Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Побег


Побег

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Действующие лица: Морис Брэдфорд,  НПС.
Время: 26 -27 июля 1714 года, четверг-пятница.
Место: Ямайка, плантация и имение "Эдем", принадлежащие некоему Эвану МакБрайту.
Спройлер: белый раб и его товарищ по неволе замыслили побег. Удастся ли осуществить его?

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-04-19 17:40:37)

0

2

Поместье "Эдем" принадлежало  Эвану МакБрайту - рослому ширококостному шотландцу возрастом хорошо под пятьдесят, обладателю вечно унылой лошадиной физиономии, отменного здоровья и редкой скаредности. Соседи, знакомые с этой отличительной чертой характера Эвана, только диву давались, глядя на то, с каким размахом был обустроен хозяйский дом и прилежащая к нему территория. Злые языки поговаривали, что вложившись в создание этого райского уголка, он рассчитывал таким образом привлечь внимание к тому, кто должен был унаследовать "Эдем" после его кончины. К рыжеволосой мисс Донне, единственной дочери МакБрайта. К сожалению, слишком похожей на папашу, как внешне - лицом и фигурой, так и характером, что совсем не вдохновляло соседских кавалеров на предложение ей руки сердца. Даже при наличии собственного "рая" при жизни в перспективе.
Именно скупости Эвана принадлежавшие ему невольники были обязаны тем, что на ночь их оставляли в хижинах не скованными. Так было не всегда - до тех пор, пока  у соседей во время грозы из-за удара молнии не случился пожар в невольничьей деревеньке, в котором погибли почти все рабы, закованные и запертые на ночь в хижинах. После этого  случая МакБрайт, по здравому размышлению, решил, что дешевле будет немного укрепить сами хижины и запоры на их дверях, а также  выпускать на ночь сторожевых псов, чем паче чаяния  восстанавливать поголовье рабов, впадая в непредвиденные траты, как пришлось сделать пострадавшим от пожара соседям.

Под утро 26 июля в одной из хижин к дыханию спавших, к невнятному сонному бормотанию, кряхтению и стонам  примешался едва слышный шепот.
- Молли сказала, что хозяин с мисс Донной точно уедут сегодня после завтрака.  И вернутся только послезавтра.
Морис Брэдфорд и его приятель негр Джим шептались, сблизив головы. Обсуждали последние детали побега,  спланированного уже довольно давно, но оказавшегося возможным только сегодня.
Они стали приятелями еще в трюме судна, доставившего  их на Ямайку. По счастливой случайности оказались собственностью одного хозяина, устроились в хижине рядом. Вместе приняли решение бежать и начали тайком готовиться к побегу. Молли, одна из горничных мисс Донны, "положившая глаз" на веселого крепыша Джима, охотно болтала с ним обо всем на свете в те редкие вечерние минуты, когда ей под благовидным предлогом удавалось ускользнуть от хозяйки в поселение рабов. Она ничего не знала о планах покорившего ее сердце мужчины, а потому говорила о господских делах без всякой задней мысли. И это было на руку Морису и Джиму.
План побега был предельно прост. Перед тем, как хижины запрут, беглецы собирались укрыться в сломанной карете, уже несколько месяцев стоявшей в каретном сарае в ожидании ремонта. Сарай находился на отшибе, почти сразу за ним начинались заросли какого-то колючего кустарника.
Прежде чем запереть рабов, их пересчитывали. Но в те дни, когда хозяева уезжали на пару-тройку дней, к вечеру надсмотрщики обычно уже едва держались на ногах, от души приложившись к рому. Соответственно, процессом пересчета  либо пренебрегали, либо сводили его к минимуму - к беглому осмотру лежавших вповалку на полу обитателей лачуги. Закрыв двери, они неторопливо отправлялись к вольеру, в котором  в томительном ожидании ночной свободы поскуливали собаки. За это время надо было изловчиться незаметно выбежать из сарая и преодолеть живую колючую изгородь. А потом бежать до ручья и уже по нему, по воде, чтобы псы не смогли взять след. Что их ждало дальше, Морис и Джим представляли себе весьма приблизительно. Но они точно знали, куда именно им необходимо попасть в конце пути. В поселение маронов.
- Вчера Молли обещала, что принесет мне сигару, - продолжал шептать Джим. - Так что я встречусь с ней перед тем, как...
- Может, не надо? - так же едва слышно перебил его Морис. - У нас же есть немного табака. Его вполне хватит, чтобы рассыпать по земле и не дать собакам сразу взять наш след.
- Надо, - твердо подвел черту Джим. - Я не могу не увидеть Молли напоследок.
Тяжело вздохнув, Морис отвернулся от приятеля и закрыл глаза. До рассвета еще оставалось немного времени - значит, можно было  подремать. Беглецам предстояла бессонная ночь.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-05-17 13:16:47)

+2

3

Молли знать не знала, ведать не ведала о планах Джима, а если б знала - уж постаралась бы отговорить его. Она-то видела, что бывает с теми, кто пытался сбежать! На Ямайке не затеряешься с концами. Для белых-то, конечно, все негры на одно лицо, да только беглому спрятаться - вот задачка из тех, что зовутся нерешаемыми. Денег нет, одежонка худая, да и повадки...
Но Молли и в голову не приходило, что Джим решится на такое дело. Зачем? И так неплохо живется, вон даже сигару порой раздобыть удается. А когда хозяева уедут, так и вообще...
Потому вечером, едва закончив дела, чернокожая красотка прошлась вдоль поселения рабов со сладким чувством предвкушения веселой болтовни, а может, и чего другого, и ветерок теребил подол ее цветастого платья. Джима она приметила сразу, но начинать разговор первой - нет уж, увольте! Пусть сам подойдет, весельчак Джимми. Молли девушка приличная, не какая-то там посудомойка, а горничная госпожи Донны!
И госпожа Донна на редкость привередничала сегодня утром, собираясь ехать с отцом: то ей платье было не так, то волосы как-то торчали, то лицу не хватало свежести, а потом эта жара, ужасная жара! И отец решил ехать по самому солнцепеку! Но без завтрака уезжать было негоже, а при выборе между "ехать до завтрака" и "ехать после завтрака" сама мисс Донна без колебаний выбрала второе. Погрузившись, наконец, в запряженную двумя гнедыми повозку, хозяин Брэдфорд и его дочурка покинули "Эдем", на радость слугам и рабам. Надсмотрщики предвкушали, как вечерком, едва спадет жара, вытащат - кто из сундука, кто из старого сапога, а кто из хозяйского погреба (так повезло тем немногим, кто завел шашни с прислугой в доме) - по заветной бутылочке-другой...
К вечеру так и случилось. Солнце уже клонилось к закату, черный Соломон, старший из четырех конюхов, сладко дрых на соломенной лежанке в своем углу, и трое оставшихся, такие же угольно-черные мальчишки, втихую допили пойло из его кружки и теперь, забившись в дальний угол, подальше от соломы и сена, раскуривали глиняную трубку. Надсмотрщики зевали, щелкали блох, почесывали животы под пропыленными и пропитанными потом рубахами, но кнуты уже были отложены. Чернокожий скот покорен, пока боится, а в том, что рабами правил страх перед кнутом и сапогом белого, надсмотрщики были уверены. Давно не случалось побегов и мятежей, спокойная жизнь текла лениво и неспешно, и развращала почище голой девки с бутылкой рома в руках.

+2

4

- Не задерживайся, - напутствовал Морис приятеля. - Помни, времени у нас будет совсем немного.
Слышал его Джим или нет, было непонятно. Неподалеку от невольничьих лачуг прогуливалась Молли, поджидая своего дружка. А тот сворачивал шею, пытаясь удерживать красотку в поле зрения, и чуть ли не пританцовывал на месте от нетерпения, выслушивая последние наставления компаньона.
- Не задержусь, -  покладисто отозвался Джим.
Кивнул, сверкнул ободряющей улыбкой - и припустил в сторону будто бы невзначай остановившийся  под пальмой девушки.
Морис присел у стены хижины, закрыл глаза, и в очередной раз попытался представить все детали предстоящего побега. Со стороны он казался дремлющим.

По мере приближения к Молли, Джим постепенно замедлял шаг и усиленно делал вид, будто он не направлялся специально к поджидавшей его девушке, а шел куда-то по своим делам, случайно заметил знакомую, и решил подойди поздороваться с ней.
Волосы девушки покрывал тюрбан, необычно яркий - такого Джим еще на ней не видел.
- Кот из дома - мыши в пляс? - спросил он вместо приветствия, широко улыбаясь и подмигивая подружке.
- Ты такая нарядная...
Несмотря на расточаемые улыбки, на душе у Джима кошки скребли. Мысль о том, что эта встреча с Молли наверняка последняя, донимала его с самого утра. Напускная веселость давалась с трудом, и парень всерьез опасался, что подружка, не раз упоминавшая о своей бабке - колдунье-обеа, каким-то колдовским манером прознает (или почувствует сердцем влюбленной женщины) его тоску из-за предстоящей разлуки.
Джим приобнял девушку за талию, заглянул ей в глаза.
- А где моя сигара? Ты прости, я не смогу провести с тобой весь вечер... и вообще...
Он смешался, махнул рукой и невольно сник.
- Давай пройдемся немного.
В последний раз.
Не убирая руки с талии Молли, Джим повел девушку за хижины, под тень живой изгороди.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-04-27 02:17:39)

+2

5

Молли засмеялась, блестя белоснежными зубками, и разгладила руками складки юбки у пояска.
- Кто тут мышка, кто тут кошка, - игриво отозвалась она, делая вид, что смущена. Только Молли была не такая, чтобы смущаться. В шутку шлепнув Джима по руке, она охотно позволила увести себя к изгороди, и только там вложила в ладонь Джима сигару.
- Только из-за сигар со мной встречаешься, - девушка со всей тщательностью изобразила обиду. - А у самого, небось, какая-нибудь Бетти или Мэри здесь есть!
Нравилось горничной мисс Донны, когда ее уговаривали. А кто ж еще будет уговаривать рабыню, пусть и горничную госпожи, как не ее верный Джим? Вот только что-то Джим был грустен. Улыбался-то он улыбался, но губами, а в глазах тоска.
- Джим, лучше сам расскажи, я ведь все узнаю.
Опустив взгляд, крутя блестящие браслеты на запястьях, Молли ждала, ответа, затаив дыхание.
А вокруг них плантация жила своей жизнью, наслаждаясь окончанием жаркого дня и кратким вечерним отдыхом перед тем, как погасят все огни и до утра жизнь замрет. Не полностью, конечно, но в загоне рабов будет царить Его Величество Сон, хотя в закутке надсмотрщиков будет куда веселее: там будет выпивка, и парочка рабынь, которым не повезло провиниться сегодня, и табак. Что белым псам до рабов? Скот покорен...

+2

6

- И как только такое тебе в голову пришло, - притворно обиженно вздохнул Джим, убирая сигару за пазуху.
- Какая Бетти, какая еще Мэри? Или это ты так намекаешь на то, что тебе приглянулся кто-то из парней в господском доме? Может, сам Джозеф?
Упоминание Джозефа неизменно вызывало у Молли улыбку. Одноглазый крепкий старик был старшим над прислуживавшими МакБрайту и его дочери рабами. У него была забавная семенящая походка, а волосы на голове седели неравномерно, из-за чего его курчавая шевелюра напоминала шахматную доску. К Молли он относился по-отечески тепло.
- Может, мне уже начинать ревновать тебя к нему? - продолжал болтать Джим между поцелуями.
Девушка жмурилась, как довольная кошечка, и льнула к своему кавалеру.
А тот, став серьезным, сбивчиво и горячо шептал ей в самое ухо:
- Я обязательно докажу тебе, что люблю только тебя одну. Что никакая другая  мне не ни даром, ни за какие деньги нужна. Ты же  слышала про королеву Нэнни? Про капитана Коджо? Я сделаю так, что они придут сюда. Сама все увидишь. Ты станешь свободной, и мы с тобой всегда будем вместе. И наши дети тоже будут свободными людьми.  Я тебе это обещаю. 
Искоса поглядывая на медленно  тускнеющие краски заката, Джим потихоньку начинал нервничать. Его ждал Морис, медлить больше не следовало, иначе весь их тщательно продуманный план пошел бы прахом.
- Будем прощаться, - обреченно пробормотал несчастный влюбленный, представив себе нетерпение, с каким наверняка точно также смотрел сейчас на небо его компаньон.
Еще несколько поцелуев - и Джим усилием воли заставил себя оторваться от губ Молли.
Скрепя сердце, он выпустил ее из объятий, и не оглядываясь направился к хижине, где по-прежнему,  сидя у стены, его ждал Морис. Только оказавшись рядом с другом, Джим посмотрел туда, где оставил девушку. Яркий  тюрбан, напоминавший какой-то  невиданный цветок, больше не виднелся за живой изгородью.
Бросив мимолетный взгляд на Джима, Брэдфорд встал с земли. Заглянул в грустное лицо приятеля, сочувствуя, легонько похлопал его по плечу.
- Пора, - шепнул он одними губами.
Огляделся по сторонам - и направился в сторону каретного сарая, сначала неторопливо, но постепенно все ускоряя шаг. Джим еще раз оглянулся на живую изгородь, и поспешил вслед за Морисом.

В каретном сарае все было покрыто толстым слоем пыли.
- Постарайся не прикасаться ни к чему, - шепотом попросил Брэдфорд печального напарника.
И незаметно для него скрестил пальцы на удачу.
Надо занять Джима хоть каким-то делом. А то он так и будет все время думать о разлуке с Молли, раскиснет вконец и не сможет собраться в нужный момент.
- Давай пока раскрошим сигару, что тебе принесла Молли. Потом нам будет не до этого.
За стенами сарая стремительно темнело.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-05-05 00:25:29)

+1

7

Сказанное Джимом запало в душу чернокожей красавице, но совсем не так, как желал бы того ее возлюбленный. Свободными людьми? А где они будут жить, что станут есть и во что одеваться? Разве плохо им живется у МакБрайтов? А если мисс Донна еще и замуж за Джима разрешит выйти, и ребеночек у них родится, а то и пять, лучше им будет под крышей дома, пусть и рабами, чем невесть где и как! Надо было как-то остановить Джима, но как?
Красавица заспешила в дом. Джозеф! Конечно же, старый Джозеф поможет, придумает, как лучше все устроить.
Рассказ ее был сбивчив, но старик Джозеф все понял с полуслова. Молодой дурак решил сбежать, не иначе. Вытянув из Молли все, что та знала, и оставив дуреху в доме, Джозеф захромал было к надсмотрщикам, да по дороге засомневался. А если Молли все не так поняла или оговорила дружка, обидевшись на него за что-то? Что с дуры возьмешь... А вот надсмотрщики взгреют старого Джозефа, они не станут разбираться.
Идти или не идти? Говорить или не говорить? Сказать - и сразу зажгут факелы, поднимут собак, пересчитают рабов и если кого не досчитаются - быть большой охоте!
Джозеф вытер вспотевший лоб и подумал. Страшно было. Подкинуть, что ли, старый амулет на удачу, раскрошить сигару папе Легбе, спросить совета у лоа?
Долго советовался с лоа старый Джозеф, немало табака и доброго рома истратил, хозяйских, правда, но разве в том дело? Когда закончил, появлялись уже на небе первые звезды. Идти, решил Джозеф. Еще сболтнет Молли, что знала, и что Джозефу сказала, так решит хозяин, что Джозеф покрывает беглецов - не сносить головы!

+1

8

За все то относительно недолгое время, что Морис находился на плантации, никто из рабов не пытался бежать с нее.  Однако он знал, что подобные попытки были, и даже неоднократно. Вот только заканчивались они в основном печально.  Беглых ловили, и хорошо, если  люди настигали их раньше собак. Пару раз  Морис слышал, как  соседи по хижине вспоминали одного из беглецов, ставшего жертвой укуса змеи, и другого, утонувшего в речке, в которую впадал ручей, протекавший относительно недалеко от поселения. Оптимизма услышанное не добавило, но и не убавило желания  бежать из этого проклятого места, с издевкой, наверное, названного Эдемом.   
До слуха таившихся в каретном сарае приятелей донесся нетрезвый гогот. Это надсмотрщики шли запирать хижины.
- Будь наготове.
Брэдфорд легонько толкнул в бок приятеля. С этого момента отсчет времени пошел уже даже не на минуты - на секунды. А они  внезапно будто превратились в густые тягучие капли патоки, медленно стекавшие с ложки и тяжело падавшие на землю.
Раз, два, три...
- Айзек проиграл в карты - ему и выпускать собак, - ехидно предложил один из надсмотрщиков.
- Точно! Айзек, давай поживее, догонишь нас.
Голоса удалялись от сарая.
- Сейчас, - шепнул Морис, ощущая, как сердце с силой стукнулось о ребра, замерло, и неожиданно заколотилось чаще обычного.
Две черные тени промелькнули в темноте, словно молнии, и исчезли в колючих зарослях, живой изгородью огораживавших хижины.  Коротко испуганно пискнула какая-то потревоженная пичуга - и смолкла, будто внезапно сообразила, что ее крик может навредить беглецам.
Морис и Джим неслись во весь опор.  Они точно знали, где им можно будет остановиться перевести дыхание: в лощине между двумя холмами, поросшими карликовыми пальмами. Именно там, среди зарослей осоки и все тех же пальм,  тек ручей, по которому  они планировали уйти как можно дальше от плантации.  Впрочем, времени на этот отдых у них было совсем мало. Джим уверял, что ночью  в ручей выползают на охоту крокодилы, и убедил Мориса, что им надо будет переждать самое темное время, взобравшись на  дерево повыше. Но до этих более высоких деревьев еще надо было добраться...

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-05-17 13:11:40)

+2

9

Джозеф добрел до надсмотрщиков, когда собаки уже были на воле - и немало времени и труда пришлось приложить старику-негру, чтобы убедить надсмотрщиков, что это не шутки и он не лжет. Кому ж охота сперва загонять собак, потом считать рабов, особенно когда тебя ждут карты и выпивка?
Но Джозеф не зря стал старшим над прислуживавшими в доме рабами. Умел одноглазый старик заставить себя слушать и черных, и белых. Ругаясь сквозь зубы, обещая отдать черномазого собакам, ежели врет, и еще с десяток кар, но надсмотрщики принялись загонять собак. Те слушались неохотно - кому ж захочется с воли вновь на цепь, не пробегав и получаса? Сонные невольники жались друг к другу, отчего сосчитать их курчавые головы было сложнее для и без того не слишком сильных в арифметике надсмотрщиков, успевших уже глотнуть живительного снадобья и бросить его.
Сперва оказалось на четыре головы больше нужного, потом на две больше, и лишь на третий раз, когда за дело взялись Джозеф и Томми Джонсон, число сошлось - вернее, не сошлось, потому что двоих не хватало.
Ах, охота! Азарт, жажда крови кружит голову, течет огнем по венам, какая разница, кого загонять - зайца, оленя или двуногий скот? С двуногими даже забавнее, добыча умнее, стало быть, охота становится сложнее и интереснее.
Награда за поимку беглых давным-давно известна в Эдеме, но больше награды надсмотрщиков гонит вперед злость за сорванный спокойный вечер - и накопившаяся, оказывается, скука. Глупость двух беглецов подарит им развлечение, которого так давно не было.
Цепь охотников с факелами, с собаками - пока еще на поводках, но рвущихся вперед - двинулась обыскивать сперва территорию Эдема, чтобы не отсиделись беглецы в каком-нибудь сарае.

+1

10

Время подгоняло. Беглецы прекрасно понимали, что  их исчезновение обязательно обнаружат, и отправят за ними погоню.  Все зависело только от того, когда это могло произойти.
Задыхаясь от быстрого бега, Брэдфорд из последних сил несся по руслу ручья. Впрочем, это ему только казалось, будто он летит во весь дух.  На самом деле, по мере того, как убывали силы, он незаметно для себя замедлял бег. Бежавший немного впереди Джим тоже устал, и заметно сбавил скорость. У Мориса уже давно пекло в груди, видневшиеся в темноте стволы подступавших к воде деревьев бесформенными пятнами расплывались перед глазами. В довершение всего неожиданно закололо в боку, и он вынужденно остановился. Джим  все еще продолжал двигаться вперед, но не услышав за спиной плеска воды под ногами напарника, обернулся к нему на бегу.
- Эй...
При этом парень то ли оступился, то ли споткнулся о какой-то камень, и неуклюже шлепнулся в воду.
Ручей в этом месте уже был довольно-таки широким, но глубины в нем было чуть выше щиколотки. Утонуть здесь, конечно же, было невозможно, но Морис все же бросился на помощь приятелю. Плавать Джим не умел и воду недолюбливал. Пока Брэдфорд добирался до напарника, тот уже сам встал на ноги.
- Табак намок... - сокрушенно проговорил он.
- Ничего, у меня же вторая половина запаса, - утешил его Морис.
И она, наверное, тоже прилично подмокла. Одежда вся влажная от пота, от ночной сырости и от попадавших не нее брызг воды. Вряд ли мешочек с табаком остался при этом сухим. Похоже, присыпать наши следы будет нечем.
Однако вслух  он ничего не сказал. Негромко заговорил Джим, и тон его был виноватым:
- Я ведь почти признался Молли, что убегу. Ну, то есть, я  ей сказал, что мы не скоро увидимся. И что я смогу ее освободить. Она ведь не дура, наверняка сообразила, что все это значит.
В голосе приятеля слышалась такая тоска, что Морису ничего не оставалось, как попытаться успокоить его:
-  Молли хорошая девушка, умная, она тебя не выдаст. Идем быстрее вперед, немного отдохнем на ходу - потом опять побежим. Ты же сам говорил, что нам надо добраться до высоких деревьев и забраться там повыше. А до них еще далеко. Нам надо добраться до конца этой лощины, выйти на берег и дойти до того места, где ручей впадает в речку.  Там начинаются холмы, там высокие деревья, там мы переждем ночь, а наутро...
Брэдфорд уговаривал приятеля, а сердце его сжималось от дурных предчувствий.
Молли не промолчит. Наболтает подружкам, те, в свою очередь, тоже сболтнут кому-нибудь. Может, случайно, а может, специально. Наплетут, что Молли  помогла бежать своему дружку и его приятелю... Глядишь - какой-нибудь особо рьяной и отломится тепленькое местечко при мисс Донне, когда сообщницу беглецов высекут как следует и отправят на плантацию.
Приятели снова зашлепали по воде, постепенно ускоряя шаг и переходя на бег.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-05-26 02:18:41)

+3

11

До ручья собаки довели уверенно, не сбиваясь и не отвлекаясь, но у воды заметались в поисках следа, поджимая хвосты в ожидании наказания. Но люди умнее собак: беглецы могли уйти либо вверх, либо вниз по ручью. Разделившись на две равные группы, часть охотников вместе со старым Джозефом отправилась вниз, а оставшиеся - вверх, подсвечивая себе дорогу факелами и перекликаясь, чтобы беглые знали: за ними идут, их обязательно найдут и схватят, и тогда... о, что будет тогда!
Джозеф ковылял следом за охотниками, то и дело останавливаясь перевести дух. Его мучили сомнения: правильно ли он поступил? Может, пусть бы повезло - хоть чуточку! - двоих безумцам, рискнувшим променять пусть нелегкую, но все же жизнь в Эдеме на короткую и полную страданий судьбу беглеца?
Но нет, все уже решено, все уже сделано.
А будь Джозеф моложе? Не завидовал бы он тогда этим двоим?
Да что моложе... он и сейчас завидовал им, тоскуя по дням, когда сам был молод, силен и упрям.
Но вот собаки то ли почуяли, то ли услышали что, и с лаем рванули вперед, растаяли в ночи. Люди вслед за ними ускорили шаги, чертыхаясь, спотыкаясь и размахивая факелами, но вскоре предвкушение накрыло их, сделало дыхание тяжелым, руки крепче сжимали дубинки и кнуты. Скоро. Совсем скоро. Добыче не уйти.
А в доме горько плакала Молли, углядев в ночи свет факелов и слыша злобный собачий лай. Дура, какая же она дура! Что они сделают с Джимом? Не видать ей Джима больше, не выйти замуж, не нарожать детишек. Дуууура... Броситься в ноги мисс Донне? Да не поможет, разве что выдерет мисс Донна и отправит в поселение рабов. А Джима забьют до смерти или еще что ужасное с ним сотворят. Молли  представила себе картины одна другой ужасней и тихонько завыла, обхватив себя за плечи руками и раскачиваясь из стороны в сторону.

Отредактировано Рулевой (2016-05-29 00:18:50)

+1

12

Собак в Эдеме кормили лучше, чем рабов. Соответственно, и запас выносливости у них был побольше, чем у Джима и Мориса. Они неслись вперед без устали - в отличие от постепенно терявших силы беглецов. Сколько времени они бежали, сказать было сложно. Силы таяли, и беглецы сбавляли темп, переходили на постепенно замедлявшийся шаг. 
-  Давай немного отдохнем, -  попросил Морис.
Джим, которому бег давался тяжелее, чем  напарнику, не заставил дважды повторять просьбу. Он тут же остановился, тяжело дыша и оглядываясь по сторонам. Вслед за ним и Морис завертел головой, всматриваясь в темноту и прислушиваясь к ночным звукам.
- Слышишь? Шумит вода. И это не ручей... похоже, до реки совсем недалеко.
- И до холмов тоже.
В голосе Джима послышались нотки облегчения. Он даже улыбнулся, но улыбка его почти сразу же погасла, а лицо стало напряженным.
- Собаки... - севшим голосом произнес парень.
Морис хотел было возразить ему, что, мол, это отголоски криков каких-то ночных птиц, но прислушался - и понял, что приятель абсолютно прав. Откуда-то издалека доносился собачий лай.
- Да, - едва слышно выдохнул он.
- Надо бежать дальше. До реки уже рукой подать. А там сразу поднимемся на холм, взберемся на дерево повыше. И никакие собаки нам не будут страшны.
На самом деле, он сам с трудом верил в возможность того, о чем говорил, но сдаваться не собирался.

На пути к холмам они еще несколько раз останавливались. Совсем ненадолго и не столько для отдыха, сколько  чтобы вслушаться в звуки и попытаться прикинуть, как  далеко от них находились собаки. По всему выходило, что погоня прилично отставала от беглецов, давая им фору.
наконец-то Джим и Морис  оказались у подножий холмов, напоминавших огромных бегемотов, устроившихся  на отдых недалеко от воды. На их склонах росли уже не пальметто, а настоящие высокие пальмы. Приятели углубились в рощу, поднимаясь на склон ближайшего к ним холма.  Вскоре они уже были на самом его верху, где и  остановились, переводя дыхание.
- Лезь первым. - скомандовал Джим, проводя ладонью по  ближайшему к ним стволу.
Морис не стал возражать. и с обезьяньей ловкостью  полез на дерево. Вскоре к нему присоединился Джим, который быстро догнал и  обогнал  приятеля.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-06-02 10:36:36)

+2

13

Эван МакБрайт, владелец "Эдема", сам будучи шотландцем, питал слабость к германской породе собак, которая была незаменима как на пастбищах, так и в травле крупного зверя.  Мощные челюсти с огромными клыками, невероятная выносливость вкупе с проворностью и малой чувствительностью к боли делали этих псов непревзойденными помощниками надсмотрщиков. А если положить руку на сердце, то можно было смело утверждать, что быкодавы* были на порядок лучше своих двуногих хозяев: они не пили ром, не отвлекались на девок и не играли в карты. Сворой распоряжался Нигредо, в чьих жилах текла шотландская и португальская кровь. Злобностью нрава и беззаветной преданностью хозяину он превосходил своих подопечных. И точно так же, как и они, презирал остальных надсмотрщиков, считая их жалкими, безвольными и ни на что не годными ошибками природы.
Вот и сейчас он вырвался вперед, покрикивая на свору обезумевших собак, временно потерявших след загоняемой дичи. Нигредо знал, что вода - главный враг его четвероногих помощников и одновременно могущественный защитник беглецов, но в то же время ему было ясно, что Чёрный Джим и Белое Брюхо, как он про себя прозвал сбежавших рабов, могли пойти лишь в одном направлении: к холмам, заросшим пальмовым лесом. Если бы они пошли вдоль русла реки, собаки не потеряли бы след. Свора сгрудилась в кучу на берегу, рыча от бессильной ярости. Нигредо первым ступил в воду, подавая псам пример: он готов был переплыть речку, если понадобится, но оказалось, что в этом месте был брод, и это подкрепило его уверенность в том, что именно здесь беглецы и перебрались на другой берег. Собаки, не задумываясь, бросились следом за своим повелителем и, оказавшись на противоположном берегу, снова принялись лаять и бесноваться. Нигредо тем временем изучал влажную почву при неверном свете факела, отыскивая отпечатки ног беглецов. Остальные надсмотрщики отстали, да и черт с ними: проку от них было не больше, чем от недавно ощенившейся шелудивой суки. Взгляд  Нигредо ощупывал землю под ногами, но, не найдя следов, переместился к холмам. Он попытался прикинуть, как бы поступил, спасаясь от погони, какое бы направление выбрал и где стал бы искать укрытия. Пальмовый лес обладал одним, но существенным недостатком: он не имел подлеска, а значит, беглецы не могли затаиться в густых зарослях. Оставался один путь: забраться наверх и ждать, пока поиски прекратятся. Нигредо повыше поднял факел и решительно направился в сторону холма, находившегося на прямой линии с точкой, откуда он начал свой путь. Верные псы устремились за ним, повизгивая от нетерпения.

*

Название породы (ныне вымершей, но чрезвычайно популярной в Европе вплоть до 18 века и ставшей прародительницей немецких боксеров и датских догов,  - Bullenbeisser, в переводе с немецкого - "быкодав"
http://www.doctorvlad.com/moisobaki/wp-content/uploads/2014/10/10-porod-sobak-kotoryx-bolshe-ne-sushhestvuet-8.jpg

[nic]Нигредо[/nic]
[sta]Надсмотрщик на плантации "Эдем"[/sta]
[ava]http://s7.uploads.ru/Gz6WZ.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-06-07 21:27:58)

+2

14

1-3: Нигредо выбрал верное направление: 4-6 - уклонился в сторону от того места, где прячутся беглецы
[dice=7744-16]
[nic]Нигредо[/nic]
[sta]Надсмотрщик на плантации "Эдем"[/sta]
[ava]http://s7.uploads.ru/Gz6WZ.jpg[/ava]

Отредактировано Рулевой (2016-06-07 21:14:48)

0

15

Среди пальм, которыми поросли холмы, встречались вкрапления карибских сосен, более характерных для высокогорья, но на удачу беглецов оказавшихся в этих местах. Будто сама природа позаботилась о том, чтобы  Морису и Джиму было где провести первую ночь на свободе.
Приятели забрались довольно высоко от земли. Сидя на ветках, прижались поплотнее к стволу дерева, немного липкому от выступавшей на нем смолы. Оба молчали, вслушивались в звуки жившего своей жизнью ночного леса. Собачий лай и визг уже почти не был слышен. Зато совсем рядом, над макушкой укрывшего их дерева, шумно захлопала крыльями неизвестно откуда вылетевшая большая ночная птица. Опустилась на крону сосны, но, видимо, почуяла присутствие чужаков, потому что тут же снялась с места с пронзительным тоскливым криком.
Джим вздрогнул, услышав его. И забормотал что-то неразборчивое - как показалось Морису, на каком-то незнакомом языке.
- Что такое?  - переспросил он напарника.
- Это плохо, очень плохо... - не сразу отозвался тот.
- Плохая примета. Очень плохая.
И снова забормотал что-то непонятное. 
- Да ладно тебе, - попытался успокоить его Брэдфорд, сразу припомнивший, как отец рассказывал ему о многочисленных суевериях негров, наделявших ночных птиц каким-то дурными мистическим  свойствами.
- Это всего лишь птица. Нам нечего бояться. Погони не видно - наверняка мы  смогли бы отсюда рассмотреть свет факелов. И прислушайся - похоже, собаки не взяли наш след, ушли куда-то в другую сторону.
Джим только горько усмехнулся в ответ. В то, что у сказок бывает хороший конец, он не верил.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-06-24 22:23:15)

+1

16

Не зря Джим чуял беду, посчитав взлетевшую птицу плохой приметой. Хлопанье крыльев привлекло внимание охотников, указав на спрятавшихся среди листвы беглецов так же ясно, как стрелка компаса указывает на север.
- Факелы! Еще факелов!
Псы исступленно лаяли, захваченные охотой, давились лаем, кашляли и лаяли вновь.
- Сюда! - завопил кто-то совсем рядом с деревом, где сидели беглецы. Не бывало такого, чтобы из "Эдема" бежали рабы. Не было и не будет!
- Тащите топоры, срубим деревце вместе с ягодками!
Взметнулись в ночное небо потревоженные птицы.
А совсем рядом с беглецами посыпалась кора, и скользнуло по веткам нечто тяжелое, рыжевато-красное, тоже потревоженное охотниками. Любопытство было основной чертой этого дивного создания, и вскоре в лицо Джиму уставились желтые глаза с вертикальными зрачками, а тоненький раздвоенный язычок с интересом выдвинулся вперед.

Тварюга

Под тварью имелся в виду ямайский удав
http://cs4343.userapi.com/u1099359/150882309/x_e7c4dfa6.jpg

+1

17

Проклятая птица сработала на руку преследователям. Не услышать поднятый поднятый ею шум было невозможно - на несколько мгновений он перекрыл собой все прочие лесные звуки. И хотя Морис как мог успокаивал приятеля, сердце его сжималось от недобрых предчувствий. Не из суеверия, а потому, что он прекрасно понимал: даже если на птицу не обратили бы внимания люди, то собаки, натасканные на любую дичь, от мелких животных до людей, не могли не отреагировать это ночное происшествие. Не та порода, не комнатные собачки - охотничьи псы,умные. с чутким слухом, лютые и безжалостные.
Худшие опасения Брэдфорда не замедлили сбыться. Собачий лай, еще недавно почти неслышный, теперь приближался к их с Джимом ненадежному укрытию. Животные точно точно знали, где именно прятались беглецы. Цепочка факелов образовала круг, постепенно сужавшийся вокруг дерева.
- Я же говорил... - послышался тоскливый шепот Джима.
Морис ничего не успел ему ответить. Новый непонятный звук послышался совсем рядом. Молодой человек  отшатнулся от ствола, по которому, шурша осыпающимися чешуйками коры, к ним спускалось еще какое-то ночное существо. Оно проскользнула мимо затаившего дыхание Мориса прямиком к Джиму и замерло возле него. Негр сдавлено вскрикнул и отшатнулся.
- Лоа! Обеа!
Только эти два слова и смог разобрать Брэдфорд - дальше приятель в ужасе громко запричитал что-то на непонятном языке, отодвигаясь от ствола  по ветке.
- Джим, что с тобой? 
Факела пылали уже под самым деревом.  Истошно лаяли псы, бросаясь на ствол - будто пытались вскарабкаться по нему. Знакомый голос одного из надсмотрщиков требовал подать топор.
- Ты что - не видишь? Лоа - это знак. Дуппи  требуют мою кра. Потому и прислали сюда нанка.
Отсветы высоко поднятых факелов высветили красновато поблескивавшую пятнистую змеиную кожу. Нанка, ямайский удав, безобидный для человека, несмотря на свои размеры, не спеша приближался к Джиму. Похоже, он намеревался обвиться вокруг  руки, которой негр еще придерживался за ствол.
- Погоди, я попробую его отогнать.
Морис взмахнул рукой. Нанка противно зашипел и пополз по предплечью Джима. Внизу по стволу несколько раз подряд  ударил топор. Дерево закачалось. Негр  вскрикнул, вздрогнул всем телом, отдергивая руку- и полетел вниз с ветки. Глухой звук упавшего на землю тела показался Морису необыкновенно громким. Сердце сжалось от страха за друга.  Да и за себя, конечно, тоже.
- Глядите-ка, один орех сам к нам свалился! - заржал кто-то внизу.
- За вторым, наверное, лучше наверх взобраться. Рубить дерево что-то лень.
Собаки залаяли еще отчаяннее. Джим закричал, словно от дикой боли. Крик перешел в вой. Морис задрожал, чувствуя, как по спине потекли ручейки холодного пота. Снизу кто-то начал подниматься вверх по  стволу, прямиком к нему.
"Это конец," - с тоской подумал Брэдфорд.
И закрыл глаза.

Отредактировано Морис Брэдфорд (2016-06-25 01:12:33)

+2

18

В стане охотников царило радостное возбуждение. Первый из беглецов был надежно связан и усажен под дерево, когда двое надсмотрщиков помоложе стащили второго и уложили лицом в песок, пнув пару раз под ребра, чтоб вел себя смирно.
Связав обоим руки и накинув на шеи веревочные петли, бедолаг пинками погнали в обратный путь, поздравляя в то же время себя с удачей - поймать беглецов еще до утра! Это стоило отметить!
Но старый Джозеф рассудил иначе. Что сделает хозяин, узнав о поимке беглецов? Может, наградит. Но что сделает хозяин, узнав о побеге беглецов? Рассердится. Начнет искать, почему эти двое сбежали, как сумели - и что тогда? Ни тебе выпить украдкой, ни сыграть разок-другой в кости, а то и выдерут тех, кого сочтут виновными.
Речи старика казались разумными, и к утру между теми обитателями Эдема, которые стерегли других, был заключен договор. По которому выходило, что не было никакого побега, никого не ловили, а сами надсмотрщики верно и честно несли свою службу, недремлющим оком следя за двуногим черным скотом.
Но как же быть с беглецами? Забить до смерти? Закопать? А если хватится хозяин? Не скажешь ведь, что сбежали!
Что ж, им повезло - возможно, они выживут. Если живучие, хе-хе.
...Утреннее солнце осветило кромку леса, речушку, звонко журчащую меж скал из желтоватого с алыми, как кровь, прожилками доломита, осветило и два столба, совсем свежих, срубленных не далее как этой ночью, и вкопанных совсем недалеко от воды - так, чтобы с них было видно воду, чтоб чувствовался ее запах, долетали изредка - очень-очень редко - брызги.
Беглецы встретили рассвет на столбах, привязанные к ним надежно и крепко. Если будет к ним милостивы боги и духи, они доживут до вечера и, может быть, переживут ночь. Если им повезет...

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Нассау » Новый Свет » Побег