разговаривала едва ли не шепотом. Толстые шторы не пропускали в спальню солнечный свет, двойные рамы надежно хранили хозяина дома от уличного шума.
Пока совершался ежеутренний ритуал приведения заспанного Ричарда Марлоу в вид, достойный графа Рамси, сам Ричард равнодушно перебирал в уме возможности убить этот день. Ничего не шло на ум, все казалось скучным и унылым, и тоска по Дублину - ах, если б только по Дублину! - захлестывала его целиком, лишая воли и желания даже подниматься с постели.
К завтраку он спустился уже полностью одетым, равнодушно уничтожил предложенное и не заметил, что яичница была недожарена, а чай слегка остыл.
Покинув дом, Марлоу направился было в сторону Темзы, решив, что утренняя прогулка - отличное средство убить время до обеда, а там, возможно, подвернется еще что-нибудь. Всего три месяца прошло с позволения вернуться в Лондон, и пусть оное позволение не давало ему разрешения вернуться ко двору, Марлоу не рвался туда, не находя в себе сил расточать притворные улыбки и лживые комплименты. Незаметно для себя Ричард забрел совершенно в иную сторону, и обнаружил, что стоит в толпе неподалеку от Тайбернского дерева, к которому повозка уже везла осужденного. Выбраться из толпы всегда непросто, особенно из такой, и Марлоу остался на месте, взирая на разворачивающееся представление с выражением смертной скуки на холеной физиономии.

+1

4

Монтагю Мак-Вильямс добрался до Тайберна в наемном экипаже. Перед тем, как нанять извозчика, он некоторое время решал, куда ему податься: Лондон предоставлял так много возможностей, что голова шла кругом. В Друри-Лейн шла комедия, в Тайберне, как сообщали афишки, прикрепленные на стены таверн, тоже: казнь некоего Томаса Грея, " омерзительнейшего и нераскаянного виллана, вершившего богопротивные деяния на дорогах и лишавшего вдов и сирот последних грошей". Прочитав одно из таких объявлений, Монтагю усмехнулся. Как, однако, нелепо английское правосудие! Промышляя на больших дорогах, Томас Грей разжился разве что парой шиллингов, он же изымал гораздо большие суммы, грабя испанские корабли с соизволения Короны. И вот теперь жалкий воришка оседлает трехногую кобылку, лишеную стремян, в то время как он будет свободно прогуливаться по городу греха, позванивая золотыми гинеями в кармане дамастового камзола. Камзол действительно заслуживал быть упомянутым: сшитый из дамаста бутылочного цвета, он притягивал взгляды прохожих и наполнял сердце его обладателя тщеславной гордостью. Да, он был тщеславен и преисполнен греховной гордыни. Но разве не таким же был сэр Фрэнсис Дрейк, поднявшийся из йоменской грязи к сияющим высотам титула самого знаменитого приватира Англии? О да! Ему было нужно все: слава, деньги и спутник, который будет сиять рядом с ним подобно путеводной звезде: кто-то, подобный Марло или...Марлоу. Увы! Кристофер Марло давно покинул этот свет, а его преемник был так же недоступен, как луна на тусклом лондонском небе. Пока что все его спутники были блеклыми звездочками, загорающимися на час и гаснущими, как только занимался рассвет.
-Сударь, купите анемоны!
Продавщица мартовских первоцветов, такая же невзрачная и бледная, как и букетики в ее корзинке, обратилась к нарядно одетому господину. Анемоны? Символы смерти? О нет! Он предпочитал нарциссы. Но девчонка была такой трогательно жалкой, что он, не глядя, вытащил из кошеля пару монет, бросил их в корзину с поникшими цветами и пошел дальше, сопровождаемый горячими благодарностями.
Экипаж, влекомый понурой клячей, остановился перед ним, когда он собирался пересечь Флит-стрит.
-Сэр, два пенса в любую точку Лондона!
Почему бы и нет? До Тайберна идти было довольно далеко. Монтагю кивнул и распахнул дверцу. Спустя полчаса он присоединился к толпе зевак, за неимением хлеба жаждавших зрелищ. Толпа бесновалась: мастеровые, лавочники и их жены, окруженные цепляющимися за грязные юбки детьми, жадно смотрели на виселицу, ожидая представления. Монтагю вынул очки и нацепил их на переносицу. В очках были простые стекла, но он любил пользоваться этим предметом, который придавал ему вид крючкотвора из Олд Бейли. Приготовления к повешению шли вовсю, примитивные трибуны трещали под тяжестью зрителей, а он озирался, наслаждаясь видом горящих глаз и не слишком беспокоясь об участи осужденного. Взгляд натолкнулся на человека, отличающегося от стоящих рядом с ним простолюдинов подобно алмазу в диадеме из речных булыжников.
- Не может быть, - прошептал Монтагю, поправляя очки. Ричард Марлоу, опальный поэт и автор самого скандального стихотворного сборника столетия, стоял почти что бок о бок рядом с ним и его взгляд был полон неизбывной скуки.
На шею Грея уже накинули петлю, но Монтагю это мало интересовало. Он толкнул толстую мать семейства, отделявшую его от Марлоу, и уронил очки на землю.
- Не пихайтесь, сударь! -прошипела бабенка, отступая назад настолько, насколько позволяли ей соседи и собственные дети.
Воспользовавшись появившимся зазором в толпе, Монтагю навалился на Марлоу и забормотал, ощупывая его лицо и грудь:
-  Простите, сударыня! Простите мою неловкость! Я случайно обронил свои окуляры и теперь вижу настолько же ясно, как старый крот! О! Не сударыня, а сударь...Вдвойне виноват, сэр: mea culpa!
Широко раскрытыми глазами он глядел прямо в лицо Марлоу, но  взгляд его был подобен взгляду слепца: неподвижный, плохо сфокусированный и растерянный.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-18 09:29:22)

0

5

Пьян? Марлоу с недоумением воззрился на внезапно появившегося отлично одетого джентльмена, цеплявшегося за него с отчаянием утопающего, ухватившегося за обломок мачты. Однако ль джентльмена не пахло ни вином, ни более крепкими напитками, что несколько напугало Марлоу. Безумец?
Перехватив руки, ощупывавшие его столь бесцеремонно, за запястья, Ричард постарался одновременно успокоить сего достопочтенного господина и охладить его пыл.
- Ваши очки, сэр, почти у вас под ногами. Я буду вам очень признателен, если вы их поднимете, наденете и более не станете пытаться упасть мне на грудь подобно блудному сыну.
Восторженные вопли дали знать о том, что несчастный уже раскачивается в петле, подобно тяжелому плоду на ветке под сильным ветром. Но это зрелище, по правде сказать, мало занимало Марлоу, а если совсем откровенно, то не занимало вовсе.
- Если вам нехорошо, сэр, стоит нанять экипаж и посетить врача, - Ричарда смущал взгляд незнакомца, но бросать приятного с виду джентльмена в беде было недостойно. - Если желаете, я вам помогу выбраться из толпы.
Выбраться бы самому! Но такие мелочи не пугали Марлоу.

+1

6

Толпа вокруг них волновалась все пуще: зеваки из задних рядов, усердно работая локтями, пытались прорваться к помосту, чтобы отвоевать себе кусок одежды висельника или прикоснуться к его холодеющей руке, а то и оттяпать мизинец на удачу. Мать крикливого выводка подхватила на руки самого младшего и принялась пробивать себе путь, тараня стоявших впереди зрителей своим внушительным бюстом. Монтагю переступил с ноги на ногу, вдавливая очки в утрамбованную тысячами ног землю, расплющивая подошвой их медные дужки и дробя каблуком хрупкое стекло.
- Матерь божья! - забормотал он, опуская голову и подслеповато щурясь. - Где же они, мои помощники?! О нет, нет! Я, кажется, наступил на них и превратил в прах! Сударь, помогите мне выбраться из этой давки и доведите до экипажа - сам я его не найду! Это недалеко - идите прямо, все время прямо, и увидите возок, запряженный пегой кобылкой, и извозчика в порыжелой шляпе и с окладистой бородой!
Противореча отчаянной мольбе о помощи, пальцы беспомощного с виду слепца обхватили запястье доброго самаритянина подобно железному обручу, не давая ему ускользнуть и раствориться в толпе.

+1

7

Марлоу завертел головой, пытаясь отыскать экипаж, пользуясь столь скудными приметами. Придерживая незнакомца за руку, Ричард повел его прочь из толпы, доведенной до экстаза зрелищем смерти. Если джентльмен и впрямь был без очков беспомощнее новорожденного щенка, долг честного человека помочь ему. Если это хитрость воров, желающих срезать кошель простака - ну что ж, это не повод отказывать в помощи ближнему своему.
Разыскать нужного извозчика оказалось не так сложно, как того боялся Марлоу. Плутоватая физиономия каким-то образом сочеталась с общим простецким видом, что вообще не редкость для извозчиков. Шляпа этого малого явно видала лучшие дни, как и пегая лошадь, меланхолично глядевшая куда-то вдаль и изредка вздыхавшая, и лишь длинная борода торчала гордо и вызывающе, без слов говоря о том, как гордится оным украшением владелец.
- Ваш... гм... экипаж, сударь, - Марлоу с сомнением оглядел средство передвижения, лошадь и возницу, перевел взгляд на незнакомца и заколебался. - С вами все в порядке?
Возникло искушение напроситься вторым пассажиром, лишь бы поскорее покинуть толпу - оглянувшись, Марлоу поежился. С некоторых пор он легко представлял себе собственную казнь, и оттого едва мог отвести взгляд от повешенного - глядя на него с болезненным любопытством, Ричард думал о том, чего же заслуживает он сам.

+1

8

Слепец, довольно бодро преодолевший путь от подступов к эшафоту до дверцы экипажа, распахнул оную перед носом своего поводыря:
- О да, сэр! Со мной все в порядке. Я так благодарен вам за помощь, что не могу не отплатить услугой за услугу. Вам ведь тоже надо вернуться в город? Я чувствую насущную необходимость доставить вас по нужному адресу, взяв на себя все расходы.
Не дожидаясь ответа, он обхватил спутника обеими руками, оторвал от земли и почти втолкнул в темное чрево возка.
- Друри-Лейн, любезный! Плачу гинею, если заставишь свою старушку не спотыкаться на каждом повороте! - крикнул он кучеру и запрыгнул вслед за Марлоу в экипаж, захлопнув за собой дверцу. В данном случае торг был явно неуместен: обрадованно присвистнув, извозчик защелкал кнутом и колеса экипажа споро покатились по пыльной дороге в означенном направлении.
- Простите мне этот фарс, мистер Марлоу: у меня было слишком мало времени, чтобы придумать более благовидный повод для знакомста, - как ни в чем ни бывало промолвил он, поудобнее располагаясь рядом со спутником. - Позвольте представиться: Монтагю Мак-Вильямс, давнишний и восторженный почитатель вашего поэтического таланта, а в свободное время  - капитан шхуны и счастливый обладатель королевского патента.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-15 23:05:50)

+1

9

- Просто представиться вам, видимо, не пришло в голову, - пробурчал Марлоу, пытаясь усесться поудобней. Он был возмущен как подлым обманом, так и наглостью незнакомца... впрочем, тот же представился... Проклятье! Выбраться из экипажа на ходу не представлялось возможным, не скандалить же, крича: "Выпустите меня!", подобно похищенной красотке! Тем более что Марлоу слышал адрес и, сказать по совести, его вполне устраивала поездка на Друри-лейн.
- Вы похищаете всех, кем восхищаетесь, или только я удостоился такой чести? - не без ехидства в голосе осведомился Ричард, постаравшись отодвинуться от Мак-Вильямса подальше. Мак-Вильямс... шотландец? Они все разбойники. Впрочем, то же самое говорили и об ирландцах, но какой же из Ворона разбойник? Честнейший юноша. Слишком честный и слишком славный, чтобы связаться с таким, как Марлоу...
Шпага мешалась, и Марлоу передвинул ее, зацепился рукавом за эфес и на сидение выскользнул из рукава сложенный листок с набросанными утром стихами - не теми, что он с удовольствием пускал ходить среди друзей, но теми, что то и дело летели в огонь в камине или прятались так тщательно, как иные не прячут свидетельства своей измены Ее Величеству.

текст на листке

Когда весна, вступив в свои права
Расцветит сад цветами сладких вишен
И станет мягкой и зеленою трава -
Ты не пройдешь, невидим и неслышен
В мой дом, где я один, и нету слуг,
Где в одиночестве горчат любые вина.
Известен всем влюбленным мой недуг:
От сердца и души лишь половина.
Вторая - у тебя, не вздумай возвращать...
Пускай сейчас не нужно, спрячь подальше.
Быть может, я тебя устану ждать -
Через столетий десять, но не раньше.
Иль не устану. Что влюбленным смерть?
Отсрочка встречи в пару дюжин лет,
Чтоб в новой жизни встретить, замереть
И, может, не услышать слова "нет".

+1

10

- Похитил? Нет, я так не считаю: вы не Европа, а я (увы!) пока что не Юпитер, хоть и стремлюсь к сияющим высотам Олимпа, - ответил Мак-Вильямс. Взгляд его был прикован к листку, выпавшему из рукава попутчика. После недолгого колебания он наклонился и поднял то, что счел любовной запиской и, отодвинувшись от её обладателя, принялся неторопливо её разворачивать, продолжая говорить:
- Боюсь, что для Юпитера я чересчур неловок: сначала потерял очки, теперь выронил приказ Адмиралтейства.
Отвернувшись от поэта, он быстро пробежал глазами содержание бумаги и протянул её автору:
- Снова оплошал! Это не каракули графа Страффорда*, а ваш почерк. Разумеется, я могу и ошибаться... Но некоторые обороты несомненно указывают на перо гения.

Свернутый текст

*Томас Вентуорт, граф Страффорд - Первый лорд Адмиралтейства с 1712 по  1714 год

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-16 18:10:04)

+1

11

Щеки Марлоу вспыхнули. Он выхватил листок из нахальных рук этого проходимца и замер, не зная, куда его спрятать. Обратно в рукав? Но что, если он снова выронит листок?
- Это не предназначалось для ваших глаз, - выдохнул Ричард, отворачиваясь и глядя на плывущие мимо дома. - Это...
Пальцы бессознательно сжались, комкая бумагу.
Вспомнился Тринити-колледж. Библиотека. Арочный свод и белые слепые бюсты в Длинном зале. Эхо шагов рассыпается и множится, он ходит тихо, а Ворон... Ворон тоже. Но не так. Марлоу рассказывает о хранящейся в библиотеке Келльской книге, пока не догорает свеча...
И поездка к руинам монастыря Глендалох, маленькое кладбище в одном из двориков, ложащиеся на траву и серый, заросший рыжеватым мхом камень солнечные лучи. Что он говорил тогда? Ричард не мог вспомнить, как ни пытался. Он хорошо помнил, что было дальше, помнил, как загадал так и несбывшееся желание, обняв каменный крест, помнил резкие слова Ворона и возвращение в одиночку, но не то, что рассказывал, когда оборвал себя на полуслове и сделал величайшую глупость в своей жизни.
- Это личное, - договорил Марлоу, беря себя в руки. Он расправил листок, аккуратно сложил и глянул на обманщика. - Из-за меня вы лишились очков.
И положил листок обратно на сидение, как будто потеряв к нему всякий интерес.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-05-16 19:09:00)

+1

12

Мак-Вильямс накрыл листок ладонью.
- Я прекрасно обхожусь без очков. А вы? Чего лишились вы из-за моего вмешательства? Надеюсь, вы не разделяете веры в то, что рука повешенного приносит удачу и исцеляет любые хвори, даже неаполитанский недуг? Я ведь не помешал вам вступить в неравный бой с толпой простолюдинов, стремившихся завладеть этим сомнительным талисманом? Если и так, вы немного потеряли: Том Грей, которого сегодня вздернули, был не слишком удачливым вором: в среднем его улов составлял от трёх до девяти шиллингов, а посему можно смело утверждать, что рука его и при жизни была несчастливой.
Монтагю бросил косой взгляд на собеседника и продолжил:
-Да, я знаю историю этого пройдохи: судья, вынесший приговор, - мой старый знакомый. Если вам интересно, могу рассказать.

+1

13

- Я заметил, что очки вам не слишком нужны, особенно когда вы запихивали меня в экипаж. - Марлоу помолчал, но злость на наглеца куда-то ушла, затаилась на время. - Мальчишкой я верил в приметы и силу талисманов. Однако ни один из них не принес мне счастья. Не сбывались загаданные желания. А что до удачи... что считать удачей, мистер Мак-Вильямс? Мои стихи когда-то привлекли ко мне внимание и из-за них меня обласкали. Позже из-за них же меня сослали. Возможно, однажды за них меня повесят. Или за дуэли. Или за...
Марлоу бросил взгляд на листок, накрытый ладонью собеседника, но никак не прокомментировал этот жест Мак-Вильямса.
- Расскажите, пока мы едем. И не забудьте объяснить причину, по которой вы выбрали местом назначения Друри-лейн.
Он утомленно прикрыл глаза и вытянул ноги, изображая полнейшее равнодушие к происходящему. Ричарда раздражало, что он не понимал, что происходит. Зачем этот Мак-Вильямс силой впихивал его в экипаж? Если у него обширные знакомства, легче было напроситься на обед к Марлоу. Или Мак-Вильямс непременно хотел остаться с ним наедине? Но зачем? Убить? У него уже была не одна возможность. Может, он приставлен наблюдать за Ричардом? Предупредить? Передать очередные пожелания Ее Величества? Не на это ли он намекал, говоря о своем знакомстве с судьей? Можно было сойти с ума, пытаясь угадать причины, побудившие Мак-Вильямса на такой шаг, но Марлоу чувствовал, что ошибается, злился из-за этого, и все равно не мог нащупать истинных причин. Разве что... Ричард исподтишка глянул на попутчика, но тут же отвел взгляд. Нет. Невозможно. Бред. Не мог Ворон попросить кого-то разыскать того, кого сам же с брезгливостью и отвращением отверг.

+1

14

Листок незаметно переместился в рукав дамастового камзола.
- Зауряднейший разбойник, ваша честь! -  сообщил Мак-Вильямс, устремляя взгляд к потолку кареты и подражая речи стряпчего  средней руки, произносящего речь в суде. Возможно, он имел в виду не только Тома Грея, но и себя самого: иногда его непомерное тщеславие уступало место желанию подшутить над самим собой. Но конечно, новый знакомый не мог заподозрить в его словах и намека на личность капитана Мак-Вильямса. -- Паршивая овца в добропорядочном стаде честных  тружеников! Был отдан в ученики к закройщику, но быстро сбился с пути истинного. Думаю, все дело в его учителе: скорее всего, именно наставления этого умельца натолкнули юный незрелый ум на мысль о том, что срезать кошельки гораздо легче нежели их шить! Затем вмешалась любовь к некой Пат Кинг - девице безнравственной и легкомысленной. Ради святой справедливости должен заметить, что на жизненном пути мистера Грея, усеянного острыми камнями и иными препятствиями, встречались относительно ровные участки: получив в наследство восемьдесят или девяносто фунтов, он некоторое время содержал трактир в Оксфорде, а затем - розничную лавку на Монмут - стрит. Но эти светлые промежутки были, увы, недолгими, и в результате лавочник превратился в пугало, подстерегавшее одиноких путников на большой дороге, ведущей в Хэмпстед. Можем ли мы, приняв во внимание как отягчающие обстоятельства, так и отсутствие оных, оправдать подсудимого? Нет, не можем!
Монтагю переменил положение и сделал жест, который делает судья, выносящий обвинительный приговор и призывающий публику к вниманию и молчанию
- Виновен! - громко воскликнул он и посмотрел на слушателя, спрашивая взглядом, согласен ли тот с подобным вердиктом.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-18 09:59:42)

+1

15

Трудно было не согласиться, что упомянутый Грей виновен. Марлоу в какой-то момент даже заслушался, глянул на Мак-Вильямса с восхищением, но быстро опомнился - в том числе и заметив исчезновение листка.
- Вы так и не объяснили, почему избрали местом назначения Друри-лейн.
Восхищение ушло, оставив равнодушие к собственной судьбе. Какая разница, куда ехать и как закончится этот день? Жизнь не имела особой ценности, пусть Марлоу и не собирался собственными руками обрывать её, но три дуэли только с возвращения в Лондон без слов говорили о том, насколько Ричард не ценил жизнь. Только то, что о дуэлях не стало известно, спасло его от высочайшего гнева. Но и тот не пугал Марлоу.
Что-то изменилось в нем за время пребывания в Ирландии. Что-то сломалось, будто старый ржавый замок, и чувства, подобно весеннему дождю, смыли все лишнее, наносное, высокомерие столичного жителя, условности и искусственные рамки.
- И объясните, чего вы желаете от меня, господин Мак-Вильямс. Приятно провести время в пустой беседе?

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-05-19 22:33:12)

0

16

- Почему же пустой? Допускаю, что наша встреча не представляет для вас никакой ценности, однако я благодарен Провидению за то, что оно свело нас лицом к лицу, пусть даже и в таком отвратительном месте, как Тайберн.
Монтагю придвинулся чуть ближе к собеседнику и с присущей ему фамильярностью положил руку на накрахмаленную манжету:
- В Друри-Лейн идет старая комедия Бьюмонта и Флетчера о бессердечной леди, играющей чувствами своих поклонников. Удивительно, как измельчали актеры: когда-то на этих шатких подмостках блистала Нелл Гвин, а сейчас я даже не могу припомнить имен исполнителей. Если вам не слишком интересен театр, предлагаю посетить дом восковых фигур Салмона на Флит-Стрит. Меня привлекает все, что выходит за рамки привычного, а вас?
Вопрос был задан ради проформы: автор скандального сборника "Белая роза, Алая Хризантема" должен был разделять своеобычные вкусы своего попутчика.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-18 17:46:13)

+1

17

Прикосновение обожгло через манжету. Голос отчего-то охрип.
- Я предпочту сперва театр, потом музей. Восковые фигуры не убегут, а вот что до актеров... - Ричард сам удивился произносимому - с чего он вообще соглашается на предложение этого... Мак-Вильямса. Но захотелось смотреть на сцену, переживать за происходящее, смеяться или вытирать украдкой слезу. - Одно условие: Вы добудете бутылку бренди ещё до начала представления.
Ричард посмотрел на руку Мак-Вильямса, не делая попыток сбросить её. Чувствовать кого-то живого было даже приятно...
- Вы собираете диковинки, капитан Мак-Вильямс, и я - один из ваших... экспонатов? - В голосе Марлоу зазвучала горечь. - Что ж, будем сегодня диковинками друг для друга.
Не убирая руки, Ричард начал негромко, глядя перед собой - или, вернее, в никуда.:
Мальчик ищет чудес. Старый дуб и ручей полны сказок.
Укрываются призраки в темной веселой листве.
Полон мир приключений и битв, он волнующе ярок,
Предстает перед взорами юных героев в своей наготе.
Рыцарь ищет побед. Позабыт и ручей, и листва.
Иные забавы теперь веселят его сердце.
О подвигах ратных несётся повсюду молва,
Только в латах увы, отчего-то так трудно согреться.
Кто-то ищет любовь. Не в листве и не в грохоте битв,
Тянет руку - Пойдём! Мы успеем сбежать до рассвета...
У ручья, меж корней, под печальные шорохи ив
Встреча губ побеждает владычество звонкой монеты
Что в итоге? Листва. Ветви дуба и песня ручья.
Снова мальчик придёт, сказки дуба послушать под вечер,
Разыскать меж корней наконечник старинный копья,
И увидеть в тумане влюблённых короткую встречу

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-05-19 22:33:45)

+1

18

Монтагю выслушал экспромт поэта с тем благоговейным видом, который выдавал в нем истинного ценителя.
- Как жаль, что сегодня в Друри –Лейн идет не ваша пьеса!  - заявил он, извлекая на свет часы-луковицу, и откинул крышку, позволив своему попутчику полюбоваться позолоченным корпусом и эмалевым циферблатом с двумя стрелками, сообщавшими, что время близится к полудню. Захлопнув крышку, он спрятал часы в карман своего дамастового камзола и покачал головой:
- Впрочем, в театр нам рано, но мы можем перекусить в заведении Сэдлера в Ислингтоне – это по пути. Бренди там не подают, но мы можем отведать сырного пирога, запивая его элем или сидром. Вы успели позавтракать? Я – нет! Кстати, там по-прежнему предлагают целебную минеральную воду из монастырского источника: говорят, что она излечивает ипохондрию, анемию, водянку, желтуху, цингу и даже родильную горячку – последний недуг нам с вами, к счастью,  не грозит. А кроме того, там выступают  канатоходцы и  акробаты и звучат песни Форсера, который на пару с Майлсом управляет сей музыкальной шкатулкой после кончины прежнего владельца. Не знаю, зачем я вам все это рассказываю: ведь вы, в отличие от меня, постоянно живете в Лондоне и знаете все самые интересные места гораздо лучше, чем я!

+1

19

- Я лишь недавно вернулся в Лондон после долгого отсутствия, о чем вам, вероятно, известно. - Марлоу в раздумьях сцепил пальцы в замок. - Вам правда жаль, что ставят не мою пьесу? Или вы это сказали из вежливости и желая мне польстить? Кажется, я знаю, где ставят мою. Она совсем свежая - я закончил ее всего полгода назад и месяца два спустя отдал старому приятелю, который возжелал поставить ее, причем немедля. Премьера была неделю назад. Но это маленький театр, не чета Друри-лейн или театру Королевы. - Ричард засмеялся. - Пьеса о том, как повелитель ворон Кромахи украл королевского сына, забрал его память и красоту и превратил в бродячего поэта, наложив проклятье, снять которое мог только Джон-лудильщик... Впрочем, вряд ли вам это интересно.
Замолчав, Марлоу вздохнул и прислушался к себе.
- Я не откажусь от завтрака. Должны же вы как-то извиниться за грубость, с какой вы втолкнули меня в экипаж. И не желаете ли вернуть стихи? Они адресованы совсем не вам, пусть в них звучит надежда, которой у меня, к сожалению, нет.

+1

20

- Не желаю, - ответил Монтагю и смерил поэта тем дерзким и насмешливым взглядом, которым  мальчишка-оборванец смотрит на старую деву, из сада которой только что стянул пару наливных яблок. "А ну-ка попробуй отними!" - казалось, предлагал его взгляд, устремленный на Марлоу.
- Уверен, что в самом скором времени вы напишете еще немало подобных стихов, - невозмутимо завершил он короткую и безмолвную  дуэль и добавил, - А хотите, отправимся в одну из таверн, которые почтил своим присутствием ваш собрат по перу Бен Джонсон? Не удивляйтесь, что я так быстро и часто меняю решения: привычка учитывать смену ветра и течений, знаете ли. Обычно у капитана нет времени на долгие раздумья, и эта морская выучка, увы, проявляется и на суше. Итак: едем ли мы любоваться на бюст Аполлона и на святого Дункана, тянущего дьявола за нос? В таверне Дьявола бренди льется рекой, хотя самый лучший контрабандный напиток вы сможете найти только в одном месте...
Монтагю откинулся на спинку сиденья, сложил руки на груди и негромко засвистел, предоставляя спутнику решить, спрашивать ли о том, где находится это самое место.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-21 09:14:11)

+1

21

Паршивец, - подумал Марлоу с необъяснимой нежностью. Дерзость Мак-Вильямса и сердила, и забавляла, но более всего - интриговала и... подначивала. Впервые за долгое время Ричард ощутил некое подобие азарта, и уже хотя бы за это был благодарен неожиданному знакомому. Впрочем, благодарность отнюдь не означала, что он сдастся без борьбы.
Воспользовавшись тем, что Мак-Вильямс расслабился - или выглядел расслабленным, - Марлоу отстегнул шпагу и бросил на сидение напротив.
- И где же это волшебное место? - Ричард решил поддаться на провокацию, однако, уже задавая вопрос, рывком придвинулся к собеседнику, ухватил за руку и попытался вытряхнуть из рукава добычу приватира.

+1

22

Свободная правая рука Монтагю скользнула под камзол и мгновенно вынырнула обратно. Шею поэта защекотало острое жало, а сам он оказался притиснутым в  угол экипажа между сиденьем и дверцей, в то время как его попутчик приблизил свои губы к его уху и зашептал:
- Как неосмотрительно вы расстаетесь с оружием, милорд: а что, если я – один из тех безумцев, которые преследуют объект своего поклонения с настойчивостью  охотника за скальпами?
Сказав это, он тут же отпустил Марлоу и убрал от его шеи руку, сжимавшую не защищенную гардой рукоять стилета, чье узкое  жало было изготовлено не из стали, а из стекла, и не имело режущих кромок.
- У меня нет привычки расставаться с захваченной добычей, но в силу особых обстоятельств предлагаю вам честный обмен. Плоды вашего пера останутся у меня, вы же получите в качестве ответного дара  вот этого изящного убийцу родом из Мурано
Монтагю осторожно положил рядом со шпагой Марлоу свое необычное оружие и принялся неторопливо расстегивать нижние пуговицы камзола.

Свернутый текст

Не пугайтесь, милорд: это не то, о чем вы подумали Монтагю всего лишь собирается отстегнуть ножны, чтобы присовокупить их к подарку.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-23 10:33:53)

+1

23

Оказаться в столь... беспомощном положении было непривычно и, наверное, исключительно по этой причине, а не потому что ощущал жало кожей, Марлоу замер, не пытаясь высвободиться. Дыхание Мак-Вильямса щекотало ухо и Марлоу испытал некоторое сожаление, когда тот отодвинулся. Это было похоже на шутливую драку двух друзей, и Ричард сам удивился тому, как соскучился, оказывается, по такому. Впрочем, времени долго раздумывать об этом у него не было. Глаза Марлоу изумленно расширились, когда Мак-Вильямс взялся за пуговицы камзола, да ещё и нижние.
- Вы сочли, что обмен неравноценен и за ваш стилет мне следует... доплатить? - поинтересовался Ричард, изрядно развеселившись. - Уверяю вас, в экипаже сие неудобно. Правда, мне не приходилось оказывать кому-либо услуги такого рода, но слышал от приятеля печальнейшую историю о том, как некая гулящая девка, с комфортом расположившаяся на полу экипажа - тот мой приятель держал для таких случаев в карете мягкую шкуру - увлечённо занималась наведением блеска на королевский скипетр, когда колесо наскочило на камень, экипаж тряхануло, и девушка от неожиданности сжала зубки. По счастью, не очень сильно, но с украшением в виде следа зубов мой приятель ходил ещё долго. Вы же не желаете себе такой участи?
Устроившись поудобнее, Ричард закинул ногу на ногу и весело улыбнулся своему похитителю. Черт с ними, со стихами. Он напишет ещё - и, может, посвятит их нахальному приватиру...

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-05-23 23:09:12)

+1

24

Монтагю нимало не смутился, выслушав скабрезную историю, поведанную ему попутчиком. Отстегнув ножны и положив их рядом со стилетом, он привольно раскинулся на сиденье и заметил:
- О доплате речь не идёт, милорд: ваши стихи настолько бесценны, что даже содержимое таможенных складов Бэнксайда не сможет в полной мере возместить ваш талант. Но ради справедливости должен сказать: то, что я предложил вам в качестве возмещения - лишь песчинка в океане диковин, которые предстанут вашему взору, если вы согласитесь перейти на другую сторону Лондонского моста. О бренди я уже упомянул. Но что такое бренди! Всего лишь крепкое пойло, коим Иуды французского розлива заполняют свои животы. Столичная таможня дает добро на более изысканные предметы: наилучший виргинский табак, вплетенный в лианы хмеля; гусиные тушки, нафаршированные бутылками с темным ямайским ромом; запасные носы для сифилитиков, изготовленные из слоновьих бивней; вставные челюсти для престарелых паралитиков, сделанные из зубов бегемота; а также куча шарлатанских снадобий, которые лечат любые хвори, и тюки с тканями, из которых лучшие лондонские портные шьют скандальные наряды для дам полусвета.
Монтагю окинул взглядом одеяние спутника:
- Услугами какого портного пользуетесь вы, милорд?

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-23 21:53:04)

+1

25

Упоминание нарядов дам полусвета и последовавший вопрос про портного отчего-то - и с чего бы? - крепко сплелись для Марлоу в одно, и если его кулак не совершил путешествие к наглой - но красивой, чего греха таить - физиономии Мак-Вильямса, то лишь потому что Ричард усилием воли удержался от простонародного битья морд, не желая превращать поездку в грубую драку. В которой, как он подозревал, победителем вышел бы совсем не он.
- Имя портного и имя повара следует держать в тайне, - Марлоу поправил завернувшиеся манжеты. - Мой портной, может, и не лучший в своем деле, но зато я уверен, что не встречу даму полусвета в одеянии его работы, а то и вовсе в платье из того же дамаста, что мой камзол.
Наклонившись вперед, Ричард взял в руки стилет и полюбовался оригинальной игрушкой, прежде чем вложить ее в ножны и бережно устроить снова на сидении рядом со шпагой.
- Вот ирония судьбы: я люблю бордовый цвет, но мой портной отказывается шить мне одежду этого цвета, уверяя, что бордовый мне не к лицу, и что он не станет портить себе репутацию. Но, как видите, я тоже упрям... - Одетый именно в бордовое, Марлоу развел руками и сменил тему. - Я не откажусь перейти на другую сторону Лондонского моста, если там вы угостите меня завтраком. Наша беседа... - Ричард бросил выразительный взгляд на рукав Мак-Вильямса - ...пробудила во мне аппетит.
И едва он сказал это, как экипаж остановился.
- Приехали, господа, - проорал возница.

+1

26

- Бордовый цвет вам к лицу, - заметил Монтагю и распахнул дверцу экипажа. - Впрочем, догадываюсь, что с таким же успехом вы можете носить небесно-голубой, канареечно-жёлтый и даже оттенок опавшей листвы. У вас выразительное лицо, - такое не потеряется даже на блёклом фоне Собора Святого Павла.
С этими словами он выскочил из возка и протянул руку попутчику - так, как если бы предлагал помощь даме.
- Не побрезгуйте опереться на мою руку, милорд: я не хочу, чтобы вы оступились и упали лицом прямо в лондонскую грязь. И не забудьте шпагу и стилет: на другом берегу Темзы они вам могут очень пригодиться.

+1

27

- Одеться в алые шелка... - пробормотал Марлоу, возвращая шпагу на законное место на своём бедре и беря стилет в руки. - Эта игрушку прицепить не так просто... - повозившись, он приладил стилет, спрятав его под полой камзола. И заколебался, давя в зародыше волну гнева. Предложить ему руку? Ему? Да за кого это Мак-Ви...
Вот именно. За кого. За рассказчика скабрезной истории, невольно - но откуда об этом знать Мак-Вильямсу? - сравнившего себя с той девицей. За автора совсем недвусмысленных стихов, обращённых к мужчинам столь же часто, сколь и к женщинам. За того, кто без возражений принял подарок, и кто не слишком торопился покинуть экипаж, возмутившись "похищением".
Скулы приняли цвет камзола, но Марлоу поспешил успокоиться, подумать о чем-тт другом, и взять себя в руки.
Внешне невозмутимо оперевшись о руку Мак-Вильямса - и навалившись на неё всем весом - Марлоу выбрался из экипажа и ступил на грешную лондонскую землю.
- Бренди и завтрак, - напомнил он, не озаботившись тем, чтобы захлопнуть за собой дверцу. Мак-Вильямс хочет поухаживать за ним, подобно слуге? Пусть примерит лакейскую ливрею цветов графа Рамси.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-05-24 13:19:44)

+1

28

Свободной рукой, не отягощенной весом попутчика, Монтагю захлопнул дверцу возка и громко присвистнул, привлекая внимание извозчика, после чего швырнул ему обещанную гинею, которую тот поймал с ловкостью, отрепетированной частыми повторами. Хлестнув кнутом свою унылую клячу, он покатил дальше в поисках новых пассажиров.
Монтагю повел, или, вернее, потащил свою ношу дальше, умело лавируя меж куч конского навоза.
- Мы совместим приятное с полезным, - сообщил он поэту, - В Друри-Лейн недавно зажглась новая звездочка под именем как бишь ее... Да! Вспомнил! Мнемозины. Эта прекрасная леди играет главную роль в пьесе Бьюмонта и Флетчера и не далее как вчера благодарные зрители  вынесли ее на руках через задний ход. Насколько мне известно, чаровница приходит в театр после полудня, чтобы подготовиться к представлению. Мы поприветствуем ее в грим-уборной, а потом я прикажу мальчишке на посылках доставить нам троим наилучший завтрак из соседнего трактира.

+1

29

- Прекратите тащить меня за собой, - Марлоу попытался выдернуть руку, жалея, что так неосмотрительно позволил Мак-Вильямсу его ухватить. - Я вам не козел и не баран, чтобы меня тянуть! Не вынуждайте меня использовать ваш подарок на вашей же шее!
Резким движением все же высвободившись, Ричард остановился, зло глянув на спутника.
- Мы на виду, господин Мак-Вильямс. Я понимаю, что недостаток воспитания не позволяет вам осознать, что вы позорите меня, так что я вынужден сказать вам это сам. Бесспорно, вы привыкли прилюдно шлепать по заду приглянувшихся вам... красоток и тут же тащить их в укромный уголок, где и зажимать, но я не красотка. Поищите себе кого-нибудь иного, если так свербит и хочется показать себя наглым похитителем. Говорят, в порту много развязных особ обоего пола, как раз под стать вам. А меня оставьте в покое!
Развернувшись и случайно - но весьма чувствительно - приложив Мак-Вильямса по ногам ножнами шпаги, Марлоу зашагал прочь, уговаривая себя, что этот наглец не стоит не то что вызова, но даже того, чтобы отобрать у ближайшего возчика кнут и хлестнуть поперёк наглой красивой физиономии.

+1

30

Монтагю некоторое время постоял, не обращая внимания на попрошаек, которые накинулись на него с кровожадной целеустремленностью москитов, знакомство с которыми он свел в Вест-Индии. На его подвижном лице успела смениться целая гамма противоречивых чувств, прежде чем он принял окончательное решение и пошел за беглецом, но не пытаясь догнать его, а лишь примеряясь к его шагам и следя за тем, куда тот держит путь.
-Сударь! - накрахмаленную до хруста манжету ухватила грязная ручонка. - Хотите, я срежу кошель у вашего amigo? А вы потом меня словите и вернете ему деньги? Всего шиллинг за услугу, сударь!
Монтагю посмотрел на сердобольного помощника: чумазый мальчишка взирал на него таким ангельски невинным взглядом, что он поневоле рассмеялся.
- Благодарствую, amigo, но нет: в делах сердечных посредники мне не  нужны. Но если хочешь стать моряком, иди в порт и отыщи боцмана по имени Зак со шхуны "Альбатрос". Скажи, что тебя прислал капитан Мак-Вильямс и что он приказал взять тебя на довольствие юнгой.
Выдав мальчонке медяк, он поспешил дальше.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-05-24 19:46:22)

+1


Вы здесь » Нассау » Старый Свет » Лондонские львы