Нассау

Объявление

Гостевая Об игре Шаблон анкеты
FAQ Акции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нассау » Старый Свет » Какой такой павлин мавлин... Не видишь? Мы кушаем...


Какой такой павлин мавлин... Не видишь? Мы кушаем...

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Действующие лица: Монтагю Мак-Вильямс, Ричард Марлоу, НПС
Время: 16 октября 1713 года
Место: Азорские острова, дом губернатора де Сильвы
Спойлер: Каперская шхуна "Альбатрос" получает серьёзные повреждения в результате атаки кита в Атлантическом океане (эпизод "Под знаком Ионы", рейтинговый раздел игры) Капитан Монтагю Мак-Вильямс делает вынужденную остановку у берегов островной португальской колонии, воспользовавшись гостеприимством губернаторской четы. Вместе с ним под видом первого помощника на берег сходит пассажир шхуны Ричард Марлоу, он же граф Рамси.

Источник вдохновения

http://images5.fanpop.com/image/photos/31400000/Tyrone-Power-in-The-Mark-Of-Zorro-tyrone-power-31468440-500-350.gif

+1

2

Шлюпка с шестью гребцами домчалась до берега быстрее иного альбатроса. Весь путь капитан и "первый помощник" сохраняли истинно английскую сдержанность и не проронили ни слова: Монтагю молчал, не без оснований полагая, что кто-нибудь из гребцов понимает английскую речь и выполняет роль шпиона губернатора, его спутник был вынужден молчать, поскольку к нему никто не обращался. В губернаторском доме гостей уже ждали: не успели они войти, как им навстречу вышел сам сеньор де Сильва - сухощавый человек средних лет, - в сопровождении своей прекрасной половины. Сеньора де Сильва оправдывала все ходившие о ней слухи и даже превосходила их. Это была миниатюрная белокожая дама с удивительно тонкими чертами лица. Тёмные миндалевидные глаза и крохотные ступни и кисти рук делали её похожей на японскую куколку - подобные привозили в Старый Свет купцы голландской Ост-Индской компании, монополизировавшие торговлю с далёкой и загадочной страной Восходящего Солнца. Блестящие, иссиня-чёрные волосы были уложены в замысловатую причёску, прикрытую кружевной накидкой. Платье сеньоры поражало как продуманностью кроя, так и богатством ткани и подчёркивало изящные линии своей обладательницы, одновременно оставаясь на удивление благопристойным.
Монтагю, любивший всё прекрасное, негромко вздохнул и незаметно сжал руку лорда чуть выше локтя, призывая его оценить великолепное произведение природы и портновского искусства, настоящую чёрную чемчужину, волею судьбы попавшую на ничем не примечательный островок в бескрайнем и равнодушном к её красоте океане.

+1

3

Сеньора была прекрасна, и в другой ситуации Марлоу безусловно оценил бы ее красоту и посвятил бы ей парочку сонетов, после чего не отказался бы развеять скуку красавицы где-нибудь в уединенной беседке или дальних покоях. Но не сейчас, нет.
Сейчас Марлоу намеревался повеселиться сам, а не развлекать других. Разумеется, он отдавал себе отчет в том, что по возвращении на борт "Альбатроса" его ждет... а, впрочем, что его ждет? Ссора? Выволочка от Монтагю? Или, может, он опустится до того, чтобы выдрать непокорного "первого помощника" линьком? Отчего-то мысль об этом развеселила Марлоу еще сильнее.
- Добрый вечер, господин губернатор, госпожа, - Марлоу ловко переломился пополам в низком поклоне, "случайно" ткнув Мак-Вильямса локтем в бедро.  - Я счастлив, просто умираю от счастья лицезреть столь ослепительную красавицу! - при этом смотрел Марлоу исключительно на губернатора, улыбаясь так широко и с выражением такого искреннего восхищения, что не поверить ему было как-то даже неловко. - Среди пустыни моря вдруг обнаружить благословенный остров, и на нем - дивное видение, это же истинное чудо Господне! Сама Судьба направила наш корабль в этот порт... как, как отблагодарить мне вас за приглашение? Я всего лишь скромный помощник великолепного, блистательного капитана Монтагю Мак-Вильямса, и я рыдал, как ребенок, узнав, что мне позволено узреть красоту сеньоры де Сильва и мудрость сеньора губернатора! Извел три кружевных платка, верите ли!
Выпрямившись, Ричард не прекращал улыбаться ни на секунду, демонстрируя, что упомянутая им Судьба пока что сохранила его зубы в целости и сохранности.
- Мое имя Марлоу, Ричард Марлоу, и мне повезло родиться под счастливой звездой и служить первым помощником на "Альбатросе", - добавил он, чувствуя, как охватывает его кураж. Остановиться теперь Марлоу не смог бы, даже если б очень сильно захотел.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-11 22:37:40)

+1

4

В продолжение фарса, который устроил Ричард Марлоу, с лица капитана не сходила любезная улыбка, которую не спугнул даже весьма ощутимый тычок в бедро. Однако внутри у него всё кипело от ярости. Бывший придворный  нацепил на себя маску шута горохового -  и Монтагю решил, что целью этого балаганного представления было внушить губернатору острова подозрение в том, что первый помощник английского капитана не в своём уме и опасен для окружающих.
Тем не менее, ни губернатор, ни его красавица-жена не обнаруживали ни изумления, ни возмущения: по-видимому, причиной подобной снисходительности было то, что гость сыпал цветистыми комплиментами на языке Марло, а не Мелло*, а потому они не поняли ни слова из его пространных панегириков, посвящённых божественной красоте сеньоры де Сильва и столь же нечеловеческому великолепию капитана Мак-Вильямса.
Сам Монтагю не говорил по-португальски, хотя и был в состоянии разобрать присланный губернатором на борт "Странника"  приветственный адрес, более руководствуясь интуицией, нежели знанием, а потому решил попытать счастья на языке , который выучил, общаясь с французскими флибустьерами и буканьерами.
- Мадам и месье! - проговорил он, снова хватая своего разгулявшегося спутника повыше локтя и на этот раз сжимая его так сильно, что у менее чувствительного человека этот захват оставил бы синяки. - Позвольте приветствовать вас от имени короля Георга и его многочисленных подданных, двое из которых стоят сейчас перед вами. Злой рок послал нам кита, который, приняв нашу шхуну за отпрыска Ионы, напал на оную и  протаранил её насквозь точно так же, как...
Капитан Мак-Вильямс запнулся: сравнение, самым естественным образом пришедшее ему на ум, было не предназначено для ушей благородной дамы, воспитанной в католической вере. Впрочем, если она владела французским и читала Брантома...
-Капитан Мак-Вильямс, - не закончив сравнение, представился он и поклонился. - Следовал предписанным  курсом из Бристоля к Невольничьему берегу, и если бы не злосчастная встреча с китом...

*

Игра слов: фамилия Марлоу созвучна фамилии елизаветинского драматурга Марло. Франсишку Мануэл ди Мелло -  португальский поэт XVII века

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-12 14:36:47)

+1

5

- Мы рады видеть вас в нашем доме, господа, - очаровательно улыбнулась сеньора де Сильва, по-английски не говорившая, но понимавшая отдельные слова. Цветистые обороты поэта оказались для нее чересчур сложны, поэтому она предпочла улыбаться и ответить на том языке, который прозвучал из уст более молодого из гостей, и был ей знаком лишь немногим хуже португальского.
- Да-да, очень, очень рады, - добавил губернатор с ужасающим акцентом, улыбаясь, тем не менее, так же широко. Он предвкушал приятную беседу, а низкий поклон польстил его самолюбию, пролившись истинно целебным бальзамом на душу и сердце. Что же до слов, произнесены они были учтивым тоном и наверняка содержали приветствие!

Ничуть не смутившись своей ошибки, Марлоу перешел на французский, старательно не замечая впившихся в его руку пальцев Мак-Вильямса. Утром будут синяки... пустяк. Что такое синяки по сравнению с угрозой остаться здесь и вынужденно вернуться в Англию?
- Проклятый кит протаранил нас, как меч пронзает сердце, как любовник пронзает объект своей любви... ээ... взглядом, как... ээ... акула - толщу вод, охотясь за добычей, - Ричард бросил взгляд на Мак-Вильямса, сдерживая ухмылку, и покачал головой. - Ужасно, это было ужасно. Но нам повезло добраться до вашего прекрасного острова, осиянного вашей красотой, сеньора, как благословением Господним! Мой прекрасный капитан уже представился, но из скромности умолчал о своей славе. Не отпускайте его без рассказа о деяниях, которые сделали бы героем любого, кто поведал бы о них! А я, скромный поэт и первый помощник моего славного капитана, украшу рассказ рифмованными строчками и песнями - если только вы позволите нам и впредь любоваться на вашу красоту, сеньора, и внимать вашей мудрости, сеньор де Сильва!
Марлоу уже мысленно набросал подходящие к рассказу о ките стихи, разукрасив их редкостной похабенью, и понял, что ему сперва придется выпить: в трезвом виде читать подобное вслух в присутствии дамы он не осмелится.

+2

6

-Милосердный Боже! - воскликнула губернаторша, заламывая свои крошечные ручки и дыша так взволнованно, что её грудь, прикрытая шёлковой косынкой, затрепетала, привлекая взгляды всех мужчин, включая слуг, стоявших навытяжку у дверей столовой. - Хвала Господу, что вы живы, господа! Но видимо, ваш кораблик нуждается в починке? Если так, мы будем рады предоставить вам кров на то время, пока вы не устраните течь и весь остальной ущерб, причинённый вашему судну чудовищем! Прошу к столу: уверена, что вы проголодались...
-Да-да, - сумрачно подтвердил её муж. - Мы считаем своим долгом оказывать помощь всем потерпевшим кораблекрушение у берегов острова.
-Премного благодарны, - склонил голову Монтагю, думая о том, что первого помощника томит не столько голод, сколько невыносимая жажда, и заранее предчувствуя беды, которые воспоследуют после того, как тот её утолит.
-Если ты напьёшься, Дик, я собственными руками утоплю тебя в гавани, - прошипел он по-английски, воспользовавшись тем, что губернаторская чета отвернулась и направилась в столовую.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-12 18:14:43)

+1

7

- Я предпочту, чтобы ты утопил меня собственными руками, но не отсылал в Лондон, - с любезнейшей улыбкой ответил Ричард, дернувшись следом за губернаторской четой. - Впрочем, если ты просишь меня не напиваться вдрызг, я, безусловно, не смогу тебе отказать. Я вообще отчего-то не могу тебе отказать... - он засмеялся. - Идем? Иначе мы похожи на ссорящихся супругов - вряд ли ты желаешь выглядеть именно так, тем более что ты моложе и требуешь не пить, значит, именно ты выглядишь сварливой супругой, пилящей беднягу-муженька за лишнюю кружку.
Вывернувшись из хватки Монтагю, Ричард последовал за вершителями судеб островитян, и при виде стола желудок его издал непристойное урчание, напоминая, что последний раз Марлоу ел очень давно. Но, соблюдая приличия, Ричард замер у стола, любуясь синьорой де Сильва и все же подумав, не развлечься ли с ней - пожалуй, если устроить развлечение на троих, это будет весьма... пикантно. Два гостя и хозяйка острова...
- О, я голоден, как будто не ел с самого Лондона! - с энтузиазмом воскликнул Марлоу, пожирая глазами прикрытые косынкой прелестные полушария, так и выпирающие из платья со всем пылом юности и красоты. - Нам повезло спастись, и я хочу вознести хвалу Господу за это, восславив его через поглощение даров полей и виноградных лоз! Мой капитан, увы, почти не пьет, он тяжко болен, и оттого завидует мне, но простим славному Мак-Вильямсу эту слабость, и да будет она единственной из его слабостей... - с этими словами Марлоу быстро подмигнул синьоре, стрельнув глазами вниз.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-12 19:23:10)

+1

8

Хорошенький ротик сеньоры де Сильва округлился до буквы О, настолько потрясло её нежную женскую душу сообщение о неведомой тяжкой болезни, которой страдал английский капитан. В то же время жизнь на удалённых от Старого Света островах, снисходительность мужа и постоянное общение с искателями приключений, которых  прибивало к хлебосольному берегу Фаяла подобно косякам тунца, сделали её менее чувствительной к строгим правилам хорошего тона и избавили от ложной стыдливости
- Сеньор Мак-Вильямш, неужели это правда?! - воскликнула губернаторша, коверкая на португальский лад фамилию капитана и усаживаясь за стол по правую руку от своего супруга. - Как хорошо, что я сообразила пригласить к обеду доктора Гомиша! Он окончил университет Коимбры, а сейчас, насколько мне известно, состоит в переписке с самыми светлыми умами Саламанки! Он обязательно вам поможет, сеньор! Выпейте рюмочку хереса - это возбуждает аппетит! А вам, сеньор Марлош, советую начать вот с этого блюда: это мозги по-лиссабонски - очень питательно,  а доктор Гомиш считает его основой диеты, особенно полезной для тех, кто истощён долгим воздержанием от пищи
По-видимому, сеньора де Сильва буквально поняла высказывание гостя о том, что он не ел с самого Лондона.
-Да, толика мозгов сегодня вам точно не помешает, Марлоу, - пробормотал на английском Монтагю и сел рядом с первым помощником - не потому, что этого требовал этикет или ему самому так хотелось, но чтобы в случае необходимости предотвратить какую-нибудь вызывающую выходку.

+

Мозги по-лиссабонски - популярное блюдо португальской кухни, ингредиентами которого являются телячьи мозги, петрушка,  сало, цветная капуста и чёрный перец

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-13 19:15:25)

+1

9

- Я как-то читал труды одного исследователя верований и суеверий, который писал, что некоторые народы считают необходимым поедать части животных или врагов, чтобы стать храбрее. Например, сердце храброго врага, или печень льва... - Марлоу произнес это по-французски, после чего незаметно пихнул коленом колено Монтагю и добавил вполголоса:
- Говорят, у испанцев очень популярны жареные бычьи... гм... яйца. Но вам, как опытному капитану, безусловно известны и более экзотичные блюда: так, в Поднебесной варят суп из мужского достоинства быка, причем суп является лекарством для утративших мужскую силу. Хотите, я приготовлю для вас это блюдо?

Губернаторша, напрягавшая слух изо всех сил, расслышала лишь часть произнесенного первым помощником, и оттого энергично закивала:
- О да, да! Вы еще и... как это у моряков? Кок? Вы завтра угостите нас блюдами своей родины? Капитан, отпустите вашего милого помощника, я настаиваю! Английская кухня такая загадочная!
Однако истинное оживление было написано на лице супруга прелестной сеньоры, который, в отличие от своей прекрасной половины, расслышал куда больше и заинтересовался всерьез, дав себе слово потолковать со знающим англичанином позже, наедине, без милых женских ушек в пределах слышимости.

Марлоу же с аппетитом принялся за предложенные ему мозги - поедая их с таким упоенным чавканьем и всхлюпами, что это сделало бы честь иному борову, погрузившему свое рыло в корыто с кормом, - и запивая хересом прямо из ближайшего к нему кувшина.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-13 19:40:25)

+1

10

Монтагю передёрнуло и он с трудом удержал на лице непроницаемое выражение. Взяв кувшин с хересом, он наполнил свою рюмку и поставил сомнительный источник вдохновения подальше от поэта.
-Английская кухня, мадам, хороша для железного желудка, - вмешался он в разговор, чтобы заглушить чавканье, которое производил его сосед по столу. - Или для неприхотливого - такого, как у вашего покорного слуги. Пастуший пирог и овсянка на воде - вот те блюда, которые большинство моих соотечественников потребляет ежедневно и с удовольствием независимо от сословной принадлежности. Но умоляю вас: не просите мистера Марлоу готовить вам ни то, ни другое: несмотря на то, что вкус у него весьма изысканный, а желудок слабый, он не в состоянии поджарить даже пару яиц с беконом - разумеется, я имею в виду куриный яйца, а не бычьи или бараньи. Но я с радостью предоставлю своему первому помощнику длительный отпуск с тем, чтобы подышал свежим островным воздухом и проветрил мозги
Губернатор молча прислушивался к оживлённой беседе, которую его прекрасная половина вела с гостями, и с аппетитом поедал нечто, похожее на пресловутую овсянку.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-13 20:17:37)

+1

11

Марлоу доел мозги и отодвинул тарелку. Ах так? Ну хорошо...
Кураж не проходил, напротив - бесенок в душе Ричарда разошелся не на шутку. То ли выпитое ударило в голову, то ли воздух острова пьянил без меры, то ли уязвленное самолюбие не давало замолчать, но сейчас Марлоу не остановился бы, пожалуй, даже примени Мак-Вильямс единственно правильное средство.
- Мой капитан такой шутник! - с непринужденной улыбкой произнес Ричард, промокая губы салфеткой с таким изяществом, как будто находился в Лондоне в обществе, лучшем из возможных, и будто отставив недавние манеры наглого деревенского хряка, первого парня на свинарне. - Но так заботлив, прям брат родной! И все же он склонен преуменьшать мои таланты. Скажу вам по секрету, мой капитан не отведал еще ни одного блюда, приготовленного моими руками, а все потому что не подпускает к горячей сковороде, боясь, что я обожгусь! Не правда ли, он неимоверно мил? - Марлоу ухватил рюмку с хересом, только что наполненную Монтагю, и осушил ее одним глотком, торопясь успеть, пока тот не отобрал драгоценный сосуд. - Но, рассказывая об английской кухне, господин Мак-Вильямс не упомянул такой прелести, как рисовый пудинг или яблочный пирог! А уж как можно было забыть про пирог с зайчатиной...
Мечтательный вздох сорвался с губ Марлоу, но смотрел он при этом на синьору де Сильва, сдавив под столом пальцами колено своего капитана. Синяк за синяк, все честно.

+1

12

Губернатор наконец подал голос:
-Аделантадо*, вы сказали, что прибыли из Бристоля, в то время как ваш первый помощник постоянно упоминает Лондон...
- Вы льстите мне, высокочтимый сеньор, именуя меня первопроходцем! Я не могу похвастать ни великими открытиями, ни полезными Короне завоеваниями. Единственная моя ценная находка - это мистер Марлоу,которого я нанял в Лондоне, поверив послужному списку, который он мне предоставил. Однако отплыли мы из Бристоля: именно там находится торговый дом, от владельцев которого я получил инструкции плыть к Невольничьему берегу, а после того - на Кубу
Кустистые брови губернатора понимающе сошлись на переносице:
- Иными словами, капитан, вы действуете согласно асьенто?
-Именно так, высокочтимый сеньор! - подтведил Монтагю и двинул коленом ногу своего "первого помощника", стряхивая его цепкие пальцы со своей и недвусмысленно намекая на то, что недурно бы тому хранить молчание и не вмешиваться в разговор великих сих.

*

Adelantado — первопроходец (исп.)  — в колониальной Испании титул конкистадора, который направлялся королём на исследование и завоевание земель, лежащих за пределами испанских владений. Однако этот почётный титул носили и португальские мореплаватели, например, Магеллан
Асьенто (исп. reale asiento — «королевское согласие») — предоставлявшееся испанской монархией частным лицам и компаниям с 1543 по 1834 гг. монопольное право на ввоз в испанские колонии рабов-негров из Африки.
По итогам Войны за испанское наследство Утрехтский мир (1713) предоставил право асьенто Великобритании на 30 лет.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-14 18:06:34)

0

13

Марлоу не унывал. Передвинув руку немного повыше по коленке Мак-Вильямса, он недвусмысленно намекнул одним только движением, что бравому капитану не стоит рыпаться слишком уж сильно, иначе помощник может от неожиданности дернуться или сжать пальцы, и случится непоправимое.
- Мой капитан так уговаривал меня стать частью "Альбатроса", что я просто не смог ему отказать! - состроив сентиментальное выражение физиономии, Марлоу хотел было шмыгнуть носом, но решил, что это оружие следует пока придержать. - Представляете, всю ночь уговаривал, и так, и эдак, и такое сулил - ну как было не согласиться? Мы, англичане, упрямые люди, но не ослы!
Убрав руку с колена Мак-Вильямса, Марлоу поднялся и потянулся за другим кувшином хереса, "не замечая", что манжета угодила в блюдо с мозгами по-лиссабонски и щедро пропиталась соусом. Резким движением подняв кувшин, Ричард взмахнул рукой и кусочек мозгов с изумительной точностью пролетел над столом и шлепнулся на выдающиеся во всех смыслах прелести синьоры де Сильва.
- Ох... за такую точность стрельбы стоит выпить, - пробормотал Марлоу по-английски, покосившись на Мак-Вильямса и подумав отчего-то о совсем иной стрельбе и из иных орудий. Прижав к груди кувшин, Марлоу состроил жалобное лицо:
- Синьора! Даже покойный теленок, отдавший себя ради этого стола, стремится преклониться перед вашими прелестями! - выдохнул он, поклонившись - и щедро плеснув хереса на стол и колени капитана Мак-Вильямса.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-15 09:05:40)

+1

14

Губернаторша тихонько ахнула и опустила взгляд своих миндалевидных глаз на ошмётки телячьих мозгов, медленно стекавших в ложбинку между грудей. Подскочивший слуга протянул ей салфетку, но не осмелился собственноручно стереть следы артиллерийского обстрела, которому подверг его госпожу сотрапезник. Сеньора де Сильва быстро вернула своему декольте прежнюю белизну и сияние и непринуждённо заметила:
-Вы и из корабельных орудий стреляете так же метко, мистер Марлоуш? Если да, не завидую вашим врагам.
Поистине, на острове было мало развлечений, и прекрасная дама явно находила удовольствие в выходках первого помощника. Её супруг, не имевший возможности или желания развлечь супругу по-своему, полностью передоверил это ответственное дело гостям.
-Ах вот как, тем лучше, сеньор Мак-Вильямс! – равнодушно заметил он в ответ на сообщение английского капитана. – Полагаю, у вас при себе все необходимые бумаги? Впрочем, их вы покажете генерал-губернатору Кубы, а здесь вы находитесь как  гость, счастливо избежавший объятий морской пучины.
-Поверьте, сеньор, я высоко ценю ваше гостеприимство, - склонил голову Монтагю, наступая на сапог соседа и с наслаждением надавливая на него так, что если бы не прочная свиная кожа, из которой тот был сделан, у бедного первого помощника затрещали бы кости. Правую руку он опустил под стол и пытался при помощи салфетки удалить липкую влагу, насквозь пропитавшую спереди его собственные штаны.
Сеньора де Сильва, от глаз которой ускользнула катастрофа, приключившаяся с капитаном по милости его первого помощника, вытянула свою длинную шейку и с упоением наблюдала за тем, как его рука беспокойно орудует под прикрытием столешницы и скатерти. Видно ей было немного: лишь ритмичные  движения плеча и локтя, но по мере того, как они продолжались, миндалевидные глаза сеньоры расширялись и блестели всё сильнее, и наконец она не выдержала и сказала:
-Сеньор Мак-Вильямш! Если вам необходимо сделать перерыв в трапезе и немного освежиться, слуга проводит вас в малую уборную – оттуда открывается прелестный вид на загончик для козочек и овечек.
Монтагю открыл было рот, чтобы вежливо отклонить предложение, однако в этот момент в столовую, подобно налетевшему шквалу, ворвался маленький и кругленький господин, напоминавший собою то ли пушечное ядро, то ли перезревший апельсин. В одной руке он держал пучок вырванных с корнем растений, другой поправлял скособочившийся парик.
-Доктор Гомиш! – промурлыкала губернаторша, - Вы снова похитили у богини Флоры её деток и принесли их сюда, чтобы развеять наше невежество во всём, что касается ботаники и фармакопеи?
Доктор Гомиш ответил дробной россыпью португальских фраз и полностью сосредоточил своё внимание на двух неизвестных ему господах.
«Новые пациенты?» - говорил его взгляд, пылавший фанатичным огнём, который отличает всех подвижников медицины

Свернутый текст

Если сапоги графа Рамси сделаны не из свиной кожи - поправлю

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-15 14:00:42)

+1

15

- Я метко стреляю из всех орудий, вручённых мне природой, судьбой, Её Величеством и моим капитаном Монтагю Мак-Вильямсом, - поклонился Марлоу и повернулся к своему товарищу. - Позвольте вам помочь, сэр? - с улыбочкой сладко пропел Ричард и, схватив салфетку, принялся помогать - и сложно было сказать, помогает он вытирать или втирать сладкий херес глубже в ткань. К тому моменту, как влетел доктор Гомиш, рука Марлоу уже покоилась на штанах его капитана, и движения, совершаемые ею, с места, занимаемого синьорой де Сильва, выглядели весьма интригующе.
Рука дрогнула. Марлоу недолюбливал врачей с раннего детства - с того самого времени, когда заезжий эскулап взялся излечить сломанную руку мальчишки. Юный Дик очень быстро составил мнение, что эти господа склонны причинять страждущим еще большие страдания ради лишь того, чтобы потешить свое самолюбие и создать вокруг себя ореол мистической важности.
- Этому господину в руки лучше не попадаться, - пробормотал Марлоу и добавил уже громче, обращаясь к синьоре де Сильва и подпустив в голос сладости, как у торговца на рынке, пытающегося сбыть тухлое мясо сдохшей от старости коровы под видом парной телятины:
- Синьора, обязательно попросите капитана Мак-Вильямса рассказать вам о ките! Он молчит только из скромности, ослепленный вашей красотой, и приходится мне, его верному помощнику, говорить за него - но разве я могу, скромный и косноязычный моряк, рассказать все так же складно и ладно, как это сделает мой высокообразованный капитан?
Стишки к рассказу о ките уже были наготове, и Марлоу не желал упускать случая покрасоваться. Разве что сомневался самую малость, сравнивать ли атаку кита на "Альбатрос" с нежным единением кулака вышибалы с челюстью воришки или с атакой детородного органа быка на аппетитную попку и прочее наклонившейся и зазевавшейся пастушки.

+1

16

- Я вам не то что орудие - фитиль зажечь не доверил бы, - сквозь зубы проскрипел Монтагю по-английски, в очередной раз смахивая руку соседа со своего колена и склоняясь к мысли о том, что придётся принять предложение хозяйки дома, от которого он не успел отказаться вслух, и удалиться в малую уборную дабы в тишине и покое созерцать пасущихся под окном коз и овец.
Однако появление доктора смешало все его планы.
-Кит? - неожиданно громким и высоким фальцетом проговорил сей учёный муж, выдавая своё близкое  знакомство с языком, на котором вот уже около получаса препирались гости губернаторской четы. - Это есть правда, господа? Вы не шутите? Вы видели кита? На какой широте и какого именно? Голубого или южного гладкого? Усатого или зубатого? 
Губернаторша страдальчески сдвинула свои тонкие брови: она не поняла ни слова из лавины вопросов, которые обрушил на её гостей чрезмерно образованный эскулап и невыносимо страдала от этого.
-Не могли бы вы говорить на французском, сеньор Гомиш? И сядьте, наконец! - капризно потребовала она и раскрыла веер.
Эскулап послушно исполнил приказание и , воспользовавшись тем, что один из китобоев освободил ему место, пересев на соседний стул, оказался между капитаном и его первым помощником.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-17 05:59:37)

+1

17

Вмешательство доктора помешало Марлоу объяснить в подробностях и об орудии, и о фитиле, и о поджигании оного, и о том, что господин Мак-Вильямс уже доверил Ричарду нечто куда более ценное, нежели какой-то там фитиль. Но - к счастью ли, к беде ли, - настойчивые вопросы доктора Гомиша заставили Марлоу промолчать об орудиях и фитилях.
- Это был очень большой кит, - ответил Ричард по-французски, с неудовольствием покосившись на ставшего препятствием к издевательству над Монтагю доктора. - Вообще-то их было три, и пока мы гнались за одним, другой был в стороне, а третий набросился на "Альбатроса". "Альбатрос" - это наше судно, - счел нужным добавить Марлоу. - Я видел только фонтанчик кита, и мне, скажу по совести, хватило. Что до широты - то это случилось примерно в полусотне миль отсюда к северо-западу... не так ли, мой капитан?
Марлоу поднес к губам кувшин с хересом и основательно приложился к нему: он пил с жадностью умирающего от жажды в пустыне, что набрел на источник в тени пальм и спешит испить прозрачной воды, омыть в ней лицо и руки... тоненькая струйка потекла из уголка рта и капли сочно падали на рубашку и камзол. Поэт сравнил бы их со сверкающими рубинами или каплями крови, но сейчас поэт в Марлоу уступил место кому-то иному, не столь возвышенному и утонченному. Впрочем, как раз к стихам Ричард и обратился, едва поставил кувшин на место. Откашлявшись, он продекламировал с видом торжественным и гордым:
- Китяра из пучины к нам поднялся,
Подняв волну, как пьяница в корыте!
Наш капитан отважный засмеялся,
Поскреб щетину и сказал: - Глядите!
Добыча в руки к нам плывет, ребята!
А ну быстрей покинуть всем гальюн! -
И, почесав яйцо, умылся из ушата,
И в лодку спрыгнув, в руки взял гарпун...

+1

18

Монтагю сомкнул пальцы вокруг ножки бокала, от души жалея, что это всего лишь венецианское стекло, а не шея его первого помощника. Похабные стишки, которые тот посмел прочитать вслух в присутствии хозяйки дома, грозили не только тем, что их обоих вышвырнут за порог, но и кое-чем похуже. «Альбатрос» нуждается в починке, а команда – в провизии и пресной воде, неужто Дик настолько потерял и совесть, и разум, что ради своей необъяснимой прихоти ставит под удар всех разом?
Тонкое стекло не выдержало давления и с треском лопнуло. Монтагю не почувствовал боли, так он был разъярён, и только испуганный возглас губернаторши заставил его посмотреть на пальцы правой руки, по которым потекли тёплые струйки. Один из осколков глубоко врезался в ладонь, а на скатерти появились красные пятна.
-Мне дурно... - прошептала сеньора де Сильва, побледнев и становясь ещё более похожей на японскую куклу, - по-видимому, она принадлежала к тем чувствительным созданиям, которым становится плохо от вида крови.
На сей раз губернатор выказал некоторые признаки оживления: схватил флакончик с уксусом, предназначавшимся совсем для других целей, и поднёс его к носу супруги.
Доктор Гомиш, явно не усмотревший в состоянии дамы ничего из ряда вон выходящего, а тем более, интересного для медицины, пожирал глазами руку капитана: казалось, его завораживали алые струйки крови, стекавшие на скатерть. Плотоядно облизав тонкие сухие губы, он произнёс деланно участливым тоном:
- Сеньор, позвольте мне осмотреть вашу рану: она может оказаться глубже и опаснее, чем кажется на первый взгляд: кровеносные сосуды...
-Пустяки, - прервал его Монтагю, выдёргивая осколок из ладони и зажимая здоровой рукой пораненную ладонь,  - Небольшая царапина, и только. Достаточно посетить малую уборную, на которую недавно  любезно указала мне высокочтимая сеньора, и смыть кровь. Прошу меня извинить.
Он поднялся с места и, обойдя стул, на котором сидел доктор, встал за спиной сочинителя лимериков, отчётливо выговаривая французские слова, - так, чтобы слышали все:
-Мистер Марлоу, следуйте за мной: на то вы и первый помощник, чтобы оказывать капитану посильную помощь. 

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-20 21:13:59)

+1

19

- Помогите сеньоре, доктор, а я помогу капитану, - Марлоу с готовностью поднялся с места. - За вами, господин капитан, я готов следовать на край света или даже дальше, и оказывать вам любую помощь, которую вы только пожелаете.
Где-то краем разума Ричард понимал, что ему стоит бояться: Мак-Вильямс явно был в ярости, - но бояться не получалось. Последний разговор на "Альбатросе" поверг Марлоу в такое отчаяние, что ему казалось, что идет он по битому стеклу и острым лезвиям ножей, а раз так - разве испугает его гнев капитана? Пусть лучше убьет в припадке ярости. Это будет быстрее и милосердней, чем возвращение в Лондон и медленное угасание.
Услужливый лакей подскочил к Мак-Вильямсу и его помощнику, низко склонившись:
- За мной, господа, я провожу вас, - проговорил он на плохом французском, но Марлоу его понял. Впрочем, сейчас Ричарда заботило отнюдь не произношение лакеев.
Марлоу двинулся первым, на ходу развязывая шейный платок, которому была уготована честь стать бинтом.

+2

20

Помещение, куда провел гостей слуга, было небольшим, чистым и вполне подходящим для разговора по душам. Знаком велев слуге выйти, Монтагю левой рукой взял кувшин с водой и вылил всё его содержимое в фаянсовый таз для умывания.
Отпускать доброго малого, явно стремившегося угодить, возможно, было излишним, поскольку вряд ли он понимал английскую речь, однако капитан не хотел, чтобы тот уловил смысл его слов по тону и жестам. Погрузив обе руки в холодную воду, он поморщился:  из пореза на ладони продолжала струиться кровь.
-Ричард, - сказал он, разглядывая алые нити, веером разбегавшиеся по воде, - Что ты делаешь? Я считал, что человек, проведший при дворе чуть не половину жизни, умеет держать себя в руках. Понимаю, что ты взбешён тем, как я с тобой обошёлся, но я уже извинился и пытаюсь исправить свою ошибку. Ты же всеми силами мне препятствуешь и одновременно ставишь под удар всю команду - людей, которые не сделали тебе ничего дурного.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-22 07:38:59)

+1

21

Вот сейчас кураж схлынул. Марлоу мельком глянул в окно, на пасторальный вид, открывавшийся из него: зелень, овечки, козочки... Равнодушно отвернувшись, Ричард подошел к Монтагю, взял руку Мак-Вильямса и наклонился, изучая порез.
- Надо убедиться, не осталось ли стекло внутри... - рассеянно проговорил он, осторожно пробежался по краям пореза подушечками пальцев и отпустил. - Ты не слышал меня там, на "Альбатросе"? Делая то, что ты называешь "исправить ошибку", ты как раз совершаешь ошибку. Я хочу быть частью "Альбатроса". Назвать его своим единственным домом. Нашим общим домом. Научиться всему необходимому, чтобы, быть может, со временем в самом деле стать тем, кем ты меня сегодня представил, изощренно поиздевавшись надо мной.  Мне душно в Лондоне, ты был прав, я медленно подыхал там, сам не замечая этого, и теперь ты хочешь вернуть меня туда, подразнив свежим ветром и свободой? Лучше ударь сейчас, выдери линьками, поставь на самую тяжелую и грязную работу, но не отсылай с "Альбатроса"!
Марлоу спохватился, что почти кричит, и снова заговорил тихо:
- Что до губернаторши и моего поведения - оно развлекает ее, это нечто новое и непривычное среди наскучившего этикета. Императрицы частенько снисходят до конюхов и гвардейцев, предпочитая их утонченным придворным. Я готов как угодно развлекать и ублажать обоих де Сильва, чтобы "Альбатросу" дали и место, и время для ремонта, и необходимые материалы, об этом ты можешь не беспокоиться...

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-22 13:44:31)

+1

22

- Мы не на Ратклифф-Хайвей и даже не на Розмари-Лейн, а я не миссис Пейдж, - сухо обронил Монтагю, стряхивая с рук капли воды и принимаясь обёртывать пораненную ладонь льняным полотенцем, которое он сдёрнул с крючка над умывальней. - Когда я предложил тебе развлечь и очаровать супругу губернатора, я имел в виду совсем не то, о чём ты подумал. Развлечь даму - далеко не всегда означает затащить её в постель. Я надеялся, что ты блеснёшь красноречием и расскажешь пару-тройку занимательных, но благопристойных историй из жизни королевского двора, а не станешь стряпать на скорую руку и тут же декламировать пошловатые стишки на французском. Уж лучше бы спел что-нибудь наше, родное!
И Монтагю замурлыкал себе под нос припев из старой доброй шанти, - одной из тех, что так любят все английские моряки:
-Oh, me riggin's slack, Aye me rattlin's are fray'd,
I've rattled me riggin' down Ratcliffe Highway!

Свернутый текст

Ратклифф-Хайвей - дорога к северу от набережной Уоппинг. В 17-18 веках - центр занятия проституцией, изобилующий тавернами и домами терпимости, особенно популярное среди моряков
Дамарис Пейдж - знаменитая сводня для моряков середины 17 века;  содержательница двух борделей: одного, для простых матросов, - на Ратклифф-Хайвей, другого, на Розмари-Лейн - для флотских офицеров.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-22 16:02:55)

+1

23

- Ты услышал только про чету де Сильва? - так же сухо ответил Марлоу. - Это все, что тебя беспокоит? Не стоит волноваться. Я прекрасно знаю, как очаровать даму, так что оставь это мне и займись губернатором. Мужчин очаровывать и заставлять тебе верить ты умеешь прекрасно. Я далеко не наивный юнец, а тоже ведь поверил тебе! Но если я очарую сеньору и ее супруга, они захотят, чтобы я остался. Ты готов принести меня в жертву ради ремонта "Альбатроса"? Хорошо. Я тебе кое-что задолжал за неделю счастья на борту "Альбатроса", когда я заблуждался и считал, что для такого, как я, возможно счастье. Пусть будет так.
Марлоу уселся на раскрытое окно и припомнил одну из песенок, которых слышал в свое время немало, и замурлыкал ее, не глядя на Монтагю:

For one long month I rode him hard
And we say so, and we hope so
For one long month we all rode him hard.
Oh, poor old horse.
But now your month is up, old Turk
And we say so, and we hope so
Get up, you swine, and look for work
Oh, poor old horse.
Get up you swine and look for graft
And we say so, and we hope so
While we lays on and drags ye aft
Oh, poor old horse.
He's as dead as a nail in the lamp-room door
And we say so, and we hope so
And he won't come worring us no more
Oh, poor old horse.

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-22 16:48:51)

+1

24

- Глядя на эту картину и слушая ваше пение, забываешь, что находишься не в старой доброй Англии, а в португальской колонии, - сказал Монтагю, усаживаясь на другой край подоконника. - Детство вспомнилось, знаете ли. Тот, кого я называл своим отцом, промышлял контрабандой. Дома появлялся редко, примерно раз в полгода. Но  когда появлялся, нам с матерью хотелось, чтобы убрался поскорее обратно на свою посудину...Чаще доставалось матери, чем мне - пока я не подрос и не начал огрызаться и пытаться дать сдачи.
Монтагю замолчал и прижал к себе  замотанную полотенцем руку, как будто вспомнив колотушки отца.
- Однажды, когда он очередной раз собрался поучить уму-разуму свою жену, - продолжил он, - Я подкрался сзади и огрел его поленом так, что он пролежал без сознания около часа и матушка уже собиралась звать священника. Однако голова у старика была крепкой, а самое смешное, что после этого случая он больше пальцем не тронул ни меня, ни свою жену. А как поднялся на ноги, ушёл со двора и вернулся, ведя в поводу шотландского пони - старого, слепого на один глаз и шелудивого...Сказал, что это подарок мне, и что из меня выйдет толк - стану боцманом, а то и первым помощником...И как же я его любил в этот момент!
Монтагю протянул здоровую руку и положил её на плечо Ричарда.
- Мы с тобой очень разные, Дик, но Судьба поставила нас в одну упряжку и теперь погоняет. Но если ты будешь тянуть в другую сторону, как сегодня, ничего хорошего из этого не выйдет.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-22 18:15:01)

+1

25

Ричард вздрогнул от прикосновения. Слабо улыбнулся.
- Из тебя вышел толк. - Он посмотрел снова на овечек. - Мой отец был солдатом. Воевал... и первое, чему научил меня - это молчать и не плакать, когда тебя за что-то дерут. А после встать и поблагодарить за науку. Он всегда говорил, что из меня толку не выйдет, что я весь в покойницу-мать... Если бы он не помер, когда мне было одиннадцать, он бы, наверное, убил меня собственными руками, чтоб я не позорил честь семьи.
Марлоу замолчал, губы на мгновение дрогнули, он чуть наклонился, будто через силу, затем еще... пока не ткнулся лбом в плечо Мак-Вильямса.
- Скажи, в какую сторону мне тянуть, чтобы ты меня не оставил?

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-22 19:39:01)

+1

26

Монтагю неловко похлопал Ричарда по спине перевязанной рукой и оглянулся на дверь: его не оставляло подозрение, что слуга, не имея возможности понять услышанное, подглядывает за англичанами в замочную скважину.
-Все мы время от времени совершаем ошибки, я не исключение, - миролюбиво сказал он, отстраняясь. - Но поскольку всё, что касается Вест-Индий, для тебя внове, прислушивайся к моим советам не только на корабле, но и на суше.  Перед тем, как мы покинули "Альбатрос" на губернаторской шлюпке, я приказал Заку с наступлением сумерек отправить один из вельботов к берегу и ждать нашего возвращения. Уверен, что ты без труда отыщешь его в гавани, поэтому сейчас, не дожидаясь окончания обеда, возвращайся на корабль: благовидный предлог, объясняющий то, что ты ушёл, не попрощавшись, я придумаю. Я же покуда договорюсь с губернатором о покупке на острове провизии и  всего необходимого, что понадобится нам для ремонта. И ещё раз хорошенько подумай, действительно ли тебе по сердцу морское житьё-бытьё.

Отредактировано Монтагю Мак-Вильямс (2016-04-23 17:09:13)

+1

27

- Ты не хочешь, чтобы я остался и помог развлечь сеньору? - Марлоу поднялся с подоконника. - Я уверен, Монти. Морское житье-бытье не хуже других, а что тяжелое - ну что ж... - он улыбнулся и пошел к дверям. - У тебя есть книги по морскому делу? Мне надо будет многому научиться - если ты позволишь воспользоваться твоими книгами, конечно.
Уже отойдя к двери, Марлоу обернулся. Отчего-то хотелось летать, хоть Монтагю ничего ему не обещал. Нет, не "отчего-то" - просто появилась надежда, глупая надежда на что-то, во что было страшно снова поверить.
- Я могу дождаться тебя на вельботе? Тебе ведь тоже потребуется вернуться, и вдруг это случится раньше, чем я успею добраться до "Альбатроса" и отослать вельбот обратно...

+1

28

-Делай всё, что тебе заблагорассудится, только не пиши больше скверных стихов на французском, - вот этого я точно не вынесу.
Посмеиваясь, Монтагю подошёл к поэту и дружески приобнял его за плечи:
-Увидимся вечером, мой кумир, - нам предстоит разгрузка судна, а заночевать, судя по всему, придётся на берегу. Благо дело, ночи здесь тёплые.Если всё же сразу отправишься на "Альбатрос", разрешаю тебе порыться в моей походной библиотеке, - но постарайся не заснуть над "Навигацией" Мура или "Преимуществами знания основ и правил мореплавания". Впрочем, если и вздемнёшь часок-другой - это пойдёт тебе только на пользу.
Он отворил дверь и вышел первым.

+1

29

Плечи еще ощущали дружеское объятие и шутливое "мой кумир" еще звучало в ушах, хотя дверь за Монтагю давно закрылась. Не писать плохих стихов на французском? Ну что ж, не такая большая цена. Он не станет писать стихов на французском вообще - как знать, хорошие стихи получились или плохие? Лучше не рисковать... Марлоу засмеялся. Мак-Вильямс сделал невозможное - приручил его.
Покинув гостеприимный дом губернатора, Марлоу добрался до берега и без труда разыскал вельбот с "Альбатроса", возле которого с комфортом расположился могучий боцман: собственно, именно увидев Зака, Марлоу и опознал вельбот. Торопиться на борт не было смысла. "Навигация" никуда не убежит от него.
Усевшись рядом с Заком, Ричард закрыл глаза. Вздремнуть было не такой уж плохой мыслью. Сейчас он вздремнет час-другой, а когда вернется Монтагю, будет полон сил. Именно так. Или...
- Мистер Уайт, объясните мне про паруса...
Если отныне его судьба связана с морем и кораблем, он будет знать о море, корабле и навигации все.

Эпизод завершен

Отредактировано Ричард Марлоу (2016-04-27 20:09:23)

0


Вы здесь » Нассау » Старый Свет » Какой такой павлин мавлин... Не видишь? Мы кушаем...